Современная электронная библиотека ModernLib.Net

Екатерина Вторая и Г. А. Потемкин. Личная переписка (1769-1791)

ModernLib.Net / История / Вторая Екатерина / Екатерина Вторая и Г. А. Потемкин. Личная переписка (1769-1791) - Чтение (стр. 15)
Автор: Вторая Екатерина
Жанр: История

 

Загрузка...

 


Всекрайне меня обезпокоивает твоя болезнь. Я ведаю, как ты не умеешь быть болен и что во время выздоровления никак не бережешься. Только зделай милость, вспомни в нынешнем случае, что здоровье твое в себе какую важность заключает: благо Империи и мою славу добрую. Поберегись, ради самого Бога, не пусти мою прозьбу мимо ушей. Важнейшее предприятие в свете без тебя оборотится ни во что. Не токмо чтоб осудить, я хвалю тебя, что в Кременчуг переехал, но сие не должно было делать в самую опасность болезни. Я ужаснулась, как услышала, что ты в таком состоянии переехал триста верст.
      Саша благодарит за поклон, не пишет, чтоб излишним чтением не обременить больного 2.
      Вести о продолжении прилипчивых болезней херсонских не радостные. Много ли тамо умерло ими? Отпиши, пожалуй, и нет ли ее между посланными матрозами и работниками. По причине продолжения оной едва ли поход мой весною сбыться может 3.
      Прощай, друг мой любезный, молю Бога, да укрепит твое здоровье.
      Сен[тября] 17 ч., 1783 года. Из Петербурга
      В коронацию мою белый клобук дам одному Новгородскому Архиерею, буде от тебя не получу письма прежде 4.
 

682. Г.А. Потемкин – Екатерине II

 

Всемилостивейшая Государыня!

 
      В крайнем изнеможении от жестокой и продолжительной болезни моей, не в состоянии будучи сам писать к Вашему Императорскому Величеству, должен я сие заимствовать. Я осмелился, Всемилостивейшая Государыня, искать убежища от страданий моих, коего не нашел я в Кременчуге, наполненном лихорадками. Я спешу удалиться оттуда, но болезнь моя остановляет меня ежечасно. Едва в неделю довезли меня до Нежина, и здесь принужден я несколько дней остаться, чтоб собрать остатки ослабевших сил своих и укрепиться на дальнейший путь, которого я уже продолжать не мог. Не знаю, Всемилостивейшая Государыня, чем кончатся мучения мои, но между тем все дела и войски, Всевысочайше мне вверенные, так распоряжены, что не учинил я и не учиню никакого по оным упущения и коль скоро получу облегчение, то и на службе Вашего Императорского Величества.
      Хан Шагин-Гирей, пользуясь влиянием своим в ордах, продолжает приклонять ногайцев к своим видам и не подает ни малой надежды ехать в Россию, отзываясь между прочим, что находится он и теперь в границах Российских 1. Он требует отправления курьера своего в Петербург, но как сею пересылкою старается выиграть время, то я и приказал ему сказать, что курьера того может он отправить по прибытии своем внутрь Российских пределов. Недавно, призвав к себе находящегося при нем приставом подполковника Рахманова 2, отзывался он ему, что хочет писать о состоянии своем в Константинополь, к находящимся тамо иностранным министрам, но послано от меня к господину Генерал-Порутчику и Кавалеру Суворову предписание о высылке его из Тамани внутрь Империи 3Вашего Императорского Величества. Надеюсь я вскоре кончить все его затеи.
      Вашего Императорского Величества
      верновсеподданнейший раб
      Князь Потемкин
      Сентября 23 дня 1783 года. Нежин
 

683. Г.А. Потемкин – Екатерине II

 

Всемилостивейшая Государыня!

