Современная электронная библиотека ModernLib.Net

Исповедь маленького негодника (№1) - Исповедь маленького негодника

ModernLib.Net / Дом и семья / Бретт Саймон / Исповедь маленького негодника - Чтение (стр. 3)
Автор: Бретт Саймон
Жанры: Дом и семья,
Юмористическая проза
Серия: Исповедь маленького негодника

 

Загрузка...

 


И, поскольку я вертелся, лопотал и слишком широко раскидывался, Она встала и отправилась к Нему.

Он, по всей видимости, понял Ее приход превратно, — послышался глухой шум спора, после чего Он хлопнул дверью спальни и направился вниз, к заветной бутылке виски.

Удовлетворенный результатами проделанной работы, я блаженно заснул на просторном шикарном ложе.

Утром веселье продолжалось. Она проснулась в ужасе. Ведь я всю ночь один провел на их кровати! А вдруг я задохнулся в подушках? Она побежала смотреть, что со мной.

Конечно, все было в порядке, но я не подал виду. Я кричал и кричал, пока Она меня не покормила. И тут до Нее дошло, что мужа нигде нет. Взяв меня на руки.

Она отправилась на поиски. Я весело срыгивал Ей на плечо.

Наконец мы Его нашли. Он спал, скрючившись, в моей кроватке. Разбудить Его было практически невозможно. Оказывается, обнаружив, что виски не помогает, Он в половине шестого хватил аж пол чайной ложки моей снотворной микстуры.


Двадцать минут Она Его будила. Он проснулся в дурном настроении. Опоздал на работу, не позавтракал, во дворе расшиб коленку об ворота. Мы махали Ему из окна.

Действие микстуры продолжалось весь день. На работе Он налетал на стены. Заснул прямо за ужином — упал головой в тарелку, и Ей пришлось на себе тащить Его наверх, в постель.

Он так хотел спать, что даже не вспомнил о сексе.

И, наконец, сегодня произошло очень важное событие. Вдруг я заметил, что десна перестала болеть, и языком нащупал во рту что-то маленькое и твердое.

Прорезался первый зуб!

Она, конечно, тоже это заметила. Вечером, когда я сосал. Надо отдать Ей должное, Она не обратила внимания на боль. Она очень обрадовалась.

— Ой, — заворковала Она, — у нас зубик, да, зайчик? Теперь мы будем спать, как хорошие мальчики, не будем мучить мамочку с папочкой, да, зайчик?

Святая наивность!

Седьмой месяц

День 2

Теперь я могу более-менее прямо сидеть, — конечно, когда есть настроение. Мне купили высокий стул. Это и хорошо и плохо. Плохо, потому что стало довольно трудно пачкать едой Ее одежду и волосы. То ли дело, когда Она держала меня на коленях…

Но есть и другая сторона. У стула спереди приделано что-то вроде подноса. Это прелестная вещь. —резвычайно приятно размазывать по нему кашу и пюре с помощью локтей. Кроме того, там имеются перильца — как будто специально для того, чтобы стучать ложкой. И потом, стул довольно высокий, а с высоты, как известно, удобнее находить цель и метко бросать полную миску.

После ужина я собирался по обыкновению срыгнуть (честно говоря, теперь я делаю это только чтоб не потерять форму — Она научилась очень ловко избегать линии огня). И вдруг совершенно непредвиденным образом срыгнул ужасно сильно.


Это было потрясающе. Добрая половина содержимого моего желудка отлетела этак на полметра и с впечатляющим хлюпаньем шлепнулась на кухонный пол.

Она отреагировала как всегда,, когда я делаю что-то новое: побежала за книгой.

Представьте себе Ее радость — прямо в оглавлении Она нашла, что искала. Это называется «фонтанирующая рвота». Так вот оно что!

День 3

Провел день, совершенствуя новый прием.

Вечером мне удалось так направить фонтан, что он отлетел на семьдесят сантиметров от стула.

