Современная электронная библиотека ModernLib.Net

газета завтра - Газета Завтра 208 (47 1997)

ModernLib.Net / Публицистика / Завтра Газета / Газета Завтра 208 (47 1997) - Чтение (Весь текст)
Автор: Завтра Газета
Жанр: Публицистика
Серия: газета завтра

 

Загрузка...

 


Газета Завтра
 
Газета Завтра 208 (47 1997)
 
(Газета Завтра - 208)

ОППОЗИЦИЯ: НАРОД - РАДИКАЛ, ЛИДЕРЫ - ЦЕНТРИСТЫ

      Александр Проханов
      Оппозиция в Думе все больше напоминает таракана, привязанного на ниточку и слегка придавленного.
      Что не удалось сделать всей “левой оппозиции”, Минкин сделал “одной левой”. Статейка, написанная в спальне Березовского, разогнала всю дружную хамкающую свору. Рыжий вожак, затравленный Доренко, влез на макушку дерева, словно он - не волкодав, не лучший министр, а драный кот, сожравший чужую сметану.
      “Красный” Селезнев, боясь опоздать, поглядывая вверх на котяру, тоже подал голос. Объявил ультиматум правительству, пригрозив отклонить бюджет, если Ельцин не сбросит Чубайса.
      Черномырдин тотчас приехал в Думу, и было слышно, как он кого-то пинает и кто-то жалобно и знакомо скулит. Ястржембский, с видом экзекутора поглядывая на ведро с розгами, посоветовал оппозиции уняться, и та унялась. Селезнев, слегка помятый на вид, разглаживая орденскую ленту, разделил “проблему Чубайса” и “проблему бюджета”. Ельцин подвинул Чубайса с поста министра финансов, сохранив его роль в правительстве, и отдал финансы Задорнову, то есть Явлинскому, то есть тому, кто является ярым врагом “левых”, провозглашая себя при этом единственным “неподкупным оппозиционером”.
      “Левые” в Думе опять в дураках, словно это единственная роль, которую они умеют талантливо играть.
      Следующим шагом “левых врагов Чубайса” было принятие десяти налогообразующих законов, созданных все тем же Чубайсом, являющих собой десять столпов, на которых зиждется “антинародный чубайсовский курс”.
      Чтобы не выглядеть абсолютно безнравственной, “оппозиционная Дума” откладывает до декабря утверждение бюджета, за что ее снова прилюдно, как нашкодившую, пинает Черномырдин. Но Дума молча сносит пинки хозяина, и только Зюганов анонсирует свою книгу по экологии, угрожая режиму таянием ледников на Эльбрусе.
      И весь этот “вертепный театр” так же далек от реальной политики, как Эльбрус - от жуткой российской действительности, в которой окончательно утверждается мерзкий, смертельный для народа уклад, продолжается курс, который в следующем году приведет к продаже иностранцам всей русской нефти, к 20 процентам инфляции, росту цен, к исчезновению очередных 1,5 миллионов российских граждан.
      И где они, пресловутые 11 требований оппозиции? Где “замораживание” квартплаты? Где “бюджет развития”? Где отставка Чубайса? Где “Парламентский час” и “Думская правда”? И где она вообще, оппозиция, проспавшая свой “звездный час” 22 октября, когда могла объявить ожидаемый народом “вотум недоверия”, уйти из Думы и во всеоружии народного доверия вернуться в Думу через три месяца, омоложенной, свежей и бодрой, как Иван Царевич из кипящего котла с молоком.
      Схема, которая осуществляется властью по отношению к думской оппозиции, очевидна всем, кроме самой оппозиции.
      Отрезается, откалывается радикальный народный слой, а умеренная центристская головка, провозгласившая “нереволюционность”, втягивается в союз под названием “Сердца четырех” - Ельцин, Черномырдин, Строев и Селезнев. Зюганов, лишенный поддержки “радикального народа”, тем не менее не участвует в этом любовном четырехугольнике - его место занимает Селезнев, который становится главной фигурой среди “сытых центристов”. Зюганов повисает в пустоте, как облачко над Эльбрусом. И весь сложный, тяжелый массив оппозиции, который, как дамба, намытая на пути олигархов, начинает оползать и сыпаться. И в пролом плотины, между ее “центром” и “радикальным крылом”, устремляется ядовитый гибельный вал, обрекающий страну на потопление.
      К этому приводят политические рефлексы вместо политической стратегии. Идейная всеядность вместо выстроенной идеологии. Аппаратное обращение с бесценным ресурсом, добытым в мучительной семилетней борьбе, - ресурсом сопротивления.
      Оппозиция, учись на ошибках! Преодолевай политическую безграмотность! Поступай в “Университет имени Лукашенко”!
      Александр ПРОХАНОВ

“МЫ ВЫШЛИ ИЗ ОДНОГО ОГНЯ…” ( Диалог Александра Проханова и Светланы Горячевой )

      Светлана Горячева:
      Александр ПРОХАНОВ. Светлана Петровна, беседа проходит на фоне начавшейся дискуссии в рядах народно-патриотической оппозиции. Эта дискуссия тлела на протяжении нескольких лет, и вот, после так называемого “не-вотума”, выплеснулась на страницы прессы. Она обсуждается в кулуарах Думы, она породила смятение в сознании многих достойных и разумных людей. Некоторый интеллектуальный раскол налицо, и не дай Бог, если он перейдет в организационную плоскость. Мы не столь богаты организационно, структурно, чтобы позволять себе это. Я благодарен за то, что вы, несмотря на личную уязвленность нашей тирадой, где вы были названы “мисс Компромисс”, пригласили меня к этому диалогу, чтобы выявить и сопоставить наши позиции. Ведь в 91-м и 93-м годах вы были “мисс Революция”. Если сегодня у вас существуют иные подходы к решению текущих политических проблем, то они важны и весомы, ибо вас никто не в состоянии упрекнуть в личной заинтересованности этим компромиссом. Поэтому первое, очень бы я хотел вас спросить: чувствуете ли вы это смятение, это напряжение, которое появилось в наших кругах? И если да, как вы его чувствуете?
      Светлана ГОРЯЧЕВА. Знаете, Александр Андреевич, мне хочется начать с другого. С того, что я искренне рада вас видеть. Я помню Проханова и 90-го года, и 91-го. Я помню то интервью, которое я вам давала когда-то: мы сидели в гостинице “Мир” и говорили о многом… Я хочу сказать, что перед вами сейчас та же самая Горячева. Я ни о чем не жалею: ни о том, что выступала с политическим заявлением против Ельцина, ни о том, что меня расстреливали в “Белом доме”, семь часов бабахали по мне и по другим по той горстке совести России, которая находилась в нашем Доме Советов. И если бы мне пришлось заново проходить свой политический путь, то я бы пошла так же, как я шла эти годы. Вы сказали, что я была “мисс Революция”, а стала “мисс Компромисс”… Может, внешне это и так выглядит, но внутренне каждый мой шаг выстрадан настолько же, как и тогда. А что касается напряжения, брожения умов в рядах оппозиции конечно, все мы его чувствуем, и я очень глубоко пропускаю это через свое сердце. Но, понимаете, и в 90-м, и в 91-м, и в 93-м годах я в какой-то степени может и напоминала Дон Кихота, но бросала вызов зная, что еще был Союз, органы КГБ, МВД, армия, и мой призыв был направлен именно к ним. Я тогда не думала, что сидят гнилые генералы, которые с такой легкостью сдадут мое Отечество. Мой призыв был направлен не к дедушкам-бабушкам, не к обывателям, которые меня послушали и забыли, но именно к этим людям. Я знала, что есть сила, способная переломить ситуацию в другую сторону. Не знаю, к революции ли я их звала, но мне тогда очень хотелось растолкать этих сытых генералов и сказать им, что они присягали служить Союзу, Отечеству нашему единому так почему же с такой легкостью все сдается Бог весть кому? Сейчас ситуация качественно другая, силы, на которую можно опереться, нет, и я очень хорошо понимаю, почему ее нет, кто и что нам противостоит, и что эту силу нужно обязательно создать.
      Окончание на стр. 3

$400 тыс. для Ельцина?

      Во время визита в Россию главы ФБР Фри последний упомянул о разбирательстве махинаций калифорнийской корпорации “Голден АДА”, которая замешана в хищении крупной партии российских алмазов. В России эти махинации расследуются генпрокуратурой РФ и объединены в так называемое “алмазное дело”, в котором фигурирует и бывший министр финансов Б. Федоров.
      Из кругов, близких к ФБР, стало известно, что один из следователей генпрокуратуры РФ побывал в США и на месте допрашивал свидетелей. Результаты этих допросов не были доведены до сведения ФБР, что вызвало в данном департаменте досаду и было квалифицированно как нежелание сотрудничать.
      Работники ФБР, двигаясь по следам российского следователя, самостоятельно провели допрос упомянутых свидетелей. И, как сообщают источники, близкие к ФБР, выяснили ряд важных подробностей. В частности, стало известно, что с калифорнийских счетов корпорации “Голден АДА” глава этой фирмы Козленок (ныне находится в бельгийской тюрьме) “перебросил” в Фонд президентских программ России около 400 тысяч долларов, которые были использованы на издание книги Ельцина “Записки президента”, включая и гонорар, а также 400 тысяч долларов - на предвыборную кампанию Ельцина, которой управлял так называемый Фонд Победы.
      Среди опрошенных свидетелей находился американец, сотрудник “Голден АДА” Джек Иммендорф. В его домашней библиотеке хранится книга “Записки президента” с дарственной надписью Илюшина, бывшего первого помощника президента России. Эту книгу передал ему глава фирмы Козленок как знак особого внимания президентской администрации к “Голден АДА”, принимавшей участие в издании книги.
      Другой свидетель, Литвинов, сообщил американцам, что Козленок из Калифорнии часто звонил в Россию к высокопоставленным чиновникам в правительстве, а также к бывшему начальнику Службы безопасности президента России Коржакову.
      Кроме того, американцам стало известно, что в корпорации “Голден АДА”, замешанной в хищении российских алмазов, работали граждане России, которые, как утверждают свидетели, были “навязаны” фирме правительством РФ.
      В связи с данной информацией, полученной из кругов ФБР, депутатам Госдумы следует обратиться в Генпрокуратуру РФ с требованием подтвердить или опровергнуть участие иностранной фирмы в спонсировании книги президента РФ, которая якобы выплатила Ельцину баснословно высокие гонорары. Генпрокуратура, чей следователь побывал в Калифорнии, должна ответить: есть ли в “алмазном деле” упоминание о перечислении крупных иностранных средств на предвыборную кампанию Ельцина.
      Депутатам Госдумы, которые взяли бы на себя труд подобного расследования, предстоит выяснить, не является ли фирма “Голден АДА” одной из подставных фирм, созданных коррумпированными чиновниками правительства РФ, через которую осуществляются утечки российских сокровищ.
      СЛУЖБА БЕЗОПАСНОСТИ “ДЕНЬ”

ОТ РЫБКИНА - К СЕЛЕЗНЕВУ…

      Виктор Воронов
      Как известно, через несколько дней после высокой оценки из уст спикера Госдумы Чубайс погряз в скандале по поводу непомерных гонораров, выплаченных ему издательством “Сегодня-пресс”, за которым стоит возглавляемый Владимиром Потаниным “ОНЭКСИМ-банк” - структура, особенно благоволимая “главным приватизатором”. Любопытно, что в литературном сотрудничестве с “Сегодня-пресс” Чубайс не одинок. И речь в данном случае идет не только о его соавторах из числа “молодых реформаторов”. Нельзя исключать, что в скором времени усилиями потанинского издательства рынок печатной продукции России украсит еще одно бессмертное произведение, на этот раз принадлежащее перу Селезнева.
      Другой характерный штрих. Пять лет назад тогдашний главный редактор “Правды” Геннадий Селезнев в поисках выхода из финансового кризиса привел в газету греков. Причем греков не простых, а “прогрессивно настроенных”. В итоге газета не просто выжила, но даже размножилась - сегодня мы имеем целых три “Правды”. Впрочем, одна из них, возглавляемая Александром Ильиным, существует в виде этакого фантома, выходя раз в неделю символическим тиражом и перспектив, по сути, не имея. Более весома другая “Правда”, редактируемая Виктором Линником и стоящая на “левоцентристских” позициях. Эта еженедельная восьмиполосная газета имеет тираж 40 тысяч экземпляров. На 1998 год на нее объявлена подписка как на ежедневное издание, а гонорары сотрудников порой исчисляются четырехзначными суммами в долларовом эквиваленте. Причина тому - состоятельные спонсоры. Кто они, Линник умалчивает. Однако в думской фракции КПРФ не сомневаются, что речь идет об “ОНЭКСИМ-банке”.
      Наконец, третья “Правда” - греческая “Правда-пять” - ежедневная газета, выходящая тиражом 192 тысячи экземпляров. Как и “Правду” Линника, “Правду-пять” в руководстве КПРФ своей газетой не считают, что вполне объяснимо: частые гости на страницах греческого издания - Татьяна Астраханкина, Нина Останина, Олег Шенин, Виктор Тюлькин и другие коммунисты, критикующие Геннадия Зюганова с левых позиций. Правда, поругивая “соглашателей”, газета ни разу не задела главного из них - Селезнева. Почему? Возможно, потому, что Геннадий Николаевич до сих пор остается вице-президентом кипрской фирмы, владеющей АО “Правда Интернейшнл”, выпускающей “Правду-пять”. Как говорится, своя рука - владыка.
      Тем временем к проживающему в Греции хозяину АО “Правда Интернейшнл” Янису Янникосу зачастили две группы визитеров - потенциальных покупателей “Правды-пять”. Одна из этих групп ассоциируется с мэрией Москвы. Другая, имеющая больше перспектив, с “ОНЭКСИМ-банком” и одновременно с Селезневым. Резонно задаться вопросом: зачем Потанину сразу две “Правды”? Вероятно, для того, чтобы слить их воедино и выпускать одну, уже раскрученную многотиражную “левую” газету, этакую “Правду Чубайса”, на мощностях издательства “Пресса”, которое следующей весной выставляется на аукцион и, вероятно, будет приобретено все тем же вездесущим “ОНЭКСИМом”…
      История с “Правдами” тем не менее не означает, что спикер Госдумы прочно связал свою политическую судьбу с “тонущим” Чубайсом. Скорее он пытается использовать Анатолия Борисовича, как, впрочем, и механизм “большой четверки”, для закрепления в окружении президента. Зачем это нужно, если ясно, что к решению принципиальных вопросов его все равно не допустят? По-видимому, чтобы влиять на частности. Это, по замыслу, подтолкнет представителей окружающих оппозицию финансовых структур почаще заглядывать в кабинет спикера и пореже - к руководителю фракции КПРФ. В итоге конформистская часть фракции станет группироваться вокруг нового лидера, а президент, еще два года назад лелеявший мысль создать наряду с черномырдинским НДР лояльную “ “левоцентристскую” партию, найдет наконец подходящую замену несостоятельному Ивану Рыбкину.
      Виктор ВОРОНОВ

ТАБЛО

      l Источник из Нью-Йорка, близкий к крупным финансовым корпорациям, сообщает, что в конце прошлой недели рядом крупнейших финансистов на Уолл-стрит, определяющих мировые валютно-финансовые и корпоративные рынки, проведена серия секретных заседаний, на которых оценивались ближайшие перспективы мировых и национальных экономик после “крушения финансовой системы Южной Кореи”. Исследовалась дальнейшая игра на понижение мировых валют и операций с собственностью (ее захват в рамках фондовых кризисов). Значительная часть времени была отдана проблемам РФ и республик СНГ. По России в целом было принято решение о “крупномасштабном понижении российского рынка” в целях укрепления контроля над режимом Ельцина. Одна из задач провоцирования “кризиса” - восстановление “жесткой привязки” РФ к США при подрыве стремительно расширяющегося взаимодействия РФ с Европой. Такое решение также мотивируется, по утверждению источника, фактом зарождения финансового “единства” РФ и ФРГ, что резко ускоряет формирование евровалюты с участием РФ. Источником данных опасений являются последние сделки Газпрома с европейским капиталом. В свете этого предполагаются важные кадровые подвижки в российском истеблишменте и провоцирование паники на финансовом рынке с выведением в низшие показатели гособлигаций и корпоративных бумаг, что должно произойти в течение нескольких ближайших недель…
      l Согласно информации, поступающей из Вашингтона, здесь в высших политических кругах с самых отрицательных позиций рассматривают произошедшее вмешательство Примакова в ситуацию с Ираком. В соответствии с этим ставится задача относительно “второй фазы” провоцирования Ирака на обострение обстановки и ответных действий США для “возвращения американского приоритета в вопросах как “наказаний, так и урегулирования на Ближнем Востоке”…
      l Разрешение на посещение Масхадовым США и повышение его “квазиофициального” статуса в ходе визита принималось лично Клинтоном по докладу спецслужб и, фактически минуя общепринятую в США процедуру, информируют источники, близкие к госдепартаменту США. Самым необычным аспектом данной спецакции было то, что посол РФ Воронцов оказывал помощь в налаживании контактов Масхадова с некоторыми кругами истеблишмента США, что органично встраивается в линию “Яблока” и лично Лукина (предшественник Воронцова) в организации “Хасав-юрта”, что равноценно отделению Чечни от России. Все эти шаги напрямую связаны со сделанной “ставкой на активное выдавливание РФ с Кавказа” и дальнейшее проведение линии на расчленение России…
      l В соответствии с данными из Баку, остановка Масхадова в Азербайджане по дороге из США, а также широко тиражированные информблоки переговоров с Алиевым, прикрывали усилия двух сторон провести разграничение сфер влияния в Дагестане посредством перебросок оружия и провоцирования акинцев и других народностей, близких к Азербайджану, для прокладки прямого нефтетранспортного коридора и стратегического взаимодействия Азербайджана с Чечней. На переговорах высоко оценивалась роль Рыбкина как проводника программы, способствующей отделению Чечни от РФ и предоставлению Грозному 250 млн. долл. за счет российского бюджета. По тем же данным, Рыбкин обязался втянуть в этот процесс Госдуму и прежде всего КПРФ, которая предстоящим голосованием за бюджет одобрит финансовые трансферты режиму Масхадова-Басаева…
      l Соотношение сил в российских верхах, как считают аналитики ряда иностранных посольств в РФ, претерпело второй кардинальный сдвиг в пользу Черномырдина после назначения Задорнова (Минфин) и Кириенко (Минтопэнерго). Первым таким этапом называют формирование “Большой четверки”, где альянс двух председателей палат с премьер-министром впервые ставит Ельцина в “связанное положение”. После новых назначений Черномырдин практически вернул себе контроль над Минфином, устранив влияние Чубайса. Аналогичная схема сложилась и в Минтопе, поскольку, как передают источники, Немцов провел две закрытые встречи с Гусинским и Березовским, после чего “переметнулся на сторону Черномырдина”…
      l Гневный окрик на Госдуму со стороны Черномырдина перед выездом в Ханой, согласно данным из Кабинета министров, был подготовлен окружением последнего с целью дать понять руководству ГД и думской оппозиции, что в случае продолжения оттяжек по бюджету в прессу будут вброшены некие компроматы на отдельных думских руководителей, получивших якобы финансовые средства за деятельность по проталкиванию бюджета. В результате активность таких “соглашателей” должна в ближайшие дни резко усилиться…
      l Утечки информации из ЦБ и Федерального казначейства указывают, что происходит обвальное сокращение золотовалютного запаса РФ. По этим оценкам, за последние месяцы он уменьшился до 5 млрд. долл. в чистых накоплениях, которые могут использоваться для погашения финансового кризиса. Требуемый же минимум на счетах РФ ограничивается, по соглашению с МВФ, суммой 4,5 млрд. долл. Приближение к этой черте усиливает потенцию общероссийского “финансового обвала” в условиях приближающейся деноминации, которая совместно с другими акциями правительства должна увеличить цены в первую половину 98-го года минимум на тридцать процентов. Именно в этой связи и планируется хождение двух видов дензнаков после января для сбивания социального напряжения (назначение Задорнова). Складывающиеся обстоятельства (при увеличении правительством обменного коридора вдвое) усиливают импульсы к кардинальной девальвации рубля…
      l Источник из обслуживающего персонала семьи Ельцина информирует, что вечером в воскресенье состоялась конфиденциальная и длительная беседа президента с Чубайсом. Согласно информатору из окружения Чубайса, на состоявшейся встрече “первый-первый” вице-премьер получил гарантии своего сохранения. Там же обсуждались варианты сброса в отставку Черномырдина сразу по итогам года и после принятия бюджета, что необходимо для продолжения заимствований на международных финансовых рынках…
      АГЕНТУРНЫЕ ДОНЕСЕНИЯ СЛУЖБЫ БЕЗОПАСНОСТИ “ДЕНЬ”

АГЕНТСТВО “ДНЯ”
 
А. ЧУБАЙС. КРИВОЕ ЗЕРКАЛО НАШЕЙ ОЧЕНЬ КРИВОЙ РЕАЛЬНОСТИ ( РОССИЯ )