 
      Построенный в Херсоне корабль, имянуемый "Слава Екатерины", о шестидесяти шести пушках, сего месяца 16-го дня благополучно спущен на воду, о чем всеподданнейше донося Вашему Императорскому Величеству, прилагаю я теперь всемерное старание о скорейшем выведении оного в море.
      Вашего Императорского Величества
      верноподданнейший раб
      Князь Потемкин
      Сентября 23 дня 1783 году. Нежин
 

684. Екатерина II – Г.А. Потемкину

 
      Сент[ября] 26 ч., 1783 г. Из С[анкт]-Петер[бурга]
      С днем имянин твоих, любезный друг, сим я тебя поздравляю и от всего сердца желаю слышать наискорее о твоем совершенном выздоровлении. Последнее полученное от тебя письмо было от 8 сентября 1, следовательно, сегодня 18 ден, как об тебе ничего не знаю, ни о состоянии Крымской и Херсонской язвы. Здесь ее описывают свирепствующей, наипаче между корпусами твоими и Репнина, но как от тебя и от Репнина ничего о том не имею, то почитаю те вести увеличенными. Однако о сем грущу.
      Увидишь из сообщенных бумаг твердый ответ Цесарского двора Французскому 2. Теперь ожидаю с час на час объявления войны по интригам французов и пруссаков. Adieu, mon cher Ami, portes-Vous bien. Саша тебе кланяется.
 

685. Екатерина II – Г.А. Потемкину

 
      Из Петербурга. Сент[ября] 28, 1783 г.
      Сейчас получила я твои письмы, любезный мой друг, из Нежина от 23 числа, кои меня все крайне отревожили 1, ибо вместо того, что думала, что тебе есть легче, вижу я, что ты слабее пуще прежнего. Бога прошу, да сохранить дни твои и даст тебе силы душевные и телесные. Мне чрезвычайно печально твое состояние. Je serais dans des inquietudes mortelles si Vous me laissies longtems sans nouvelles. Adieu, mon cher Ami, portes-Vous bien, quand Vous Vous porteres bien, tout le reste ira {Я буду в страшном беспокойстве, если долго оставите меня без вестей [о себе]. Прощайте, мой дорогой друг, будьте здоровы. Когда вы будете здоровы, все пойдет хорошо (фр).}.
      Ничему так не дивлюсь, как в крайней болезни скачешь. Тем болезни умножаешь. Больному покой нужен.
 

686. Екатерина II – Г.А. Потемкину

 
      Из Петер[бурга]. Октября 3 ч., 1783
      Письмо твое от 27 сентября из Нежина, любезный мой друг, тем наипаче мне нужно было, что в крайней печали погружена была по причине опасного состояния твоей болезни. Мои безпокойства, однако, инако не пройдут, как тогда, когда узнаю о совершенном твоем выздоровлении. Дай Боже скорее о том узнать. Много в том сам можешь способствовать en soignant Votre convalescence {Заботясь о своем выздоровлении (фр.).}.
      Мне пришло на ум, естьли Шагин-Гирей еще шалить станет, то приводить ему на память, что Портою смененные ханы по двести тысяч пенсии никогда не получали 2.
      Французы посылают Шуазеля Гуфиер послом в Цареград. Это тот, который "Вояж питореск де ла Грек" выдал и к оному предисловие, где предлагает из Греции составить республику.
      Je crois que Vous connoisses cela, si non je Vous prie de lire la preface dans le livre; il est fort anime contre nous et decrit notre guerre avec les Turks avec la plus grande animosite {Я думаю, вы это знаете; если нет, то прошу вас прочитать предисловие в этой книге, он очень раздражен против нас и с отъявленной враждебностью описывает нашу войну против турок (фр.).}.
      Прощай, мой любезный друг, Бога молю, да возстановит твое здоровье, мне столь нужное, скорее.
 