День 4

За чаем я дотошнил до разделочного стола, а это, как минимум, восемьдесят сантиметров от стула. После чего моя фонтанирующая рвота шлепнулась коту промеж глаз.


Лень 5


Достиг плиты. А это девяносто сантиметров. Плиту придется помыть. А что, неплохо.

День 7

Преодолена метровая отметка! Это мой личный рекорд. Долетело аж до кухонной двери.

Рекорд был тем приятней, что Он как раз входил в кухню. Ему пришлось бежать и переодеваться.

Вот о чем я думаю… А вдруг, когда я подрасту, фонтанирующая рвота станет олимпийским видом спорта? Тогда золотая медаль у нас в кармане.


Лень 10


Мы ездили в бассейн в компании Ее подруги с младенцем. Две мамаши только и говорили о том, как мы подружимся, хотя нам с первого взгляда стало ясно, что мы друг друга терпеть не можем.

По дороге в бассейн я сидел в ненавистном подвесном стульчике в непосредственной близости от подруги и маленького чудовища на ее коленях. Подруга сказала:

— Ой, смотри, твой малыш тянется к моему! Он хочет его потрогать!

Кстати, она была недалека от истины. Моя мамаша ответила:

— Мы хотим обнять нашего лучшего друга и крепко поцеловать, да, зайчик?

А вот это уже чистый вымысел. Я хотел только крепко наподдать «лучшему другу» прямо в лоб.


Но разве им понять? Они увлеченно щебетали, что, когда мы вырастем, будем не разлей вода. Ей-богу, если мне захочется вдруг с кем-то дружить, неужели я стану спрашивать совета у предков? Они всегда делали самый неправильный выбор. Взять хотя бы имечко, которым они меня наградили…

Тогда же я еще раз убедился в Ее бессердечности и эгоизме. Подруга спросила:

— Ты еще не думаешь вернуться на работу?

И у этой женщины хватило наглости ответить:

— Собираюсь через пару месяцев выйти на полставки.

Спасибо за предупреждение, мамочка. Поживем — увидим.


Кстати, плавать — приятное занятие. Особенно брызгать воду Ей в лицо. Я, разумеется, прекрасно плаваю, но всякий раз, когда Она выпускала меня из рук, я камнем шел на дно. Хотя бы ради безумного выражения Ее лица, с которым Она хватала меня и вытаскивала на поверхность.

День 13

В результате я простудился. Что меня радует, так это сопли. Сплошное удовольствие — повсюду за тобой тянется след. И потом, их можно размазывать по Ее плечу, по ковру, мебели и обоям.

Она подарила мне первую книжку. Слов там нет — только буквы алфавита и картинки.


— Ой, а у нас теперь новая хорошенькая книжка, да, зайчик? — сюсюкала Она.

Пора бы Ей оставить эти риторические вопросы. Ежу понятно, что у нас теперь новая хорошенькая книжка. Особенно если ты сама ее нам подарила.

— Мы будем читать нашу большую красивую книжку, да, зайчик? — и Она оставила меня наедине с подарком.

Нет, я не стал ее читать. Как, интересно, можно читать картинки?

Я содрал обложку, порвал четыре страницы, а еще три сжевал. Съел арбуз на букву "а", бегемота на букву "б"… На вкус не отличить от баночек с размоченным картоном.

День 16

Неприятный сюрприз. Ее подруга, у которой куча детей, притащила манеж. Я возненавидел его с первого взгляда. Огромная допотопная деревянная мерзость с барьером и перекладинами. Картинки на перекладинах стерты. Скорее всего, их слизали предыдущие обитатели тюрьмы.

— Смотри, какой у нас новый, красивый манежик, да, зайчик? Правда, мы полюбим наш хорошенький манежик?

Как любое нововведение, я приветствовал манеж оглушительными криками. Она даже не осмелилась меня туда посадить.

Но я Ее знаю. Она своего добьется.