      С. Кургинян
      20 ноября - Б.Ельцин объяснил сохранение А.Чубайса на посту первого вице-премьера тем, что тот “умный, многое сделал для страны, и это ему зачтется”.
      То, что гонорарная история с Чубайсом - не частный эпизод нашей скандально-салонной политики, а крупный этап в жизни общества, не вызывает сомнений. И все же для того, чтобы оценить эту историю по достоинству, необходимо вернуться в прошлое и сравнить, как это предлагал еще герой Грибоедова, “век нынешний и век минувший”. При этом под веком минувшим я в данном случае имею в виду вовсе не стародавние времена. Я предлагаю читателю вернуться всего лишь на год назад - в 1996 год.
      Начало марта 1996 года. Чубайс, убранный из правительства Коржаковым и его командой, выдвинут с одобрения президента на пост действительного шеф-менеджера президентской избирательной кампании. Он выдвинут не кое-как, а с подачи всего объединившегося вокруг Бориса Ельцина “сообщества” крупных российских капиталистов! Выдвинут в условиях примирения непримиримых врагов, поклявшихся вместе и под эгидой Чубайса бороться за дело избрания Ельцина (знаменитый весенний эпизод примирения Гусинского и Березовского).
      Конец марта 1996 года. Банкирское сообщество начинает готовить “Письмо 13-ти”. Союз банкиров, Чубайса и неожиданно для многих выступившего против силовых вариантов решения политической проблемы главы МВД А.Куликова блокирует кровавую развязку политической драмы. Этот союз препятствует нанесению преступного и бессмысленного, антигосударственного по своим результатам и провокационного по своей сути силового удара по КПРФ и оппозиции в целом. Б.Ельцин, точно оценив ситуацию, поддерживает неожиданный союз двух сильно разнящихся групп в правящей элите страны.
      Май. Выходит “Письмо 13-ти”. Силовой вариант оказывается морально, психологически и политически демонтирован. Близорукость позиции ряда силовиков и их предвзятость в вопросах сугубо частного характера мешает превратить важный политический документ в рычаг для поворота всей российской политики. И, тем не менее, случилось неслыханное. Боявшиеся как огня активной политической роли российские супербанкиры все вместе подписываются под документом стратегического характера, оторванным от любимой ими экономики и посвященным только политическим проблемам. Опасный документ (почти ультиматум) не носит однозначно верноподданного характера. Этот документ поддерживает и компартия, и Б.Ельцин, и многие другие.
      Конец мая 1996 года. Шантаж банкиров со стороны тех же самых недальновидных силовиков (“дело Бориса Федорова”). Шантаж отвергнут (что тоже равно проявлению неслыханной ранее политической силы). Ельцин все более становится на позиции поддержки союза Чубайс-банкиры-Куликов. Руководимая Чубайсом кампания выборов президента набирает обороты, демонстрируя все возможности единого предпринимательского сословия.
      Июнь-июль 1996. Ряд мощных избирательных трюков (прежде всего трюк с Лебедем). Постепенный перелом в обществе, воспринявшем объединительный образ Ельцина. Отставка упрямых силовиков. И - триумф! Ельцин избран, Чубайс возведен в ранг самого перспективного молодого политика, и вскоре, уже к осени, займет важнейший пост главы администрации президента, фактического главы реальной “вертикали власти”.
      Октябрь 1996 года. Вопреки болезни Ельцина и острейшему кризису власти, тот же альянс Чубайс-банкиры-Куликов убирает Лебедя с поста секретаря Совета безопасности и, наперекор всем прогнозам, гасит с помощью политических технологий рейтинг этого, тогда еще наиболее вероятного, кандидата в президенты РФ. Полный триумф! Список политических побед высшего ранга! И вот проходит год. Что мы видим к ноябрю 1997 года?
      Мы видим опозоренного Чубайса, грызущееся банкирское сословие, здорового, злого, ушедшего в себя - но, безусловно, как никогда припертого к стенке Ельцина. И - полную компрометацию высшей предпринимательской элиты страны. Компрометацию - не только через самоубийственную грызню и Чубайса! Компрометацию через очевидное отсутствие всякой единой политической позиции по целой серии принципиальнейших событий в жизни страны. Чего стоит хотя бы отсутствие политической реакции на крах Чубайса! Ибо вряд ли можно назвать политической реакцией сверхотчаянный визг достаточно неразборчивых в целом лиц и структур, поднятый на тему “воровать под видом гонорара - нехорошо”.
      Какие выводы мы можем сделать из подобного послужного списка? Прежде всего констатировать, что “реформаторы” (читай - банкиры, Чубайс и т.д.) умеют брать власть (пользуясь беспомощностью своих оппонентов), но не умеют ее реализовывать, оказываются несостоятельными в главном деле - государство-строительства и государстводержания. Нет идеи страны, образа страны, нет стратегии, нет общественной легитимности (что автоматически следует из всех предыдущих “нет”), нет даже понимания необходимости общественной легитимности. Что-то во всем их движении препятствует реальному удержанию власти через ее настоящую реализацию! И это “что-то” суть вирус антигосударственности, аллергия на то, что составляет квинтэссенцию действительной власти как возможности исторического творчества.
      Сообщество, выигравшее выборы и взявшее для себя имя “крупного капитала”, сильно деградировало за прошедший год, приобрело существенную нагрузку общественной непопулярности, потерпело значительный урон в части собственной репутации и мучительно завоеванных властных позиций. Итог этого загнивания - моральное убийство Чубайса и его компаньонов (включая Гайдара, зачем-то ввязавшегося в это тухлое гонорарное дело).
      Это не могло произойти мгновенно! И не могло быть размазано по всей временной оси длиною в год. Это не могло быть и бессубъектно. Не могло произойти само собой, “по щучьему велению”. Кто-то должен за это отвечать. И не перед моральным судом, не в плане прокурорских разборок, а перед тем судом истории, по которому политик, не сумевший однажды использовать подарок судьбы, теряет это право почти фатально и навсегда (исключения можно перечислить в истории по пальцам, и эти исключения лишь подтверждают правило).
      Не снимая вины со всего предпринимательского сообщества и прежде всего с главного антагониста Чубайса - Березовского, я тем не менее утверждаю, что ответственен за случившееся прежде всего Чубайс. И как бы ни сложилась его дальнейшая биография, каких бы новых зияющих политических высот он ни достиг (что в принципе не исключается в данной гнилой действительности), он навсегда останется человеком утерянных возможностей. Воистину кульминацией в этой утере является “чечевичная гонорарная похлебка”, за которую продано чуть было не состоявшееся властное первородство (смотри вышеприведенную хронику властного восхождения).
      Некоторые по этому поводу апеллируют к прошлой отставке Чубайса, после которой он-де, мол, “воскрес” и усилился. Та отставка не имеет ничего общего с сегодняшним сохранением. Тогда уходил гонимый Коржаковым упрямый и ненавидимый реформатор, еще не получивший в руки никаких подлинно властных рычагов. Сейчас цепляется за место политик, не только совершивший проступок, но и потерявший чудом ему ниспосланный сугубо властный потенциал. За счет чего же это все произошло?
      Не имея здесь возможности подробно обсуждать проблемы стратегического характера, я хочу проанализировать крупные непростительные тактические ошибки Чубайса. Их было три.
      Первая. Чубайс получил от сообщества предпринимателей (качество этого сообщества - вопрос отдельный, но его возможности вряд ли вызывают у кого-то сомнения) карт-бланш на выстраивание чего-то наподобие реальной “партии власти”. Банкиры как бы сказали Чубайсу: “Ваяй нас, мы тебе доверяем”. Чубайс ваять не захотел и не смог, проявив себя впервые в этом как аппаратчик, а не как политик. Чубайс предпочел остаться фаворитом Ельцина. Он не захотел выстраивать “большую политическую систему”. Ибо эта система налагала на него огромные обязательства. А ему хотелось власти именно личной. Как он понимал эту власть? Мягко говоря, весьма упрощенно. Есть он (Чубайс), есть победивший с его помощью Ельцин, есть возможность выпускать любые указы за подписью Б.Н… Все! Хватит! Зачем нужны “большие числа”? Зачем нужно что-то “гармонизировать”? Это так хлопотно! И это делает тебя самого заложником “больших чисел”, больших квазипартийных систем. Взваливает на тебя “крест системности”. К черту!
      Добавлю. По моим оценкам, Чубайс не только не захотел строить новый формат коммуникаций, необходимый для организации хотя бы ядра возможной партии власти. Нет, Чубайс стал ломать имевшуюся систему коммуникаций. Он стал, что называется, “искусно разводить” членов предпринимательского сообщества. И сильно преуспел в этом. То, что он не понимал, что рождает себе могильщика этой хаотизацией своего “круга силы”, что рубит этим сук, на котором сидит, свидетельствует о том, что этот талантливый администратор и не худший экономист стратегом и политиком не является. И значения политической базы в современной политике не осознал. Как и Лебедь. Отсюда детские амбиции (что его, что Лебедя, что Немцова): “Не лягу под!.. Не буду служить!..” Ну чем тебе “не Байрон, а другой, еще неведомый…”
      Вторая ошибка. Чубайс в марте 1996 года обладал специфически безупречной репутацией в крупном предпринимательском сообществе. Попросту - околочубайсовский круг банкиров уважал Чубайса за отсутствие мелкой и жанрово принижающей продажности. Коробка с долларами с этой точки зрения, как это ни странно, “не в счет”. Как не в счет и беспроцентные кредиты. Ибо коробка с долларами - это банальнейший “черный нал” любой избирательной кампании. Нехорошо? Конечно! Но мы говорим об особых специфических, банкирских репутационных критериях. А не об общих нормах респектабельности, не имеющих, увы, уже почти никаких пересечений с нашей реальностью. Беспроцентные же кредиты - это понятная банкирам форма оплаты шеф-менеджерской работы Чубайса. За такую кампанию он мог получить и больше. Непонятно было только одно: зачем выдумывать подобные уязвимые формы вместо того, чтобы взять те же суммы нормальными контрактами по найму. Здесь, видимо, уже сказалась опасная (и доконавшая его!) тяга Чубайса к мелким удобствам приобретательского характера типа ухода от налогов. Но не будем здесь домысливать. Ибо разговор совсем о другом.
      Никто из круга Чубайса не мог в марте 1996 года сказать, что он лично купил Чубайса. И это давало Чубайсу высокую репутацию в банкирской среде. Некоторые сегодняшние непримиримые враги, а тогдашние прославители Чубайса даже говорили о том, что Чубайс вообще неподкупен (сразу оговариваясь при этом - “у нас не брал”). Но насчет вообще неподкупности опять-таки добавка ненужная, неважная и в нашем случае “зело романтичная”. Чубайс марта 1996 года еще “не лег ни под кого” из тех, кого еще как-то консолидировал. И потому мог как-то консолидировать.
      А в самом конце 1996 года (или в самом начале 1997-го) Чубайс уже “лежал под Потаниным”. Это было непростительной ошибкой! Он расплатился за нее Немцовым как вторым первым вице и сломанной схемой обещанного ему ранее тотального “кабинета Чубайса”. Он расплатился за это еще большим - острыми противоречиями в том, что сейчас именуется “ядром президентской команды”. Он расплатился, наконец, нынешним положением вещей.
      Две первые ошибки Чубайса связаны воедино. Не желая строить “больших систем”, Чубайс не хотел и прочной консолидации того круга сильных мира сего, который делал на него ставку. “Конфликтизируя” этот круг и решая свою дальнейшую судьбу вне консолидационных оснований, Чубайс уже не мог не выбирать особо выгодного ему партнера и покупателя. Он решил прирасти к ОНЭКСИМу и, по большому счету, потерял все.
      Третья ошибка Чубайса. Идеологизация им всей системы политических действий. Чубайс - аппаратный прагматик. Но он еще и политический фанат определенной общественной системы, гордо именуемой капитализмом. С этой точки зрения “Письмо 13-ти” для него паллиатив (как и для Березовского). Что не паллиатив? Некая абсолютно утопическая “партия крупного капитала”, которую, по указанным выше причинам, реально строить он тоже не хотел (как и Березовский). Но о ней можно было говорить, заговаривая этим камланием живую необходимость крупного, важного строительства элитных коммуникаций.
      Всю систему своих возможностей Чубайс и Березовский равно принесли в жертву этой сугубо разговорной химере. Разговорной - потому что никто не собирался строить и этого. И открещивался с помощью забалтывания от конкретной ноши. Химере - потому что партия - это сообщество идейных единомышленников, то есть производное от “невещественного”, а крупный капитал вообще (и в понимании Березовского и Чубайса, в особенности) - штука сугубо вещественная. То есть партии крупного капитала в принципе быть не может. Выдумка о капиталистической партии взята взаймы из оппозиции “капитализм-социализм” и из синдрома “измо-строительства”. Но социализм - утопия, мечта, невещественность. Капитализм - “интересантство”, система, уклад. Но не идея! Может быть партия консервативной идеи, либеральной идеи, националистической идеи, социалистической идеи, фашистской идеи и пр. Поскольку крупный капитал России идеи не уважает, а для себя идеи, его устраивающей, просто не имеет и иметь не может, то Чубайс и Березовский вскоре незаметно для самих себя еще и разошлись фактически по разным идейным квартирам (в сущности, квазиидейным, на уровне политико-бытовом, - о Чубайсе говорить сложнее, но возьмите конфликт Потанин-Кох и Березовский-Гусинский - все сразу становится намного яснее).
      Что же касается Березовского и всего остаточного круга крупных предпринимателей, то, не предъявив обществу своего понимания поступка Лебедя в Чечне, не проявив в Чечне стратегической государственности, разорвав на определенном этапе союз с Куликовым и склеивая этот союз затем на уровне “да мы… да вы… да ладно… да ничего…”, не создав языка для диалога с обществом и провалив самоконсолидацию, указанные силы и фигуры создали ту атмосферу, в которой фиаско Чубайса стало особо легко осуществимым и оказалось наделено особой подрывной силой. Да и Березовский зря гордится своими достижениями. Отставка произошла. И перспективы на будущее достаточно многозначны.
      Но главное - подрыв оснований, подрыв того целого, без восстановления которого каждая часть будет убита ею же сотворенным хаосом тотальной конфликтности. Будет ли преодолен этот подрыв? Загадывать не берусь. Скажу лишь - впереди или неслыханные интеллектуальные, организационные и волевые усилия, направленные на возрождение авторитета всего того, что назвалось крупным отечественным капиталом, либо полное и окончательное фиаско для всех сразу. И вытекающие из этого фиаско новые формы организации всей политической и социальной системы России.
      Возможности проявить себя у нашего стремительно взошедшего и стремительно лопнувшего сообщества крупных капиталистов еще будут. Вне государственности, причем реальной, не назывной, смешно говорить о целостности. А любая государственность будет востребована надвигающейся российской бедой (творцами которой отчасти, хотя бы в силу вышеназванных причин, являются и герои данного обсуждения). То есть - возможность есть. Но эта возможность, увы, уже весьма умозрительна. Ибо в гораздо более простых условиях не было сделано всего того, что было необходимо. Откуда же возьмутся силы и качества для неизмеримо большего?
      Однако скверность ситуации (персонифицируемая, например, тандемом Сороса и Бжезинского) предполагает нашу готовность задействовать любой, самый малый и гнилой, шанс в стратегических интересах страны. Поэтому не надо воспринимать данный анализ просто как эпитафию Чубайсу. Я не стал бы тратить на это время и силы. Чубайс - это кривое зеркало нашей очень кривой реальности. Как эта кривизна зеркала отразит кривую реальность, трудно сказать. Важно одно - в нынешней ситуации как никогда скучно и стыдно пенять на зеркало.
      С. КУРГИНЯН

ПАХАНЫ КАК “ТРЕТЬЯ СИЛА” ( РОССИЯ И СНГ )

      Ю. Бардахчиев
      20 ноября - Саянский алюминиевый завод вступил в экономический союз с Таджикским алюминиевым заводом.
      Из Таджикистана приходит, пусть и крайне скудная, информация о том, что процесс мирного урегулирования в республике, и так еле теплящийся, вновь находится под угрозой. Попытка госпереворота, акция боевиков полковника Худойбердыева по возвращению контроля над западными районами Таджикистана, пресеченная армейскими силами, непрекращающаяся серия терактов в Душанбе - вот лишь часть слагаемых напряженной политической обстановки в последнее время. Что стоит за всем этим? Вначале попытаемся просто перечислить все возможные варианты ответа на этот вопрос.
      Самый банальный вариант ответа - мирный процесс “трещит” под грузом собственных противоречий. К их числу привычно относят и партийно-политические противоречия между “коммунистической” властью и “антикоммунистической” оппозицией, и религиозные противоречия между “официальным”, т.е. прогосударственным, и “неофициальным”, т.е. местническим, исламом, и противоречия между захватившим власть кулябским кланом и гармским, составляющим силовой костяк оппозиции.
      Следующий вариант ответа - так называемая “третья сила”. Согласно этому варианту, мирный процесс подрывается теми, кто не заинтересован в его дальнейшем развитии. Кем же? Кто может быть этой “третьей силой” в данном регионе Центральной Азии?
      Здесь существует несколько “подвариантов”. Первый из них - “узбекский”. Основания для подозрений в дестабилизирующем влиянии Узбекистана - Таджикистан имеет. Прежде всего, Узбекистан слишком заинтересован в том, чтобы ситуация в Таджикистане управлялась только с узбекского политического терминала. И дело не только в экспансионистских устремлениях Узбекистана - этой и впрямь самой мощной из среднеазиатских республик СНГ. Узбекистан слишком хорошо понимает, что ситуацией в Таджикистане может управлять либо он сам, либо … Либо некий субъект, который легко может взорвать стабильность самого Узбекистана (кем бы ни был этот субъект - консолидировавшейся на националистической основе таджикской оппозиционно-властной элитой, силами иранского фундаментализма, укрепившимся и вошедшим в таджикский процесс Ахмад Шахом Масудом, или кем-то еще). В самом деле, как хорошо известно, в Таджикистане живет свыше миллиона этнических узбеков, а в Узбекистане издавна проживает “сравнимо много” таджиков. Особенно в Самарканде и Бухаре - там их большинство. Известна также серьезная зависимость Таджикистана от узбекских энергоносителей. Однако важнее всего фактор роста собственно политического влияния Узбекистана в регионе, которое приобрело настолько устойчивый характер, что впору говорить чуть ли не его о региональном военно-политическом доминировании . По крайней мере, ясно одно - Узбекистан достаточно силен для того, чтобы играть роль “третьей силы”, и ему есть чего опасаться в случае, если союз власти и оппозиции в Таджикистане примет характер “пантаджикского” или антиузбекского. И уж тем более - проиранского. А это вовсе не исключено.
      Конкретные факты говорят о том, что рассматриваемая нами узбекистанская “возможность” вполне соотносима с таджикской “действительностью”.
      Так, например, кланово-региональная группировка северян Сайфеддина Тураева, противостоящая и официальным структурам Рахмонова, и не поделившая власть с оппозиционными силами, прочно связана с узбекскими “покровителями”, имеющими серьезные экономические интересы в наиболее промышленном отношении развитом Севере, и этно-политические - на территориях Запада и Юга. Другой пример - небезызвестный полковник Худойбердыев, поклявшийся после разгрома его группировки в Ширкентском ущелье, что до конца жизни будет сражаться… ни больше ни меньше как за возврат “исторических узбекских территорий, переданных во времена СССР Таджикистану”.
      Вторым претендентом на роль “третьей силы” является, как ни странно, Россия. Но, конечно же, не в лице официальных сил и структур, отстаивающих национальные интересы. Ситуация иная, гораздо более запутанная и двусмысленная. И она требует достаточно подробного рассмотрения.
      Исторически сложилось так, что наиболее специфическим фактором, повлиявшим на социальную структуру таджикского общества, стала промышленность. Именно нужды развитой промышленности, изначально создаваемой вовсе не в целях экономического обслуживания данной республики или региона, а как часть общесоюзного экономического потенциала, потребовали привлечения достаточно образованной, а значит, привозной (из России и других европейских регионов) рабочей силы и среднего технического персонала. Именно она создала расслоение (этнически, конфессионально, по языку, культуре и т.д.) между традиционалистским сельским крестьянством, с его кланово-родственной структурой, и работниками производственной сферы в городах. Созданный этим колоссальный заряд конфликтности сдетонировал после объявления независимости республики и вылился в непрекращающуюся пятилетнюю гражданскую войну. И теперь именно промышленность продолжает оставаться неснимаемым противоречием в борьбе кланов и группировок в Таджикистане.
      Зафиксировав эти обстоятельства, перейдем к прослеживанию достаточно специфического, как сейчас будет показано, и весьма двусмысленного русского следа в том, что именуется вариантом вмешательства “третьей силы”. Подавляющее большинство предприятий Таджикистана за время войны были остановлены, разграблены или разрушены. Но одно предприятие работало практически без остановок даже в самые “горячие” времена - это Таджикский алюминиевый завод в Турсунзаде. Именно ТадАЗ, принадлежащий к числу четырех промышленных гигантов СССР, вырабатывавших алюминий для авиастроения и на экспорт, первым делом старались взять под свой контроль - и брали - все регулярно меняющиеся полевые командиры, в частности, тот же Махмуд Худойбердыев.
      И вот недавно история Таджикского алюминиевого завода получила новое продолжение в том самом, обозначенном нами двусмысленном ракурсе. Как сообщили информационные агентства, Саянский алюминиевый завод (СаАЗ, Хакасия), один из крупнейших производителей первичного алюминия в России, Николаевский глиноземный завод (НГЗ, Украина) и Таджикский алюминиевый завод (ТадАЗ, г.Турсунзаде) создали экономический союз, который в перспективе станет базой для формирования транснациональной ФПГ. СаАЗ выделяет ТадАЗу инвестиции для модернизации производства, а также вкладывает капитал в реконструкцию Днепро-Бугского морского порта, что позволит Николаевскому заводу перерабатывать дополнительно 1,5 млн. тонн бокситов в год.
      Как это накладывается на интересующий нас политический процесс? И накладывается ли? Представьте себе, накладывается. И весьма любопытным образом. Еще в 94-м в Хакасии и на юге Красноярского края шла скупка акций СаАЗа, тогда же прошла эпидемия заказных убийств. Как выяснилось, шла борьба за передел влияния между братьями Черными (представлявшими интересы британской фирмы “Транс уорлд групп” (TWG) и лидером Красноярской ОПГ Быковым (имя, ставшее нарицательным после статьи “Время “быков”). В итоге, новым гендиректором СаАЗа был назначен О.Дерипаско (родственник бывшего первого вице-премьера О.Сосковца). Быков отстаивал новую региональную идеологию: “Чужого нам не надо, а своего не отдадим… КрАЗ тогда отстояли, и он некоторое время был практически единственным “независимым” алюминиевым заводом в России. Остальные в основном давно “ушли из под отечественного контроля” (читай: “отечественной братвы”).
      Через год выборы в Красноярске прошли под тем же лозунгом. причем выбор СаАЗа пал на Алексея Лебедя (брата Александра Ивановича). Тем самым, СаАЗ обрел контроль уже и над государственной властью в отдельно взятом субъекте Федерации. Кстати, старший Лебедь тоже прилетал в Хакассию самолетом СаАЗа. Теперь близкие СаАЗу кримструктуры устанавливают контроль над всей хакасской промышленностью, влияющей на себестоимость металла - “Хакасэнерго”, Саяно-Шушенской ГЭС. В 1996 году был инициирован процесс банкротства “Норильского никеля”, поддержанный властями Красноярского края, а Минфин Хакассии ходатайствовал о назначении на должность внешнего управляющего КрАЗа все того же гендиректора СаАЗа О.Дерипаско. Видимо, логическим продолжением этих акций станет и прибирание к рукам ТадАЗа.
      Как это все соотносится с “третьей силой”? Да очень просто! Новый игрок не может войти в поделенное пространство интересов прежних игроков, не подорвав их равновесие, а после этого не выступив в роли посредника. Так играют во многих нестабильных регионах земного шара. И было бы странно, если бы в Таджикистане это вдруг не сработало.
      Что касается третьего варианта “третьей силы”, то он столь же зловещ, сколь и прост. Наркодельцы правят бал в этом регионе. Коронная карта наркодельцов - это бартер “оружие за наркотики”. Мирный процесс, зайди он слишком глубоко, воспрепятствует этому бартеру. А поломать мир, располагая столь специфической политико-криминальной инфраструктурой, совсем нетрудно. А раз нетрудно и полезно - значит, и нужно. “Вот и весь разговор”…
      Весь ли? Во-первых, каждый из трех вариантов “третьей силы” не существует изолировано от другого, а их сочетание может создать очень сложные и мощные политико-криминальные контуры. Притом такие, что аукнется в Таджикистане, а откликнется прямо у стен Кремля.
      Во-вторых, отношение наше к русскому следу в рассмотренном втором варианте “третьей силы” - неоднозначно. Хорошо, если отечественные ФПГ начинают подтягивать к России зоны СНГ. Честно говоря, в этом случае можно было бы не слишком громко сетовать на качество подобных ФПГ и меру их криминализации. А если наоборот? Если часть российских стратегических объектов и территорий втягивается в орбиту чужих (исламских или даже гораздо худших) влияний? Если здесь отрабатывается не интеграционный, а дезинтеграционный процесс? И не надо пожиманий плечами! При нынешнем уровне российской нестабильности ничего невозможного в такой гипотезе нет.
      Так что - будем внимательно и заинтересованно наблюдать за развитием процессов. И - прямо скажем - не глазами постороннего. Здесь имеет место далеко не академический интерес.
      Ю. БАРДАХЧИЕВ

ИМПЕРИЯ ДРУГОЙ СТРАСТИ ( РОССИЯ И МИР )

