Современная электронная библиотека ModernLib.Net

Дагестанское Досье

ModernLib.Net / Овчаров Виталий / Дагестанское Досье - Чтение (стр. 13)
Автор: Овчаров Виталий
Жанр:

 

Загрузка...

 


Обороняться имело смысл, когда была надежда на скорую помощь. А помощи не предвиделось. Бойцы смертельно устали, боеприпасы тоже заканчивались. Продержаться на "телевышке" хотя бы до вечера 15-й отряд не смог бы. Эвакуироваться на вертолетах тоже было нельзя, так как боевики держали высоту под плотным огнем. Спасти ситуацию мог мощный и решительный удар со стороны Дучи или Гамиях, но похоже федералы к этому моменту уже исчерпали силы. На смену рассеянным нефтекумцам Казанцев выдвинул батальон 119-го ПДП; как говорят, он даже рискнул снять роту десантников с охраны штаба, заявив штабным, что в случае чего они сами отобьются. Тем не менее этот приказ явно запоздал, так как к тому времени "спецы" уже пошли на прорыв.
      Уходить решили двумя группами. Одна, которую возглавил майор Яшин вместе с ранеными уходила первой. Вторая группа подполковника Виктора Гадушкина прикрывала огнем, затем через полчаса уходила в другом направлении.
      Вспоминает Альберт Кудряшов:
      Полубегом спускаемся с высоты, вбегаем в лес, а там обрывище - и мы по нему вниз. Зашли в кусты, посчитали людей. Тридцать восемь человек. Раненых, убитых нет. Пошли по одному из откосов. Я возглавил головной дозор, а заместитель командира отряда повел группу. Прошли метров двести. Осторожно голову высовываю - впереди и по бокам поле. До ближайшей не особо широкой полосы кустарника - метров триста. Пока добежишь - раз пять успеешь пулю поймать. А перед глазами, метрах в ста - "духи" окопы роют. Метрах в ста пятидесяти - миномет, чуть дальше спаренная зенитная установка в небо уперлась. Боевики в воздух по нашим самолетам стреляют. Потом я понял, что по ущелью мы вышли аккурат в их крепкий тыл. Не ждали нас там. Поэтому несколько часов выдались относительно спокойными.
      Как мы добирались до этой зеленки, до сих пор вспоминать не могу. Где на четвереньках, где ползком, но добрались. Зашли, дозоры выставили, и бойцы мои сразу свалились спать. Моментально. Вповалку. Прямо в бронежилетах, с автоматами в руках. Его толкаешь, будишь. Он в ответ "Я не сплю, не сплю", а глаза осоловелые и через две-три секунды опять голова падает. Так мы вдвоем с заместителем командира отряда их сон и охраняли. Сами решили спать по очереди. Не помню, сколько я сидел, но метрах в десяти в кустах движение почудилось. Потом якобы фигура мелькнула в натовской форме. Головой тряхнул, присмотрелся - а это ветки. Галлюцинации пошли. Какой из меня наблюдатель, если и я спал не больше, чем они. Бужу подполковника, говорю: теперь я подремлю. Только во сне забылся, а у "духов" в четырнадцать часов намаз. Вот тут наши бойцы и подскочили: вокруг стоял невообразимый гул. А молились-то они не все. Кто-то и в дозоре стоял. Намаз кончился, у меня опять глаза слипаются, а боец говорит: командир, смотри! Вижу в кустах, метрах в десяти, ползущего человека. Я говорю: да это наши. Позицию меняют. Человек подполз, голову приподнял и назад подался. Мы синхронно стволы приподняли. Тут слева, метрах в пятнадцати крик: "Вот они! Аллах акбар". И началось!
      Боевики и сами не ожидали столкновения, некоторые одуревшие выскочили прямо на спецназовцев и полегли под очередями. Сзади было кукурузное поле - единственное спасение. Бойцы, вытягивая из себя последние силы, рванули к полю, нырнули в кукурузу, боевики как волки - за ними. Гадушкин приказал ставить за собой растяжки, после первого же подрыва боевики приотстали.