День 17

Я был прав. Утром Она засадила меня в манеж.

Я орал. Я пытался объснить Ей, что еще слишком молод, чтобы смотреть на мнр сквозь решетку, но Она, как всегда, не поняла моей мысли.

— Да, мы еще не привыкли, правда, зайчик? — сказала Она. — Но скоро мы будем в нем ползать, и тогда он нам понравится, правда?

Держи карман шире.

Сбоку у этого манежа прикреплены миниатюрные счеты — разноцветные пластмассовые бусины на толстой проволоке. Когда Она вытаскивала меня, я потянулся к ним рукой. Она обрадовалась:

— Хотим поиграть с бусинками, да, зайчик?

Ничего подобного, я не собирался с ними играть.Я проверял, крепко ли это сооружение приделано к манежу. К вящей,моей радости, оказалось, что проволоки сильно расшатались, как и перекладины по обе стороны счетов.

Учтем на будущее. А вдруг придется устраивать побег.

День 18

Манеж сложили и спрятали в кладовку под лестницей. Но меня не проведешь. Я знаю, скоро он опять выплывет на свет Божий, и уж тогда я встречу его во всеоружии.

День 21

Новое достижение. Стоя на четвереньках, я научился отпускать одну руку и держаться на трех точках опоры. Родители в восторге. Я — нет, потому что пока не знаю, как этим воспользоваться.

День 22

Наконец придумал. Свободной рукой можно хватать недоступные раньше предметы.

После завтрака, оставшись один на кухне, я открыл шкафчик и побросал на пол все кастрюли. К сожалению, ничего не разбилось, но шум был что надо.


Прибежав на грохот, Она не знала — то ли восхищаться моей ловкостью, то ли злиться на беспорядок.

День 23

Опять успех.

Остался один в гостиной и бросал об пол безделушки с нижней полки буфета.

Разбить удалось не все, но для начала совсем неплохо.

Счет: три фарфоровые статуэтки, два кувшина, которые они привезли из свадебного путешествия по Майорке, резной хрустальный бокал, подаренный Ей на совершеннолетие.

(К несчастью, оказалось, что фарфоровые статуэтки им никогда не нравились. Их подарил на свадьбу Его крестный отец. Они даже обрадовались. Надеюсь, в следующий раз повезет больше.)

Кстати, Она уже меньше раздумывала, сердиться или восхищаться.

День 24

Совершенствуюсь.

Оставшись один в спальне (Она побежала к телефону), я открыл платяной шкаф и вывалил на пол груду Ее шмоток.

Счет: (разорвал) три платья, две юбки, одну шелковую блузку, (обслюнявил) два платья, один костюм, одну пару легтидсов, две пары джинсов Она не восхищалась. Она злилась и плакала.

День 25

Очередной триумф.

Оставшись один в Его кабинете, сбросил книжки с двух нижних полок. Это была коллекция первых изданий современной литературы, доставшаяся Ему в наследство от дедушки.

Оказалось, что со взрослых книжек гораздо легче сдирать обложку, и страницы рвутся быстрей, чем у моей, картонной.

Счет: два Джеймса Бовда, один Грэм Грин, один Кингсли Эймис


В оценке моего поведения у Него никаких сомнений не возникло.

День 27

Мой отец — очень ограниченная натура. Он думает только об одном. Сегодня предпринял очередную попытку. Из спальни до меня доносился шепот и шорох ткани.

— Ух, да они очень миленькие, — говорил Он.

Я сперва не совсем понял, о чем речь, но Ее следующая реплика развеяла всякие сомнения.

— Когда я перестану кормить, они станут меньше.

— А когда ты перестанешь кормить? По-моему, он уже полюбил нормальную еду, особенно если судить по мебели и обоям.

Она рассудительно ответила:

— Наверное, со следующего месяца. Да неужели? Посмотрим, посмотрим.

— Отнимать от груди надо постепенно, — говорила Она. — Понадобится месяца два, не меньше.