      М. Дмитриев
      21 ноября - Китай планирует завершить программу экономических реформ с рыночной ориентацией за три года.
      22 ноября - Российская судостроительная компания АО “Северная верфь” подписала контракт с “Росвооружением” на строительство двух эсминцев для ВВС Китая.
      С недавних пор по российскому телевидению демонстрируется зрелище, видимо “снятое” с западных телешоу, под названием “Империя страсти”. Одним из кульминационных моментов этого телескетча является постепенное скидывание участниками состязания элементов одежды: галстук, пиджак, рубаха и… так почти до полного “ню”.
      Похоже, имиджмейкеры российского президента решили взять на вооружение столь сильно действующие на обывателя телеэкзерсисы. После красноярской встречи “без галстуков” с японским премьером Хасимото, в Пекине Б.Ельцин договорился с Ц.Цзэминем провести в 1998 году встречу… “без пиджаков”. Отметим, что сам прилет главы России в КНР был обставлен на уровне дорогого шоу: огромная свита на нескольких самолетах, обильные словоизлияния, лобзания и обещания вечной дружбы! Российские СМИ рапортовали об огромных успехах в российско-китайских отношениях. Впрочем, действительно завершена работа по весьма болезненному вопросу демаркации российско-китайской границы (а это 4300 км), подготовлено рамочное соглашение по строительству газопровода из Иркутской области в Китай (по оценкам, стоимость проекта 12 млрд.$), подписано соглашение о сотрудничестве центральных банков России и Китая. Казалось, сделаны шаги к реализации “стратегического партнерства”, заявленного РФ и КНР еще в апреле 1996 года в Шанхае
      Однако уже сразу после встречи (11 ноября с.г) Ц.Цзэминь поспешил подчеркнуть, что на новом этапе Россия и Китай никаких военных союзов заключать не собираются, то есть и речи нет о восстановлении пламенной советско-китайской дружбы 50-х годов. Более того, невзирая на прежние заявления о том, что стратегической целью Китая “является создание нового типа отношений с Россией в качестве противовеса американскому гегемонизму в Азии”, теперь китайское руководство подчеркивает, что сотрудничество не направлено против третьей стороны, то есть США. Что это - перемена в отношениях или хитрая игра китайского “дракона”?
      Какими бы обидными ни казались для России эти лавирования китайского руководства, они соответствуют логике тех политических и экономических процессов, которые происходят как в самом Китае, так и в мире в целом. Перейдя в конце 70-х годов от “изоляционистской” политики Мао на путь “открытости внешнему миру” Дэн Сяопина, Китай четко определил свою роль как “мировой сверхдержавы”, а ключевым направлением политики сделал предотвращение абсолютной (после распада СССР) политической и экономической гегемонии США в АТР. Идея восстановления Великой Срединной Империи стала основополагающей в политике китайского руководства.
      Китай уже стал “безжалостной силой” в экспорте товаров легкой промышленности и электроники. После присоединения Гонконга валютный резерв Китая составил 400 млрд. $. Слияние 305 тыс. государственных предприятий в одну тысячу корпораций по образцу японских и южно-корейских, по оценкам экспертов, приведет к возникновению “второй” Японии.
      Соглашение с Казахстаном на строительство нефтепроводов из Узеньского месторождения в Синьцзян (проект оценен в 9,5 млрд. $) подтвердило право Китая называться одной из самых богатых по валютным резервам стран. А сообщение, что уже к концу 1995 года 75,6% граждан КНР перешли в категорию “жизненного уровня среднего достатка”, если это правда, наносит удар уже по престижу США, в которых поговаривают о крушении “американской мечты” - снижается численность “мидл-класса”, увеличивается разрыв между богатыми и бедными.
      Руководство Китая понимает, что вслед за экономическими реформами возникает необходимость реформирования политической системы, и видит таящуюся здесь опасность. Ею является вестернизация китайского общества. В партию приходит молодое поколение, значительная часть которого закончила западные университеты и возвращается на родину с далеко не традиционными идеями модернизации, в том числе и политической. Точно оценивая политическую конъюнктуру, китайское руководство вводит в правительство людей, авторитетных на Западе, но ориентированных на усиление единого Китая. Появление в центральном правительстве КНР миллиардера - главы Гонконга Дун Цзяньхуа - важный знак. Если же в марте 1998 года место премьера Ли Пэна, которого прочат на должность главы китайского парламента, займет его нынешний заместитель Чжу Жунцзи (в КНР его называют королем экономики), то команда китайских реформаторов получит лидера номер два, который будет ревностно реализовывать экономические проекты Цзяна. Поэтому злорадные ухмылки Запада по поводу того, что, дескать, экономические реформы приведут к краху коммунистического режима - бессмыслены. Потому что речь идет не о сохранении коммунизма, а о возрождении “китаизма”.
      И в этом возрождении Китай продвинулся очень далеко. В укреплении своих экономических позиций в регионе Китай опирается на этнических китайцев, проживающих за пределами страны. Во многих странах АТР (Индонезия, Малайзия, Таиланд, Сингапур) представители китайских анклавов уже давно обосновались в верхних эшелонах политической власти и это позволяет “переключать” экономические и финансовые ресурсы “мирового китайства” на материковый Китай, что сделает Китай уже действительной супердержавой. Кстати, нынешний экономический кризис, потрясший мировые финансовые рынки, уже продемонстрировал, что победителем из него пока выходит Китай, имеющий многомиллиардные валютные резервы. И недаром глава ВБ Вулфенсон назвал Китай образцом реализации регулируемого государством рынка, который этот банк с недавних пор считает основой мировой экономики будущего.
      Жизненно важные интересы в АТР не позволяют США спокойно смотреть, как разворачивается в этом регионе Китай. И потому с такой регулярностью США подтверждают японо-американский военный договор. Но при этом США понимают, что конфронтация с Китаем может, в конце концов, лишить их всех шансов остаться в АТР, одновременно потеряв стратегически важный для них китайский рынок (дефицит торговли США с Китаем уже составляет 44 млрд. $). А учитывая растущие антиамериканские настроения в Японии, усиление японо-китайских взаимодействий быстро скажется на японо-американских отношениях. И эти опасения небеспочвенны. Япония явно присматривается к Китаю как к экономическому партнеру. Являясь мощнейшей экономической державой с большими “имперскими” амбициями, Япония все больше стремится проявить свою самостоятельную политику! И это выражается уже не только в желании сократить американское присутствие на островах!
      Великая война за Северную Евразию началась! Как началась и битва за Китай, в которой США готовы на все. Вот почему можно, конечно, снимать и галстуки, и пиджаки… И рассуждать о 150-миллионном довеске к нужным миллиардам.
      Но только как бы это все не кончилось тем особым “ню”, в котором азиатские властители, следом за раздеванием танцовщиц, приказывают снять с них… и кожу. И - продолжать танцевать. Это ведь совсем другая “империя страсти”, не правда ли? И как конституционные защитники национальных нтересов отнесутся к тому, что в роли раздеваемой танцовщицы - этого страдательного лица “империи другой страсти” - будет выступать РФ?! Страна, вверенная их попечению!..
      М. ДМИТРИЕВ

“МЫ ВЫШЛИ ИЗ ОДНОГО ОГНЯ…” ( Диалог Александра Проханова и Светланы Горячевой )

      Светлана Горячева:
      Александр ПРОХАНОВ. Светлана Петровна, беседа проходит на фоне начавшейся дискуссии в рядах народно-патриотической оппозиции. Эта дискуссия тлела на протяжении нескольких лет, и вот, после так называемого “не-вотума”, выплеснулась на страницы прессы. Она обсуждается в кулуарах Думы, она породила смятение в сознании многих достойных и разумных людей. Некоторый интеллектуальный раскол налицо, и не дай Бог, если он перейдет в организационную плоскость. Мы не столь богаты организационно, структурно, чтобы позволять себе это. Я благодарен за то, что вы, несмотря на личную уязвленность нашей тирадой, где вы были названы “мисс Компромисс”, пригласили меня к этому диалогу, чтобы выявить и сопоставить наши позиции. Ведь в 91-м и 93-м годах вы были “мисс Революция”. Если сегодня у вас существуют иные подходы к решению текущих политических проблем, то они важны и весомы, ибо вас никто не в состоянии упрекнуть в личной заинтересованности этим компромиссом. Поэтому первое, очень бы я хотел вас спросить: чувствуете ли вы это смятение, это напряжение, которое появилось в наших кругах? И если да, как вы его чувствуете?
      Светлана ГОРЯЧЕВА. Знаете, Александр Андреевич, мне хочется начать с другого. С того, что я искренне рада вас видеть. Я помню Проханова и 90-го года, и 91-го. Я помню то интервью, которое я вам давала когда-то: мы сидели в гостинице “Мир” и говорили о многом… Я хочу сказать, что перед вами сейчас та же самая Горячева. Я ни о чем не жалею: ни о том, что выступала с политическим заявлением против Ельцина, ни о том, что меня расстреливали в “Белом доме”, семь часов бабахали по мне и по другим по той горстке совести России, которая находилась в нашем Доме Советов. И если бы мне пришлось заново проходить свой политический путь, то я бы пошла так же, как я шла эти годы. Вы сказали, что я была “мисс Революция”, а стала “мисс Компромисс”… Может, внешне это и так выглядит, но внутренне каждый мой шаг выстрадан настолько же, как и тогда. А что касается напряжения, брожения умов в рядах оппозиции конечно, все мы его чувствуем, и я очень глубоко пропускаю это через свое сердце. Но, понимаете, и в 90-м, и в 91-м, и в 93-м годах я в какой-то степени может и напоминала Дон Кихота, но бросала вызов зная, что еще был Союз, органы КГБ, МВД, армия, и мой призыв был направлен именно к ним. Я тогда не думала, что сидят гнилые генералы, которые с такой легкостью сдадут мое Отечество. Мой призыв был направлен не к дедушкам-бабушкам, не к обывателям, которые меня послушали и забыли, но именно к этим людям. Я знала, что есть сила, способная переломить ситуацию в другую сторону. Не знаю, к революции ли я их звала, но мне тогда очень хотелось растолкать этих сытых генералов и сказать им, что они присягали служить Союзу, Отечеству нашему единому так почему же с такой легкостью все сдается Бог весть кому? Сейчас ситуация качественно другая, силы, на которую можно опереться, нет, и я очень хорошо понимаю, почему ее нет, кто и что нам противостоит, и что эту силу нужно обязательно создать.
      Ведь сегодня идет битва за Россию, за ее недра, за природные ресурсы, за русскую землю и русские территории. Люди здесь никому не нужны только территории и сырье. Для того, чтобы поработить Россию, используются иезуитские приемы, сатанинские приемы используются я это тоже понимаю. И если наше политическое противодействие не будет сильнее этого давления на Россию, если мы не накопим массу и силу, с которыми можно противостоять, мы проиграем… За последние годы я очень много читала философскую литературу и приняла мудрые слова Ивана Ильина, что политика это искусство обнаруживать и обезвреживать врага. Кто к этому не способен должен уходить из политики. Здесь постоянная дуэль интеллектов. Не амбиций, не эмоций, а интеллектов. Сегодня в России сложнейшая ситуация. Я ежемесячно бываю в своем избирательном округе и возвращаюсь оттуда под грузом такой человеческой боли, таких страданий… Что делать женщинам, которые не получают своей заработной платы, их дети нищенствуют и голодают, семьи не сводят концы с концами, кто-то в знак протеста выбрасывается из окна, кто-то голодовки объявляет… Я ведь живой человек, и глубоко переживаю… Приезжаю в Москву, стискивая зубы от боли и ярости. Но мой радикализм сегодня, красивые выступления на митингах это неадекватная реакция на то, что происходит. Я начинаю думать: “А что делать?” Ведь плетью обуха не перешибешь. На последнем пленуме шла очень серьезная дискуссия. У оппозиции нет разномыслия в отношении конечных итогов: нужно, чтобы от власти ушел нынешний режим, чтобы Россия стала свободной, чтобы наш народ был хозяином на территории своего государства. Здесь нет других точек зрения. Пока Борис Николаевич и эта команда будут у власти да, Россия будет страдать. Но споры идут о тактике: как прийти к власти? Если бы с нами сегодня были не те генералы, что красуются на митингах, а те, за которыми пошла бы армия - тогда одна ситуация. Но мы сегодня такого счастья не имеем, а потому должны накапливать и множить наши силы. Как это делать? Я вижу три возможных пути. Влияние на общественное сознание через средства массовой информации, расширение оппозиционных СМИ, хождение в народ, непосредственное влияние через встречи, конференции, просто беседы. И еще: хотим мы того или нет, но медленное - я подчеркиваю, медленное, постепенное овладение властью на всех ее уровнях - местного самоуправления, представительных и исполнительных органах субъектов федерации, федеральных органах. Это можно назвать условно “врастанием во власть”. Что такое “врастание во власть”? Как раз то, что мы провели в регионах 30 губернаторов наших, что мы боремся за представительные органы на местах, за посты мэров, влияние в Совете Федерации. Если нам предлагают и мы чувствуем за собой силу, то и в правительство должны идти. Аман Тулеев это замечательно показал, и его большая заслуга в том, что у нас состоялся на сегодня договор с Лукашенко, создан политический прецедент нового сближения двух славянских народов. Если этого не делать, на кого будем полагаться на следующих выборах? А так мы сможем опереться на поддержку лояльных губернаторов, депутатов, мэров, региональные средства массовой информации, не допустим, как в июле 1996 года, фальсификации результатов голосования. Но эту опору нужно готовить загодя. Помимо этого, нам нужно идти к банкирам, руководителям предпряитий, нужно идти к национально ориентированной буржуазии, убеждать их в том, что Западу ни русские банкиры, ни буржуазия сами по себе не нужны, а нужны лишь для того, чтобы взять наши земли и природные ресурсы. Мы не должны бояться таких методов. Если не годится такое “врастание во власть” назовите другие методы.
      А.П. Я назову другие методы, но здесь очень много смысловых неточностей, скажем, врастание во власть, врастание в рабство, врастание в безумие… Здесь очень важна точность формулировок, потому что нас столько раз обманывали, у нас было такое количество иллюзий, что больше с этой приблизительностью жить невозможно. Вы говорите о необходимости копить силы. Но наши с вами силы, Светлана Петровна, не в накоплении дивизий, не в накоплении спецорганов, не в накоплении патриотических банков. Наши силы в накоплении общественных настроений, накоплении народного доверия, которое дало нам депутатские мандаты, губернаторские посты и которое дальше либо станет спасать нас от репрессий, либо поведет к высшей власти в России. Наша трагедия сегодня в том, что общественное сознание отворачивается от нас, люди перестают нам верить, у них возникает глубокое разочарование. И мы не копим компромиссами наши силы мы их бездумно тратим, транжирим, и они распадаются, исчезают… Повторяю, у нас нет ничего, кроме доброго имени и того кредита доверия, который нам с 91-го отдавали люди. Когда на президиуме НПСР, членом которого я состою, обсуждали проблему “вотума”, я почти единственный, только Илюхин меня поддержал сказал, обращаясь к Зюганову, к Рыжкову, ко всем коллегам и товарищам моим: “Понимаете ли вы издержки, которые придется понести в результате отзыва этого “вотума недоверия”? Позитивные моменты очевидны. Парламентский час на ТВ ради Бога! Парламентская газета слава тебе, Господи! Бюджет скорректируем. Остаемся в Думе. Все так. Но кто отдает себе отчет в издержках, которые последуют за таким, в который уже раз, компромиссным решением?” И Зюганов ответил: “Издержки неизбежны в любом реальном деле”. Понималось ли вами тогда, что главными издержками принятого решения быть может, прагматически правильного будут разрушение иррациональных пластов народного сознания и разрушение того, что называется “вера”, и чем оперируют политики и вожди очень высокого полета. Народ трижды изумлялся поразительно комплиментарному отношению “красной” Думы к Черномырдину, к бюджету, к банкирам. Например, мы шли во власть, мы отдавали свои голоса “красным” губернаторам. Те выиграли в 22 регионах и полностью исчезли как “красные губернаторы”, их не видно и не слышно ни в Совете Федерации, ни в Думе. Они погружены в прагматические заботы и вынуждены играть по правилам, которые пишут для них министерство финансов и Чубайс. Я не вижу в их поступках ничего, что отличало бы их от Лужкова и Росселя. Более того, все они в один голос говорят, что их идеал идеал хозяйственника, идеал крупномасштабного завхоза…
      С.Г. Хорошо, я согласна, что “врастание во власть” термин неудачный, мне самой он не нравится. Тогда постепенное овладение властью, маленькой и большой, на местах и в центре… А вопросы веры нам? Я тоже ею очень дорожу. Но нужно объяснять нашим сторонникам логику наших поступков. Нельзя строить политику на ультиматумах и демаршах, постоянном желании угодить публике. Каждый раз нужно думать о самом главном - что будет с нашим Отечеством, проиграет или выиграет Россия от наших шагов. Предвидеть, прогнозировать нужно, проникать в замыслы антинациональных сил. Что же касается вопроса о “не-вотуме”, на президиуме КПРФ я единственная выступала против “вотума”, потому что он в нынешней обстановке не имеет смысла. Почему? Потому что Конституция, тут я рассуждаю как юрист, дает Думе возможность объявить недоверие правительству. И такое недоверие имело бы смысл при другом принципе формирования правительства. Потому что единственная фигура, которая согласовывается с депутатским корпусом, это премьер. Все остальные члены правительства назначаются лично президентом, независимо от расстановки политических сил в парламенте. У нас колониальный тип демократии, авторитарное, по сути, государство. Из этого и нужно исходить.
      Фактически наше недоверие правительству привело бы к отставке одного Черномырдина, а все остальные продолжали бы занимать свои места. Но что бы мы получали? Я не строю иллюзий на счет Черномырдина. Но посмотрите на тех инородцев, которые стоят за ним! Знаю, какую карту планировали разыграть руками депутатов. Мы должны были убрать Черномырдина, а нам на утверждение предложили бы фигуру, скажем, Немцова или Чубайса они одного поля ягода. Тут уж никаких компромиссов и близко быть не может мы отклоняем, и тогда распускается Дума, а господин Чубайс оказывается единственным полновластным распорядителем всех финансов и кредитов России, ведь он министр финансов, к тому же бюджета нет! Финансы страшная власть. Плюсы нашего недоверия это, конечно, красивый поступок: пожертвовать собой, пожертвовать Думой, и какая-то часть наших сторонников, подпевая ТВ, была бы очень довольна нашим героизмом. Но, уверяю вас, как только эти люди увидели бы, что положение в России еще больше ухудшилось, что начало действовать указное право, что финансы полностью в бесчестных руках наши сторонники обоснованно бы укорили нас: “Надо же, вы отдали Россию в безраздельную власть этим чудовищам… Мы-то внизу находились, многого не понимали. Но вы, политики, вы не имели права на эмоции, вы должны были семь раз отмерить, прежде чем резать…” А отрицательные последствия у нашего вотума недоверия существовали очень серьезные. Прежде всего роспуск Думы. Хотим мы или не хотим, но сегодня она единственный легальный противовес тому инородному прозападному режиму, который существует в России. Вот, говорят: комфортно им в Думе, хорошо устроились. Да, кабинет у меня красивый. Но я приведу всего три примера, чтобы вы поняли, как даже в рамках этой пресловутой Конституции, за которую так легкомысленно голосовал народ и которая не дает нам почти никаких полномочий, мы защищаем высшие государственные интересы России.
