Современная электронная библиотека ModernLib.Net

Глобальный человейник

ModernLib.Net / Документальная проза / Зиновьев Александр Александрович / Глобальный человейник - Чтение (стр. 22)
Автор: Зиновьев Александр Александрович
Жанры: Документальная проза,
Критика,
Публицистика

 

Загрузка...

 


Хотя дискуссия ещё не закончилась и ещё не приняты соответствующие законы, стало очевидно, что сильнейшие империи планеты, из которых одна стала обладательницей человеческих душ, а другая — тел, обо всем договорились между собою и поделили сферы своих владений. Поистине прогресс человеческого разума неодолим!

В происходящей дискуссии остался незатронутым один вопрос, а именно — как наши мыслители представляют себе «подлинно человеческое бытие в самом возвышенном смысле» для десяти миллиардов человек? Я лично не могу вообразить большего кошмара, чем десять миллиардов пляшущих, поющих, сочиняющих стихи, пишущих романы и картины, делающих фильмы, произносящих речи, делающих научные открытия, занимающихся половыми излишествами к извращениями и т.д. и т.п. человеческих существ.

Вся наша история с середины XX века насыщена и перенасыщена такими гримасами прогресса нашей цивилизации. И нет им конца. История человечества вообще превратилась в сплошную глобальную гримасу.

Воспитательная беседа

Встречаюсь с Та, когда она на короткое время появляется в МЦ после выполнения каких-то заданий глобального масштаба. Конечно, она их выполняет не в одиночку, а как член огромной команды специалистов. Она сама меня разыскивает и выливает на меня все накопившиеся в её душе (если тут уместно слово «душа») помои. При этом она ощущает себя наставником, выполняющим свой гражданский долг в отношении идеологически незрелого и неустойчивого молодого сотрудника (как она меня представляет себе).

Т а: Операция «Кари» уже обошлась нам в несколько триллионов долов. А это — ещё только начало. Так что предстоит сокращение трат на социальные нужды населения. Ничего не поделаешь. Даром не даётся ничто.

А л: Я был в Подземном Западе. Он буквально забит бездомными. Мы тратим половину бюджета на военные нужды, хотя наша пропаганда давно объявила о наступлении вечного мира на планете. Неужели нельзя сократить военные расходы хотя бы на десятую долю и построить дешёвые жилища для этих несчастных?!

Т а: Как ты представляешь себе решение проблемы бездомных за счёт сокращения военных расходов?

А л: Очень просто: как инвестицию капиталов в жилищное строительство.

Т а: Если бы денежные знаки можно было есть, если бы из них можно было шить одежду и строить дома, то тогда действительно было бы очень просто решить проблемы голода, нищеты, бездомности. Но, увы, нам приходится иметь дело с объективными экономическими законами. Сократить военные расходы — значит кого-то уволить, кому-то сократить зарплату, закрыть какие-то предприятия и учреждения. А это означает сокращение покупательной способности населения и увеличение безработицы. Как следствие — сокращение каких-то других отраслей экономики и так далее. Одним словом, снижение деловой активности и обмена веществ в обществе. А что делать с «освободившимися» деньгами? Ты думаешь, положение в сфере строительства домов зависит от недостатка капиталов? Там избыток их! Новые инвестиции могут лишь усилить тенденцию к кризису. Короче говоря, в обществе устанавливаются определённые корреляции между его различными подразделениями. То, что предлагаешь ты, может лишь нарушить их. Ты думаешь, этот вариант не рассматривался соответствующими специалистами? Тут все не так-то просто. Как специалист по двадцатому веку ты должен знать, что прекращение «холодной войны» и сокращение военных расходов послужило одной из причин кризиса. Хорошо, что своевременно опомнились и не только остановили это опасное разоружение, но даже увеличили траты на вооружение.

А л: Выходит, по-твоему, проблема бездомных неразрешима?

Т а: И не только бездомных. Безработных тоже. И нищеты. И преступности. И болезней. И голода.

А л: По словам учёных, мы могли бы в изобилии снабдить искусственной пищей в два раза больше людей, чем общее число людей на планете. Половина человечества живёт в состоянии хронического голода. Почему мы не снабжаем их искусственной пищей? Умышленно?