Забудь об этом. Года два, вот это вернее.

Я дал им минуту форы, после чего зашелся в крике из серии «о Господи, наверное, это менингит».

Восьмой месяц

День 1

Изобрел новый фокус. Я уже давно умею брать предметы большим и указательным пальцами, а теперь научился сжимать их так крепко, что получаются маленькие тиски.

Поначалу они ужасно обрадовались.

— Ой, смотрите, как мы крепко держим ложку! Какие мы умненькие малыши, да, зайчик?

(Интересно, как я смогу научиться правильной литературной речи, если все время буду слушать эту слюнявую чушь?)

Постепенно их радость увяла. Они поняли: если что-то попало мне в пальцы, то никакая сила не заставит меня их разжать.


Особенно ловко я проделываю это за едой. Стоит только взять в руки картофелину или персик, и через минуту они превращаются в противную липкую кашу, которую так удобно размазывать по стенам, мебели, кошачьей шерсти и одежде случайного гостя.


Или в магазине. Сидя сверху на тележке для продуктов, я запросто дотягиваюсь до Ее покупок, хватаю их и сжимаю. Лучше всего для этой цели подходят стаканчики с йогуртом и творогом. Некоторое время бедная пластмасса держится, зато потом лопается и происходит Бог знает что. Сегодня утром все вокруг было в абрикосово-смородиновом пюре.

Или волосы. У Него их не так много, так что это неинтересно. Лучше всего у Нее.

Каждый раз, как Она берет меня на руки, я хватаю их целыми прядями. А если уж я схватил, повторяю, то не выпущу ни за что.

Так что теперь Ее страдания по поводу внешности усугубились. Широкие бедра, растяжки на животе, огромный бюст… И в придачу облезлая шевелюра. Что-то не слыхать рассуждений на тему «ребенок совсем не изменил мою жизнь».

День 2

Утром схватил кота за хвост. Это была печальная картина.

Бедное животное ничего не забыло. Представляя себе ужасные вещи, которые, по словам моей мамаши, случатся, если оно хоть раз посмеет меня тронуть, несчастное создание совсем упало духом, не сопротивлялось насильнику и только жалостно мяукало.

Минут через двадцать Она забеспокоилась, что это за странные звуки, и прибежала на шум. Я тут же разжал пальцы (кстати, до сих пор мне это не удавалось) и заорал. Кот не стал дожидаться обвинительных речей и очередной выволочки. Он кинулся под дверь и пока не появлялся.

День 4

Проснулся рано утром и хотел было, по обыкновению, заорать, но вдруг услышал разговор родителей. Разнообразия ради, не о сексе.

А если не о сексе, то, значит, обо мне.

— Собираюсь начать сегодня, — сказала Она.

— Что начать? — не понял Он.

— Отнимать его от груди. — Я насторожился. — Отменю дневные кормления. Дам грудь утром и на ночь, а днем пусть запивает еду из бутылки.

Так-так. Ясненько.

Должен объясниться. Я не хочу бросать грудь вовсе не потому, что не люблю пить из бутылочки. Временами к ней прикладываюсь, и мне это даже нравится. Дело в том, что Ее выпады подрывают основы моей власти. Представьте себе мамашу, которая может уйти из дома когда вздумается или — Боже упаси! — ходит на работу.

Совсем другое дело, когда Она буквально прикована ко мне, потому что каждые четыре часа должна кормить грудью.

Боюсь, дорогая мамочка, что отнятие от груди заранее обречено на провал. По крайней мере, до тех пор, пока я не решу, что грудное кормление мешает МОЕЙ общественной жизни; вот тогда я сам, по своему усмотрению, брошу это занятие.

Скорее всего, года через два-три.

Я не подал виду, что осведомлен о Ее планах. Наоборот. Утром я сосал грудь разве что пару секунд, зато за завтраком жадно проглотил три миски размоченного картона, называемого кашей.