      На другом конце поля стояла та самая колонна, которую чеченцы раздолбали утром. За ней - кусты и обрыв. Здесь тоже были боевики, лютовали снайперы. Выкинули дымовые шашки, прикрываясь ими, пошли вбок и… нос к носу столкнулись с резервом чеченцев. Было их немного - человек десять. В короткой схватке положили всех. Путь был открыт. Пересекли грунтовку, встретили двух мотострелков из разбитой колонны. Они в кустах прятались. Вместе с ними дошли до позиций десантников. Когда до окопов оставаись считанные метры, из леса со стороны Тухчара спецназовцев обстреляли. Несколько человек было ранено.
      Первой группе пришлось тяжелее. На отходе она попала под удар пары "грачей" из 368-го авиаполка. В результате одиннадцать трупов и двадцать три раненых, в том числе тяжело - майор Яшин. Этот налет как бы подвел черту. После него целыми остались лишь несколько смертельно уставших людей. А раненых - целый взвод. Вот так.
      Дальнейший отход этой группы напоминал путешествие четырех мушкетеров, спешащих в Англию за подвесками. Как только боевики начинали наседать - кто-то оставался задержать их, обрекая себя на смерть. Массовое геройство объяснялось просто: оставались те, кто уже не мог больше двигаться. Своей жизнью они выкупали у смерти драгоценные минуты для других. В конце концов группа рассеялась. Выжившие выходили и выползали к своим еще несколько дней. Нескольких человек боевики поймали и убили. Других вытащили тульские десантники, буквально на животах прочесавшие всю округу.
      Итак, пора делать выводы. 12 человек погибли и тридцать получили ранения от "дружественного огня" - это почти половина всего отряда. Из 14 человек группы резерва погибли двенадцать, двое были ранены. То есть потери в данном случае составили 100%. Всего же армавирский спецназ в Новолакском районе потерял 33 человека убитыми, 78 ранеными и одного без вести пропавшим.
      Как боевая единица 15-й отряд спецназа практически перестал существовать. Таков печальный итог того, что Трошев называет "некоторыми шерховатостями".
      По факту этих событий военной прокуратурой СКВО было возбуждено уголовное дело. В деле фигурировали имена генерал-полковника Казанцева, генерал-лейтенанта Горбенко (командующего авиацией), подполковника Яшина (в 2000-м он перестал быть майором), генерал-майоров Терентьева (тоже был повышен), Тимченко (начштаба при Казанцеве) и Черкашенко. Черкашенко в этом деле пошел "паровозом", он взял всю вину на себя. Его осудили условно и тут же амнистировали. Остальные фигуранты дела были оправданы.
      Суд пришел к выводу, что роковым стал приказ Черкашенко об отходе. Мол если бы остались на высоте - все было бы отлично. Иными словами возобладала позиция Казанцева, который на допросе заявил, что он отдавал приказ держаться, но было уже поздно.
      Из материалов уголовного дела? 14/00/0018-99д:
      Фактически внутренние войска неорганизованно отступали. Ситуация была близка к критической… Казанцев принял решение убыть на передний край… Казанцев лично останавливал бегущие в беспорядке подразделения внутренних войск, лично уточнял им новую задачу, пытаясь направить остатки подразделений внутренних войск на блокирование боевиков…
      На передовой Казанцев вел себя как герой. Если бы он не вмешался - среди спецназовцев была бы паника. "Почему-то, - подчеркнул Казанцев, - первым у них отступал командир". Вероятно, он имел ввиду тяжелораненого майора Яшина.
      По факту обстрела армавирцев своими вертолетами. Главком ВВС Анатолий Каркунов на специально созванной пресс-конференции высказался, так: "С полной ответственностью заявляю: ВВС не причастны к этому инциденту. События там развивались совсем по другому сценарию". По какому именно - объяснил генерал-лейтенант Базаров. По его словам в отряде спецназа работал корректировщик майор Александр Ярошенко, что автоматически исключало всякие ошибки. Он погиб на горе "телевышка".**** Однако потом, словно спохватившись, Базаров начал говорить, что у спецназа не было сигнальных дымов, защищенных средств связи и т.д.