Т а: Отчасти умышленно. Но не только поэтому. Если мы наладим производство искусственной пищи так, как предлагают некоторые учёные-идеалисты, наша экономика разрушится молниеносно. А с ней и вся система жизни. К тому же последствия для всего человечества были бы гибельными, если бы мы снабдили всех едой в изобилии. Люди расплодились бы так, что жизнь стала бы вообще невозможной. Мы и так способствовали перенаселению планеты, улучшив гигиенические условия, прекратив эпидемии, исключив бесчисленные войны между племенами и народами и сделав многое другое. За счёт голода мы ещё как-то сдерживаем гибельный прирост населения и поддерживаем относительный мировой порядок.

А л: Но ведь это настраивает против нас большинство человечества! Они же восставать будут!

Т а: Голодные редко бунтуют. Люди начинают всерьёз бунтовать, если они достигают некоторого минимума сытости.

А л: То, что ты говоришь, звучит… как бы выразиться, чтобы не обидеть тебя?..

Т а: Не бойся слов, говори прямо! Цинично? Твоя наивность меня поражает. Ты все понимаешь буквально. Мы находимся в самом мозгу человечества. Мы просто по положению и по роли своей обязаны отдавать себе полный отчёт в том, что происходит в мире. Мы будем преступниками, если будем давать волю своим умонастроениям и эмоциям. Наша цивилизация давно погибла бы, если бы дело решения мировых проблем попало в руки моралистов, гуманистов, попов, философов, идеологов. Не думай, будто мы злобные и глупые обманщики. Мы знаем реальное положение на планете до деталей, мы анализируем его, делаем свои выводы, выдвигаем свои проблемы и ищем их решение. Нам все-таки удалось остановить прирост населения, свести к минимуму миграционные процессы, исключить большие конфликты, угрожающие неконтролируемыми последствиями. Надо прежде всего по достоинству оценить то, что мы сумели сделать и делаем, и уж потом думать о том, что нам не удаётся.

И вообще, ты должен понять самую фундаментальную истину относительно нашего положения в мире и нашей роли в истории. Совершалась и совершается до сих пор чудовищная несправедливость, но не в отношении «угнетённых» («бедных») народов, а в отношении «угнетателей» («богатых»). Как жили эти «угнетённые» до нас и без нас?! Голод. Нищета. Зверства и тому подобное. Мы принесли им цивилизацию. Благодаря нам они уцелели, размножились, получили образование, гигиену… Потом они решили, будто их обделили, будто и они имеют право на все то, что имеем мы. И мы сами развили в них эту претензию. Мы сами способствовали «освободительным» движениям, «пробуждению самосознания». Мы теперь расплачиваемся за наши ошибки, за наше великодушие. С этим давно пора покончить, иначе эти «угнетённые» покончат с нами. Конечно, от этого они пострадают сами. Но что нам-то от этого?!

Гримасы прогресса

В футурологической книге одного из авторов XX века написано следующее. Замена органов человеческого тела достигнет в будущем такого совершенства, что будут заменять даже мозг и половые органы. Вот это будет мир! Миллионы стариков с могучими половыми органами и мозгами Ньютонов, Декартов, Паскалей, Наполеонов!.. Этот автор шутил. Но его предсказание осуществилось всерьёз. В теле человека не осталось ни одного органа, для которого не был бы изобретён искусственный заменитель или который нельзя было бы заменить органом, изъятым из других человеческих тел, за исключением головного мозга. Наконец добрались и до мозга. Научились заменять отдельные участки мозга и в конце концов весь мозг.

Возникла проблема: существует ли предел замены органов, до которого сохраняется идентитет личности, или нет? Сначала она обсуждалась как чисто теоретическая. Но скоро обнаружилась её практическая важность. Многие богатые люди могут теперь позволить себе почти что стопроцентную замену органов и вообще частей тела. Они живут до двухсот лет, утратив память о прошлом и не отдавая себе отчёта в том, кто они на самом деле. Можно ли их считать юридически полноценными личностями? Их наследники настаивают на том, что они утратили идентитет, и наследники имеют право на наследство. Аналогичные претензии заявляют партнёры по бизнесу. Возникла особая сфера права для решения таких проблем.