Первую попытку Она сделала за обедом. После баночки с наклейкой «молодой барашек со шпинатом» (на вкус это… нет, у меня не хватит слов) вместо груди Она сунула мне бутылку.


Тут-то я и полез в бутылку, извините за каламбур.

Обливаясь слезами, я ухитрялся изображать на лице выражение изумленной обиды.

Как всегда, шантаж удался: через пять минут я уже преспокойно сосал грудь.

В пять часов — вторая робкая попытка. Но на этот раз Она сдалась гораздо быстрее.

Перед сном, лежа в кроватке, я с глубоким удовлетворением услышал Ее слова:

— Нет, наверное, еще рано отнимать его от груди. Подождем пару месяцев.

Я выиграл эту партию.

День 6

Они пребывают в трогательной уверенности, что прекрасно понимают своего ребенка.

На самом же деле это происходит с точностью до наоборот.

Вечером они пришли пожелать мне спокойной ночи. Еще не совсем стемнело, и я ненавистным взглядом смотрел на мерзкую крокодилью вертушку. Вот уже семь месяцев надо мной нависает эта гадость.

И что бы вы думали? Она умиленно проворковала:

— Мы любим наших маленьких пушистых крокодильчиков, правда, зайчик?

Нет слов. Теперь мне ясно, почему конфликт отцов и детей имеет столь древнюю традицию. Потому что родители в большинстве своем ЧУДОВИЩНО ГЛУПЫ.

День 8

Ответственный день. Мы идем в поликлинику на диспансеризацию.

Я уже поел и сидел на полу возле стола. Она сказала Ему:

— По-моему, у нас все будет нормально. Судя по моей книге, он развивается правильно.

— Угу, — отозвался Он из-за газеты.

— Кстати, я скоро опять попробую отнять его от груди.

— Угу.

— И смогу выйти на полставки, как мы и планировали.


Что за люди! Когда же до них дойдет, что теперь планированием занимаюсь я и только я?

Надо было побыстрей что-то придумать. И вдруг у меня родилась гениальная идея, которую я начал осуществлять немедленно. Я покачнулся, упал и со всей силы ударился о ножку стола. До крови разбил губу, а на лбу выросла шишка величиной с мяч для гольфа. Этого-то я и хотел.

Пока Она собиралась, я сидел на полу в гостиной, размахивал руками, хватал в тиски что попадется под руку, стучал игрушками друг об друга и оживленно лопотал.

И вот наконец мы в кабинете доктора. Она посадила меня на стол. Я молчал и тупо глядел в одну точку.

Доктор окинул меня быстрым взглядом, и мой план опять сработал. Он спросил:

— Откуда у ребенка травмы?

— Ударился об стол, — виновато пробормотала Она.

— Понятно, — протянул доктор и молча, с глубокомысленным видом записал что-то в карточку. Потом снова задал вопрос:

— А как развивается ребенок? Он может сидеть без поддержки?

— Конечно, — поспешила ответить Она и убрала от меня руки. Я медленно повалился набок.

— Понятно, — сказал доктор. — Проверим слух.

—естно говоря, трудно было сохранять безучастное выражение лица. Выглядело это на редкость глупо: взрослый человек крадучись передвигается по комнате и громко нашептывает всякие глупости из разных углов. А когда он подошел и стал орать прямо мне в ухо, сдержаться было почти невозможно.

Но я выстоял. Ни один мускул не дрогнул. Я лежал, молчаливый и равнодушный.

Доктор в очередной раз произнес свое «понятно» и сделал в карточке пространную запись.

Дальше вообще началось не поймешь что. Он размахивал у меня перед носом дурацки раскрашенными предметами, а сам в это время внимательно, как бы невзначай, взглядывал на меня. Не знаю, чего он хотел, но я держался по-прежнему на высоте.


Потом он вертел передо мной игрушкн — хотел проверить, бедняга, умею ли я хватать. Я боролся со страшным искушением протянуть руку и применить метод тисков, но сохранял спокойствие и бессмысленно глядел в пустоту.