      Как вы думаете, почему до сих пор не вынесен вопрос о ратификации договора СНВ2? Потому что мы провели несколько парламентских слушаний и пришли к выводу, что его ратифицировать нельзя, что он практически снимает наш ядерный щит и наносит ущерб интересам России. Рохлин не случайно стал оппозиционером, в том числе и после этих слушаний. Хотя бы поэтому Запад был заинтересован в том, чтобы Дума перестала существовать. Второй вопрос закон о земле. Уже сегодня, с помощью того же Чубайса, щупальца иностранного капитала ухватили нашу промышленность. Увы, но это факт. Осталась земля, остались природные ресурсы. Мы принимаем закон о земле, где запрещаем свободную продажу сельхозугодий, земель, лесного фонда, тех земель, где находятся природные ресурсы, а они находятся везде. Мы преодолеваем вето президента на Земельный кодекс. Президент его не подписывает, потому что на него давит Запад, которому нужна свободная купля-продажа российской земли. Так скажите, пожалуйста, если завтра не станет Думы и в указном порядке будет разрешаться купля-продажа земли а фактически территории нашего государства, кто от этого выиграет? Ясно, что не российский крестьянин, а через подставных лиц - иностранный магнат. В мае с. г. мы проводили специальное пленарное заседание Госдумы по приватизации - выводы более чем очевидные, контрольные пакеты акций по крупнейшим базовым предприятиям России - в руках иностранцев. И сегодня мы нарабатываем законы, как противостоять этому. Власть предержащими все было хорошо рассчитано по демпинговому вопросу - создается прецедент в Саратове, где законодательным собранием легализуется свободная купля-продажа земли. Госдума к этому времени своими руками, через механизм недоверия правительству себя уничтожит, и президенту останется лишь Указом благословить саратовский опыт, т. е. распродажу нашей территории. Но ведь это путь к гражданской войне, потому что без оружия и силы землю назад не отберешь. А инородцы будут потирать руки, если из-за куска собственной земли русские начнут убивать друг друга… И третье. Нам правительство предоставило весной список из ста тридцати месторождений, которые фактически предстояло отдать в разработку иностранным компаниям. Мы только по семи приняли пока лишь предварительные решения. Остальным было сказано: “нет”! Приняли Закон о свободе совести и вероисповедания, который ставит заслон иностранному миссионерству, безраздельно подавляющему души людей, составной части информационной войны против нашего Отечества. Может, это и немного, но мы думаем о России и защищаем Россию… Мне как политику, конечно, проще хлопнуть дверью в Москве, явиться к избирателям под фанфары: “Горячева - какая честная, порядочная! Опять вызов бросила и ушла!” Нет, я буду находиться здесь, на последнем рубеже. Непонимаемая многими, часто очень одинокая, страдающая, но внутренне уверенная, что по-другому поступить не могу.
      А.П. Извините, Светлана Петровна, вы правы во всем, но есть другая точка зрения, и она такова. Во-первых, мы с вами прекрасно знаем, что за эти страшные годы сопротивления, от 91-го до 97-го, мы ничего не сумели сделать для того, чтобы в России не установился этот жуткий, убивающий нас уклад. А он установился, причем такой, о котором мы даже не подозревали: бандитский, воровской, пронизавший все общество, от чубайсовского кабинета до бандформирований, оккупировавших маленькие районные городки. Финансовые ресурсы, которые якобы контролирует Дума, ею не контролируются никак она раз в году прикасается к этой проблеме, а все остальное время деньгами распоряжается все та же мразь и сует их как и куда хочет, без всякого контроля со стороны Думы и прокуратуры. Объясните мне, откуда идут иллюзии о том, что Дума выступает последним барьером на пути этого страшного бульдозера антирусских реформ? СНВ2 вы не ратифицировали, а боеголовки уже пилят вовсю. Куплю-продажу земли Дума не разрешила, а ее распродают непрерывно. Исполнительная власть не считается с Думой, хохочет над нею. Объясните мне как думский политик, почему нельзя было, веря, что народ с нами, что общественное сознание на нашей стороне, почему нельзя было уйти из Думы после роспуска? Это же не расстрел, не подполье, не 93-й кошмарный год. Почему нельзя было уйти из Думы через конституционную процедуру, чтобы через три месяца вернуться во всеоружии народного доверия: “Слава тебе, Господи, решились коммунисты!”, вернуться в новую Думу с большим количеством голосов? Это и есть политическая борьба, политический поступок! Оппозиция уходит от политической борьбы, политических поступков. Осуществляет тайную деятельность с властью, пишет популярные книги. В чем дело?
      С.Г. Спасибо за этот вопрос. В нем и горечь, и отчание и, простите, некая обреченность. Да, наверное, мы сделали не все, что могли, но еще раз повторяю, не могли победить, потому что количество не переросло в качество, потому что на ходу учились борьбе и не было времени осмыслить и махину силы, брошенной против России, и собственные ошибки. И если так рассуждать, что все распродается, с депутатами не считаются, - то лучше гордо уйти. Нет, дорогу осилит идущий. Мои избиратели делегировали мне частичку власти не для того, чтобы я совершала легкомысленные поступки и прятала, как страус, голову в песок. Когда обсуждался вопрос о недоверии, Владимир Вольфович Жириновский сказал две правильные вещи. Во-первых, глуп тот политик, который отдает даже маленькую власть, потому что он должен использовать любую возможность для усиления собственного влияния. А во-вторых, если произойдет роспуск Думы, то новая начнет работать не через три месяца, как вы говорите, а через год-полтора. Борис Николаевич и его окружение прекрасно понимают ситуацию. Очередное обращение к народу звучало бы так: что вам лучше, граждане свободной России, - чтобы мы бросили триллион на выборы этой несимпатичной Думы, или я выдам вам детские пособия, зарплату этим триллионом выплачу? Уверяю вас, под аплодисменты измученных людей и в связи с тяжелой ситуацией в стране Ельцин с легкостью ушел бы от выборов, а там избирательный закон можно поменять, исключив партийные списки и оставив только одномандатные округа. Я знаю, что это такое, потому что сама прошла по одномандатному округу. Против меня боролись местные денежные мешки, даже одного министра бросили, Малышева, чтобы задавить меня в родном Приморье. Народ, измученный, доведенный до отчаяния, винить нельзя. Он скажет: “Нет, не надо нам всех этих выборов-перевыборов, лучше выдайте нам пособия”, и будет прав. Но полтора года это время, просто необходимое инородным силам, чтобы решить главные вопросы разрушения России на основе подконтрольного им указного правления. Буквально два-три дня назад разговаривала с Селезневым, сразу после вручения ему ордена. Он сказал то, что и у меня в душе: “Господи, как устал, как хочется все бросить и уйти, меня подчас не понимают мои сторонники, я должен вести трудный диалог с лидерами фракций, правительством, президентом. Иногда кажется, что уже нет сил”… и добавил: “Но я не хочу, чтобы в России действовало указное право, потому что от нее через год не останется камня на камне”. Давайте об этом помнить сегодня, сжав волю в кулак, помнить. А насчет “накопления сил” я с вами согласиться не могу. Я ежемесячно выезжаю и в свой округ, и езжу по России, за лето исколесила весь Хасанский район и сопку Заозерную, где происходили события 1938 года и где собираются проводить новую демаркацию границы. Я ни мужу, ни сыну не смогла уделить должного времени, и виновата перед своей семьей. Нашим искренним сторонникам хочется большего радикализма, я их понимаю: “Что вы там, мол, сидите, чего ждете? Нам же так тяжело!” Но иду и в другие аудитории, в молодежные, к интеллигенции. И вижу в глазах сначала скепсис. Начинаю говорить, приводить доводы и вижу в глазах сначала удивление, потом интерес, потом - масса вопросов. Как разумные политики мы должны множить своих сторонников за счет тех, кто пока не с нами. Это главная задача сейчас. Наши сторонники если сегодня не понимают нас, то завтра поймут, но к Анпилову уже не уйдут. Он - вчерашний день. Статистика упрямая вещь. Давайте посмотрим, с чего мы начинали? Помню как глоток чистой воды, когда в 1991 году после политического заявления поносимая всеми, приняла в кабинете журналистку газеты “День”, ее слова: “Светлана Петровна, мы хотим ваш портрет отснять и взять интервью, чтобы рассказать о людях, которые искренне болеют за Россию”. Единицы нас были тогда. Посмотрим дальше статистику. В 93-м году, после расстрела Верховного Совета, компартия набрала на выборах, кажется, 16 процентов голосов. Проходит два года. Мы получаем уже 23 процента, выходим на первое место среди политических партий. На выборах президента Г. А. Зюганов набрал 40 процентов. И наша задача делом доказать избирателям, на что мы способны. Способны мы быть во власти? Народ поверит лидеру, политику, который умеет управлять. Поэтому многие губернаторы в качестве примера называют Лужкова. Тот же Строев кто такой? Коммунист? Антикоммунист? Никто не знает. Но он набрал у себя 90 процентов голосов. О поддержанных оппозицией губернаторах скажу так на них свалилась махина проблем, им настолько тяжко, что мы с вами, быть может, и не понимаем этого до конца. На следующих выборах их позиция нам будет очень важна. Не надо делать губернаторов нашими врагами. Давайте им помогать, насколько это возможно, через налоговые и другие законы, трансферты в бюджете и т. д. Нужна гибкая, тонкая линия в работе с ними.
      А.П. Я этой тонкой линии не вижу. Вот вы сослались на Жириновского как на великого спеца и Соломона в политике. А Жириновского нельзя слушать, какие бы умные слова он ни произносил, потому что он практически потерял свою партию. Он боится уйти из Думы, потому что завтра может туда не вернуться. Жириновский понимает, что должен продержать этот кусочек власти до конца 1999 года.
      И еще - о наших страхах и маниях: “указное право”, “Ельцин обойдется без Думы!”. Разработана целая стратегия запугивания депутатов, и они превратились в зайцев. Враг пускает “активки”, и Дума гнется, как трава. Народ, который выходит перекрывать Транссибирку, только пожимает плечами. Он пойдет за Анпиловым, пойдет за радикалами, а за центристами не пойдет!
      В чем вы наверняка правы, так это в том, что думская деятельность ведется оппозицией на пределе ее возможностей: политических, интеллектуальных, психических. Она не подкрепляется ни движением молодежи, ни движением интеллектуалов людей, разочаровавшихся в происходящем, но не желающих быть в “красном спектре”. Стихийно растущее народное недовольство захлебывается. Фермент любой борьбы - вооруженной или интеллектуальной это молодежь, а молодежь сегодня не с нами. Что же такое присутствует в наших лицах, в нашей лексике, в нашей одежде, что отталкивает от нас молодежь, отталкивает интеллигенцию?
      С.Г. Может быть, я опять наживу дополнительных оппонентов, но скажу, что прежде всего необходимо активней обновлять руководящие органы российской компартии. На последнем партийном съезде Михаил Ножкин сказал замечательные слова: “Геннадий Андреевич, если вы хотите победить, рядом с вами, в президиуме, должно сидеть большинство молодых политиков. Тогда на вас по-другому будут смотреть”. Это одна проблема. Теперь о Жириновском. Я помню важную истину, высказанную Наполеоном: “Я погиб тогда, когда перестал слушать других”. Я готова слушать всех: Жириновского, Макашова, даже Ельцина. Другой вопрос как к этому относиться, что принять, а что отвергнуть для себя. В руководстве партии есть некоторая старомодность.
      Я вам говорила, что вижу несколько магистральных направлений для победы: это постепенное выдавливание “реформаторов” из власти, начиная с периферии, с провинции, это более целенаправленная работа с массами, влияние на общественное мнение. Именно в русле второго направления идет борьба за Парламентский час на ТВ, за создание там наблюдательных советов. Жуткая сила брошена против России - это ангажированные средства массовой информации, продажные, прозападные, антирусские. И противовеса ей пока нет. Это и более качественная кадровая работа, нужно смелее искать и привлекать в политику талантливых молодых людей.
      А.П. Я продолжу, если позволите, нашу полемику. Вот вы говорите: “монстр ангажированных средств массовой информации”. У нас есть несколько оппозиционных газет. Есть “Советская Россия”, есть “Завтра”, “Омское время”, есть “Красноярская газета”, есть планктон крохотных, маломощных оппозиционных газеток на районном уровне разрозненных, без руководства, без единой силовой, магнитной линии, которая выстраивала бы их всех. Почему же, спрашиваю я у моих политических друзей, за все это время никто не помог нашей газете? Ничем ни копейкой, ни оргусилиями, ни моральной поддержкой? Почему Селезнев недавно заявил по радио, что “Завтра” это черносотенная, грязная газета? После всего, что “Завтра”, ее коллектив сделали для оппозиции? Как можно сражаться за общественное сознание, не имея рядом с собой коллективы энтузиастов в редакциях патриотических газет? И не помогать им, не обращать на них внимания? Почему нет у нас “теневого кабинета министров”? Как же действовать без таких “теневых структур”? Лужков управленец, а Зюганов нет. Он идеолог, гуманитарий. Где у него министр обороны? Где у него министр безопасности? Где министр информации? Где будущий глава Центробанка? Вне думской работы у нас нет второго эшелона политиков, которые взяли бы на себя работу с людьми: от церковных прихожан до художников-модернистов. Нет системы лидеров, а один человек просто не в состоянии все охватить. Что сделали демократы? Они выставили против Зюганова не только Ельцина, но и Лебедя, и Жириновского. А во втором туре эти люди слили свои голоса Ельцину. Почему рядом с Зюгановым не было, условно говоря, Зорькина, который бы мог увлечь за собой националистов, либерал-патриотов, монархистов, разочаровавшихся в Ельцине демократов? Где политическая комбинаторика? Есть хрестоматия методов ведения политической борьбы. Поэтому моя боль связана не столько с “вотумом недоверия” этим шарниром, вокруг которого вращается сегодня вся политическая жизнь. Проблематика гораздо шире. Повторяю, мне, не новичку в оппозиции, приходится сегодня делать выбор. За все эти годы я никогда не шел во властную политику, гасил в себе все искушения, не определял себя как публичного политического деятеля, не шел на думские выборы… Я весь свой арсенал художника, путешественника, религиозного человека посвятил газете. Я считал, что это своего рода фонарь, которым я высвечиваю тернистый путь моим друзьям-политикам, чтобы им в этом луче светлее было идти. А эти политики, получив возможность влиять на бюджет, на информационную ситуацию, став лидерами, вдруг начинают менять путь, выпадают из луча. Что, и мне менять путь, подобострастно освещать полированные паркеты во властных коридорах, на которые они ступили? Эта страшная драма 91-го года для меня, для вас и для всех. Мы верили в генералов, в наши танковые армии, в КГБ, в наше государство, мы аппелировали к ним в созданной нами газете “День” и все это, превратившись в ГКЧП, в одночасье рухнуло. В 93-м году мы верили, что нас поддержит народ, что поднимутся заводы, шахты, гарнизоны, что уже всем понятно, кто у власти: воры, мерзавцы, жулики, педерасты, но остались одни кровавые клочья на баррикадах. Неужели нужно и третий раз обмануться в наших кумирах, наших вождях? Нет, нельзя обойтись без серьезного анализа, товарищеского, не уничтожающего, не оскорбительного. Ведь сколько сил было вложено в неоспоримое сегодня лидерство Зюганова. Сколько кропотливого ежедневного, ежечасного труда, кирпич за кирпичом, было необходимо, чтобы создать это здание народно-патриотической оппозиции! И если оно зашатается и рухнет на ветру истории, Светлана Петровна, то разве мы, заметившие провалы и песок под его фундаментом, но смолчавшие, будем виновны в крахе менее тех, кто подсыпал песочку и выкапывал краеугольные камни здания? Эти проблемы назрели, замалчивать их нельзя, необходим открытый и честный разговор. Может, я излишне ядовит и пессимистичен, у вас более спокойное мнение о текущем политическом процессе, но дискуссия сегодня очень нужна.
      С.Г. Вот тут, Александр Андреевич, я с вами полностью согласна, и об этом тоже все время думаю. Если будем использовать худшие методы ЦК КПСС, где казаться ярким можно только на фоне беспросветной серости своих соратников и подчиненных, мы будем крутиться в замкнутом колесе. Низость и дурость Горбачева проявились прежде всего в том, что он окружил себя ничтожествами, льстецами-лицемерами, которые славословили его без меры, и под эту аллилуйю рухнул и сам Горбачев, и партия, и государство, и все на свете. На одном президиуме ЦК, очень остром, когда решался вопрос о председателе Госдумы, я сказала, обращаясь к Геннадию Андреевичу, что величие Сталина определялось тем, что он не боялся приближать к себе личности яркие и умел ими управлять. Я очень боюсь дряхлости, гнилой аппаратной крови, интриганства, которые могут быть привнесены в нашу партию. Я вижу, сколько нормальных людей, непримиримо настроенных к нынешнему режиму, отталкивает от компартии амбициозность многих членов фракции, президиума, их неумение говорить на равных и убеждать собеседника. Кто такой политик? Политик тот, кто способен человека равнодушного сделать своим сторонником, а врага нейтрализовать, хотя бы на время. Это политик. А тот, кто в запальчивости рубаху на себе рвет и даже друзей делает врагами, не политик, а авантюрист.
      А.П. Я в вашем кабинете, Светлана Петровна, вижу две иконы. Одна канонический складень “Спас в силах”, а другая горящий Дом Советов. Они говорят мне, что мы с вами молимся одному Богу, у нас один Господь, и я очень дорожу тем, что наша беседа состоялась, и мы расстаемся как добрые старые товарищи, что наши отношения ничто не омрачает, а такие разговоры между искренне любящими друг друга людьми просто необходимы.
      С.Г. Полностью с вами согласна. Нам нужно вести диалог, нужно спорить, потому что проторенного пути нет, мы его прокладываем сами. Но в этих спорах мы не должны стать врагами, потому что вышли из одного огня, начинали вместе. И тогда нам было трудно, а завтра, может, станет еще труднее. Но мы можем опереться только друг на друга. На этих сытых, бесстыжих, распродающих Родину, которые сегодня у власти, мы опереться не можем разве что временно нейтрализовать их. А эта картина горящий “Белый дом”, она всегда будет стоять у меня, в любом кабинете или камере. Потому что это часть моей жизни, я там была и никогда от этого не откажусь. Я знаю, что там защищала и почему не купилась на миллионное пособие и высокие посты. Именно в “Белом доме” я приняла православное крещение, потому что решила тогда умереть с верой моих предков. Я верю в духовные истоки моего народа, я верю в Россию. И если бы от моей жизни зависела судьба Родины мне бы не о чем было думать.