Настоящая буря поднялась, когда объявили, что у Номера Один заменили последний кусочек мозга, оставшийся от его первоначального тела. Так что все части его тела теперь на сто процентов заменены искусственными или частями других живых организмов. Теперь он может прожить ещё лет пятьдесят. Его наследники заявили, что это уже не Номер Один, и потребовали причитающиеся им доли наследства. Адвокаты Номера Один, однако, заявили, что согласно существующему законодательству идентичность Номера Один сохранена.

У нас в МЦ провели конференцию на тему об искусственном человеке. Ниже я хочу записать то, что я извлёк лично для себя из материалов конференции.

Искусственный человек

Надо различать две проблемы. Первая — проблема искусственного в природных людях. При этом естественным считается то в людях, что является результатом их биологической эволюции и передаётся по наследству с помощью биологического механизма воспроизводства рода. Искусственными считаются все те средства, изобретённые людьми и служащие для сохранения, усиления, восстановления и компенсации естественных свойств людей. Роль этих искусственных средств в жизни западоидов настолько огромна, что мы без них уже не можем существовать.

Возьмём для примера зубы. Мы — общество с великолепными, но искусственными зубами. Очень рано у молодых людей и даже у детей портятся их естественные зубы. У большинства западоидов уже к тридцати годам зубы искусственные частично или полностью. Считается, будто искусственные зубы лучше естественных, — красивее и не портятся. Потому даже те зубы, которые могли быть сохранены и вылечены, заменяются искусственными. А в интересах красивой улыбки беспощадно заменяются даже такие зубы, которые мало чем уступали искусственным.

Другой, ещё более характерный пример — ситуация с сексом. У большинства западоидов рано развивается сексуальная импотенция. Чтобы компенсировать её, разработаны всякого рода искусственные средства. Я уже говорил не раз на эту тему. Мы — общество людей с гипертрофированной, но искусственной сексуальностью.

Это все общеизвестные факты. Но я был ошеломлён выступлением одного учёного из ЕАС (на конференцию были приглашены крупнейшие специалисты из многих стран мира). Он привёл суммарные данные о положении со всеми важными органами, тканями, частями и функциями человеческого тела. Оказывается, что большинство западоидов во всех своих жизненных отправлениях уже не могут нормально жить и действовать без искусственных средств. И самое поразительное состоит в том, что это не столько биологическая необходимость, сколько социальное отношение. По крайней мере в семидесяти случаях из ста в принципе можно обойтись без искусственных средств. Но весь наш образ жизни организован так, что уклониться от использования искусственных средств могут лишь исключительные одиночки, если, конечно, не считать те слои населения, которые выпадают из нормальной жизни (нищие, бездомные и т.п.).

Вторая проблема — создание искусственных людей в целом.

Есть два пути создания сооружений или существ, имитирующих человека. Первый путь — создание роботов, способных выполнять интеллектуальные и двигательные функции людей. Результаты, достигнутые на этом пути, общеизвестны и несомненны. Роботы сейчас выполняют функции, для которых они изобретались, неизмеримо лучше людей. Второй путь сравнительно новый. В основе его лежит создание искусственных заменителей частей человеческого тела и пересадка частей тела от одних людей другим. Сейчас мы близки, к конечному результату этого пути: в человеке все его части постепенно могут быть заменены. Таким образом, остался последний шаг — собрать целого человека из заменителей частей тела и из частей тела других людей.

Возможно ли в принципе собрать такого «человека"? Да, возможно. Но зачем?! Чтобы продемонстрировать мощь нашей цивилизации? Подкрепить веру в безграничность научно-технического прогресса? А не перешли ли эта мощь и этот прогресс границы допустимого, ,не превратились ли они в преступление против человека и человечности?

Пусть мы научимся собирать таким путём новых «людей». Но будут ли они людьми на самом деле? Если их рассматривать изолированно, по отдельности — вроде бы да. Но именно этот подход к человеку ошибочен. Человек возник и существует как член объединения себе подобных. Чтобы доказать, что искусственно созданное существо есть человек, нужно создать достаточно большое число таких существ, предоставить их самим себе и посмотреть, способны ли они будут производить подобное себе потомство, способны ли они будут создавать устойчивое и преемственное социальное объединение. При этом они либо погибнут, либо выродятся в обычных людей, ибо искусственный механизм наследственности в принципе невозможен.