687. Екатерина II – Г.А. Потемкину

 
      Октября 16 ч., 1783
      Письмы твои, любезный мой друг, от 6 и 7 сего месяца я получила 1, и хотя ты меня уверяешь, что тебе есть луче, но мое безпокойство продолжается и продолжаться будет, дондеже узнаю, что ты совсем оправился, понеже знаю, каков ты, когда болен. На меня же – черный год: на сей неделе умер Фельд[маршал] Кн[язь] Алек[сандр] Мих[айлович] Голицын, и мне кажется, кто Рожерсону ни попадется в руки, тот уже мертвый человек.
      Слышу я, что Соммерса нет с тобою, и то меня безпокоит. Дай Боже, чтоб ты скорее выздоровел и сюда возвратился. Ей, ей, я без тебя, как без рук весьма часто. Паче всего, зделай милость – побереги себя. О делах не пишу, увидишь из сообщений и из прочих моих писем. Кажется, в течение зимы по Крымским делам мир или война решится. Adieu, mon Ami, опасаюсь долгим чтением тебя обезпокоивать.
      Принц Вирт[ембергский] к тестю писал, что он одну часть Херсона от язвы охранил, а другую не мог, но он с корпусом своим в числе 28 000 в целости остался. C'est a Vous d'apprecier la verite du fait, du moins cela peut-il Vous faire une idee de l'homme {Вам оценить справедливость факта. По крайней мере, это даст вам понятие о человеке (фр.).}.
      К сестре же и к жене он о сем не писал.
 

688. Екатерина II – Г.А. Потемкину

 
      Из Петерб[урга]. Октяб[ря] 19 ч., 1783
      Сего утра получила я твое письмо, любезный мой друг, от 13 сего месяца 1. Богу благодарение за то приношу, что ты выздоровляешь. Не могу тебе описать, в каком я была безпокойстве до сегодняшнего дня по причине тяжкой твоей болезни. Знатно и Фельд[маршал] Румянцев оной испуган был, ибо пишет ко мне, что по причине настоящего кризиса о мире или войне надлежит наивящще все иметь в готовности 2для снабдения войск чрез зиму всем потребным, и просит меня, чтоб я ему наставление давала и сообщить приказала известие и о корпусах Кубанских и прочих, кои вступить могут или будут в его команде по объявлению войны. Касательно снабдения войск всем потребным чрез зиму, я надеюсь, что места и люди, коим оное вверено, не упустят время приличного к тому. Надеюсь, что ты, мой друг, понудишь кого надлежит, а касательно расположения корпусов, кажется, Его Сия[тельству] заботиться также излишне, ибо слышу, что нужное ему и от тебя сообщается.
      Вадковский, под[полковник] Семе[новский] на сих днях умер, и в Сенате, паки по департаментам, пусто становится, ибо и больных по городу много. Не знаю, за кого взяться: армейских требовать не сметь; по губерниям – или молоды, или трогать не сметь же. Заглянула в придворных, прошу смотреть, кому по старшинству следует в Тайные Советники, право, тут выбрать немного. Знаю, что в Сенате иногда bouche-trous {затычки (фр.).} с имянами быть могут, но признаюсь, что дельных людей луче бы хотела. Буде кого знаешь, скажи мне. Adieu, mon cher Ami, portes-Vous bien.
      Саша кланяется.
 

689. Г.А. Потемкин – Екатерине II

 
      Матушка Государыня! Я час от часу благодаря Бога лутче теперь. Выезжаю из Чернигова в Кричев и, тамо совсем оправясь, поеду к моей матушке родной на малое время. От турков никакого движения на границах не видать. Прости меня, кормилица.
      Твой вернейший раб
      Князь Потемкин
      Александру Дмитричу кланяюсь.
      Октября 22 дня 1783 году. Чернигов.
 

690. Екатерина II – Г.А. Потемкину

 
      [1783]
      Si Vous voules envoyer Votre Adjoint au moins faut-il dire avec quoi {Если вы хотите послать своего помощника, то, по крайней мере, надо сказать, с чем (фр.).}. Никто проворнее Самойловича 1из лекарей не поскачет. И естьли Вы сие апробуете, то только что запечатать осталось приложенные письмы.
 

691. Екатерина II – Г.А. Потемкину

 
      [1783]
      Прикажи узнать заподлинно о Таманской язве – сколь с одной стороны для действительной от оной предосторожности, как с другой, чтоб татары, распуская слух о язве в Тамане, слухом тем отдаляя наших ездоков, не приняли турков вооруженных в Тамане.
 