ЕВРЕИ И ЕВРАЗИЯ

      Александр Дугин
      1. НЕУДОВЛЕТВОРИТЕЛЬНОСТЬ ОБЪЯСНИТЕЛЬНЫХ СХЕМ
      Еврейский вопрос продолжает будоражить умы наших современников. Ни искусственное его замалчивание, ни поспешные апологетические выкрики, ни примитивная юдофобия не могут снять этой проблемы. Еврейский народ является уникальным явлением мировой истории. Он явно идет по совершенно особому, свойственному лишь ему религиозно-этическому пути, выполняет сквозь тысячелетия таинственную и неоднозначную миссию.
      Сразу обратим внимание на то, что никакой убедительной, полностью удовлетворительной трактовки этой темы на сегодняшний день не существует. Часть историков склонна вообще отрицать важность еврейского фактора в русской и советской истории, что является грубым насилием над истиной. Стоит только посмотреть на списки фамилий главных большевиков и политической элиты Советского Государства, как диспропорционально большое количество еврейских имен бросается в глаза.
      Вторая версия относительно функции евреев в России (СССР) в ХХ веке характерна для наших национал-патриотических кругов. Здесь бытует представление о том, что роль евреев была чисто отрицательной, субверсивной, подрывной. Это знаменитая теория “еврейского заговора”, которая была особенно популярна в черносотенных, позднее белогвардейских кругах. Закоренелые консерваторы-юдофобы переносят эту же модель и на разрушение СССР, в чем также обвиняют евреев, ссылаясь на огромное количество представителей этой нации в рядах реформаторов. Слабость этой концепции в том, что один и тот же народ обвиняется одновременно и в том, что он создал Советское Государство и что он же его разрушил, что он был главным проводником социалистических, антибуржуазных концепций, и он же выступает главным апологетом капитализма. Кроме того, непредвзятое знакомство с судьбами евреев-большевиков доказывает, что они совершенно искренне верили в коммунистическую идеологию, легко жертвуя за нее собственной жизнью, что было бы немыслимо, если принять всерьез версию о группе “циничных и лживых саботажников”.
      Третья версия принадлежит юдофильским (в предельном случае, сионистским) кругам. Они настаивают на том, что евреи всегда и во всех случаях являются правой стороной, жертвами несправедливых гонений со стороны иных народов, носителями всех позитивных, нравственных, культурных и социальных ценностей. Эта позиция признает руководящую роль евреев во всех важнейших исторических процессах в России, но заведомо утверждает, что и в Революции, и на протяжении советской истории, и в перестройку именно евреи являются положительным полюсом, воплощающим в себе вечную правду, добро, ум, гуманность.
      Все эти версии страдают очевидными недостатками. Как обстоят дела на самом деле?
      2. НОВАЯ ВЕРСИЯ
      Заметим, что антисемитская и сионистская версии объяснения роли евреев в современной русско-советской истории исходят из некоего подразумевания глубинного единства еврейства, единства его исторической рефлексии и воли. Иными словами, налицо тенденция рассматривать евреев не просто как этнос наряду с другим, но как своего рода организацию, партию, орден, лобби и т.д.
      Иная версия, напротив, исходит из того, что никакого единства евреев не существует и что, как и в случае иных народов, каждый еврей выступает в истории обособленно, от своего собственного “я, как личность, которая лишь в фоновом, второстепенном, психологическом смысле определяется этническими факторами, а следовательно, сам термин “еврейство”, как его понимают антисемиты и сионисты, не имеет права на существование.
      Отметая все эти подходы из-за их почти очевидной неадекватности, мы предлагаем иную версию. Если нас не устраивает ни персоналистский подход, ни общегрупповой подход, то есть ни концепция неопределенной множественности, ни концепция сплоченного единства, естественно предположить некоторую промежуточную модель. Имеет смысл говорить о внутренней двойственности евреев, о наличии внутри этого уникального этноса ни одной воли, но двух воль, двух “организаций”, двух “орденов”, двух центров исторической рефлексии, двух сценариев мессианского пути.
      3. ВОСТОЧНИКИ И ЗАПАДНИКИ В РЯДАХ ЕВРЕЙСТВ
      Известный евразийский автор Яков Бромберг в свое время выдвинул очень похожую идею в своей статье “О еврейском восточничестве”. Речь шла о том, что в среде российского еврейства явно различимы две антагонистические группы, представляющие собой полярный психологический и культурный архетип. Одна группа - хасидско-традиционалистской ориентации. Для нее характерны мистицизм, религиозный фанатизм, крайний идеализм, жертвенность, глубокое презрение к материальной стороне жизни, к стяжательству и рационализму. Но кроме ортодоксально религиозный среды, тот же самый психологический тип давал, секуляризируясь, пламенных революционеров, марксистов, коммунистов, народников. Причем одна из ветвей мистического еврейства отличалась не просто абстрактным марксизмом, но глубокой симпатией и искренней солидарностью с русским народом, особенно с русским крестьянством и русскими рабочими, т.е. со стихией не официальной, царистской, но коренной, почвенной, донной, параллельной России, России старообрядцев и мистиков, “зачарованных русских странников”.
      Бромберг объединяет эту хасидско-марксистскую, мистико-социалистическую среду в одну группу - “еврейское восточничество”. Это “евразийская фракция” в еврействе. Другой выдающийся историк советского периода Михаил Агурский приходит к схожему выводу в своей эпохальной работе “Идеология национал-большевизма”, где он указывает на истоки столь распространенной в еврейских революционных кругах русофилии, которая была характерна для многочисленных деятелей советского национал-большевизма еврейского происхождения - в частности, для крупнейших идеологов этого течения Исайи Лежнева и Владимира Тан-Богораза. Многие евреи видели в большевизме возможность слиться, наконец, с большим народом, покинуть гетто и черту оседлости для того, чтобы эсхатологически соединить русское мессианство с мессианством еврейским под общей эгидой евразийской революции, уничтожения отчуждающих законов капитала и эксплуатации. Таким образом, крайние круги мистически ориентированных восточно-европейских евреев (от хасидов до саббатаистов) представляли собой питательную среду для большевиков, эсеров и марксистов, и не случайно большинство вождей красных вышли именно из хасидских семей и местечек, охваченных мистическим эсхатологическим мессианским пафосом. Несмотря на всю внешнюю парадоксальность такого сближения, между хасидским типом еврейского фундаменталиста и ярыми строителями атеистического большевистского общества была теснейшая, типологическая и психологическая связь, так как и те, и другие принадлежали к “евразийской”, “восточнической”, мистико-иррационалистической части еврейства.
      Противоположная группа объединяла в себе совершенно иной еврейский тип - тип еврея-рационалиста, буржуа, прохладно относящегося к религии, но, напротив, страстно прогруженного в стихию алчности, личного обогащения, накопления, рационализации хозяйственной деятельности. Это, по Бромбергу, “еврейское западничество”. И снова, как в случае с еврейским восточничеством, мы видим здесь сочетание внешне полярных позиций. С одной стороны, к этой категории принадлежат религиозные круги крайних талмудистов (“раббанитов”), наследующих ортодоксальную линию Маймонида, т.е. аристотелевско-рационалистическую линию в иудейской религии. В свое время этот талмудический лагерь активно боролся с распространением в еврействе каббалистических, страстно мистических тенденций, противоречащих по своему духу и мифологической форме сухой креационистской иудаистической теологии. Позже его вожди резко выступили против псевдомессии Саббатаи Цеви, мессианского вождя еврейской мистической гетеродоксии. В XVIII и XIX веках из их среды составилась партия т.н. “митнагедов” (дословно “противников”, на иврите), которые отчаянно боролись с хасидизмом и возрождением крайнего мистицизма среди восточно-европейских евреев. Этот лагерь основывался на религиозном рационализме, на талмудической традиции, очищенной при этом от всех мистико-мифологических напластований. Как ни странно, к той же самой категории евреев принадлежали и деятели “хаскалы”, “еврейского просвещения”, которые предлагали модернизацию и секуляризацию евреев, отказ от религиозных обрядов и традиций во имя “гуманизма” и “ассимиляции” с “прогрессивными народами Запада”. В России этот тип евреев, хотя и крайне оппозиционно настроенный в отношении консервативного номинально монархическо-православного режима , стоял на западнических, либеральных позициях. Пиком чаяний этой группы была Февральская революция, полностью удовлетворяющая буржуазным, рационалистическим и демократическим стремлениям всей данной группы. После большевистской революции “еврейское западничество” в целом поддержало “белое дело”, так как, несмотря на расовую близость к вождям большевиков, оно не узнавало себя в универсалистски и мистически ориентированных “еврейских восточниках”.
      Подобно тому, как русские разделились в революцию на “белых” и “красных”, - и тоже на основании глубинных архетипических особенностей (но об этом отдельный разговор), - так и еврейство разломилось в политическом смысле по глубинной линии, намеченной гораздо раньше, на два внутриеврейских лагеря - хасидско-каббалистический (большевистский), с одной стороны, и талмудически-рационалистический (просветительский, буржуазно-капиталистический) - с другой.
      Итак, типологизация Бромберга-Агурского на исторических примерах подтверждает тот вывод, к которому мы пришли по чисто логическому пути: еврейство, представляя собой этнорелигиозное единство (что, впрочем, под вопросом), все же является сущностно разделенным на два лагеря, на два “ордена”, на две “общины”, на два типа, которые в определенных критических ситуациях демонстрируют не только различие, но и фундаментальную враждебность. Каждый из этих полюсов имеет как религиозное, так и светское выражение, оставаясь сущностно единым. “Еврейское восточничество”, “еврейское евразийство” (по Бромбергу) или “еврейский национал-большевизм” (по Агурскому) заключают в себе религиозный уровень - хасидизм, саббатаизм, каббала - и светский уровень - марксизм, революционный социализм, народничество, большевизм.
      “Еврейское западничество” также двойственно; в нем религиозная плоскость совпадает с маймонидским рационалистическим талмудизмом (позже виленские “гаоны”, центры “митнагедов”, антихасидских кругов), а светская версия выражается в либерал-демократическом, “просвещенном” гуманизме.
      4. ДВА ПРИМЕРА
      Вскрытая нами фундаментальная двойственность мгновенно объясняет множество факторов, остающихся непонятными и парадоксальными в иных интерпретационных методологиях. В частности, логичное объяснение получает загадочный феномен т.н. “еврейского антисемитизма”. Так, критика Марксом Лассаля, в который Маркс употреблял крайне юдофобские выражения, а также радикально антиудейские пассажи Маркса в целом, отождествлявшие иудейство с капитализмом, становятся отныне совершенно понятными, так как еврей Маркс по всем своим характеристикам однозначно принадлежит к мистико-хасидскому, мессианскому типу, традиционно видившему в буржуазии и капитализме, где важную роль - и в философском и в практическом смысле - играют евреи, своего главного противника. В статье “К еврейскому вопросу” Маркс писал: “Какова светская основа еврейства? Материальные потребности, своекорыстие. Каков земной идеал еврея? Торгашество. Кто их земной бог? Деньги… Деньги - вот ревностное божество Израиля. Эмпирическая суть еврейства - торгашество”.
      Другой пример. В свое время группа каббалистов-зогаритов (поклонников каббалистической книги “Зохар”), последователей мистика-саббатаиста Якова Франка перешла групповым образом в христианство, причем параллельно “разоблачив“ человеконенавистнические обряды талмудистов (раббанитов), своих извечных врагов. Еврейский историк Г.Л.Штрак в книге “Кровь в верованиях и суевериях человечества” так описывает конфликт между последователями Франка и талмудистами: “В 1759 г. они (франкисты. - А.Д.) объявили архиепископу Вратиславу Любенскому, что они жаждут крещения, как олень источника воды, и предлагали доказать, “что талмудисты проливают больше невинной христианской крови, чем язычники, жаждут ее и употребляют ее”. В то же время они просили назначить им места для жилья к востоку от Лемберга, чтобы они могли жить трудами рук своих там, где “талмудисты-шинкари разводят пьянство, сосут кровь бедных христиан и обирают их до последней нитки. (…) Вскоре после диспута, по настоянию польского духовенства, приняло крещение около тысячи зогаритов”.
      На этих двух примерах мы видим единство духовного противостояния, протекающего на разных уровнях. Атеист Маркс отождествляет Капитал с фигурой “еврея”, и на этом основании проклинает и евреев, и их “эмпирическое божество”. Мистики “франкисты” проклинают талмудистов по совершенно иным основаниям, упрекая их - в соответствии с уровнем всей полемики - в том, что они “пьют кровь христиан”. Поразительно, что и у зогаритов всплывают социальные мотивы: “раббаниты обирают христиан до последней нитки”, а сами зогариты собираются “жить трудами рук своих”. Духовный конфликт мистиков-созерцателей, мифотворцев, гностиков, фанатиков и духовидцев против религиозных моралистов, сторонников чистого обряда, культовых формалистов как-то незаметно и естественно переходит на противостояние социалистов и капиталистов, большевиков и либерал-демократов.
      5. ЕВРЕИ ПРОТИВ ЕВРЕЕВ
      В целом еврейство накануне революции было едино в том, что оно противостояло существующему строю. Это касалось обоих секторов. Евреи-восточники противились капитализму и религиозному консерватизму, отчуждению и формализму в сфере культуры, жаждали революционных перемен и открытия волшебной эры мессианских свершений. Евреи-западники не принимали царизма по совершенно иным причинам, считая его отсталым, недостаточно капиталистическим, цивилизованным и гуманным режимом, подлежащим доведению до уровня западной цивилизации. Все еврейство в целом было солидарно в необходимости свержения династии и революции.
      Совокупным действием всех этих сил при наступлении благоприятной ситуации была осуществлена Февральская революция. Но сразу же за ней обнаружились неснимаемые противоречия в лагере победивших. После свержения царского режима со всей ясностью обнаружила себя вторая линия раскола (на сей раз внутреннего), и она-то и предопределила все последующее. После Февральской революции на первый план вышло противостояние революционных и эволюционных сил, левых восточников и левых западников, евразийцев и европеистов. В среде самого еврейства со всей ясностью обнажился фундаментальный дуализм типов.
      Большевистский полюс объединил в себе именно представителей “еврейского восточничества”, хасидско-саббатаистский тип, евреев-коммунистов, евреев-социалистов - тех самых, которые еще в конце XVIII века хотели “жить трудами рук своих”. Это трудовое, эсхатологическое, универсалистское, в большинстве своем русофильское еврейство солидаризовалось с национал-большевистским течением русских “левых империалистов”, видящих в Октябрьской революции не конец национальной мечты, но ее начало, новую красную зарю, второе пришествие Советской Руси, тайного старообрядческого Китежа, утраченного в мрачное двухсотлетие санкт-петербургской синодальной безблагодатной пародии. Одним словом, еврейская струя в большевизме является логичным и триумфальным завершением исторического пути огромного (органичного для еврейства) сектора, корни которого уходят в далекие религиозные споры Средневековья.
      Врагами же этой эсхатологической общины “евреев-восточников” стали все капиталисты мира, и особенно еврейские буржуа, светское, эмпирическое (по Марксу) воплощение древних раббанитов. Отсюда и парадоксальный большевистский “антисемитизм”, не чуждый и многим евреям-коммунистам. Агурский приводит в своем труде интереснейший случай, когда еврей Владимир Тан-Богораз заступается за русского большевика, позволившего себе грубую антисемитскую тираду, не только заступается, но целиком его оправдывает. Как это напоминает приведенную историю с зогаритами!
      С другой стороны, антисемитизм мог быть направлен и в противоположную сторону, причем и в этом случае его носителями вполне могли быть либо евреи, либо управляемые ими политические деятели. Так, к примеру, широко известны антисемитские высказывания Черчилля, который, указывая на еврейское происхождение большинства вождей большевизма, говорил о “еврейской опасности, грозящей цивилизации с Востока”. При этом сам лорд Черчилль опирался в своей политической карьере на право-сионистские круги Великобритании и США, как убедительно показывает Дуглас Рид. Следовательно, подобно тому как существует “правое” и “левое” еврейство, так существует “правый” и “левый” антисемитизм.
      От Февраля к Октябрю проходит водораздел двух половин мирового еврейства, и с определенного момента это противостояние приобретает жесточайшие формы.
      6. ЖИТЬ ТРУДАМИ РУК СВОИХ
      Нет сомнений, что евреи отличаются уникальными способностями в некоторых социальных, хозяйственных и культурных областях. Века рассеяния многому научили маленький, но стойкий, упорный народ, не желавший отказываться от своей древней мечты, от многотысячелетней религии, от далекого завета. Глядя на все окружающее как на временное, отстраненное, преходящее, евреи выработали ряд поразительно динамичных черт, позволяющих им мгновенно ориентироваться в социальных катаклизмах, в быстротекущих процессах государственного и национального масштаба, протекающих в среде “больших народов”, которые, “будучи всегда у себя дома”, воспринимали все с определенным отставанием. Но эти навыки могли использоваться по-разному в разных ситуациях. Так, евреи-большевики приложили все свои усилия, все национальные таланты, все духовные силы для создания мощнейшего советского государства, империи социальной справедливости, евразийского бастиона сухопутной геополитики. И многочисленные элементы еврейской диаспоры в Европе, Америке, Азии, выходцы из тех же религиозно-духовных, мистических, “восточнических” по духу, “евразийских” сред, были долгие десятилетия структурной опорой Советов, верными агентами влияния Великой Евразии, проводниками большевистского мессианства. Именно они составили основу Коминтерна, сплели могущественную евразийскую сеть агентуры Москвы во всех уголках планеты. Но снова подчеркнем, что речь шла не просто о евреях, но об особой категории евреев, о специфическом еврейском лагере, о “евреях-евразийцах”. Кстати, на определенном этапе именно они, эти “красно-коричневые” евреи-евразийцы и подготовили создание государства Израиль, вступив под руководством (и с санкции) Москвы в жесткую схватку с англичанами-атлантистами, с силами капитала и либеральной демократии. Они же составили ось левых сил Израиля, плодом их усилий были знаменитые кибуцы. Все то же зогаритское - “жить трудами рук своих”.
      Апологеты еврейства как такового, представляя всех евреев исключительно невинными жертвами, никак не могут объяснить тот факт, что в эпоху суровых репрессий, как ленинских, так и сталинских чисток, евреи были не только жертвами, но и палачами, причем не в индивидуальном, чисто личном, а именно в групповом, партийном, фракционном смысле. Это не укладывающееся ни в антисемитские, ни в юдофильские рамки обстоятельство на самом деле объясняется тем, что и во время советской власти внутренняя борьба в еврействе не прекращалась; тем, что большевистские, “хасидские”, “зогаритские” элементы, хорошо знающие навыки и змеиные манеры своих собственных соплеменников, их склонность к интригам, к хамелеонству, к заговорам, нещадно сражались с буржуазными элементами еврейства, с остатками “евреев-западников”, с наследниками “раббанитского” духа, с идейными потомками “митнагедов”. Отсюда и парадокс - в центре ярко выраженных антисемитских чисток сплошь и рядом стояли сами евреи.
      7. ОТ ПЕРЕЛОМА К КРАХУ
      Критической точкой в истории еврейского евразийства является 1948 год. В этот момент Сталин и его приближенные приходят к выводу, что государство Израиль, создание которого в самом начале с энтузиазмом поддержало советское руководство (как хасидско-социалистическую конструкцию), оказалось инструментом буржуазного Запада, поскольку линия капиталистов-митнагедов одержала в нем верх. Сионистские тенденции стали пробуждаться и в советском еврействе, а это означало переход инициативы к остаткам “западнического” сектора, чье тотальное искоренение оказалось лишь видимостью и чья живучесть превзошла даже бдительные подозрения евреев-евразийцев.
      Этот момент стал фатальным - как показывают последние события конца нашего века - для всего советского государства, для социализма во всем мире. Когда антисемитские тенденции в советском руководстве перешли определенные границы - особенно вопиющим было уничтожение Еврейского антифашистского комитета, состоящего практически на 100 процентов из убежденных евразийцев и прямых агентов Лаврентия Берии (что говорит только в их пользу) - только самые стойкие евреи-национал-большевики смогли остаться непоколебимыми на своей русофильской, советско-имперской позиции. В целом же в глазах еврейской массы влияние евразийцев было в достаточной степени подорвано, а их основная геополитическая и идеологическая линия существенно дискредитирована. С другой стороны, из партийной и военной среды к вершинам власти стали подтягиваться великорусские и малороссийские элементы, которым был совершенно непонятен мессианский пафос левого национализма, мессианского национал-большевизма, лежавший в основе духовного союза еврейских и русских большевиков еще с начала века. Эта новая генерация ощущала себя более государственниками, чем проповедниками Новой Истины, наследуя либо армейский “романовский” дух царистской касты военспецов, не до конца выкорчеванной большевиками, либо простонародный, рабоче-крестьянский шовинизм с определенной долей нерефлективного, инстинктивного антисемитизма. Эти армейские кадры, не знавшие революции и высшего духовного, исторического напряжения, ей сопутствовавшего, не вникали в тонкости национальной политики. Особенной глухотой в этом вопросе отличались выходцы с Украины, которые с определенного времени - вместе с Хрущевым - стали все плотнее оккупировать высоты власти в СССР. И хотя сразу после смерти Сталина Берия полностью прекратил антисемитские “дела врачей”, самое непоправимое было совершено.
      Далее наступил фатальный перелом. Русское-еврейское, евразийское-континентальное, интернационал-имперское, мессианское, революционное течение, являвшееся становым хребтом Советской Власти, было подорвано, надломлено, дисфигурировано в своей основе. Государство, власть, хозяйственные организмы стали функционировать по инерции. Чистки, в основе которых всегда неизменно лежали скрытые идеологические, метаполитические, фундаментальные причины, завершились, на их место пришла возня кланов, постепенное “обуржуазивание” социализма, его скатывание в мещанство, в обывательщину. Революционный эсхатологический пафос выветрился. Советским государство продолжало оставаться лишь по инерции. База мировой эсхатологической евразийской революции превратилась в сущности в обычное государство. Мощное, гигантское, своеобразное, но лишенное накала изначальной вселенской миссии.
      На уровне еврейства это означало полное поражение “хасидско-саббатаистского” лагеря и постепенный выход на первые роли евреев-рационалистов, кантианцев, гуманистов, митнагедов, западников. Тайный альянс национал-большевизма был расторгнут, еврейское восточничество ускоренными темпами маргинализировалось. Его влияние, его позиции катастрофически падали.
      Постепенно сам тип еврея-большевика был сдвинут на периферию, и во главе еврейской общины в СССР выдвинулись представители маймонидского, талмудического толка. Чаще всего в светской, омирщвленной, гуманистически-либеральной версии.
      Этот буржуазный, право-сионистский фланг отныне работал только на развал советского строя, готовил крах социализма, подтачивал гигантскую геополитическую конструкцию изнутри.
      8. К ЕВРАЗИЙСКОМУ БУДУЩЕМУ
      Еврейское восточничество не является сугубо современным, исключительно советским феноменом. Оно коренится в глубинах национальной истории. Возможно, за ним стоит какая-то страшная религиозная или расовая тайна. Как бы то ни было, не вызывает сомнений, что победа “митнагедского” лобби, еврейского западничества не является и не может являться необратимым и тотальным фактом. Нельзя отрицать, что позиции еврейского восточничества сейчас как никогда слабы и маргинальны. Но это вполне может быть лишь временным явлением. Сама национальная идентификация определенной части еврейства не мыслима без жертвенности, великого сострадания, мучительного и идеалистического поиска истины, без глубинного мистического созерцания, без гадливого презрения к темным рабским законам “мира сего” - к законам рынка и эгоистической выгоды. Еврейское восточничество, подвиги смирения и возвышенного юродства первых легендарных цадиков, искреннее сострадание к ближним, независимо от их расовой и религиозной принадлежности, фанатичная вера в справедливость и честное устройство общества, и наконец, смутно угадываемая солидарность с трагическим и прекрасным, тоже избранным, богоносным народом истории - русским народом, все это неистребимо у определенной части еврейства, неотделимо от его уникальной судьбы.
      Зажатое между (отчасти оправданным) антисемитизмом русских патриотов и западнической, рационалистической, рыночной, подрывной и антигосударственнической ориентацией основной массы нынешних российских евреев-либералов, еврейское восточничество переживает тяжелые времена.
      Но не следует отчаиваться. В жизни этого народа были и не такие испытания.

ВИТЯЗЬ В МАХРОВОЙ ШКУРЕ

      Г. Арсенишвили
      Казалось бы, что российская политика на Кавказе развивается в последнее время достаточно успешно. Армения всячески стремится к интеграции с Россией и заключает с ней союзнический договор. Достигнут определенный прогресс в отношениях с Чечней; при посредничестве России близится урегулирование взаимоотношений Абхазии и Южной Осетии с собственно Грузией. И вот уже сам президент России грозно машет пальцем в сторону США, дескать, “не забывайте, что Кавказ входит в сферу российских интересов”.
      Вроде бы все эти сдвиги могут вызвать лишь вздох облегчения. Но на самом деле, никакой положительной динамики не просматривается.
      Дирижерская палочка кавказской политики находится, как известно, в руках у Шеварднадзе, который демонстративно не явился на празднование 850-летия Москвы, отправившись вместо этого в США. Сразу же по возвращении он принимает у себя Масхадова и Ардзинбу. Затем Шеварднадзе вылетает уже в Грецию, озабоченный проблемами сколачивающейся антитурецкой коалиции.
      Престарелый политический лис Шеварднадзе взлелеял чудовищный геополитический план, цель которого - раскол России. Конечно, воплощение этого плана грозит страшными бедами всему человечеству.
      Первый, уже реализующийся его этап, предусматривает прорыв кавказского военного коридора, оголение южного фланга России и поэтапное вовлечение в войну вооруженных сил Турции, Ирана и других соседних стран.
      По некоторым данным, следующая часть плана предусматривает участие в конфликте ряда европейских стран, в частности, Англии и Франции. При таком раскладе сил реальной становится даже возможность применения ядерного оружия, что, естественно, приведет к колоссальным человеческим потерям.
      Вероятно, в ходе боевых действий многие народы Кавказа будут уничтожены полностью, может уцелеть лишь небольшая часть Азербайджана. Так же мировая демократия готова пожертвовать Турцией, Грецией и Ираном. А открытый настежь кавказский коридор противопоставит Россию всему мусульманскому миру. Американцам в этом случае останется только потирать руки.
      Этот адский проект многим может показаться трудновыполнимым, но на самом деле степень управляемости и интеграции современного общества очень высока, что вполне позволяет мировому “демократическому истеблишменту” направлять как глобальные, так и локальные процессы любого рода.
      Противостоять этому тотальному наступлению можно, лишь отстаивая принцип нерушимости границ и создавая координирующие действия, национальные антимасонские организации. Эти организации должны состоять прежде всего из представителей государствообразующих наций.
      Однако цель данной статьи вовсе не в том, чтобы обнародовать готовые рецепты многовековых проблем. Ее задача - показать наиболее угрожаемые точки, прорыв на которых грозит катастрофой не только для России, но и для других стран южного региона.
      Засевшие в США руководители мировой “демократуры” прекрасно понимают, что Грузия в перспективе является главной военной опорой России в регионе. Соответственно, с помощью своего верного слуги Шеварднадзе, они всячески пытаются ликвидировать российское военное присутствие в республике.
      Если раньше для этого планировалось развязать в Грузии широкомасштабные боевые действия, то теперь, после встречи Шеварднадзе и Ардзинбы, план несколько видоизменился. По некоторым данным, стороны договорились использовать друг против друга диверсионно-террористические группы вроде грузинского “белого легиона” и абхазской милиции. Одновременно Шеварднадзе пообещал подготовить почву для признания Абхазии независимым государством и вынести соответствующие документы на встречу с президентом России.
      Однако разработчики составили и другой, более “крутой” сценарий развития событий, согласно которому практически одновременно будут воевать Армения, Южная Осетия и Абхазия, а в самой Грузии воцарится управляемый хаос . Одной из важных деталей этого варианта развития событий должно стать освобождение некими анонимными “темными силами” известных политических террористов-полководцев Китовани и Иоселиани, которые, приобретя имидж “заклятых врагов” Шеварднадзе, способны существенно усилить всеобщую дезорганизацию. А под шумок в Грузию могут войти и турецкие войска…
      Уже сейчас многие люди из ближайшего окружения Шеварднадзе носятся с идеей возвращения на историческую родину 240-тысячной “репрессированной” турецкой диаспоры. Какой прием окажут переселенцам местные жители-грузины, можно только догадываться.
      И все эти крупномасштабные провокации планируются Шеварднадзе не без ведома российского руководства, которое занимает странную выжидательную позицию. Похоже, Ельцина устраивает сценарий, по которому отделившиеся Абхазия и Южная Осетия бросаются в объятия России, а Шеварднадзе одновременно создает мощный антирусский блок. Очевидно, что такое развитие событий окончательно подорвет основы существования СНГ.
      Сможет ли слабеющая российская армия отстоять южные границы державы, даже имея таких сомнительных союзников, как Армения, Южная Осетия и Абхазия? Увы, ответ по-военному однозначен и лаконичен - “никак нет”!
      Да и где гарантии, что эти страны надолго задержатся на своих пророссийских позициях? Армения, например, уже сейчас старается наладить дружественные отношения с Турцией.
      При этом ответственность за прорыв “южного фронта” ляжет именно на Ельцина, а не на Шеварднадзе, армянскую “демократию” или мировой сионизм.
      Но именно российский министр иностранных дел буквально за руку тащит абхазского лидера на двухдневные “мирные переговоры” в Тбилиси, результатом которых становится некий “договор о ненападении”, являющийся первым фактическим шагом к признанию Абхазии независимым государством.
      Возникновение новой государственности в рамках СНГ или, тем более, включение Абхазии в качестве субъекта в состав РФ создает крайне неприятный для России юридический прецедент. Ведь тогда и Чечня, или любой другой субъект Федерации имеет полное право претендовать на независимость. Таким образом, маленькая Абхазия может стать бомбой, которая способна взорвать единство российского государства.
      Характерно, что за отделение Абхазии и Осетии ратуют представители участвующих в урегулировании конфликта ООН и ОБСЕ - организаций, никогда не отличавшихся лояльностью к России.
      Мы являемся свидетелями того, как “мировое демократическое сообщество” пытается развалить Россию не только мирным путем, но и стремится втянуть страну в беспрецедентную военную авантюру.
      Проблема интеграции России и Кавказа может быть решена исключительно мирным путем, и единая Грузия должна вступить в новое сообщество никак не позже Армении. Восстановление территориальной целостности Грузии должно произойти быстро и, если надо, в принудительных формах. Надо отметить, что ни один из режимов, существующих на данный момент на территории Грузии, не является легитимным. Одна из причин незаконности правления Шеварднадзе - фальсификация им результатов “всенародных демократических выборов”, большинство голосов на которых получил Патиашвили. В республике действуют более ста партий и движений, но реальных сил - всего две.
      Первую представляет непосредственный ставленник мировой “демократии”, лидер партии социалистов Грузии Вахтанг Рчеулишвили-Белявский. В народе его партию откровенно называют “еврейской”. Вхождение этого человека во власть планируется, по всей видимости, после окончательного территориального развала Грузии. А пока, посредством прессы, ему создают имидж “мученика-правдолюбца”, стремящегося к возрождению страны. Но сейчас “социалист” больше занят проблемами собственного возрождения и тащит все, что подвернется под руку, одновременно прорываясь к посту мэра Тбилиси.
      Лидером второй силы является председатель парламента Грузии Зураб Жвания. Он отстаивает интересы армянской общины и готовит к реализации “крутой” военно-террористический сценарий. Его люди, по слухам, уже готовят списки предназначенных к уничтожению этнических грузин, как работающих в госучреждениях, так и обычных граждан.
      Естественно, административно-силовой аппарат республики практически полностью укомплектован представителями этих двух направлений. У 95 процентов чиновников грузинские - только фамилии.
      Силы же, выражающей волю грузинского народа, желающего максимальной интеграции с Россией, в политическом спектре республики просто нет. Несколько парламентских крикунов не имеют реальной власти, а некоторые из них являются провокаторами “президента”.
      Сам Шеварднадзе поддерживает свою власть, жестко контролируя все СМИ, опираясь на организацию, руководителем которой является самозванный писатель-академик В. Т. Алпенидзе, “тайный” советник президента. Эта служба существует давно и в свое время почти полностью парализовала деятельность КГБ СССР во всем регионе.
      Организация занимается любого вида и рода террором, тесно сотрудничает с уголовным миром. Академики вербуют из уголовной молодежи всяческих “бойцов”: от “защитников территориальной целостности” до уличных насильников. Эта структура контролирует весь бизнес в республике и умело занимается вымогательством. От ее посягательств застрахованы только люди из непосредственного окружения Шеварднадзе, часть еврейской и армянской общины. Ядро службы состоит из грузиноязычных осетин и армян.
      Многие оказавшиеся под ее прессом грузины, отчаявшись, эмигрируют, идут на информационное сотрудничество с “демократией” или записываются в секту иеговистов, что несколько отстраняет угрозу непосредственной расправы.
      Нынче академики, тайком от Шеварднадзе, выходят на контакты с двумя вышеуказнными претендентами на президентское кресло, предлагая им свои услуги по “коронации”. Одним словом, все идет по плану мировой “демократии”.
      Но Россия может разрушить эти проекты, перестав делать ставку на Шеварднадзе и поддержав уцелевших грузинских государственников - Патиашвили, Гиоргадзе…
      Г. АРСЕНИШВИЛИ

ОТ РЕДАКЦИИ

      В Чечне была воистину “странная война” - с многочисленными перемириями в критические для сепаратистов моменты, когда по приказу из Москвы останавливались боевые действия по добиванию деморализованных и загнанных в угол боевиков. У офицеров, прошедших через федеральную группировку, мнение было единодушным: война в Чечне проиграна внутри Садового кольца.