Второй из рассматриваемых путей, в отличие от первого, означает создание внутреннего «механизма», аналогичного таковому человека. Этот механизм служит человеку для того, чтобы думать, действовать и оставлять потомство. Роботы думают и действуют. Их «потомство» обеспечивается людьми путём их серийного производства. Мы, западоиды, сами встали на путь сближения с роботами не только в том смысле, что думаем и действуем подобно роботам, но и в том смысле, что производство потомства теряет для нас прежнее значение явления биологического. Происходит неумолимое сокращение числа западоидов и снижение их качеств как западоидов. Так, может быть, второй путь создания искусственных людей поможет компенсировать эту потерю? Ни в коем случае! Производство таких заменителей людей б больших масштабах просто невозможно. К тому же есть более дешёвый способ воспроизводства людей, а именно — выращивание человеческих зародышей в специальных приспособлениях, аналогичных утробе матери. Но сколько прошло лет с тех пор, как этот метод был изобретён, а он до сих пор не получил массового применения.

Остаются внутренние ощущения человеческого организма, не имеющие аналогов в структуре роботов. Но мы, западоиды, исключили все более или менее значительные неприятности, связанные с деятельностью внутренних органов. Тем самым мы исключили и все приятное, связанное с этим. Мы превратили секс в бездушную инженерию. Мы очистили наше сознание от всякой практически бесполезной рефлексии, объявив её болезнью примитивных народов вроде русских. Интеллектуальная деятельность перестала для нас быть самоцелью, она стала исключительно средством внешнего поведения. Так неужели заменители людей, изготовляемые из наших частей, будут лучше нас в этом отношении?!

Считается, будто сборка людей вторым путём является средством познания законов человеческого организма. Это глубочайшее заблуждение. Те законы, которые можно познать на этом пути, уже познаны, иначе мы не научились бы заменять части тела искусственными. Ничего нового тут просто нельзя открыть в силу самого метода открытия.

Кодекс идентитета

Конференция выработала проект Кодекса идентитета личности. В нем более пятисот статей. Среди них такие. Носителями идентитета личности являются клетки головного мозга. Любой участок мозга может выполнить эту роль. Клетки мозга другого человека, будучи пересажены в мозг данного человека, не делают последнего той личностью, у которой взяты пересаженные клетки. Пересаженные клетки могут стать носителями идентитета личности того, кому их пересадили, если в мозгу последнего сохраняется более пятидесяти процентов мозга. Выполняется это условие или нет, должна решить экспертиза, имеющая юридические полномочия.

Проект на пару дней завладел средствами массовой информации и вниманием граждан ЗС. На третий день о нем забыли. И Верховный Конгресс без всякого шума утвердил его в качестве закона. Номер Один ещё на несколько десятков лет остался главой крупнейшей в мире империи бизнеса.

Последнее право человека

Я выше рассказал об истории с пересадкой куска мозга гениального студента богатейшему западоиду (это был Номер Один). История на этом не закончилась. Будучи не в силах выносить своё положение и непреходящие головные боли, студент попросил, чтобы его умертвили, так как сам он был не способен покончить с собой. Но ему отказали в этом. Девушка, с которой он ранее сожительствовал, создала группку с целью добиться разрешения студенту на добровольную смерть. Информация об этой группе случайно просочилась в массмедиа. Это послужило толчком к возникновению движения за Последнее право человека.

Движение, по всей вероятности, заглохло бы, если бы не ряд обстоятельств. Денег, которые студент получил от Номера Один, хватило не надолго. Родственники отказались взять его на содержание. Возникла группа, которая объявила сбор средств для него по всему ЗС. Поскольку массмедиа отказались давать информацию о ситуации со студентом, возникли группы, взявшие эту функцию на себя. Они изготовляли миллионы листовок, нелегально проникали в общую информационную сеть, использовали частные сети. В дело оказались вовлечёнными судебные органы, полиция, Церковь. Разоблачили и предали суду несколько медицинских сестёр, которые из милосердия помогали престарелым и безнадёжно больным людям умереть. Их обвинили в убийстве и осудили на большие сроки. Возникло движение протеста против этого решения суда. Одновременно стало известно о преступной организации, которая умерщвляла больных и престарелых богатых людей за большие деньги, убеждая их в том, будто они обречены, но умирание затянется на несколько месяцев или лет и будет необычайно мучительным. Этих преступников оправдали якобы за недоказанностью обвинения. Возникло движение протеста против такого решения суда и с требованием осудить преступников по всей строгости закона. Все группы и движения такого рода влились в общее движение за Последнее право человека.