      Однако, удар (или даже два удара) был нанесен - и это засвидетельствовано в памяти непосредственных участников событий, - полковника Терентьева и майора Яшина. О том, как было организовано взаимодействие летчиков и наземных служб, есть свидетельства и других людей.
      Вспоминает заместитель командира Кореновского вертолетного полка, Ряфагать Хабибуллин:
      Случались и совсем не стандартные ситуации. Курьезный случай произошел под населенным пунктом Новолакское. Я возглавил группу, которая вылетела из Хасавюрта. Задачу вертолетчикам должны были поставить на месте. Но случилось непредвиденное: опустился туман, видимости ноль. Как назло пропала связь. Принимаю решение совершить посадку там, где предположительно должен был находиться командный пункт. Группа ведомых прикрывала сверху. Приземлился, рискуя попасть под обстрел. И тут к вертолету подбежал генерал. Выхватил у меня карту, обвел карандашом сопку и написал: "Уничтожить": Этот своеобразный боевой приказ генерала был выполнен.
      Какие уж там корректировщики… В условиях, когда нет связи, когда фронт превратился в подвижный многослойный пирог и очень сложно отличить в бегающих внизу камуфлированных фигурках своих и чужих, ошибки и случайности были неизбежны.
      Но в том-то и дело, что этот налет был лишь одной из таких "случайностей". "Случайно" на ксерокопии карты не оказалось стратегически важной горы. "Случайно" были разряжены аккумуляторы для рации. "Случайно" переговоры велись открытым текстом и боевики не только их прослушивали, но и пытались наводить на наши позиции нашу же артиллерию. Совершенно "случайно" колонна 676-го полка попала под обстрел. "Случайно" бойцам не дали нормально выспаться перед операцией. Все эти "случайности" ковались в одну "закономерную цепь", которая в итоге и задушила 15-й отряд спецназа.
      Если задать извечный российский вопрос, кто виноват, то ответа не будет. Потому что Казанцев, Черкашенко, Булгаков, Овчинников и многие другие, пониже рангом - это симптом болезни. Виноват если не каждый, то каждый второй. И у каждого - своя степень вины.
      А диагноз болезни будет такой: наши командиры давно уже делали вид, что служат, в то время как государство делало вид, что платит им за службу…
      ПРИМЕЧАНИЯ:
      *Это безусловно несчастный случай: летчики ни в чем не виноваты. К сожалению, такое на войне встречается сплошь и рядом.
      **Информацию об участии в операции 676-го полка особого назначения ВВ МВД приходилось собирать буквально по крупицам. Ее вымарывали отовсюду. Номер не указывался даже в наградных листах - как будто это была какая-то сверхсекретная часть. В принципе, понять наше руководство можно: масштабы катастрофы были очень большие. Имеются непроверенные данные, что 10 сентября чеченцы расстреляли объединенную колонну сразу двух полков: Нефтекумского и Зеленокумского.
      ***На этот счет имеется свидетельство полковника Григорьева Терентьева, командовавшего разбитой колонной из 676-го полка: "В 7:45 4 боевых вертолета МИ-24, ну, пятый вертолет МИ-8 висел над нами как корректировщик, сделали по войскам, проводящим подготовительные мероприятия к наступлению, три захода неуправляемыми реактивными снарядами. В четвертый заход обработали нас пушками. В отряде после второго захода накрыло 8 человек из самой боевой группы." С оговоркой: эти слова Терентьева могут относиться к 8 сентября, когда на спецназовцев упал бракованный НУРС. 7:45 - возможно, 19:45.
      ****То есть майор Ярошенко погиб до того, как штурмовики нанесли по спецназу удар.