692. Екатерина II – Г.А. Потемкину

 
      [1783]
      Сия пиеса ходит здесь и на Москве и, сказывают, Степанам Ржевским 1сочинена была. Нового, кажется, тут нет, окроме жалобы на меня, что заслуженные, то есть он, не пущен за кавалергарды 2, да другая строфа на моих адъютантов.
 

693. Екатерина II – Г.А. Потемкину

 
      [1783]
      Вице-полковника Уварова 1, как заслуженного человека, я охотно зделаю флигель-адъютантом. Буксгевдена тоже, понеже знаю его. От прочих отрицаюсь.
 

1784

 

694. Г.А. Потемкин – Екатерине II

 
      [Начало 1784]
      Хотя в рапортициях и назначены новые войски, но я об них готовлю подробное описание с показанием пользы и економии.
      К швецкой стороне назначен один полк башкир. Небезполезно бы было несколько нарядить калмык и вызвать также волонтеров черкесе.
      Действие флота много поспешествовать может, то и нужно сему быть в знатном числе. Назнача на все стороны войски, я кратко упомянул о их определении. Большой же операции план представлю естли повелено будет.
 

695. Г.А. Потемкин – Екатерине II

 
      [Начало 1784]
      Весьма, матушка, хороши и достаточны предписания. Я одно только желал бы напомнить, чтоб в учении языков греческий поставлен был главнейшим, ибо он основанием других. Невероятно, сколь много в оном приобретут знаний и нежного вкуса сверх множества писателей, которые в переводах искажены не столько переводчиками, как слабостию других языков. Язык сей имеет армонию приятнейшую и в составлении слов множество игры мыслей; слова технические наук и художеств означают существо самой вещи, которые приняты во все языки.
      Где Вы поставили чтение Евангелия, соображая с латынским, язык тут греческий пристойнее, ибо на нем оригинально сие писано.
      Р_у_к_о_й_ Е_к_а_т_е_р_и_н_ы II: Переправь по сему.
 

696. Екатерина II – Г.А. Потемкину

 
      [1784]
      Grace a Votre beau livre, la Chronologie de mon Histoire de Russie ou plutot des mes Memoires sur la Russie va devenir la partie la plus brillante. Grandissime merci {По вашей милости хронология моей "Истории России", или, лучше сказать, моих воспоминаний о России, становится самой блестящей частью. Превеличайшее спасибо (фр.).}
 