— Дома он прекрасно все хватает, — нервно проговорила Она. — Все, что под руку попадется. Правда, он недавно научился, в начале месяца…

Доктор посмотрел на Нее долгим пристальным взглядом. Да, сказал я себе, шишка на лбу и разбитая губа — поистине блестящая выдумка. Теперь он не поверит ни единому слову этой легкомысленной мамаши.

Наконец он оставил надежду расшевелить меня и перенес внимание на Нее. Мне очень жаль, но поликлинику Она покидала, заливаясь слезами.

Жестоко, скажете вы. Но я должен положить конец разговорам про полставки. И, по-моему, это мне уже удалось.

Чтоб облегчить Ее жалкую участь, по дороге домой в машине я сидел прямо и без поддержки, хватал в тиски что попадется под руку, стучал по спинке сиденья и оживленно лопотал.

День 14

Забавы ради я попробовал начать передвигаться. В связи с чем у меня две новости — хорошая и плохая.

Хорошая: можно сказать, что я научился ползать. Точнее говоря, после некоторых усилий я оказываюсь не в том месте, где был.

Плохая: двигаться в нужном направлении я пока что не способен.

Надо работать. Поскольку я умело разрушаю все, до чего могу добраться, родители додумались сажать меня посреди комнаты, подальше от шкафчиков, полок, гардеробов и буфета. Так что, если я хочу и дальше разворачивать разрушительную деятельность, я должен как можно скорее научиться ползать. Это, знаете ли, дело первостепенной важности.

День 15

Ненавижу, когда за мной подглядывают. Особенно когда я тренируюсь.

Я упражнялся в ползании на ковре в гостиной. Пытался встать на четвереньки.

Кстати, это гораздо трудней, чем может показаться.

Опираясь на вытянутые руки, я поднял голову и плечи, и хотел привести в движение остальные части тела. Мне удалось чуть-чуть переместиться, но опять не туда, куда нужно. Более того, в направлении, противоположном желанной цели. Я положил глаз на поднос со стаканами, который Она оставила на полу. Она собиралась убрать их в буфет, но зазвонил телефон, и Ей пришлось бежать на звонок. У меня прямо руки зачесались. Перебить. Добраться и перебить.


Но вообразите мою ярость: чем больше я прилагал усилий, тем больше удалялся от предмета вожделений. Я пятился назад!

В самый неподходящий момент вдруг раздалось хихиканье. Я обернулся. Она просунула голову в дверь и нагло смеялась надо мной.

Да как Она посмела!

День 16

Утром лежал в кроватке и думал: а стоит ли ползание таких нечеловеческих усилий?

Может, обратить их на другое, скажем, не начать ли разговаривать?


Это было бы очень кстати. Наконец я смогу высказать им все, что думаю, а то приходится обходиться криками и пачкотней. Но поразмыслив, я решил оставить эту затею. Ведь если вдруг я начну говорить, они поднимут СТРАШНЫЙ ПЕРЕПОЛОХ Она и так все время сравнивает мои даже самые незначительные действия со схемой развития ребенка в книжке. И если я совершу нечто из ряда вон выходящее, вроде разговоров в восемь месяцев от роду, этой суете вообще не будет конца.

Конечно, Она решит, что произвела на свет гения. Начнутся консультации с детскими психологами, невропатологами, педагогами и методистами. Она объединится с другими и организует ассоциацию родителей одаренньк детей. — естно говоря, боюсь, что с этим мне уже не совладать.

Нет. Уж лучше я буду обыкновенным среднестатистическим ребенком всех времен и народов. Буду развиваться так, как написано в книге, то есть так, как ждут родители. Вот и все, что нам нужно для спокойной жизни.

День 27

Наконец-то могу ползти в более-менее нужном направлении — переставляя руки и двигая задом. Это довольно трудно, и совсем не элеганггно. Ну и что? Я доволен.