ЭНДШПИЛЬ

      Поражение остудило пыл Казанцева. Ни о каком решительном натиске речи уже не шло. Вместо контактных боев весь день 11 сентября гремела канонада. Обстрелу подвергались высота "Телевышка" и Новолакское, а также аулы Тухчар и Гамиях, в которых кроме наблюдателей уже никого не было. Гамиях стоял пустой с 9 сентября, когда тульские десантники захватили Экитебе, а из Тухчара чеченцы ушли минувшей ночью. Однако, наша разведка не сумела вовремя "засечь" отход боевиков.
      Рассказывает Paranoid-Android, по материалам форума http://otkpblto.ru/index.php?showtopic=4135 amp;st=0:
      Новолак. Там особо и не воевали если сказать честно. Пришли ночью. Вырыли окопы. Сделали блиндажи. Утром эти все фортификации оказались как на ладошке у федералов. Просто сидели под снарядами. Потом ушли. Вот и все. Потерь было больше чем в Ботлихе. Все было очень глупо и безграмотно. Рукопашных не было, разве что тот пост Тухчарский. Но там человек 15 было только. Ну у других отрядов чуток по другому было. На одной высотке со спецназом дрались врукопашную даже. И тех и наших много полегло. Не знаю что за отряд был, беретки видел черные у них были. Мож и не спецназ был, просто форма отличалась у них. Но мы решили что они. Первый случай наверное во второй войне продажи федералами трупов тоже кстати в Дагестане был. Там они трупы выкопали и потом наши в Хасавюрт ездили их выкупать. Отступили потому что был приказ (не скажу что особо переживали получив его). Вот в принципе и все что мне из этого запомнилось… Ну так вот, бои там шли, кстати говоря еще недели, после того как оттуда ушли все. Мы смеялись когда смотрели по новостям эти батареи горных орудий стреляющих по вражеским позициям.
      Полевую разведку вели 3-й и 8-й отряды армейского спецназа. Обычные войсковые разведподразделения к этим операциям не привлекались из-за их недостаточной подготовки. В ночь с 10 на 11 сентября в районе Ахара и Шушия действовали спецназовцы из 8-го отряда, выявляя систему огня, схему коммуникаций и т.д. Днем по их данным отработала артиллерия. Когда же в следующую ночь разведчики опять засобирались в тыл врага, один из замов Казанцева, полковник Макаров их удержал. Сказал, что это слишком опасно. Опасно так далеко заходить к чеченцам - как будто в этом не заключалась работа разведчиков. Вот так: от безрассудного заброса спецназовцев на "телевышку", до запрета вести полевую разведку, - всего один шаг.
      Недостаток информации пытались восполнить разведкой с воздуха. Но тут как в пословице - беда не приходит одна. 11 сентября боевики сбили наш Ми-8, корректировавший огонь артиллерии.
      Из наградного листа:
      С 5 августа 1999 года подполковник В. А. Першиков принимал участие в контртеррористической операции на Северном Кавказе. Его экипаж за месяц с небольшим совершил более 100 боевых вылетов, выполняя задачи по эвакуации раненых, переброске десанта и доставке военных грузов.
      11 сентября 1999 года экипаж подполковника В.А. Першикова выполнял воздушную разведку и производил корректировку огня артиллерии в окрестностях селения Гамиях Новолакского района Республики Дагестан. Вертолет подвергся интенсивному обстрелу с земли и был поврежден. Подполковник В.А. Першиков в роковые минуты действовал хладнокровно и успел передать точные координаты окопавшейся бандгруппы, которая затем была практически полностью уничтожена артиллерийским ударом.
      Указом Президента Российской Федерации от 30 декабря 1999 года подполковнику Першикову Василию Анатольевичу за самоотверженность, личное мужество и отвагу присвоено звание Героя Российской Федерации(посмертно).