697. Г.А. Потемкин – Екатерине II

 
      [Начало 1784]
      Исполняя Высочайшее повеление о составлении армий на разные пункты предполагаемые, имел уже я честь представить росписании: Армии обсервационной против Прусского Короля, Армии против Порты, Армии против Швеции.
      Как таковые ополчения Ваше Императорское Величество предполагать изволите противу демонстраций, неминуемо быть долженствуемых от Прусского Короля в препятствии Цесарю, от французов к озабочиванию нас турками и шведами, то и долженствует армия Вашего Императорского Величества против Прусского Короля быть обсервационная, стоящая всегда на готовой ноге – отвлечь его силы, естьли б он действительно пошел в земли австрийские, убегая [как можно] давать баталии, ибо с ним они кровопролитны и весьма убыточны. А пользоваться поисками конных войск, паче же употребляя казаков, которыми, изноровя время, удобно в тылу их армии срывать конвои, а паче естьли удастся, отрезать пекарен хлебных, то сим новым ударом в один день разрушить армию можно. От начальника будет зависеть пользоваться случаем и наносить вред после больших сражений с Цесарскими войсками, где пруссаки хотя б и победителями остались, но уже против свежих войск почти полубитыми должны считаться. Превосходством легких Вашего Величества войск такие можно делать извороты, что транспорты его будут безнадежны или принудят его прикрывать их большими отрядами, а чрез то отнимется скорость его движения, что прежде главною было его силою. Сказав генерально об операции против сего Государя, присовокуплю мое усерднейшее разсуждение: сколько обстоятельства позволяют догадываться, то почти неможно верить, чтоб Прусский Король вошел в действительную войну, ибо его дела – как бы действующего оборонительно против сильнейшего неприятеля, где наступательные оказательствы для того внушаются, чтоб только скрыть прямую слабость. При старости ж своих лет не пожелает ли он лутче уснуть на приобретенных лаврах, нежели пожертвовать ими. Он испытыл, что его войски не так страшны, а цесарские не столь слабы, как прежде. Генералы его состарились с ним, а офицеры и солдаты потеряли тот фанатизм, какой к нему имели. Естьли ж еще Ваше Императорское Величество при размене земель прикажете по министерству зделать ему дружественные выражения, что Вы в справедливых причинах всегда своим друзьям спомоществуете и как ему в последнее время то доказали, так и Императору поставляете помочь, наипаче в деле ненаносящем никому предосуждения и зависящем единственно от обоюдного согласия, и что по сему свято наблюдаемому Вами правилу и он в подобных случаях может ожидать добрых услуг. Приласкан будучи таким образом, мне кажется, не дойдут дела до крайности.
      Против Швеции при малейшей демонстрации с их стороны объявить должно войну. Назначенный корпус к переходу за Кюмень заранее должен стать наготове. Датчане не должны остаться нейтральными. Сими озаботив шведов, удержим большую часть сил их на границах норвежских, а тогда Финляндия без труда достанется в руки. Флоты наш и дацкий на море шведов конечно не найдут; то, посадя войски, должно устремиться прямо на военный их порт. Во что бы то ни стало изтребить их флот за один раз и, следовательно, навеки.
      Действия войск Вашего Императорского Величества против Порты Оттоманской по натуре своей все в славу и пользу Вашу. Тут ревность и усердие командующего погонит успехи скорым шагом. Мы испытали турецкую силу, а потому и знаем, чего убегать и как поражать их. Искать в поле и, разбив, не давать оправляться. Войско их не останавливается, следовательно, простирая успехи, впереди не найдем препон. Сильны турки защищаться в укреплениях, для того не должно брать крепостей штурмами, тем паче, что положение их большею частию таковое, что сами упасть должны. Днестровские крепости первым движением отрезаны от сил своих будут. Поморские от Очакова до Измаила, в мертвом углу лежащие, не могут быть подкрепляемы.
      Движение Кавказского корпуса по занятии Дербента прострется за Ериван к границам Оттоманским. Турки, увидя себя в Европе и Азии атакованными, не узнают, куда итти на помочь. Непослушания, грабежи и целых провинций возмущения необходимо последуют. Сборы государственные доходить в свои места не будут. Молдавия и Валахия прибавят войск знатное число, ибо я, не имев ни способов, ни денег, имел более трех тысяч при своем корпусе, а под конец провинции Сорока, Кишенев и Лапушня все ко мне записались. Обе земли наверно по двадцати тысяч войска конного прибавят.
      Силы наши в сей стороне на первый раз туда долженствуют умножены быть, куда потянется неприятель. И всячески стараться должно скорее разбить их в поле. Я полагаю наверно сбор их в Бессарабии у Измаила, а потому и движение главное наше от Буга будет. Очаков во-первых схватить должно, а как осадная артиллерия уже вся в Херсоне, то и сборы недолго займут. Цесарцам в содействие нам довольно употребить тридцать тысяч, которая армия разположиться может против Боснии и тем удержать те народы обратиться к нам. Корпус от пяти до шести тысяч в Трансильвании, и, заняв за Фокшанами между гор узкую долину, называемую Лунка маре, будут властны по удобности входить в Валахию для вреда проходящим туркам к Хотину, безо всякой опасности быть отрезанными. Нет способа описать всех выгод, какие ревностная преданность в командующем изобрести может. Сокращаюсь одним донесением, что конницы чем больше, то лутче. Движения должны быть как можно стремительны и что тут Божия помощь видима.
 

698. Екатерина II – Г.А. Потемкину

 
      [2 февраля 1784]
      Я сей час подписала все касательно Тавриды, только прошу тебя не терять из вида умножения доходов той области и губернии Екатеринославской, дабы оплачивали издержки, на них употребленные.
 