ГОРЬКОЕ ПОХМЕЛЬЕ

      полковник Александр Будников
      На этой войне было всякое: бездарность отдельных “полководцев”, несогласованность армейцев и внутренних войск, большие потери порой от элементарной пьянки, предательство, торговля оружием… Но в любом случае ожесточенная стрельба в спину журналистов “своих” СМИ - явление уникальное.
      Одна из главных особенностей чеченской трагедии - парадоксальная, на первый взгляд, и немыслимая в любой другой стране настоящая психологическая война, развернутая российскими СМИ против российской же армии.
      С первых дней ввода войск с экранов ТВ и газетных полос хлынул мощный поток материалов о “зверствах” федералов, непрерывные интервью с главарями боевиков. Дудаев безраздельно царил в некоторых газетах и на большинстве телеканалов, обильно цитировались его параноидально- русофобские высказывания и планы поставить Россию на колени. В декабре 1994 г. Т. Миткова и ее коллеги - телевидущие НТВ - с надрывом в голосе именовали боевиков не иначе, как “ополченцы”. Не знаю, как у кого, у меня при слове “ополченцы” появлялись ассоциации с Мининым и Пожарским, ведущими народ на борьбу с оккупантами, полки народного ополчения, уходящие на рубежи Москвы осенью и зимой 1941-го…
      Сразу же излюбленной темой стал отказ некоторых солдат от направления в группировку, спекулирование на материнских чувствах, едва завуалированная пропаганда дезертирства, призыв к солдатским матерям всем срочно направляться в Чечню и вырывать своих чад из рук злодеев-командиров. Если солдат попал в плен и ему повезло - рядом оказались мать и телеоператор НТВ или ОРТ, то добрые и благородные боевики торжественно и с назиданием на всю страну вручали сына матери. Когда отказником становился офицер, он получал всероссийскую известность в “Известиях” И. Голембиовского и “Комсомольской правде”. А уж когда возникал отказник-генерал, в ход шли массированные комментарии и интервью.
      Солдат-федерал неизменно показывался растерянным, расхристанным, жующим консервы, невнятно отвечающим на иезуитские вопросы. Еще лучшим считалось подать это на фоне гордого, в чем-то даже элегантного боевика с орлиным взором. Например, летом 1996 г. чаще других мелькал на экране эффектный облик полевого командира Ахмеда Закаева - бывшего посредственного актера Грозненского драмтеатра, ныне вице-премьера “Ичкерии”. Был создан определенный имидж дудаевца. Я специально искал снимок или телекадр с небрежно одетым, растерянным или жующим консервы боевиком. Не нашел. Хотя в реальном бою, прошу поверить, все выглядят одинаково, в бою не до имиджа.
      Наиболее активными, если называть вещи своими именами, в поливании армии грязью были “Московский комсомолец”, “Комсомольская правда”, “Известия”, телеканалы НТВ и “Радио России”. На поддержке дудаевцев и антиармейщине делались имена, слава и журналистские премии. Наиболее яркие примеры - Валерий Яков и Елена Масюк. В. Яков - безусловно, человек, снискавший славу и премии посредством задушевной дружбы с главарями боевиков, проводивший подавляющую часть командировок на базах сепаратистов. Иногда, правда, для “объективности” заезжал он и к федералам, отведать тушенки в офицерской столовой и тиснуть впоследствии что-нибудь саркастическое об армейской бестолковщине. На НТВ блистал с ядовито-глумливыми закадровыми комментариями к чеченским сюжетам Владимир Лусканов. И по всему было видно, что перечисленные “акулы пера”, безусловно, полагают себя вознесшимися над схваткой.
      В психологической войне были свои накатанные пропагандистские штампы и клише. Часто раздавались риторические вопросы примерно такого содержания: “Как можно двигать армию против собственного народа, ведь чеченцы тоже россияне, только вооруженные, потому что гордые сыны гор?” Или еще вопрос: “Почему бы тогда не двинуть армию и против солнцевской преступной группировки?” Чистая казуистика, методично вбивавшаяся в головы миллионов россиян.
      Оглядываясь назад, можно сделать очевидный вывод: Россия в декабре 1994 г. была морально-психологически не готова к отстаиванию своей территориальной целостности, пресечению вооруженного мятежа и глумлений над русскими, закрытию криминально-этнической “черной дыры”, высасывающей миллиарды долларов. И в результате с первого дня ввода войск страна стала аудиторией для заклинаний и кликушеств “правозащитников” (кавычки - потому, что права русских ими начисто игнорировались). С. Ковалев, В. Новодворская, С. Юшенков буквально стонали и стенали о попранных правах чеченцев на всю Россию.
      Россию захлестнул вал пацифизма. Сегодня ясно, что для некоторых влиятельных москвичей этот “пацифизм” был небескорыстен: на войне делались огромные деньги. Но чем объяснить позицию многих других газет и телеканалов в регионах, которые явно не могли быть куплены? И здесь приходится искать иное, “идеологическое”, объяснение их поведения. Создается впечатление, что сегодня большинство российских СМИ априори против любой войны, не вникая особенно, кто изначальный виновник и ради каких целей она ведется. Война не нужна, даже война оборонительная. О том, насколько глубоко проник пацифизм во все поры российского общества, свидетельствует тот факт, что у нас уже имеется целая формация генералов, которые под давлением политиков вершиной военного искусства считают операцию “по выводу войск” из очередной части сжимающейся страны.
      Безоглядный и безграничный пацифизм уже имел место в истории России. Можно вспомнить завершающий этап русско-японской войны начала века. Самый же яркий пример - антивоенная пропаганда большевиков в 1917 году. И это притом, что боевые действия велись уже на территории России.
      Так называемый “план Парвуса”, на который опирались большевики в 16-м году, заключался в “…уничтожающем разгроме России и последующей революции в ней! Если Россия не будет децентрализована и демократизована, опасность грозит всему миру”. Состоялась уникальная договоренность большевиков и германских представителей в вопросах “пропаганды мира” (именно так всегда предпочитали публично говорить в Берлине, касаясь этой щекотливой темы). И не случайно после Февральской революции большевики начали выпускать гигантское количество газет, листовок и прокламаций. В июле 1917 года тираж “Правды” - 90 тысяч, кроме нее выходит более 40 газет на разных языках тиражом в 320 тысяч экземпляров, покупались целиком крупные типографии. Никакие взносы “партийцев” не могли обеспечить это печатное половодье. “План” сработал. Россия была повержена, “децентрализована и демократизована”. И впоследствии захлебнулась кровью десятков миллионов людей… Сопоставляя факты истории, поневоле приходишь к мысли о правильности тезиса, что некоторые сегодняшние “демократы” по сути те же большевики-разрушители образца 1917 года, которым Россия - побоку, главное - “тотальная демократизация”, а некоторые наши банкиры, хозяева СМИ, снискали лавры, вполне сравнимые с лаврами Парвуса.
      Болезнь массового пацифизма - это явление не чисто российское, она неоднократно поражала и другие страны. И правилом здесь, видимо, является то, что пацифизм как неприятие любой формы вооруженной защиты государством своих интересов поражал те страны, которые переживали глубокий социально-экономический и духовный кризис.
      Наиболее яркий пример - это американская война во Вьетнаме. Когда война началась (1964 г.), она нашла довольно много сторонников в американском обществе. Но уже на рубеже 70-х годов в США разворачивается массовое антивоенное движение.
      Пацифизм - это некая невротическая реакция (как правило неадекватная) на общее неблагополучие. Иначе трудно понять, почему американские СМИ так живописали ужасы бомбежек, тиражировали интервью со сбитыми американскими летчиками из вьетнамского плена, в которых летчики осуждали “преступную войну”.
      Безусловно, сравнивать Чечню и Вьетнам не совсем правомерно. Вьетнам от Америки, ох, как далеко, а Чечня до недавнего времени являлась частью России, в которой полыхал вооруженный криминальный мятеж, на что, кстати, во всем мире реагируют одинаково. Но образ поведения российских СМИ вполне сравним с американскими СМИ периода вьетнамской войны. Только вот тогда американцы не дошли до того, чтобы на их ТВ правил бал главный идеолог вьетнамской компартии. Мы же имеем удовольствие уже три года регулярно внимать откровениям Мовлади Удугова с экрана ТВ и газетных страниц. К этому человеку в неизменной папахе и с тяжелым уклончивым взглядом мизантропа-русофоба стоит присмотреться внимательнее.
      Грозненские друзья приоткрыли мне вехи биографии и особенность его положения в верхушке сепаратистов. Главная проблема Удугова - для нас, может быть, не вполне понятная, - безродность. Он детдомовский. То есть он не принадлежит ни к одному влиятельному и авторитетному тейпу, что для Чечни крайне важно. И в обычных условиях ему не суждено было бы добиться сколь-нибудь значительного поста. Чеченцы в таком положении обычно испытывают комплекс неполноценности. Но Удугов использовал шанс, предоставленный судьбой. В свое время проклятая империя дала ему возможность получить специальность журналиста. И в качестве журналиста средней руки он и работал на районном радио в Гудермесе. Где-то в это же время в Гудермесе трудился и освобожденный комсомольский работник Салман Радуев, которому в жизни крупно повезло - он стал зятем единственного чеченского генерала Советской Армии Дудаева. Время Удугова пришло на рубеже 90-х. Когда пошел вал национализма, Удугов понял, что для него появилась реальная возможность пробиться наверх, и запел, очевидно, ретивее и голосистее других. Удугов писал многочисленные обращения и заявления Дудаева, адресованные руководителям мусульманских государств. Очевидно, что религиозная нетерпимость и насильственное внедрение законов шариата под дулами автоматов не может нравиться подавляющему большинству населения Чечни, в том числе даже некоторым из главарей. И в январе 1997 года, в разгар предвыборной президентской кампании, Шамиль Басаев публично обвинил Удугова и его партию “Исламский порядок” в экспорте ваххабизма в Чечню со всеми вытекающими из этого последствиями. Нет сомнения, что интеллектуально Удугов выше “советского полковника” Масхадова, “заслуженного террориста республики” Басаева и, тем более, косноязычного Радуева. И благодаря мощнейшей рекламе российских масс-медиа Удугов стал бы президентом. Но, опять-таки, если бы не безродность. Поэтому главная задача Удугова в Чечне - насильственное насаждение радикального исламизма. Ибо его радикализм, сламывая традиционные ценности общества, сокрушает границы каст и сословий, странно другое. Как этого “Геббельса” раскручивали наши СМИ. Например, август 1996 г.: “Идет планомерная зачистка города Грозного от бандформирований федеральных войск”, - заявляет Удугов. И этот перл за деньги российских налогоплательщиков (ОРТ, “Радио России”, “Маяк”) и за деньги Гусинского (НТВ, “Эхо Москвы”) разносился по всей России вплоть до самой глухой деревушки, в том числе в Чечне.
      1 октября “Аргументы и факты” выходят со статьей, очень смахивающей на заказную и претенциозно озаглавленной “Один Удугов стоит ЦК КПСС”. В статье - пышный панегирик Удугову и объемное изложение его воззрений тиражом в три с половиной миллиона экземпляров в авторитетной газете. И подобных примеров множество.
      С вьетнамской войной все ясно, это уже история. А как же сейчас ведут себя власти, а главное - СМИ в экстремальных для страны ситуациях в цитадели демократии США - нашем нынешнем образце для подражания?
      Можно только предполагать, как бы реагировало правительство США, да и все американцы, если бы в начале 1991 года хоть какая-то из американских газет или телеканал комментировали ход “Бури в пустыне” из бункера Саддама Хусейна, и тем более только с его слов. Или, например, заклеймили бы в кровожадности армию США после того как в феврале 1991 года крылатая ракета “Томагавк” разнесла в Багдаде вместо резиденции Хусейна бомбоубежище с женщинами и детьми, или когда американский крейсер сбил над Персидским заливом иранский аэробус с 350 пассажирами.
      Психологические операции по значимости и объему ставились в один ряд с боевыми. Координировали эту работу Совет национальной безопасности США и помощник президента по национальной безопасности.
      К январю 1991 г. в результате скоординированной, массированной и аргументированной пропаганды все мировое общественное мнение, и прежде всего американское, было подготовлено: Саддам Хусейн - агрессор, угрожающий основным ценностям западной демократии (на самом-то деле он угрожал нефтепотокам), и его необходимо отбросить, невзирая на неизбежные потери непрогнозируемого количества достаточно высоко ценимых жизней американских военных.
      Армейские силы психологических операций США работали в Заливе в соответствии со своей технической оснащенностью, о которой нам остается только мечтать.
      У американцев есть вертолетная звуковещательная станция, называемая “Небесный гром”. И она соответствует своему названию. Мощностью - три тысячи ватт. В феврале 1991 г. над Персидским заливом как небесный гром звучали проповеди мусульманских авторитетов, облегчающие Саддама в ереси. Над позициями иракцев были разбросаны 150 тыс. одноволновых приемников, настроенных на частоту американского спеццентра. Пустыня была завалена красочными многоцветными листовками с карикатурами на Саддама и пропусками для сдачи в плен. Причем печатались листовки на бумаге, которая не боится ни палящего солнца, ни воды.
      Пацифизм “российской общественности” очень дорого стоил России, дорого он обойдется, в моральном отношении, и самим пацифистам. Они одержали сомнительную победу. Дело не только в том небывалом унижении России, которое явилось следствием хасавюртовских соглашений и последующем “миротворчестве”. И вот уже НТВ в спецрепортажах ужасается варварству и жестокости публичных расстрелов, творимых с благословения главарей Чечни. А “Известия” дают материалы о “пиратской республике Ичкерии” и русских, изгоняемых из своих домов. А ведь подобный финал легко прогнозировался в 1996 г. Однако мазохизм неискореним. К примеру, военкор “Новой газеты” довольно “пиджачного” вида майор В. Измайлов регулярно бьет челом чеченским полевым командирам и ведет с ними разговоры в стиле посыпания головы пеплом. Эти разговоры в манере самобичевания приводят иногда к любопытным результатам. Так, в итоге общения с Радуевым оба пришли к выводу, что они (В. Измайлов и террорист-убийца), в сущности одного поля ягоды - солдаты, каждый своей страны. Чем не образчик мазохизма?
      В нынешней России, с ее властителями дум, не то что генералам Тихомирову и Пуликовскому - Ермолову, Скобелеву и Барятинскому было бы не под силу отстоять территориальную целостность страны. Но очевидно, что и выводы из ситуации делать необходимо, чтобы не наступать дважды на одни и те же грабли.
      Для появления хоть каких-то шансов на Северном Кавказе неплохо было бы для начала прекратить господство в российских СМИ “чеченского Геббельса”. Хотя бы часть этого места в эфире лучше бы занять цитатами из покаянных и уважительных к России размышлений имама Шамиля в последние годы его жизни в Калуге.

ТАЙНЫ АВАНТЮРЫ

      В. Смоленцев
      Кто-то из полководцев сказал, что за каждым подвигом всегда скрывается чье-то преступление. И чеченская война - самое свежее тому подтверждение. Более того, по своему цинизму, глубине предательства и пренебрежения к интересам армии и государства подобной войны еще, пожалуй, не было в современной российской истории.
      Наверное, она - от начала и до последнего дня - была соткана из больших и малых измен, предательств и лжи.
      Лгали Степашин и Ерин, когда докладывали перед началом войны о дудаевских силах, не сумев даже приблизительно вычислить количество войск и вооружения дудаевцев. На основе этих ложных данных составлялся план операции, принимались решения, выделялись силы. И в итоге группировка, вошедшая в Чечню, была по численности и оснащенности почти на четверть меньше дудаевской, а считала себя превосходной по всем параметрам.
      Предавали штабы и главкоматы, когда на войну отправляли собранные наспех части, необученные, неслаженные, на неисправной технике с неисправным вооружением. Гнали, по сути дела, на убой, а наверх докладывали о том, что подготовка и укомплектование выполнены в полном объеме, обрекая тем самым тысячи солдат и офицеров на бессмысленную смерть.
      Предавали впрямую и беззастенчиво, когда сов. секретная информация из московских и моздокских штабов в считанные часы доходила до боевиков. И впустую работала артиллерия, умывались кровью наступавшие полки, попадали в засады колонны. Поэтому спустя всего три недели после начала войны вновь назначенный командующий группировки генерал-лейтенант Квашнин был вынужден создать полностью закрытый совет, который вырабатывал все решения, и доводить их до войск лишь в последний момент, и то лишь в частях, их касающихся, что тоже порождало неразбериху и неготовность.
      А как назвать поведение бывшего главнокомандующего Сухопутными войсками генерала армии Семенова, который за полтора года войны ни разу не побывал в районе боевых действий? Не встретился со своими войсками. Сегодня генерал заявляет, что причиной тому было его резко негативное отношение к этой войне, но тогда почему же все это время господин Семенов молчал? Подписывал директивы, приказы, отправлял туда все новые и новые части. Гробил людей. Почему? Не протестовал, не снял погоны, не ушел, как того требовала в этих условиях офицерская этика. Что это - трусость? Безразличие к судьбам людей, тебе доверенных? А может, предательство?
      А как назвать поведение высшего руководства? Господ Ельцина и Черномырдина, откровенно плевавших на интересы воюющей по их приказам армии. “Предательскими” называли солдаты и офицеры перемирия, которые устраивали Ельцин и Черномырдин. Ведь почему-то война всегда останавливалась именно в те моменты, когда разгром дудаевцев был почти завершен и речь шла лишь о добивании их остатков.
      Кто из Кремля всегда бросал боевикам спасательные круги перемирий и переговоров? Кто трижды останавливал войну, когда судьба дудаевского режима висела на волоске? Кто давал им отдышаться, прийти в себя, пополниться оружием, боеприпасами, резервами?
      Кстати, закрытой темой до сих пор остается и история охоты за самим Дудаевым. Не раз и не два была возможность не только ликвидировать его, но даже захватить в плен. Кто целый год отводил от Дудаева заслуженное возмездие? Кто берег все эти месяцы Масхадова, Басаева и многих других командиров? Только ли аллах?
      В 45-м полку специального назначения воздушно-десантных войск хорошо помнят историю, когда ранней весной 1995 года было выявлено местонахождение Дудаева.
      Агентурный источник, который уже не раз поставлял крайне важную информацию, сообщил, что в селе, неподалеку от Грозного, находится легко раненный Дудаев, который проходит там курс лечения. И что при нем лишь отряд личной охраны…
      Чтобы не терять времени, спецназовцы быстро подготовили операцию по уничтожению лидера боевиков. Провели расчет сил и средств. Сформировали несколько групп, загрузились в вертолеты и стали ждать разрешения на начало операции.
      Два часа десантники просидели в вертолетах. Штабы молчали. А через два часа тот же источник вышел на связь и сообщил, что только что кортеж Дудаева, словно по тревоге, умчался из села… Команда так и не поступила. Штаб словно бы и не слышал о запросе десантников на операцию. Что это? Случайное стечение обстоятельств? А может быть, разведчики благодаря своему профессионализму получили информацию, которую им знать не следовало и о которой тут же предупредили Дудаева?
      * * *
      Сколько же человек было осуждено за измену в этой войне? Да ни одного. А ведь до сих пор в Приволжском военном округе служит начальником бронетанковой службы округа некий генерал-лейтенант. Именно по его приказу танки округа, отправленные в Чечню, убыли без “активной брони”, коробок с “пластидом”, которые гасят гранатометные и птуровые удары. Интересна и логика этого генерала - “чтобы не продали “пластид”… Не продали. Сгорели заживо в танках, ставших без защиты братскими могилами для экипажей, легкой добычей для дудаевских гранатометчиков. Интересна и судьба одного из командиров 166-й бригады.
      В отношении него возбуждено уголовное дело. В ходе следствия выяснилось, что он продавал боевикам оружие, передавал дудаевцам наши планы. Однако вместо скамьи подсудимых он отправился служить в Московский военный округ, правда, с понижением. А сейчас… трудится заместителем главы администрации Тверской области.
      Что это? Метаморфозы судьбы? Удача - а может, плата за оказанные услуги?
      История поставок оружия и боеприпасов дудаевцам вообще туманна и закрыта. Одно сплошное белое пятно. Данные о численности формирований боевиков, количестве бронетехники и вооружения - самые противоречивые. Разброс в цифрах огромный. И прояснить истинные цифры очень не просто. Для начала надо выяснить, сколько оружия досталось дудаевцам при захвате ими осенью 1991 года власти.
      За консультацией мы пришли к Маршалу Дмитрию Тимофеевичу Язову, последнему министру обороны СССР.
      Ситуацию с Чечней он помнит весьма хорошо:
      - Под Грозным в мирные годы стояла учебная мотострелковая дивизия.
      Она была оснащена двойным штатом бронетехники, вооружения и боеприпасов. На случай войны предполагалось на ее базе создать две полнокровные дивизии. Одна уже как бы была и лишь из учебной становилась боевой. Вторая отмобилизовалась местным населением. Для нее и предназначался второй штаб вооружения, боеприпасов и амуниции, которые хранились в ее арсеналах. В общем, учебная дивизия к лету 1991 года располагала более четырехстами единицами бронетехники. В основном это были танки: Т-62, Т-72, БМП-1, различные спецмашины МТЛВ и проч.
      Как утверждают источники в Генеральном штабе, с сентября по декабрь 1991 года из Чечни удалось вывести часть техники и вооружения по железной дороге. Но не более 20% имеющихся там средств.
      В справке, поданной Павлу Грачеву перед вводом войск в Чечню, указывалось на присутствие в воинских частях Чечни 42 танков, 36 БМП-2, 14 БТР, 44 МТЛБ, 139 орудий и минометов, 101 противотанковое средство, 27 систем залпового огня, 2 вертолета, 268 самолетов, из них 5 боевых, 57000 единиц стрелкового оружия, 27 вагонов боеприпасов, 3 тыс. тонн ГСМ, 254 тонны продовольствия.
      Были ли эти цифры точными? Ответ однозначный - нет. Реальное количество техники, оружия и боеприпасов было несоизмеримо большим. Так, например, в первые месяцы войны пресс-служба министерства обороны РФ любила объявлять, сколько осталось у дудаевцев того или иного вида боевой техники. Говорили сначала о сорока танках, потом о двадцати, потом о пяти. А потом вдруг замолчали, потому что и после уничтожения этих пяти “последних” танков, они с завидным постоянством появлялись в боевых порядках боевиков. Всего же за полтора года войны уничтоженными числилось более СТА!!! дудаевских танков. И таковы же данные по БМП, артиллерии, минометам.
      Журналисты любят говорить о том, что боеприпасы дудаевцам продавали сами “федералы”, на блокпостах и в гарнизонах. Конечно, есть такие факты. Но не все можно списать на вороватых генералов и прапорщиков. Вагонами гранатометные выстрелы они продавать не могут. Это уже масштаб куда более высоких “птиц”.
      Ясность в этот вопрос вносит недавнее признание президента Азербайджана Алиева. Он признал факт поставок вооружения чеченским боевикам. И шли они как закупки Азербайджаном российского вооружения для укрепления собственных вооруженных сил. Под тем же предлогом автоматы, гранатометы, безоткатные орудия поступали из арсеналов России в арсеналы Грузии, а затем оттуда караванами уходили в Чечню. Не случайно же господин Шеварднадзе категорически отказался от предложения российской стороны выставить со стороны грузин российские погранчасти для прикрытия границы.
      Против этого же с пеной у рта выступил и командир легиона “Белый орел” - по совместительству начальник погранвойск Грузии. Кстати, боевиков и диверсантов этого “Белого орла” нынче готовят чеченские инструкторы…
      Почему во время ведения боевых действий спецслужбы не вскрыли эти поставки и не пресекли их? Что это - некомпетентность? Или нежелание вмешиваться в чей-то сверхприбыльный бизнес?
      Война в Чечне поставила много вопросов. За каждым из них - кровь и смерть российских солдат. Кто и в чьих интересах вел на ней двойную игру? Российская армия была обречена на поражение. Обречена теми, кто сделал все, чтобы превратить ее в деморализованную, безоружную, необученную и многократно “проданную” армию.
      В. СМОЛЕНЦЕВ
      Полностью полоса о тайнах Чеченской войны публикуется в “Дне воина” N 3.