      Как отмечали наши летчики, ПВО в Новолакском у боевиков было значительно сильнее, чем в Ботлихе. Одновременно по вертолетам действовало до десятка ЗУ-23. Установленные на грузовиках, они были очень мобильны, постоянно меняли позиции и уничтожить их было сложно. Ми-8 подполковника Першикова, выполнял разведывательный полет над аулом Ахар. Внезапно он попал под сосредоточенный обстрел зенитных установок и загорелся: видимо, снаряд пробил топливный бак. Летчики с парашютами покинули горящую машину. У бортинженера парашют не раскрылся (или был убит до того, как дернул за кольцо), двух других чеченцы расстреляли в воздухе, пока они висели на стропах.
      11 сентября Басаев объявил о выводе исламских формирований из Новолакского района. Он заявил, что моджахеды вошли в Дагестан для того, чтобы помочь единоверцам в Кадарской зоне, а теперь, после поражения дагестанцев, не имеет смысла продолжать боевые действия.
      Вывод своих сил Басаев и Хаттаб осуществляли поэтапно. Несмотря на заявления, значительная часть боевиков оставалась в Новолакском районе до вечера 12 сентября, а отдельный группы - до 15 сентября.
      12 сентября подразделения Дагестанской милиции и ополченцы вступили в Гамиях. Они были встерчены несколькими снайперами, которые, постреляв немного, скрылись. 13 сентября федералы заняли Тухчар. Начались прочесывания местности. Они проходили в постоянных стычках с подвижными группами боевиков. В тот день десантники 119-го полка обнаружили укрепленную позицию противника. Постреляв больше для виду, боевики начали отходить. В ходе преследования БМД капитана Талабаева наехал на противотанковую мину. Весь экипаж погиб.
      14 сентября "ползучее" наступление в Новолакском районе продолжилось. Десантники при поддержке авиации и артиллерии заняли злополучную высоту 715.
      15 сентября были взяты под контроль Ахар, Новолакское и Чапаево. Последним под наш контроль 16 сентября перешел аул Шушия. Особенностью зачисток в Новолакском районе было то, что в населенные пункты первыми входили не федералы, а дагестанская милиция и ополченцы. Неизвестно, кто именно принимал это решение и по каким соображениям. Ведь было ясно, что обиженные лакцы начнут по-своему круто разбираться с акинцами. Именно это и произошло.
      Рассказывает представитель общества "Мемориал" Олег Орлов:
      Они приступили, я бы даже не сказал - к разграблению, это был настоящий погром, - они громили дома чеченцев-акинцев. Те дома, которые мы посетили, (у нас есть фотографии) не только разграблены, но и все, что можно разбито, уничтожено, загажено. Нет ни одного, на данный момент, дома чеченца-акинца в Новолакском районе, который не подвергся подобному варварскому погрому. Часть домов поджигалась. Далее ополченцы попытались осуществить аналог этнической чистки. Поскольку все население покинуло район, в абсолютном большинстве, они пытались не пропустить назад чеченцев-акинцев. И таким образом закрепить чеченцев-акинцев в Новолакском районе. Так создалась очень опасная и напряженная ситуация. Однако, к чести республиканских властей Дагестана (мы сами это видели), они начали предпринимать быстрые оперативные и жесткие меры, чтобы исправить ситуацию. Ситуацию удалось изменить к лучшему. Количество насилия резко уменьшилось, поджоги прекратились, акинцы смогли вернуться в свои дома. Правда их дома все были уже разгромлены к этому моменту. Подобные действия не пользуются поддержкой на уровне районных и сельских властей.
      Как рассказывали сами ополченцы, это была месть акинцам за их поддержку боевиков. Действительно, чеченцы грабили в Новолакском районе - но прежде всего дома милиционеров и чиновников. Акинцы действительно, помогали им - но лишь немногие. Что же касается самих ополченцев, то многие приехали из Махачкалы и других районов Дагестана, даже из соседних областей. Уж у них-то оснований для мести точно не было. Под прикрытием восстановления справедливости они развязали банальный грабеж. Дело едва не дошло до этнических чисток - хорошо, что в милиции вовремя сообразили, чем все это грозит и прекратили беспредел.
      И все же, на Кавказе обид не прощают…