699. Г.А. Потемкин – Екатерине II

 
      [До 27 февраля 1784]
      В Екатеринославской губернии находятся раскольники, вышедшие из заграницы, которые требуют позволения иметь церкви в следствие обещания, данного всем приходящим в Россию свободно пользоваться отправлением службы Божией по их закону.
      Наконец, подали с некоторым присоединением к церкви, что здесь и прилагается. Пользуясь таковым способом, не угодно ли будет Высочайшей воле назначить им селиться на степи крымской, дав Епископа той стране, к которому и их, и стародубовских привязать, также и белорусских, и сему повелеть мне с Новогородским Архиереем для поднесения Вашему Императорскому Величеству составить проект.
 

700. Екатерина II – Г.А. Потемкину

 
      [До 6 марта 1784]
      Я тебя прошу полный проект о сей монете прежде битья представить и дать на уважение Сената, дабы оный соображен был с законом 1762 или третьего года и тем оный проект признан был за непротивный Государственному правилу о единстве монет. Чрез то снимешь навек у людей способ врать и лихо истолковать оный.
 

701. Г.А. Потемкин – Екатерине II

 
      [До 11 марта 1784]
      В силу Высочайшего Вашего Императорского Величества повеления, нам с Преосвященным Гавриилом Митрополитом данного, о приискании способов к удовлетворению старообрядцев, живущих в Белоруссии, Малой России и Екатеринославском наместничестве, соображая все обстоятельства, мы находим лутчим способом поручить их Архиерею, которого Епархия будет в Херсоне Таврическом, а между тем, когда угодно будет Высочайшей воле, чтоб повелеть Митрополиту Новогородскому отписать к Архиереям Белорусскому и Славянскому, чтоб помянутым старообрядцам священников давать и по старым обрядам службу отправлять дозволить. Когда же дастся Архиерей в Тавриду, тогда о сих народах подробно предпишется.
 

702. Екатерина II – Г.А. Потемкину

 
      [До 11 марта 1784]
      Я рассуждаю, что, конфирмовав сей доклад, подам повод ко многим подобным от раскольников прошениям, из чего родиться может Церкви нашей неприятное: иногда раскольникам род привилегии таковой, что раскольники, всегда избегая местных Архиереев установленной власти, захотят быть у избранных ими Архиереев, чего тогда избегнуть инако не можно будет, как разве подчинив все раскольники в России единому Архиерею, чрез что войти могут в состояние прочих в России христианских исповеданий, кои не нашей веры. Сей пункт поныне всегда избегаем был с ними, и по сю пору о сем никто, а наипаче духовный чин слышать не хотел. И для того советую без всякой огласки и без формального установления, чтоб посредством Вашим Архиерей Херсонский и Московский между собою зделали так, чтоб овцы были целы, а волки сыты. О делах же Церкви едва ли и прилично установлять что-либо, минуя Синод.
 

703. Екатерина II – Г.А. Потемкину

 
      Князюшка дружок сердечный, сие пишу к тебе единственно для того, чтоб тебе сказать, что я здорова, и спросить, каков ты находишься в дороге? Впрочем пребываю как всегда с крайним доброжелательством. Прощай, мой друг. Будь здоров.
      Екатерина
      Мар[та] 13 ч., 1784 г.
 

704. Екатерина II – Г.А. Потемкину

 
      Вот второе письмо. Будь здоров, о том я тебя весьма прошу. Я здорова. Прощай, Бог с тобою.
      Марта 14 ч., 1784 году
 
      Известия из Молдавии гласят, что молдаване завидуют состоянию Тавриды и что запорожцы беглые просятся паки к нам, такожде и вышедшие из Крыма татары назад идут 1, а Цесарь окончил хлопоты свои торговые с турками 2, одержал выгоды почти те же, что и мы. Саша мне сказал, что Катя отъезжает 3. И так начертила я сию хартию тем же пером, которым подписала сего утра похвальную грамоту Князя Потемкина 4.
 