Ведь под лежачий камень вода не течет. Лежа да сидя новых горизонтов для своей деятельности не откроешь.

День 28

Сегодня я добрался до провода настольной лампы и с удовольствием сдернул ее на пол. К несчастью, абажур остался целехо-нек, зато лампочка, наверняка, разбилась.

Но я сглупил — замешкался на полу возле лампы, и Она, вбежав в комнату, сразу поняла, что произошло. Она обозвала меня нехорошим мальчиком, подняла лампу, поставила ее на стол и для проверки щелкнула выключателем.

Незадача. Лампочка все-таки загорелась.

День 29

Небывалый успех на фронте разрушений. Дело было утром, в гостиной. Кот наблюдал за мной с дивана, а я полз к столику, на котором красовалась стеклянная ваза с цветами.

Наконец я сумел схватить его за ножку и начал яростно трясти. Конечно, пришлось попотеть, но ваза сантиметр за сантиметром неуклонно приближалась к краю стола и, как было задумано, грохнулась на пол. И с приятным звоном разбилась. Осколки, цветы и вода живописно разметались на ковре.


На этот раз я был умней. Я живо убрался с места преступления в другой конец комнаты и схватил погремушку, которой Она безуспешно пыталась меня заинтересовать вот уже пять месяцев. Теперь самое время, подумал я.

Расчет был точен. Едва я успел засунуть погремушку в рот, как отворилась дверь и вошла Она.

Вид осколков привел Ее в ярость. Она вопросительно переводила взгляд с меня на кота.

Счастлив сообщить, что Она пришла к правильному выводу.

А потому схватила кота за шкирку и отшлепала без тени сожаления. Вырвавшись, несчастное животное кинулось под дверь и скрылось, голодное и непонятое.

Хи-хи!

Девятый месяц

День 5

Утром мне пришло в голову, что я придаю мало значения процедуре переодевания.

Почему меня так поздно осенило? Я уже привык устраивать страшный переполох, когда меня усаживают в автомобильный стульчик, а для сопротивления применяю тактику, которую про себя назвал «поза морской звезды».

Поза морской звезды, извините за лирическое отступление, довольно проста. Нужно держать спину в несгибаемом положении, а руки и ноги растопырить наподобие мальтийского креста. Такое сооружение практически невозможно продеть в лямки и перекладины ненавистного стульчика.

Так вот, отныне я буду использовать эту позу и во время переодевания. Надеюсь, ни одна конечность не полезет в нужную родителям дырку. А если по недосмотру все-таки попадет в рукав или штанину, я постараюсь вытащить ее оттуда как можно скорее, попутно дергаясь и извиваясь, так что одежда в конце концов перекрутится самым безнадежным образом.


Кроме того, при этом следует побольше орать, пускать слюни, срыгивать, царапаться и кусаться.


Уже сегодня я добился успеха. Обычно Она одевала меня за пять минут, а теперь едва уложилась в двадцать. Немного тренировок, подумал я, и мы растянем удовольствие аж на полчаса. А то и больше.

Конечно, надо рассчитать все на два хода вперед. Если переберешь и чересчур затянешь свое отвратное поведение, подопытный родитель может потерять терпение и начнет применять силу.

А если вопрос решается с позиции силы, то, разумеется, победа всегда за ними.

Они больше, они сильнее — тут уж ничего исправить нельзя. Правда, один вариант все-таки есть. Можно притвориться, что они сделали тебе УЖАСНО БОЛЬНО, или, что еще лучше, СЛОМАЛИ РУКУ ИЛИ НОГУ. Это делается так. Когда очередная конечность, покорясь судьбе, отправится по месту назначения, нужно удвоить вопли, а потом повесить эту руку (или ногу) как плеть. Они, конечно, будут тормошить ее, стараясь вызвать ответное движение. Но надо стоять до конца — душераздирающе вопить даже при легком прикосновении к обвисшей конечности и биться в агонии.