ОСОБЕННОСТИ СОВРЕМЕННОГО МИФОТВОРЧЕСТВА

      История наполнена мифами, а современная история ими задавлена. Историку, исследующему относительно недавние события, приходится рыться в кучах грязи, или, выражаясь научно, в информационном мусоре.
      Мифы возникают по-разному, но способы их возникновения можно так или иначе свести к трем типам. К первому типу относятся мифы народные. Они основываются на слухах либо на подозрениях, и потом разрастаются до гигантских масштабов.
      Миф первый. Басаева заманили.
      Суть мифа заключается в том, что Басаев якобы пал жертвой гнусного заговора, разыгранного Березовским и ФСБ. При всей бредовости этого мифа, дыма без огня не бывает. Причиной для его возникновения послужил вывод 102-й бригады из Ботлихского и Цумадинского районов. Выше я уже касался этой темы и повторяться не стану. Отмечу лишь, что подобные "странные" приказы дают пищу для самых разных домыслов. Свою роль сыграли и идиотские "учения" ФСБ в Рязани, когда под один из жилых домов был заложен муляж бомбы. Вывод был такой: все это проделки Путина. Владимир Владимирович, расчищая себе путь к власти, направо и налево гробил сотни своих сограждан, и заодно "устроил" маленькую победоносную войну на Кавказе, гостеприимно распахнув двери в Горный Дагестан. А доверчивый Басаев-то и клюнул.
      Я искренне считаю, что существует определенный порог, за который ни один нормальный человек - даже политик, - не перешагнет.Даже Басаев не станет расстреливать детей своего народа, выдавая потом это за зверства федералов.
      В оправдание Путина скажу, что подобные измышления возникают в драматичные моменты истории. За примером далеко ходить не надо: того же Буша обвиняли, что он использовал арабских террористов в сентябре 2001-го года, чтобы разобраться с Ираком. Еще раньше, в 1941-м от прессы досталось самому Рузвельту, который якобы (подумать страшно!) намеренно подстроил Пирл-Харбор, чтобы обойти изоляционистов в Конгрессе, резко выступающих против войны. Но все это, честное слово, меркнет с фигурой Сталина. Не так давно мне на глаза попалась статья, автор которой на полном серьезе доказывал, что Великое Отступление 1941 года было не чем иным, как "стратегическим маневром Сталина", который специально заманивал фашистов под Москву.
 
      Другие мифы являются плодом воображения непосредственных участников событий. В равновеликой степени их создают и рядовые, и генералы, но поскольку у вторых больше шансов быть услышанными, запущенные ими мифы приживаются легче.
      Миф второй. Линия Маннергейма.
      Этот миф родился благодаря нашим генералам. Его извлекали на свет сразу, как только у нас случались заминки в наступлении. Это было и в Первую войну, было и во Вторую. Вот, что например, говорит Владимир Шаманов в одном из интервью относительно событий под Ботлихом:
      Строительство велось совершенно открыто, и об этом все знали. На меня кое-кто в Дагестане и в Москве обиделся. А один из крупных чиновников, дагестанец, даже сказал: "Подумаешь, обложились боевики за пятнадцать минут камешками, а с ними не могут справиться!" Я профессионал и знаю, какими камешками можно обложиться за пятнадцать минут, а какими за два года.
      Может быть, Шаманов и профессионал - но бетонных бункеров в Тандо и на "Ослином ухе" до сих пор не нашли. Все, что успели сделать боевики - это вырыть окопы и щели. Зато, как отмечают участники событий, в фортификационном деле чеченцы были большими мастерами. Они не жалели ни сил, ни времени, чтобы поглубже зарыться в землю и получше замаскироваться. Для этого шли на самые разные хитрости: ставили на домкраты камни, устраивали в окопах "отнорки", окопы оборудовали двойными брувстверами, а иногда для маскировки делали их вовсе без брувстверов. Но это уже не предмет для разглагольствований об "укрепрайонах". Это предмет индивидуальной выучки солдата. И в первую очередь от командиров зависит, чтобы их солдаты перенимали эту науку не в бою, а в мирное время. И от них же, командиров зависит умение солдат бороться с подобными "укрепрайонами" - чтобы каждая новая огневая точка не становилась для них непреодолимым препятствием.
      А вот что говорит Геннадий Трошев:
      Решения шариатского суда за несколько последних лет также дают представление о том, как готовились к войне местные ваххабиты: провинившимся назначались наказания в виде, например, месяца земляных работ или машины цемента. Повторюсь, в результате всего этого под селами Карамахи и Чабанмахи был создан целый подземный город, которому не страшны ни артиллерия, ни авиаудары.
      Никакого подземного города, никаких ДОТов и ДЗОТов в Кадарской зоне тоже не было. Все что смогли показать журналистам - это окопы и ходы сообщения, один блиндаж в два перекрытия и подземный ход, идущий от чабанмахинской мечети к одному из домов. Подвалы были почти в каждом доме, но строились они не с целью противостоять 152-мм снарядам, а для сугубо минрных целей. В подвалах хранили картошку и капусту. Хотя при желании их можно назвать и бункерами. Почему бы нет?
      Эти самые "бункеры"-подвалы будут распалять воображение отцов-командиров еще очень долго - в Грозном, в Самашки, в Урус-Мартане, в Комсомольском…
 