705. Екатерина II – Г.А. Потемкину

 
      Апр[еля] 15 ч., 1784
      Друг мой сердечный, твое письмо из Дубровны от 5 сего месяца я получила 1. Хотя я все праздники выстояла, но, однако, я здорова, а за твои поздравления тебя благодарю и равномерно с прошедшим поздравляю, буде в прошедших письмах о том не упомянуто мною.
      Скажи ты мне, друг мой, начисто: буде думаешь, что за язвою или другими препятствами в будущем году в Херсоне побывать мне не удастся, могу тогда ехать до Киева? Путче, чтоб Бальмен тебя ждал на месте, только, пожалуй, сам не давайся в опасности. Ты знаешь, каковы мне твои болезни.
      У нас погода была прекрасная и самая теплая от половины марта, а теперь ненастлива по вскрытии реки.
      Что персидские дела плавно идут, тому радуюсь 2.
      В городе слух носится, будто в лейб-грена[дерском] полку ни копейки денег нет и будто полк так обеднел, что одной суммою затыкивают другую и перебивается с день ото дня.
      Прощай, мой друг, Бог с тобою, будь здоров и весел.
      Саша кланяется.
 

706. Екатерина II – Г.А. Потемкину

 
      Из Села Царского. Апреля 25 ч., 1784
      Носится слух по здешнему народу, будто язва в Херсоне попрежнему свирепствует и будто пожрала большую часть адмиралтейских работников. Зделай милость, друг мой сердечный, приймись сильной рукой за истребление херсонской язвы. Употребляй взятые меры при московском нещастии. Они столь действительны были, что от сентября по декабрь истребили смертоносную болезнь. Прикажи Херсон расписать на части, части на кварталы; к каждому кварталу приставь надзирателей, кои за истребление язвы бы ответствовали. Одним словом, возьмись за дело то, как берешься за те дела, коим неослабный успех дать хочешь. Ты умеешь вить взяться за дело. Установи карантины и не упусти ни единой меры, кои к тому способствовать могут. Пиши, пожалуй, здоров ли ты сам? И для чего давно от тебя писем нет, а из губернии твоей репортов?
      Штат Тавриды я конфирмовала 1.
      Папский посол получил обещание, что вскоре наименован будет кардиналом 2. Кобенцель получил посольский кредитив. Adieu, mon cher Ami, portes-Vous bien et aimes-moi {Прощайте, мой дорогой друг, будьте здоровы и любите меня (фр.).}.
 

707. Екатерина II – Г.А. Потемкину

 
      Майя 5 ч., 1784
      За поздравление со днем рождения моего благодарствую тебя 1, друг мой сердечный. Я, слава Богу, здорова и желаю то же слышать и об тебе и чтоб повсюду болезни умалялись, а тебе советую не даваться ни в какую опасность, ибо для меня и для службы твое здоровье нужно. О походе будущего года буду ожидать, что скажешь, Господин Генерал-Фельдмаршал. Только знай, что жестоко прогневаюсь, буде вдашься в опасности тогда, когда можешь пресечь добрым одним порядком.
      Не бойся, дружок, не позабуду тебя. Нельзя ли Хана переманить на твердую землю? 2Adieu, mon Ami.
      Сашенька тебе кланяется и тебя любит, как душу, и часто весьма про тебя говорит.
 