Это право получило название Последнего не потому, что все прочие права граждане ЗС уже получили (до этого ещё далеко!), а потому, что после использования его человеку уже никакие другие права не потребуются. Правда, появились противники такого убеждения, которые считают, что жизнь продолжается и после того, как она кончается. Они пытаются основать новое массовое движение за право жить после смерти. Их поддерживают влиятельные силы общества. Имеется специальный телевизионный канал «Жизнь после смерти». Выходит большое число книг на эту тему, выпускаются газеты и журналы. Так что у этого движения есть будущее. Но это будущее, как справедливо заметил наш ведущий философ (не помню его имени), находится в будущем, И пока право на добровольную смерть по своему усмотрению пользуется почётным правом считаться последним.

Участники движения за Последнее право человека — не нищие, не старики и не инвалиды, а в основном более или менее обеспеченные, молодые и здоровые люди. Нищие, старики и инвалиды редко жаждут добровольной смерти и кончают жизнь самоубийством. Они цепляются за жизнь. Ими владеет инстинктивный страх смерти. В это движение влились в основном люди, которые не столько жаждут смерти, сколько страшатся жизни.

Первое право человека

Первым правом человека до сих пор считалось право на жизнь. Никому не приходило в голову оспаривать это. Но в связи с Последним правом тут появились сомнения. Наши ведущие мыслители высказали идею, что праву на жизнь должно предшествовать право на зачатие. По всему ЗС прокатилась волна дискуссий на тему: каждый ли сперматозоид имеет право на превращение в развитое человеческое существо или нет? Дискуссии пошли на спад после того, как сообщили, что реализация права на жизнь для всех сперматозоидов, порождаемых лишь одним молодым и здоровым мужчиной за одну лишь ночь, привела бы к тому, что люди заполнили бы все пространство Солнечной системы и жизнь была бы невозможна вообще.

Потом своё решающее слово сказали гомосексуалисты. Их расплодилось столько и они приобрели такую власть в обществе (это — 30 процентов мужчин и 40 процентов женщин, имеющих право голоса!), что дискуссии немедленно прикрыли. Попытка специалистов по праву решить банальную, по их мнению, проблему путём разъяснения смысла употребляемых понятий, осталась без внимания как слишком заумная. А между тем именно тут заключалась простая суть дела: если человек имеет право на что-то, то из этого не следует, что он имеет это «что-то». Признавая за сперматозоидами право на жизнь, мы тем самым ещё не обязуемся давать им жизнь. К тому же сперматозоиды сами должны решать, превращаться им в развитые человеческие существа или нет. А приняв положительное решение, они должны согласовать его с женскими яйцеклетками, которым, очевидно, тоже надо давать какие-то права.

Мы и предки

Выше я уже упоминал об авторе XX века, который сделал множество шуточных предсказаний, сбывающихся с поразительной точностью. Жаль, имя этого автора навечно вычеркнуто из памяти человечества. Одно из его предсказаний касается замораживания покойников, мода на которое началась ещё в XX веке и достигла расцвета в последующие века. Упомянутый автор писал: «Будет открыт такой способ замораживания покойников, что их можно будет хранить сколько угодно долго, разморозить через много веков и оживить». Зачем? Ради прогресса и гуманизма, конечно. Через сто лет вся планета будет завалена гробами с замороженными миллионерами, кинозвёздами, спортсменами, певцами, политиками… Что будет твориться в мире, если их на самом деле разморозят?! Но вряд ли наши потомки будут такими дураками, чтобы пойти на это.

Шли годы, десятилетия, века. Но ни одного случая оживления «мерзляков» (как стали называть замороженных покойников) не происходило. Увлечение пошло на спад и прекратилось совсем. Но за прошлые годы «мерзляков» накопилось несметное количество. Концерн, занимавшийся их сохранением, стал нести убытки и оказался на грани катастрофы. И тогда произошло долгожданное чудо: оживили-таки одного столетнего маразматика из XXI века, Что начало твориться на планете — невозможно описать никакими словами. Давно прошли все сроки оживления согласно договорам. Наследники пришли в ужас, ибо оживший маразматик XXI века (через своих адвокатов, конечно) потребовал не только своё былое имущество, но и проценты на него, накопившиеся за прошедшие годы. А это разорение для банков и крах всей финансовой системы ЗС. И это из-за одного только ожившего «мерзляка». А их сотни тысяч, если не миллионы.