      Наконец, огромное количество мифов появляется на самом высоком уровне. Это плоды работы пропагандистской машины и в пропагандистской войне без них не обойтись. Но после окончания войны они остаются, засоряя информационное пространство:
      Миф третий. Боевиков вывозили "КамАЗами".
      Картина мощных грузовиков, под завязку загруженных бритоголовыми и бородатыми трупами (КамАЗ 10 тонн берет!) очень грела воображение граждан. Пусть знают, как к нам соваться! Вероятно, в это верили не только простые люди, не только журналисты, но и отцы-командиры, которые и поставляли эту информацию. Как говорил Александр Суворов: "А чего их, басурманов, жалеть? Пиши больше!"
      Вообще, оценка эффективноси армии по количеству уничтоженных врагов, на мой взгляд, не совсем корректна. Кровопролитные бои за высоты, в которых гибнут и наши, и ваши - не лучшее решение проблемы. Например, в Ботлихском районе ключевой позицией был перевал Харами, а вовсе не Тандо или "Ослиное ухо". Захватив его ( кстати, 102-я бригада в этой операции не потеряла ни одного человека) мы перерезали боевикам путь к отступлению. В этих новых условиях цепляться за аулы в Ботлихском районе не имело никакого смысла. Боевики ушли бы сами - что они и сделали как только Харами перешел под наш контроль.
      Потери боевиков оценивались по академическому принципу: при определенной интенсивности огня, враг должен терять столько-то человек в день. Вот и считали: 8 августа 50 человек, 9 августа - 100, 10 августа -150, и так далее. А боевики в эти академические схемы вписываться не хотели. Например, на "Ослином ухе" постоянно дежурили только наблюдатели (5-10 человек), остальные прятались в пещерах или на обратном склоне горы. В Кадарской зоне артиллерия в основном работала по площадям, а учитывая рассредоточенную оборону, одновременно под удар попадало не так уж и много народу, как кажется. Так что все наши лихие артиллерийские и авиационные налеты напоминали погоню с дубинкой за комаром. Не таким уж эффективным было действие по коммуникациям. На автомобилях в ближайшем тылу басаевцы передвигались исключительно ночью с выключенными фарами, а снабжение передовой осуществляли не по главным дорогам, а по тропам, используя в качестве транспортного средства незаменимых ишаков.
      Разумеется превосходство в воздухе и в тяжелом вооружении давало о себе знать. Кроме того, медицинская служба в Чечне была слабой, раненые умирали в госпиталях от столбняка, от потери крови, от болевого шока. Ширвани Басаев умер от заражения крови. Так что потери у чеченцев и дагестанцев были выше, чем у нас. Но разница была не очень большой. В Ботлихском районе федералы заявили об уничтожении 600 боевиков, Басаев признал гибель 32 муджахеддов. Истина лежит где-то посередине. Позже при зачистке Ансалта были найдены отчет о денежных компенсациях семьям убитых боевиков. В списке было 68 фамилий, все чеченцы. Учитывая, что этнических чеченцев в составе отрядов Басаева и Хаттаба было около 40%, безвозвратные потери в Ботлихе составили 150-200 человек. То есть соотношение было 1:2 в нашу пользу.
      В Цумадинском районе боев почти не было. Ваххабиты здесь потеряли не больше 20 погибшими. В Карамахи, если верить пресс-службе ОГВ, каждый ваххабит погиб дважды: было заявленно о 500 уничтоженных. Откуда взялась эта цифра? Непонятно. Их всего-то было 200-250, и 60 ваххабитов прорвались в Чечню, а около 30 попали в плен.
      Новолакский район. По заявлениям федералов, боевики потеряли 1000 человек. Действительно, несмотря на кратковременность, боевые действия здесь отичались большой интенсивностью и ожесточением. Сами чечнцы признавали, что их потери превосходили ботлихские. Бои шли в предгорях, поэтому эффективность работы авиации и артиллерии была выше, чем обычно. Ориентировочное число погибших - 250-400 человек, но никак не тысяча.
      Таким образом, в Дагестане всего погибло от 500 до 800 экстремистов всех мастей, из них этнических чеченцев - от двухсот до трехсот. Всего-то два или три КамАЗа…