708. Екатерина II – Г.А. Потемкину

 
      Майя 17 ч., 1784
      Письмо твое, друг мой сердечный, из Кременчуга я получила 1. Радуюсь, что местами язва пресеклась, и надеюсь, что добрыми твоими распоряжениями вовсе и в Херсоне пресечена будет. Из Англии и из Дании столь много и обстоятельных известий приходят о почти на сумасшествие похожих предприятиях Короля Шведского на Норвегию и самого города Копенгагена, что об оном, уже не оплошая, почти сумневаться не можно. Данию же ему атаковать не можно, чтоб с нами дело не иметь. И для того, дабы шалости его скорее унять, приказала я на десять тысяч пехоты и три тысячи конницы, да сорок орудий полевой артиллерии, заготовить генеральному штабу за Невою лагерное место, а провиантский [магазин] – в Финляндии – на то число провиант и фураж на целый год, а ты пришли сюда полка два или тысяч до двух казаков Донских.
      Датчане готовятся на всякий случай. Морского же вооружения будет столько, что всю Швецию раздавить можно, а имянно: пять кораблей, идущих из Ливорно, три от города Архангельского, да 7 из Кронштадта, а у датчан шесть будут в Зунде. Шведскому посланнику я сказать велела, что слухи таковые носятся и что хотя, кажется, вероятия не стоят, но чтоб оне знали, что на датчан наступать им неудобно, ибо союзники суть России.
      Ты видел, что и речи Короля Шведского с Марковым на то похожи были 2. Теперь посмотрим, выехавши из Франции, убавит ли дурачества или нет. Чаю, от турок помочи по своему прославленному союзному трактату, которым хвастается, немного ему ожидать.
      У нас стужи непрерывные и листы на березах не более серебряной копейки, а липа и дубы и не думают за листы приняться. Великая Княгиня опять беременна и думает в ноябре родить.
      Пусть строят в Смоленске суда, а как ехать – всегда о том расположить можно. Прощай, будь здоров. Приятно мне было слышать, что упражняешься и по земским делам 3. Несумнителен и успех, ибо когда прямо примешься, так уж пойдет, как по маслу. Adieu, mon Ami, je Vous aime beaucoup et avec raison {Прощайте, мой друг. Я вас очень люблю и есть за что (фр.).}.
 

709. Екатерина II – Г.А. Потемкину

 
      28 майя 1784
      Вчерашний день я получила письмо твое, друг мой сердечный, из Херсона 1. Пожалуй, побереги ты себя и не очень ходи по зараженным местам. Просим этим не чваниться. Приятно мне слышать было, что болезнь пресеклась в Кизикермене. Дай Боже то же узнать скорее и об Херсоне. Осторожности, которые ты взял, я надеюсь, достаточны будут на сей раз, но все осторожности нужны, чтоб паки не привезли или навезли. Кажется, письмы Ибрагим-хана гораздо вежливее писаны, нежели турецкие и иные персидские 2, когда до моих глаз дошли. Пожалуй, дай мне знать, кто он таков? и как учинился ханом? Молод ли или стар, силен ли или безсилен, и склонны ли персияне к нему? Что же до Шагин-Гирея надлежит, то, кажется, все теперь приведено в то положение, в котором желалось его видеть 3.
      Что у тебя ноги пухнут, о том я жалею, это знак слабости и противу этого лучее лекарство – купаться, буде у вас тамо не так холодно, как здесь, где только, только что листы стали казаться.
      Из Италии пишут, что и тамо первого числа майя по нашему штилю листов не было и шел снег.
      По известиям из Швеции вооружения продолжаются; посмотрим, дадут ли французы денег на завоевание Норвегии. В Шкании и прочих Свенских областях совершенный недостаток в хлебе. Adieu, mon bon et cher Ami. Будь уверен, что забыть тебя никак не могу, понеже верен мне и любезен.
      Александру Дми[триевичу] я кланялась от тебя, и он тебе кланяется же.
 

710. Г.А. Потемкин – Екатерине II

 

Всемилостивейшая Государыня!

 
      Имеретинский Царь Соломон 1минувшего апреля 23 дня совершил течение своей жизни. Пред самою кончиною, почувствовав приближение оной, в жестоком страдании своем призвал он духовенство и знатные чины и по совершении пред ними таинств покаяния и причащения сказал предстоящим, что умирает с должною верностию к Императорскому Российскому престолу и что назначает по себе преемником двоюродного брата своего Князя Давида 2. Привел он всех к клятве, чтоб после его смерти сохраняли они ненарушимую верность к России и чтоб, повергнувшись к Освященному Вашего Императорского Величества престолу, искали всемерно Высочайшего Вашего Величества покрова и противились врагам до крайности. С сими словами излетело последнее его дыхание.

  • Страницы:
    1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 38, 39, 40, 41, 42, 43, 44, 45, 46, 47, 48, 49, 50, 51, 52, 53, 54, 55, 56, 57, 58, 59, 60, 61, 62, 63, 64, 65, 66, 67, 68, 69, 70, 71, 72, 73, 74, 75, 76, 77, 78, 79, 80, 81, 82, 83, 84, 85