Родители по большей части ужасно не уверены в себе. Они очень легко пугаются. Их воображение начинает рисовать неминуемую поездку в больницу, подозрительные взгляды врачей и толпы дотошных социальных работниц, врывающихся в дом и злобно заносящих семью в группу риска.

Вспомните, как удачно прошел визит в поликлинику (см. Восьмой месяц).

Да, родителей очень просто напугать до полусмерти.

День 10

Опять возникли на горизонте Ее подруга с младенцем — те, из бассейна. Обе мамаши по-прежнему увлечены идеей будущей дружбы.

С нашей последней встречи многое изменилось к лучшему. Поскольку теперь я могу передвигаться, я непременно подползу к маленькому монстру и как следует наподдам ему в лоб. Думаю, долго они не продержатся.

Сегодня мы с Ней узнали, каким способом я ползаю. Она очень любит называть вещи своими именами, и особенно радуется, если находит их в горячо любимой книге. Вот что Она прочитала: «Некоторые дети ползают, виляя при этом попкой».

Ну надо же. А я думал, что попкой виляют только легкомысленные особы женского пола.

День 11

Случилось то, чего я уже давно ждал с тайным ужасом. Я должен проститься с выстраданной свободой передвижения. Из кладовки под лестницей Она извлекла манеж. Сижу за решеткой.

Конечно, я сопротивлялся и орал. Но ничегошеньки не добился.

День 12

С самого утра заточен в манеже. Это явное попрание прав человека. Без суда и следствия заточить бедного ребенка в клетку полтора метра на полтора!

Как бы мне связаться с Комиссией по Защите Прав Заключенных?

День 14

Тюремщица бросила мне в камеру груду пластмассовых погремушек, зайцев, шариков — мол, играй, хорошо, зайчик?

Я даже не прикоснулся к этой рухляди. Я сосредоточился на счетах с разноцветными бусинами. Все утро тянул и раскачивал проволоки и планки.

Они поддаются. Работа предстоит долгая и упорная, но я буду стоять до конца.

Неплохо было бы создать комитет по побегу, но поскольку я здесь один, это выглядело бы как-то несерьезно. Может, пригласить в сотоварищи кота?

День 16

Мысли о побеге на время отступили. Я выучился новому фокусу — обнаружил, что могу тыкать пальцами в разные предметы. Точнее говоря, одним пальцем.

Озарение пришло сегодня утром. Она брала меня из кроватки, и я ткнул Ей пальцем прямо в глаз.

Сперва Она сделала вид, что ничего не произошло, но после того, как я ткнул в другой глаз, Ей пришлось сдаться и бежать в ванную.

День 17

Ткнул Его в глаз.

День 18

Ткнул в глаз кота. Вряд ли мы теперь будем товарищами по комитету.

День 19

Ткнул пальцем в глаз Ее мамаше. Это было очень весело, потому что папочка не сдержался и захохотал. Отношения между Ним и тещей накалились пуще прежнего.

День 20

Хотел было ткнуть пальцем в розетку, но Она, выкрикивая страшные вещи, живо оттащила меня в другой конец комнаты.

Только отвернись, и я обязательно повторю попытку.

День 22

Недавно я научился хватать малюсенькие предметы, и сегодня довел это умение до степени искусства. Дело было так. Я сидел. на полу в их спальне, а Она переодевалась после нашего беспокойного обеда. И тут позвонили в дверь.

Дело в том, что у нас сломалась стиральная машина, и Она ждала механика. С появлением меня поломка стиральной машины приобрела масштабы национальной катастрофы. Скорость, с которой я извазюкиваю свою и, по возможности, их одежду (я ведь, как-никак, виртуоз фонтанирующей рвоты), заставляет Ее запускать машину раза четыре в день. А если машина не работает, то через пару часов нам всем приходится ходить в грязном.


  • Страницы:
    1, 2, 3, 4, 5