В СПИСКАХ НЕ ЗНАЧАТСЯ

      В октябре 1999 года во всех центральных газетах был опубликован список воинов МО, МВД и ОВД, погибших в боях на территории Республики Дагестан. Всего 282 фамилии. Были озвучены и другие цифры: 1025 раненых, 20 пропавших без вести.
      Сразу же после опубликования списков, поползли слухи о том, что потери мол неполные, многих скрыли, чтобы не шокировать общественность и т.д. и т.п. Это достаточно симптоматично - недоверие наших граждан к тому, что говорит им власть. Слишком много лжи изливалось на умы людей, чтобы верить просто так. Но в этот раз власть, кажется, говорила правду. Мною лично проводилось подробное исследование этого вопроса, уточнялись даты и обстоятельства гибели, а также части, в которых служили погибшие. В большинстве случаев лица, не попавшие в списки, либо никогда не существовали, либо были продублированы с искажением фамилий, либо с ошибками в дате или в месте смерти. В списки помимо погибших в бою, попали также умершие от ран в госпиталях. Намеренно искажались даты смерти некоторых людей - как я понимаю, для того, чтобы скрыть масштабы некоторых катастроф. Так, 17 августа при штурме Тандо погибло более 20 человек - и этот список "размазали" по соседним дням. То же самое относится к 9-10 сентября, когда за два дня мы потеряли более 60 солдат и офицеров.
      Кроме того, отсутствуют небоевые потери - то есть люди из состава войсковых группировок, погибшие не в боях, а от несчастных случаев, в авариях, по неосторожному обращению с оружием, умершие в результате резких обострений хронических болезней, от инфекций, самострелов и т.д. В мировой практике такие потери колеблются в пределах 20-60% от боевых потерь.
      Ниже приведены имена и фамилли погибших воинов, не попавшие в официальные списки. В зависимости от обстоятельств, я разбил их на три группы.

I. Военнослужащие, погибшие в Дагестане и по разным причинам не вошедшие в списки*:

      Муртазалиев Салих, прапорщик, ФАПСИ, погиб при обстреле вертолета под Ботлихом 11.08.1999. Комм.: в списки не попал, так как проходил по ведомству ФАПСИ.
      Бадрутдинов Ильсур Галиевич, рядовой, МО, десантник, скончался от ран 23.08.1999. Комм.: не включен по просьбе родителей
      Солодовников Михаил, офицер, 22 ОБрОН (в/ч 3642, Калач-на-Дону), тяжело ранен в голову 29.08.1999 в бою на горе Чабан, скончался от ран в Екатеринбурге, в окружном госпитале Внутренних Войск 2.11.1999. Комм.: скончался в госпитале после опубликования официальных списков

  • Страницы:
    1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14