Создали чрезвычайную комиссию при Верховном Конгрессе. В неё вошли самые влиятельные личности из всех сфер общества, как-то причастных к делу. Комиссия обнаружила, что никакого оживления на самом деле не было, что это была мошенническая проделка с целью спасти концерн «мерзляков» от полного краха. И вообще, оживление «мерзляков» невозможно в принципе, что идея замораживания покойников с самого начала была жульничеством.

На этом история с «мерзляками» и закончилась. Что с ними стало — никаких сообщений об этом не последовало. Скоро о них вообще позабыли, как будто их вообще не было. Предки хороши лишь тогда, когда они мёртвые. Оживающие предки — кошмар для живущих.

Гримасы прогресса

Я побывал в районе трущоб. Был в Чистилище. Был в Подземном Западе, где обитают бездомные. Но только теперь я узнал, что в БЗ есть место ещё страшнее. Это район стариков. Его так и называют Старый Запад. Поехать туда мне предложил Сём. У него там живёт старуха мать.

С е м: Впрочем, какая она старуха?! Ей ещё нет шестидесяти. Величайший парадокс века, а то и тысячелетия! Средняя продолжительность жизни считается девяносто лет. Благодаря успехам геронтологии и пересадке частей тела грозятся продлить жизнь людей в среднем до двухсот лет, сохранив работоспособность до ста пятидесяти лет. А у нас после пятидесяти лет невозможно найти работу. Стремятся вытурить на пенсию мужчин в шестьдесят и женщин в пятьдесят пять лет. Представляешь, тебя отправят на пенсию и ты после этого будешь ещё больше ста лет заживо погребён в доме для престарелых! Можешь ли ты привести пример большей жестокости в отношении к людям в прошлой истории?!

А л: А почему ты не живёшь вместе с матерью?

С е м: Где?! В МЦ запрещено. Снимать жильё мне не по карману. Да и не по чину.

А л: А на какие средства она живёт в городе стариков?

С е м: У неё маленькая пенсия. Живёт в доме низшей категории. Какое-то благотворительное общество доплачивает недостающую сумму.

Сём поинтересовался тем, как я попал в МЦ. Я рассказал о моей неудачной попытке начать профессорскую карьеру. Он сказал, что я совершил ошибку, типичную для прирождённого учёного, который думает, будто стоит ему сделать открытие, как весь мир сразу ахнет от восторга и увенчает новоявленного гения положенными в таком случае почестями. Он, Сём, тоже совершил эту ошибку. Но, к счастью, его открытие оказалось чепухой, он быстро протрезвел, сделал диссертацию о вкладе своего профессора в науку и благодаря его протекции попал в МЦ.

Старый Запад выглядел как концентрационный лагерь гитлеровской Германии, только более грандиозный. Бесконечные ряды высотных домов-коробок, различающихся только номерами. И улицы тут не имеют названий — только номера. Живёт тут до миллиона человек. И все старые. Никакой молодёжи. Никаких детей. Нет даже собак и кошек: содержать их слишком дорого и негигиенично.

Считается, будто обитатели Старого Запада обеспечены всем необходимым для тела и души. Но как?! В какой мере?! Фактически это — лишь завуалированная форма ужасающей нищеты, спрятанная от прочего мира и по-солдатски или, вернее, по-тюремному организованная. Люди тут живут в каком-то полусонном состоянии. Есть предположение, что им специально дают для этого какие-то медицинские средства. Но все попытки проверить это путём создания специальной комиссии были отвергнуты самим Верховным Конгрессом ЗС. Люди тут живут в ожидании смерти. Причём это ожидание растянуто для них на десятки лет, — на 30, 40 и даже для многих на 50 лет! Десятки лет тупого, окаменелого ожидания смерти — можно ли придумать что-то более жестокое?! Только наша самая совершённая, гуманная, демократичная и т.д. цивилизация оказалась способной на такое.