День воина N3

      Вышел в свет “День воина” N3. В нем впервые поднимается занавес над тайнами Чеченской войны. Кто отдал приказ о штурме Грозного? Кто продавал дудаевцам оружие? Кто сдавал планы штабов боевикам? Об этом - полоса “Окопная правда”.
      Конструктор ядерных боеприпасов выступает против ОСВ-2.
      Генерал-майор Яковлев воевал во Вьетнаме, сбил Б-52, командовал корпусом ПВО, а погиб на московской улице. Очерк о нем - в полосе “Триумфальная арка”.
      Русский спецназовец назван лучшим на международных соревнованиях войск специального назначения, проходивших в африканской пустыне.
      В номере - стихи Виктора Верстакова. Рассказ Эдуарда Лимонова. А также - оперативные сводки из войск, доклад о состоянии армии, материалы спецслужб и письма читателей.
      Приобретайте “День воина” N 3 у распространителей газеты “Завтра”. Тел.: 245-96-26.

КАДРЫ МЕШАЮТ ВСЕ… ( о фильме Сергея Говорухина “Прокляты и забыты” )

      Владимир Бондаренко
      Когда смотришь документальный кинофильм Сергея Говорухина “Прокляты и забыты”, не один раз вспоминается знаменитая фраза из знаменитого фильма “Белое солнце пустыни”: “За Державу обидно”.
      Когда я шел на просмотр, предполагал увидеть картину откровенно пацифистскую, направленную против любой войны и против любой армии. Увы, увидел даже не пацифизм, а откровенную враждебность к русской армии.
      Во-первых, в течение всего фильма этой армии ни разу не дано слово. Молчат солдаты, молчат офицеры, молчат пограничники, молчат разведчики и даже молчат раненые… Непрерывный рассказ обо всем ведет сам Сергей Говорухин. Уверен, что половина героев его ленты будет смотреть ее с ужасом - ибо не согласятся с такой трактовкой их действий.
      Во-вторых, почти все кадры сняты где-то в тыловых госпиталях и моргах, когда вам снова и снова покажут, как прибирают труп, как подвязывают веревочкой подбородок, как выглядят те или иные незасыпанные могилы. Налицо явный перебор и даже непрофессионализм: по пять-десять минут идут эпизоды, в которых нет никакого действия, только солдаты несут и несут носилки с ранеными или перевозят убитых…
      Нет даже остро поставленной проблемы: кто же виноват? Нет разговора о конкретном равнодушии или конкретной коррупции, все - в общем: виновна страна, виновен народ, виновно время, виновен весь мир, что я - такой молодой и талантливый - остался калекой…
      В фильме использованы уникальные кадры из военной хроники времен чеченской войны, из репортажей Александра Невзорова, из съемок НТВ и ОРТ, и все - без звукового сопровождения, все - лишь в говорухинской трактовке… Для того ли снимались эти уникальные кадры? Если бы, скажем, это был показ событий чеченской войны с точки зрения солдата и офицера, который брошен в пекло сражений, но - забыт продажными генералами, обворован снабженцами и оклеветан телевидением и прессой, - у фильма “Прокляты и забыты” было бы совсем другое звучание. Я уверен: изыми автор из фильма всего десять-пятнадцать минут идеологической накачки либерально-западнического толка - и даже тот же “трупный марафон” воспринимался бы зрителем по-другому. Но, даже смиряясь с этой идеологией обиженного войной человека, я прихожу в изумление от вмонтированных посторонних, потусторонних кадров, делающих этот фильм радикально русофобским творением! Кто надоумил Сергея Говорухина начинать свой фильм с фашистской хроники, с демонстрации фашистских колонн? Кто предложил ему затем сравнить фашистские колонны с колоннами нашей армии, вводимыми в Чечню? Если это все - такие же фашисты, то, очевидно и правильно, что они, по выражению Сергея Говорухина, “прокляты и забыты”. Чего жалеть их? Чего показывать в голоде и холоде? Чего переживать за солдатских матерей, ищущих своих сыновей по всей Чечне? Это же - согласно метафоре автора - фашистское нашествие…
      Кто его надоумил представить идеологами русских войск в Чечне баркашовцев и национал-большевиков Лимонова? Это уже, увы, чуть ли не подсудная фальшивка! Режиссер перемешивает кадры записи баркашовского митинга с кадрами совсем другой записи молодой тусовки национал-большевиков. И все это - под фашистские марши. Можно недолюбливать и тех, и других, но - вместе они не маршируют, они - противоположны и по духу, и по действиям. Я бы рекомендовал Сергею продолжить столь наглядную фальшивку показом, допустим, выступления Станислава Говорухина на митинге в поддержку Геннадия Зюганова и показать своего отца под веселый фашистский марш… Фантазировать - так фантазировать.
      Фильм “Прокляты и забыты” был задуман как антивоенный фильм о чеченской войне - зачем же туда введены затянутые эпизоды о русской погранзаставе в Таджикистане? Чтобы прокричать, будто русским там нечего делать? Но любой здравомыслящий политик скажет (и будет прав!), что если мы не станем охранять по всем согласованным международным законам таджикско-афганскую границу, скоро нам придется выстраивать границу между Россией и Казахстаном… Это - миллиарды долларов, которых нет. Это - предать, забыть, обречь на тотальное бегство миллионы русских из Казахстана.
      Сергей Говорухин прямо говорит в кинофильме, что русским нечего делать на территориях, где живут другие народы. Что же он предлагает? Можно, конечно, отдать Кавказ и всю Среднюю Азию. Затем - все Поволжье с татарами и башкирами, мордвой и чувашами. Далее - всю Сибирь с якутами и бурятами, чукчами и тунгусами. Еще - весь Север - от Карелии до Ямало-Ненецкого округа. Укажите, Сергей Станиславович, где русские не будут чувствовать себя чужими?
      И последнее. Режиссер задается справедливым вопросом: почему мы все уступаем новым “золотым мальчикам”, этим наглым “новым русским”? Но ведь сама идеология фильма направлена против борьбы! Я никогда не был сторонником этой проклятой войны, из-за нее-то мы, очевидно, и потеряем Чечню, а то и кое-что большее. Но фильм “Прокляты и забыты” направлен против русской армии вообще, против наступательного пафоса, против Державности как таковой - вот в чем тут дело… А заодно - это уж само собой - и против энергии национального русского сопротивления: вспомним тенденциозные кадры о баркашовцах и лимоновцах.
      И совсем последнее. Я сомневался: может быть, ошибся когда-то с оценкой романа Виктора Астафьева “Прокляты и убиты”? Не зря же этот роман так высоко оценили мои друзья и наставники Леонид Бородин и Игорь Шафаревич. Посмотрев же фильм Сергея Говорухина, - утвердился в той мысли, что с точки зрения идеологии сопротивления, идеологии русской государственности и Державности - все-таки был прав. Если солдатам внушать бессмысленность борьбы, враждебность приказа и ненужность каких угодно идеалов и целей - такая армия обречена на тотальное поражение в любой войне, будь она тысячу раз справедливая. Есть героико-романтическая поэзия Николая Гумилева, есть одухотворенный солдатский подвиг в прозе Льва Толстого, есть “Я убит подо Ржевом” Александра Твардовского - и есть идеология животного выживания, идеология пораженчества и бессмысленности героизма. Каждому времени - свое искусство. В угоду золотым нуворишам, тем самым “новым русским”, и рекламируется, увы, ныне по телевидению фильм Сергея Говорухина “Прокляты и забыты”…
      Владимир БОНДАРЕНКО

ЦЕРКОВЬ И ПОЛИТИКА: СУДЬБЫ ВОПРОСЫ РОКОВЫЕ

      Константин Душенов
      Несмотря на постоянные заявления патриарха Алексия II о том, что «Церковь вне политики», события последних лет недвусмысленно подтверждают вовлеченность РПЦ в политический процесс неуклонно углубляется. Тому есть причины как субъективные на уровне личных контактов высокопоставленных иерархов с государственными чиновниками самого высокого ранга так и объективные, коренящиеся в исторической роли православия на Руси и в потребности общества обрести утерянные в смуте нравственные ориентиры и высшие цели своего бытия.
      Как бы то ни было, анализ политической ситуации, складывающейся вокруг Московской Патриархии, становится все более актуальным. Является ли РПЦ надежной преградой на пути разрушения российской государственности, на пути идеологической агрессии западничества и либерализма? Чем определяются политические пристрастия высших московских иерархов? Станет ли Церковь, как это уже не раз бывало в русской истории, духовным лидером нации, способным преодолеть бушующую в России смуту?
      Эти и многие другие подобные вопросы волнуют нынче миллионы россиян равно верующих и неверующих. Ответить на них в рамках газетных публикаций, конечно, невозможно. И все же серьезный разговор на эту тему давно назрел. Поэтому в сегодняшнем выпуске «Символа веры» мы начинаем обсуждение темы «Церковь и политика».
 
      Для того, чтобы правильно оценить политические перспективы РПЦ, прежде всего необходимо сказать несколько слов о ее нынешнем состоянии. Русской Церкви необходимо определить свое место в современном мире и место это должно соответствовать ее реальному влиянию на ход вещей и великой ответственности за души миллионов православных христиан, доверивших ей свое спасение… На таком, прямо скажем, тернистом и нелегком пути ее соборный разум должен решить несколько основных задач.
      1. Административная консолидация Церкви. На фоне общероссийской смуты в первую очередь необходимо гарантировать целостность церковной организации на канонической территории РПЦ, изжить расколы, ставшие следствием развала Советского Союза и либерального перерождения части епископата, выработать новую, максимально эффективную епархиальную структуру. Отдельной проблемой является воссоединение с Московским Патриархатом зарубежной части Русской Церкви.
      Окончательное решение этих задач невозможно без созыва Поместного Собора, но сегодня необходимые условия для его успешного проведения, увы, не созрели. Поместный Собор РПЦ является событием этапным, судьбоносным и его плодотворная работа возможна только на волне одновременно державного, духовного и национального возрождения русского народа.
      2. Духовная консолидация Церкви. Церковь болеет теми же болезнями, что и русское общество в целом. В политической области главная разделительная линия пролегает сегодня между патриотами и русофобами, националистами и космополитами, почвенниками и западниками. Именно они, по меткому замечанию Зюганова, составляют сегодня две главные российские партии: «наша страна» и «эта страна».
      Примерно по той же границе произошло размежевание и в среде народа церковного. Ярким символом русского духовного сопротивления духовной агрессии богоборческого Запада стала фигура митрополита Иоанна (Снычева). Не менее ярким символом вероотступничества церковных либералов является их приверженность ереси экуменизма, являющейся духовной основой грядущей «религии антихриста», а в политическом плане в виде Всемирного Совета Церквей идеологическим фундаментом масонского мондиалистского проекта Мирового Правительства.
      Поэтому восстановление духовного единства Русской Церкви предполагает искоренение вредоносного церковного модернизма и утверждение святоотеческих традиций, Священного Предания в качестве непререкаемых основ внутрицерковного бытия.
      3. Становление здоровых и конструктивных церковно-государственных отношений. Главным препятствием на этом пути в последние годы являлся откровенно прозападный, либерально-демократический, русофобский характер государственной власти. С таким режимом Русская Церковь, опирающаяся на двухтысячелетнюю традицию и управляемая на основе сочетания монархического (Патри-арх) и соборного принципов, при всем желании не может иметь общие идеалы и цели.
      4. Становление здоровых и конструктивных отношений Церкви и общества. Этому сильно мешает безбрежный «плюрализм» мировоззрений и идеологий, пришедший на смену унылому однообразию «казарменного» социализма. Трагическая разобщенность современного русского самосознания, искусственно поддерживаемая к тому же мощным политическим кланом демократов и «малым народом», контролирующим СМИ, не может быть изжита в мгновение ока. Значит, необходимо научиться разговаривать со всеми уважительно, но честно и твердо это единственная возможность уверенно чувствовать себя в суете бесчисленных партий, группировок и общественных объединений.
      5. Обретение Русской Православной Церковью достойного места на международной арене и в системе межцерковных отношений. Особая сложность этой задачи связана с тем, что бесспорным лидером в мировой политике сегодня является Запад, чьи идеалы и ценности откровенно враждебны важнейшим христианским заповедям и святыням. Именно под давлением западного либерализма и масонского мондиализма в православном мире прогрессирует экуменическая сверхересь и религиозный модернизм, все больший размах приобретают отступления от вероучения и традиционной богослужебной практики в ряде Поместных Церквей…
      В решении всех перечисленных задач, безусловно, важнейшая роль принадлежит священноначалию и духовенству РПЦ, но было бы величайшим заблуждением полагать, что успех дела возможен без активного участия в нем соборного носителя веры народа церковного.
      Правильное, взаимно уважительное и тщательно выверенное распределение ролей между иерархией и паствой, церковной властью и православной общественностью непременное условие духовного возрождения России.
      ЦЕРКОВЬ И ДЕМОКРАТЫ
      Церковные иерархи, досыта хлебнувшие лиха в эпоху господства «научного атеизма», не могли не приветствовать разрушение советского идеологического монстра. Это вполне устраивало демократов и до тех пор, пока в борьбе против «империи» СССР можно было разыгрывать православную карту, длился «медовый месяц» реформаторов и церковного руководства. Однако, как только обнаружилось, что Церковь не станет приветствовать развал тысячелетней российской государственности, унижение нашего национального достоинства и нравственную деградацию русского общества, взаимная любовь охладела. «Послушайте проповеди высших церковных иерархов, обиделись либералы, там каждое второе слово «патриотизм»; но где, когда, в каком месте Евангелия Христос говорит о патриотизме?» («Известия» за 4 июля 1995 года).
      Настоящим «моментом истины» в отношениях Русской Церкви и демократического движения стала попытка Верховного Совета в 1993 году принять поправки к Закону о свободе вероисповеданий, ограничивающие засилье иностранных проповедников и сектантов. Патриарх поддержал инициативу парламента. И тогда на РПЦ и даже лично на Алексия II, до той поры нежно любимого либеральными борзописцами всех мастей, обрушился поток обвинений и насмешек, клеветы и кощунственных оскорблений.
      «Утверждены драконовские меры против сектантов и неправославных проповедников, заголосили «плюралистические» кликуши. Резко сокращены права религиозных меньшинств, не желающих входить в какую-либо «традиционную» конфессию!.. Такие меры попирают свободу совести… Запахло средневековой инквизицией… Открыто прозвучали слова о том, что Московский Патриархат есть носитель государственной идеологии, а зарубежные проповедники суть идеологические диверсанты. Неужели правы те, кто говорил о грядущей клерикализации страны? О том, что новый большевизм будет дружить с религией, превращая ее в ярмо для народа?» («Московские Новости» N30, 1993).
      «Что же думают православные иерархи, неистовствовала демократическая пресса, если запретить, прекратить миссионерство народ сразу же направится в родную русскую церковь?.. Никто не вправе узурпировать истину от имени Бога… Иисус все-таки в Верховный Совет за помощью не обращался» («Комсомольская правда», 11.08.1993). «Теперь остается ждать только законодательного запрещения русофобии, учреждения духовной цензуры, «возрождения славных русских боевых традиций»… Ставшая уже скандальной статья 15 нового закона запрещает деятельность в России религиозных предприятий со стопроцентным иностранным капиталом, требуя, чтобы контрольный пакет находился в русских руках» («Сегодня», 9.07.1993).
      Пропагандистский шквал невиданной интенсивности разразился не только в России. «Критическое отношение к закону высказали представители официальных кругов и общественных организаций 114 государств, персонально Клинтон и Коль, удовлетворенно сообщала «Независимая газета». На Руси не было бы христианства, не принеси его иностранные миссионеры, а в сфере прав человека у русского православия просто нет опыта».
      Вскоре (2 сентября 1993 года) по вопросу о том, как следует России понимать «свободу совести», высказался даже один из столпов мировой масонской закулисы Збигнев Бжезинский. «Сможет ли Россия стать нормальным европейским государством или снова поддастся искушению превратиться в транснациональную империю?» таков, на его взгляд, главный вопрос современности. «Русскому народу сейчас особенно важно не дать себя соблазнить, сказал он в интервью той же «Независимой газете». Опасность заключается в том, что на смену коммунизму может прийти некая форма традиционного православия, замешанная на шовинизме и выражающаяся в имперских рефлексах».
      «Единственный способ избежать этого, учит Бжезинский, демократия… Но она требует самосовершенствования, изменения самих взглядов на то, что означает быть русским в современном постиндустриальном обществе…»
      Продолжать цитирование можно бесконечно…
      Закон был отклонен. Внешне отношения церковного священноначалия с верхушкой демократов остались вполне дружелюбными. Однако не надо иметь семь пядей во лбу, чтобы оценить глубину искренности этого взаимного дружелюбия. «Демократ враг Церкви», за пять последних лет эта нехитрая истина глубоко запечатлелась в умах миллионов православных верующих.
      Демократы в ответ зашумели об «опасности христианского фундаментализма в России», о том, что «он еще страшнее исламского фундаментализма». «Христиане вновь обнажили клыки», с потрясающей откровенностью подвел итог демократических переживаний религиозный обозреватель «Московских Новостей» Яков Кротов (МН N31,1995).
      Но всех превзошла «Московская правда», переквалифицировавшаяся за годы перестройки из рупора «развитого социализма» в ярую поборницу демократии и прогресса. «По большому счету, заявил один из ее авторов, христианство, возникшее как религия маргиналов, религия быдла, на современном этапе развития общества начинает уже приносить больше вреда, чем пользы… У нас светское государство… Больше попов меня раздражают наши чинуши, допускающие до умов эту черную орду, это тупое поповское шакалье…»
      В 1997 году, когда патриотическая оппозиция в Думе предприняла новую попытку скорректировать закон о свободе совести все повторилось вновь. Те же всхлипы демократических «правозащитников», те же кощунства «московских комсомольцев» и причитания либеральной прессы, те же попытки Запада вмешаться во внутренние дела России. Однако на этот раз новая редакция закона после длительных проволочек и президентского «вето» все же была принята. И это, как ни крути зримое свидетельство возросшего политического влияния Русской Православной Церкви.
      ЦЕРКОВЬ И КОММУНИСТЫ
      Крушение «мировой системы социализма» и идеологическое банкротство коммунистической идеологии многому научили лидеров КПРФ. Партия официально отказалась от «классовой борьбы» и обязательного атеизма. Более того, в поисках идейного обновления Зюганов сделал откровенную ставку на традиционные ценности русской духовности и державности.
      «Судя по всему, забеспокоились русофобы, слово «коммунистическая» в названии партии остается лишь словом. На деле КПРФ заявляет о себе как о правом консервативном движении националистического толка… Она отвергает атеизм, стоит за широчайшее сотрудничество с Русской Православной Церковью, считает вероятным, что православие станет государственной религией новой России» («Московские Новости» N 34, 1994).
      И действительно, коммунистическая печать постоянно обсуждает церковную тематику и делает это, как правило, с благожелательных позиций. Сам Зюганов в интервью «Православной Москве» в сентябре 1995 года заявил, что «нынешняя власть ничего не делает для того, чтобы защитить страну от заморских проповедников», на РПЦ «ведут страшное по своей силе наступление иноземные конфессии», а Кремль «не препятствует борьбе с Православной Церковью, на которую сейчас нападают с большей яростью, чем в свое время на КПСС»
      Забавно, как нервно реагируют на возможность союза между верующими и коммунистами наши записные демократы. «Заигрывание Зюганова с национал-патриотизмом и православием опасно, волнуется Явлинский («НГ»,1.03.1996). Если это получится, то КПРФ превратит Россию в страну фундаменталистскую. Это будет такой режим, который не сдвинешь. Фундаментализм, но не исламский».
      Священноначалие РПЦ, видя перемены в лагере левых, считает необходимым поддерживать с нынешними коммунистами достаточно приличные, «рабочие», как принято говорить в таких случаях, отношения. Казалось бы, их конструктивному развитию уже ничто не мешает, но… Политическая практика показывает, что по-прежнему не устранены весьма важные факторы, серьезно препятствующие сближению православных патриотов и коммунистических «державников».
      Во-первых, это тяжелейшее историческое наследие, благодаря которому слово «коммунист» у подавляющего большинства верующих вызывает ассоциации с многолетними кровавыми гонениями на Церковь.
      Во-вторых, желание занять перспективную идеологическую нишу, с одной стороны, и давление ортодоксальной партийной массы с другой, заставляет лидеров КПРФ часто выступать с весьма противоречивыми заявлениями: то о конструктивности русского патриотического лозунга «Православие, Самодержавие, Народность», то о приверженности идеалам марксизма-ленинизма.
      В-третьих, реальная политическая практика КПРФ вовсе не столь благожелательна к нуждам Русской Церкви, как это следует из некоторых заявлений. Именно голосами коммунистов (еще в хасбулатовском Верховном Совете) был провален законопроект о возврате Церкви монастырских земельных угодий (кстати, на общем фоне совершенно незначительных). Именно в «Правде России», официальном органе КПРФ (который редактировал тогда нынешний спикер Госдумы Геннадий Селезнев), была напечатана разгромная статья о «пещерном антикоммунизме» митрополита Иоанна. Да и в партийных наказах своему лидеру накануне президентской гонки в 1996 году коммунисты не сочли нужным упомянуть о нуждах верующих.
      Впрочем, эволюция русского коммунизма в постсоветской России только началась. Как говорится, поживем увидим…
      ЦЕРКОВЬ И «ПАРТИЯ ВЛАСТИ»
      Власть жаждет переизбрания. Жаждет остаться властью и это определяет все ее поступки, все обещания и идеологические кульбиты.
      Но сквозь суету привычного вранья и чиновничьей конъюнктурщины проступает нечто гораздо более важное и существенное: очевидный сдвиг общественного мнения в сторону традиционно русских, национально-патриотических ценностей. И игнорировать такое движение власть больше не может.
      «Православная вера как правильное и славное отображение роли Христа на земле, исповедуемая на протяжении исторического развития России большинством россиян, связана с глубинным сознанием нашего народа, в основе которого заложены принципы коллективизма… Базовые ценности обновленной модели развития России заложены в православной вере: духовное превосходит материальное, нормальный достаток лучше богатства, для человека важнее правда и справедливость, чем все остальное…»
      Эти строки взяты не из проповеди митрополита Иоанна. Нет бестрепетная рука господина Шумейко вывела их и благословила в свет со страниц «Независимой газеты» (17 января 1996 года). И название статьи знаменательное: «Необходимо самообновление президентской политики».
      Еще пример, не менее показательный.
      «Тремя основными опорами новой возрождающейся России должны быть: демократия, православие, державность.
      Демократия (народовластие): выборность всех органов исполнительной и законодательной власти на всех уровнях; равенство всех перед законом. Православие как тысячелетняя историческая государственная религия России основа духовности, нравственности и морали личности и общества. Державность (соборность) объединение всех народов, народностей и национальных групп вокруг русского народа как исторически сложившегося многовекового традиционного станового хребта Российского государства…
      Тот, кто может вдохновиться такой программой, довести ее до сознания народа, получить благословение и поддержку Церкви, тот и станет новым президентом и спасителем России».
      Это из статьи контр-адмирала Валерия Алексина, главного штурмана ВМФ, кандидата военных наук. Называется она простенько: «Страна ждет нового поколения политиков». И напечатана не в каком-нибудь «черносотенном» листке, а все в той же элитарной «Независимой» (8 февраля 1996 года). А это уже тенденция. Тенденция, отражающая не только стихийную идеологическую эволюцию масс, но и сознательную подвижку элит, составляющих опору режима.
      Ярче всего, пожалуй, она проявила себя в декабре 1995 года в момент проведения III Всемирного Русского Собора, организованного церковными структурами с благословения Патриарха. Вся политическая элита страны (даже те ее представители, которые в глубине души православие на дух не переносят) сочла себя вынужденной явиться «пред светлые очи» первоиерарха и засвидетельствовать свое почтение. Недавняя уступчивость Ельцина, вынужденного после косметических поправок все же подписать новую редакцию закона о свободе совести, несмотря на оглушительный гвалт «демократов», подтверждает сказанное. Теперь не замечать очевидного может лишь слепой…
      НАЧАЛЬНИК НАЧАЛЬНИКУ
      ДРУГ, ТОВАРИЩ И БРАТ…
      Священноначалие Московской Патриархии делает все для того, чтобы укрепить дружеские отношения с «партией власти». С одной стороны, в основе этого лежит вполне здравое стремление обеспечить церковному организму в постсоветской России «режим наибольшего благоприятствования». С другой въевшийся в плоть и кровь с советских времен «сергианский» принцип «умиротворения властей», гласящий, что ради сохранения хороших отношений с государством можно и даже нужно идти на самые широкие компромиссы.
      В идеале этот принцип не так уж и плох. Плохо то, что некоторые церковные руководители (такие, как митрополиты Кирилл Гундяев, Филарет Вахромеев, Владимир Котляров) распространили его на область, категорически не приемлющую никаких компромиссов область церковного вероучения и православной совести.
      В результате в угоду либеральным симпатиям кремлевских обитателей, под давлением мировой закулисы эти иерархи готовы сделать предметом торга «святое святых» Истины Божественного Откровения, неповрежденно соблюдаемые Православной Церковью на протяжении двух тысячелетий. К счастью, события последних лет показывают, что в среде епископата, монашества и священства, а также среди рядовых мирян эти попытки встречают все более жесткое сопротивление.
      Немаловажным фактором, в значительной мере определяющим подчеркнутую лояльность московского священноначалия по отношению к Кремлю, является фактор финансовый. При этом очевидно, что, опасаясь критики (или не желая делиться), руководство МП ведет «двойную бухгалтерию» даже в своих отношениях с провинциальными епископами РПЦ. Так, патриарх Алексий II, выступая на последнем Архиерейском Соборе, заявил, что весь церковный бюджет составил в 1995-96 годах - в пересчете на валюту - около двух миллионов долларов. Между тем по данным российской прокуратуры, в 1995 году один только Николо-Угрешский ставропигиальный монастырь (находящийся в прямом подчинении патриарха) получил от реализации алкоголя не менее 350 миллионов долларов. В своей беседе с журналистами 28.06. 1997 года патриарх фактически признал, что под церковной крышей велась широкомасштабная продажа водки, но заявил, что «распространенная до недавнего времени практика ввоза алкаголя и табака по льготным таможенным пошлинам в настоящее время строжайше запрещена».
      Впрочем, газеты отмечают, что «потеря этого финансового источника не подорвет благополучие священноначалия Московской Патриархии. У него еще осталось кое-что в запасе. Например, РАО «Международное экономическое сотрудничество», одним из учредителей которого является МП. В 1994-95 годах эта компания экспортировала за рубеж 14,7 миллиона тонн нефти, а в 1996 году ее оборот составил 2 миллиарда долларов! Интересно было бы узнать: какая часть этой астрономической суммы пошла на нужды Церкви? И на какие именно? И есть ли соответствующие документы, по которым это можно проверить?».
      Судя по всему, верующие вряд ли смогут получить ответы на эти вопросы в ближайшем будущем.
      ЦЕРКОВЬ И ПРАВОСЛАВНО-
      ПАТРИОТИЧЕСКОЕ ДВИЖЕНИЕ
      Опыт показывает: проблемы обновленческой ереси, либерально-экуменического перерождения части русского духовенства и коррупции в среде церковного священноначалия в значительной мере являются следствиями отсутствия в современной России влиятельного православно-патриотического движения. Идут годы, а дееспособного и прочного объединения православных мирян, столь необходимого для защиты наших религиозных святынь и поддержания канонических основ церковного бытия, все не происходит.
      Более того, все предыдущие попытки «православной общественности» создать сколь-либо значительное и влиятельное общественное движение оканчивались полным провалом. Тем не менее накопленный за последние годы опыт далеко не бесполезен. Он позволяет определить главные причины неудач православно-патриотического движения и наметить пути их преодоления в будущем.
      Такими причинами являются:
      Во-первых, противодействие церковного священноначалия любым попыткам православных мирян объединиться в дееспособную и прочную общественно-политическую организацию.
      На то есть свой резон. Прежде всего, руководители РПЦ вполне обоснованно опасаются излишней политизации такого движения. Опыт показывает, что к руководству в подобных организациях, как правило, приходят люди весьма радикально настроенные. Учитывая нынешнее засилье русофобов и инородцев во властных структурах России, это вполне объяснимо и понятно, но совершенно неприемлемо для иерархов, стремящихся ни с кем не обострять отношений и потому поставленных перед необходимостью сохранять с антинациональным кланом в российском руководстве бесконфликтные отношения.
      Кроме того, целый ряд архиереев как в Москве, так и в провинции весьма удобно «вписался» в нынешнюю ситуацию, резко повысив свой личный уровень благосостояния. Эти люди, будучи вполне довольны своим нынешним положением, вовсе не желают участвовать в какой бы то ни было деятельности, грозящей подорвать основы существующего политического режима.
      Далее. Сегодня священноначалие РПЦ имеет практически монопольное право говорить от имени миллионов верующих и представлять их интересы перед государственной властью. Если же в стране сформируется достаточно мощная организация православных мирян, такая монополия будет нарушена, что приведет к существенному падению личного влияния высших церковных иерархов в кремлевских кабинетах.
      И наконец, нынешнее руководство РПЦ практически полностью состоит из выдвиженцев митрополита Никодима (Ротова), пришедших к власти в 6070-х годах в результате своего рода «обновленческой революции», совершенной им при помощи и поддержке «компетентных органов» СССР. Для этих иерархов характерны тяготение к либеральным «ценностям», приверженность к экуменизму, восприятие попыток защиты полноты святоотеческого православия как «фанатизма» и пренебрежительное отношение к массе «темных и отсталых» прихожан.
      Сегодня, понимая, что такого рода взгляды совершенно чужды не только подавляющему большинству мирян, но большинству священников и даже епископов, «никодимовцы» не могут проводить активной внутрицерковной политики. Тем не менее, как показывают Архиерейские Соборы 1994 и 1997 годов (да и вообще течение церковной жизни последних лет), они делают все, чтобы удержать ситуацию под своим контролем. В этих условиях появление на церковно-политической сцене мощного движения православных мирян, которое, безусловно, будет более консервативно, чем нынешнее священноначалие РПЦ, грозит серьезно нарушить тот хрупкий внутрицерковный баланс сил, который с таким тщанием выстраивают московские иерархи.
      КАДРЫ РЕШАЮТ ВСЕ?
      Еще одна причина неудач - отсутствие у православных мирян необходимого политического опыта.
      Следует смотреть печальной правде в глаза: в стране сегодня просто-напросто нет православных политиков. Политическая элита ельцинской России состоит либо из вчерашней партийной номенклатуры, успевшей вовремя перекраситься из правоверных коммунистов в радикальных демократов, либо из ловких дельцов, сумевших безмерно обогатиться на разграблении государственного имущества в процессе «приватизации».
      Что касается номенклатурных перевертышей, то они откровенно циничны и не верят ни в сон, ни в чох, ни в вороний грай. Они готовы красоваться перед телекамерами в церкви, в мечети, в синагоге - где угодно, лишь бы это сулило им практические выгоды. В среде российских нуворишей, в последнее время отвоевывающих себе все большее и большее политическое влияние, непропорционально большую часть составляют инородцы и иноверцы, традиционно оккупировавшие банковский бизнес и сферу средств массовой информации. Излишне говорить, что никакой симпатии к православию эти люди не питают и питать не могут.
      Между тем современная политика является чрезвычайно специфической областью человеческой деятельности. Ее основные законы сплошь и рядом вступают в прямое противоречие с православным мировоззрением и нравственным учением Церкви. И, главное, - помимо определенного набора качеств - она требует значительного опыта и основанной на таком опыте интуиции. Радикальное обновление политической элиты происходит лишь во время революций. В остальное время едва ли не единственным путем обретения политического влияния является постепенное «врастание» во власть.
      В таких условиях попытки «с нуля» создать православно-патриотическое общественное движение, которое самостоятельно было бы способно эффективно действовать на политической сцене нынешней России, следует признать заведомо неосуществимыми. Наиболее реальной возможностью постепенно «врасти» в политический процесс пока является развитие собственных структур под прикрытием какой-либо мощной политической силы. Эта сила, в свою очередь, должна быть заинтересована в национальном - духовном и нравственно-религиозном - возрождении России и готова в обмен на помощь в этом направлении учесть интересы своих православных партнеров.
      Если такое объединение состоится, оно сможет со временем очень серьезно повлиять на весь политический процесс в России. Господи, подай нам терпения и сил, мудрости и последовательности на этом пути! Аминь.