Мать Сема жила на улице 173 в доме 349 в комнате 275. Приняла она нас в общей гостиной, так как в её комнатушке мы не поместились бы. Хотя ей не было ещё шестидесяти, хотя у неё не было морщин и держалась она бодро, она произвела на меня впечатление столетней, как и все прочие жители Старого Запада, каких мы видели на улице и в здании.

Сём поговорил с матерью минут двадцать о каких-то пустяках. Мы выпили по чашечке кофе — угощал Сём. И поспешили покинуть Старый Запад.

С е м: Что скажешь?

А л: Мне ещё никогда не было так страшно, как на сей раз.

С е м: А ведь это — то, что нас ждёт в будущем, причём в лучшем случае. Представляешь, проходит десятилетие за десятилетием, а этот миллион людей, зачисляемых в старики, не даёт миру ни крупицы не то что открытий, а хотя бы чего-то мало-мальски любопытного! Ничего, кроме мёртвой статистики. Эти люди просто ждут конца. Ждут, и все! Теперь мне все ужасы прошлого кажутся невинными пустяками в сравнении с таким благополучием. Самое страшное зло — не преднамеренное, а то, которое делается во имя гуманизма и в полной уверенности, что это — величайшее добро.

Банальный случай

После Старого Запада мы с Семом навестили его старого знакомого в Подземном Западе. Этот человек жил с женой и двумя детьми в Картонном городке, как тут называли место, где ютилось несколько сот бездомных семей в «домиках» из картонных коробок.

По рассказу Сема, этот его знакомый работал в одной фирме инженером. Хорошо зарабатывал. Фирма обанкротилась. Он остался без работы. Сбережения были мизерные, а пособие по безработице кончилось. Он не мог оплачивать квартиру, которую снимал. Полгода искал жильё поменьше и подешевле. Ему отказались сдавать как безработному. Пришлось бросить мебель, — кто её купит?! Пришлось отказаться от автомашины, от больничной кассы и от всего прочего, что требует трат. И вот он с семьёй оказался в Картонном городке. Найти работу, находясь в таком положении, дело безнадёжное. И дети подрастают. Что дальше?!

С е м: Стоит на такое посмотреть с близкого расстояния, чтобы насовсем оставить всякую мысль о семье. Не хочу рассказывать о том, как тут живут дети. Впрочем, ты сам, очевидно, знаешь о недавней сенсации по этому поводу. Тут каждый час совершается какое-нибудь преступление. Почти каждые сутки совершается по крайней мере одно семейное самоубийство.

Последнее право человека

Весь Подземный Запад был до отказа переполнен толпами и свалками людей. Предстоит сессия Верховного Конгресса, на которой будет решаться вопрос о Последнем праве человека. В БЗ стали стекаться со всего ЗС участники движения с намерением совершить поход к Запад-Сити с требованием включить Последнее право в число «прирождённых» и «неотъемлемых». В случае отказа выполнить это требование, они угрожают устроить массовое самоубийство.

Трудно вообразить более мирных и безобидных людей, чем эти борцы за право на добровольную смерть по своему усмотрению. Но у меня, глядя на них, возникло чувство какой-то страшной опасности. Сколько лет на Западе тряслись в страхе перед атомными взрывами, а куда более страшный удар нанесли невинные бытовые приборы и мусор. Сколько лет тряслись в страхе перед нападением коммунистов, а в конце концов более серьёзной угрозой оказываются сами западоиды, к тому же самые пассивные, слабые, беззащитные. Не силы протеста, а бессилие капитуляции становится главным врагом Запада.

Большие и малые проблемы

Проблемы, над которыми мы с Филом ломаем голову, кажутся ничтожными в сравнении с теми, какие то и дело овладевают вниманием всего человечества. Наши тревоги напоминают мне тревоги клеток ступни человека, шагающего босым по раскалённым камням и песку пустыни под палящими лучами Солнца и думающего лишь о том, чтобы как-то выжить.

А глобальные и эпохальные проблемы таковы, что решение их ведёт к ещё более страшной угрозе человечеству. Более ста лет над человечеством висела угроза гибели от отходов его собственной жизнедеятельности. Считается, будто эту угрозу предотвратили. Но как?!


  • Страницы:
    1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26