ГЛАС НАРОДА - ГЛАС БОЖИЙ?

      К. Д.
      Ярким свидетельством того, что основная масса верующих Русской Церкви отвергает либерализм, обновленчество и экуменизм, является резкая потеря авторитета и популярности епископов-экуменистов и обновленцев.
      Так, известный своими прокатолическими симпатиями епископ Новосибирский и Бердский Сергий (Соколов) после того, как направил католикам Новосибирска поздравление в связи с освящением нового кафедрального собора, подвергся за это резкой критике со стороны собственной паствы. «Верю, писал в этом поздравлении, адресованном папскому архиерею Йозефу Верту, владыка Сергий, что Христово благовестие, глашатаем которого являетесь Вы и Ваши помощники, станет для жителей нашего региона новым источником духовного преображения».
      Подобное вероотступничество вызвало глубокое возмущение в среде православных новосибирцев. В день освящения католического храма молодежь города устроила пикет. В храмах Новосибирска стало распространяться «Воззвание к русским людям», в котором, в частности, отмечалось, что «Все слова о проповеди католическим священством учения Христова не более, чем прикрытие духовной экспансии Рима». Цитируя Оптинского старца Амвросия, который обличал католиков в том, что «они стараются не ко Христу обращать и приводить людей, а к своему папе», авторы листовки отмечают агрессивную сущность замыслов Ватикана.
      «Зачем в Новосибирск приехал личный представитель папы? Зачем освящают в центре России католический престол?» Отвечая на эти вопросы, воззвание говорит о продолжении инославной охоты «за душами русских людей».
      Не менее показателен и скандал, случившийся недавно в Петербурге в день именин митрополита Владимира (Котлярова), правящего архиерея Санкт-Петербургской епархии. В этот день перед воротами Александро-Невской Лавры собрались православные верующие, требовавшие ухода владыки Владимира на покой. Перед началом Божественной Литургии на паперти Свято-Троицкого Собора пикетчики развернули плакаты: «Митрополит-еретик, уходи от нас», «Анафема» и им подобные.
      В листовках под названием «Избави нас от лукавого», которые раздавали участники пикета, говорилось:
      «Скоро исполнится два года, как нашей епархией управляет митрополит Владимир (Котляров), сменивший уже 17 кафедр и известный своей экуменической деятельностью. За время правления митр. Владимира город стал центром миссии воинствующих католических орденов. Католики открыли новые костелы и новые учебные заведения. Неоднократно митр. Владимир ездил к протестантам, а летом 1997 года самолично приветствовал с амвона в Никольском соборе женщину-«епископа» из Гамбурга. Город стал за это время центром сектантства и местом вседозволенного разгула заезжих проповедников.
      С подачи митр. Владимира злые семена экуменизма расцвели пышным цветом на приходах: католик-иезуит Мигель Арранц открыто проповедует в храме у Варшавского вокзала (и не только там). Сослужение с еретиками и их причащения стали практиковаться в целом ряде храмов Петербурга и пригородов. За время его правления замерла или была разрушена приходская жизнь в десятках церквей и соборов. Бессмысленные кадровые перемещения и мздоимство, коррупция и полное пренебрежение интересами паствы при единственном интересе к деньгам и «гуманитарной помощи» экуменистов вызывают у народа церковного возмущение или ведут к апатии, полному замиранию приходской жизни.
      Два года достаточный срок для экспериментов заезжего архиерея над церковным народом и петербургской паствой. Хватит! Мы не желаем дальнейшего осквернения наших святынь! Ради церковного блага и сохранения единства мы просим и требуем удаления митр. Владимира с петербургской кафедры!
      Владыка Владимир! Уйдите на покой, уезжайте за границу, куда угодно, только избавьте нас от своего присутствия. Духовенство наше, настрадавшееся от вас, не любит вас, народ не любит и не принимает. Не доводите дело до открытого возмущения, уйдите сами…»
      Вскоре после начала пикетирования верующих окружили милиционеры. Впрочем, после предъявления документов, убедившись в мирных намерениях собравшихся, они ушли, потребовав, однако, прекратить раздачу листовок. Зато вскоре появились представители личной охраны митрополита, которые вытеснили пикетчиков с паперти и потребовали от них покинуть территорию Лавры.
      Очевидно, в епархии сильно обеспокоились происходящим и задействовали все имеющиеся возможности для удаления протестующих. Не прошло и получаса, как у пикета появились люди в штатском, предъявившие документы ГУВД и представившиеся оперативными работниками. Они заявили собравшимся, что получили категорический приказ очистить территорию Лавры, а в случае сопротивления пикетчиков арестовать их. Не желая стать виновниками беспорядков, верующие, так и не дождавшись митрополита, которому они хотели вручить свою петицию, прекратили пикетирование.
      Сам митрополит Владимир, несмотря на усиленную охрану, так и не решился войти в храм, пока пикет не вытеснили из Лавры. Что ни говори, а это весьма характерная и показательная деталь! Экуменисты-вероотступники чувствуют свою обреченность.
      К. Д.

“И ВСЕ ЖЕ ВЕРИТЬ…”

      Валентина Коростелева
      * * * Так что опять преподнесет нам Завтра: Уж кажется, все беды - с нами, тут. Но велики у дьявола затраты, Еще доплатит за надежность пут. Такого бесконечного болота, Наверно, не бывало на Руси. Опять себе решает Дума что-то, Опять народ во всяческой грязи. Зато поводыри - в цвету и в теле, И с барского стола дадут щепоть… О, знать бы только, что на самом деле Нас не оставил все-таки Господь! УТРЕННЕЕ Солнце взошло над равниной, Тихо поплыло себе… Этот порядок старинный - Как равновесье в судьбе. Сердце, прошу, успокойся, Мало ли было обид! Светом чудесным умойся, Слушай, что Бог говорит. Хватит крутых разговоров, Споров, ведущих назад, - Эти известные воры Глушат божественный сад. Коль замолкают поэты - Демоны ждут барыша… Жаждет покоя и света Мятая бурей душа! РУСЬ Ах, хорошо бы - о хорошем! Но темь гуляет даже днем. Да нет, мы вовсе не о прошлом, - Когда потерям счет ведем. Душа побитая стенает, И все не тает в горле ком, - Когда Державина не знают, А Пушкин только чуть знаком. Как можно толковать о чем-то, Когда душа - на вертеле, Когда с ума сошли девчонки, - И от бесстыдства в том числе. Пред Богом преклонить колено Я за других сегодня тщусь, И смотрит Запад вожделенно На павшую святую Русь… НЕБО Вот уже в реке очнулись воды, Тешит ветер, весело кружа, - И под звонким, добрым небосводом Тихо очищается душа. Боже мой, как много слов напрасных, Душу опаляющих страстей! Много ли часов, минут прекрасных - Насчитает сердце в жизни всей? Опьянимся музыкой, стихами, Вешним солнцем душу наградим! Если не расстанемся с грехами, То хотя бы небо разглядим… НА ВЕТРУ В ночь, когда воссияет безбрежность, И заботы уснут у дверей, - Подари мне высокую нежность, Я отвечу любовью своей. Дни и годы, спеша, пролетают, И не наша заря поутру, - Если нежности нам не хватает, Если сердце опять на ветру. Я еще ничего не итожу, Только как же - на игрищах мук - Не хватает улыбки хорошей, Волшебства твоих губ, твоих рук! РАДОСТЬ Еще слепы рассветные минуты, Еще закаты выстрочены ржой, И не на что надеяться как будто, И прислониться не к чему душой… А юный март не знает ничего-то, И ветерком летит через порог, И солнце свою вечную работу С улыбкой совершает, ей же Бог. И щедрый свет на небе прописался, Уже почти что царствует весна, И с радости сегодня нализался Сосед, добыв дешевого вина. Весна чарует, ластится, смеется, И, может, в этой миссии святой До каждого в России доберется, - И повернет свой ключик золотой… НА ПЕРЕЛОМЕ И снова охнешь: жизнь - такая стерва, Что крутит-вертит душу до зари, И снова не выдерживают нервы Всей свистопляски, черт ее дери. Там сволочи шутя дома взрывают, Тут демагоги, улыбаясь, врут, Там ни за что старуху убивают, Здесь капиталы грязные куют. Кругом - и эгоизм, и лицемерье, Толкает жизнь на хамство и обман. И ни к чему ни капельки - доверья, И безнадегой каждый третий пьян. И гибнет люд, пока паны грызутся, И слово обкарнали, как доску, И выживает только проститутство, Все прочее уходит в боль-тоску… НА ИСХОДЕ ЛЕТА Пахнуло прелою листвой, Ущербной осенью пахнуло, И под упавшею травой - Перестоявший гриб понурый. Но солнце греет все еще, Еще просвечивает чащу, И, продолжая добрый счет, Напоминает вдруг о счастье. Не тороплю свою стезю, И каждый день такой - награда. Горит боярышник вовсю, И сыплет ягодную радость… Не долго править красоте, Дожди поводья скоро спустят, - А нынче божий дух везде, И далеко пока до грусти… ИГРА Высвечивают вновь прожектора Очередного князя и мессию, Опять идет великая игра Сердцами и растерянной Россией. И жизнь проходит в этой кутерьме, Порой игривой, а порой кошмарной, И вновь совсем не те, не те в тюрьме, А те опять живут себе шикарно. Россия-мама, милая земля, Где наши души брошены на рынок, Я так боюсь - и разве только я! - Что в плен тебя возьмут и сердце вынут… ДАЙ СИЛЫ, БОЖЕ… Еще отрезок жизни прожит. Остановиться бы. Понять. По гороскопу день хороший, А голова болит опять. Наверно, не при чем светила, Когда сюрпризы шлет судьба, - Что подрывают стены тыла, Из принца делают раба. Когда Россия едет юзом, Когда покоя - ни на грош, - Все беспощадней тяжесть груза, Который все-таки несешь. Дай силы, Боже, продираться Сквозь злобу, мелочность и ложь, И человеком оставаться, И все же верить, Верить все ж!  
* * * 4 декабря в Союзе писателей России (Комсомольский пр., 13) состоится юбилейный творческий вечер Валентины Коростелевой с презентацией книг: “Моя Божественная Русь” (лирика, гражданская поэзия, юмор) и “Не случайные встречи” (документальная публицистика о судьбе русской культуры, о встречах с Николаем Рубцовым, Расулом Гамзатовым, Борисом Примеровым, Георгием Куницыным и другими достойнейшими людьми земли русской). В вечере участвуют известные писатели. Ведущий - поэт Валентин Сорокин. Вход свободный. Начало в 18 часов. * * * Газета “Завтра” тепло поздравляет Валентину КОРОСТЕЛЕВУ с юбилеем и желает ей творческих удач, здоровья и добра.  

ПСИХ ФИЛИПП И ДРУГИЕ ( РАССКАЗ )

        
Александр Брежнев ПОСЛЕ ПЯТОГО КУРСА я проходил практику в маленькой районной психбольнице в семи километрах от города и в километре от шоссе, уходящего далеко за горизонт. Одноэтажные больничные корпуса не имели заборов; да что там корпуса, вся территория была “распахнутой”, то есть не имела железобетонной ограды, какие обычно бывают в больницах такого типа. Больные спокойно ходили по двору, по околобольничному саду, спускались даже к маленькому мелкому прудику, но убегать не убегали и, мало того, не буянили. Окружающая природа, а точнее, такая вот свобода, их успокаивала. Я был в подчинении молодого врача Никиты Никитыча. Высокий, худой, сосредоточенный, он почти постоянно курил трубку. Психиатрия ему крепко нравилась. Никита Никитыч заканчивал писать кандидатскую и через год собирался защищаться. В первый же день он доверил мне самому собрать психстатус у вновь поступившего буйного больного, на второй - назначить лечение и, убедившись, что у меня более-менее все получается, на третий день разрешил мне самостоятельно вести несколько больных-хроников, которые не были буйными и лечились в больнице по нескольку лет. Я старался, как мог, я “обсасывал” своих больных, я изучал их души, я мечтал понять их мир. А как я порой сочувствовал их горю! Я плакал, замечая, что некоторые из них были равнодушны ко всем моим стараниям; они могли по нескольку суток кряду сидеть неподвижно, как каменные изваяния, и сотню раз, да какой там сотню - тысячу раз на одной тональности шептать: “Здравствуйте!.. Здравствуйте!..” И тогда всему персоналу казалось, что у этих больных давным-давно нет души. Нет, у них были души. Но точно глухие. Только как, как до них докричаться? Я старался лечить их. Я прописывал им наисовременнейшие лекарства. Я ходил вместе с ними на прогулки. И часто, порой присев рядом с ними у старых больничных порожков, пытался поддерживать их компанию, окаменело шепча: “Здравствуйте!.. Здравствуйте!…” Этим приемом я пытался войти в больного, стать его другом. Мои старания в психиатрии были небезынтересны для администрации. И часто молодая главврачиха, остановив меня на больничном дворе, клала свою тоненькую наманикюренную ручку на мое плечо и серьезно-медленно, без всякой там грубости, которая порой так характерна была для нее, говорила: - Вы мне нравитесь, вы хороший мальчик. Да и больные в вас души не чают… Полуотвернувшись от нее, я растерянно моргал глазами. Она мне нравилась, ибо нежность ее была не фальшивой. А в таких случаях мужчина безоговорочно подчиняется женщине. - Поднимите глаза и посмотрите на меня… - просила она. И, подняв глаза, я гордо смотрел на нее. - Ишь ты!.. - шептала она. Ей дышалось легко. А я задыхался. Ибо, кроме запаха пудры и губной помады, меня оглушал сверхаромат ее французских духов. И, не выдержав, я сказал ей: - Извините, но у меня аллергия на духи… На что она улыбнулась и сказала: - Вы бедный, и вам еще многого не понять… А затем, вдруг став крайне серьезной, она подперла руками бока и грозно топнула ножкой: - Ступайте работать. Через час я приду и проверю все ваши истории. И если что будет не так, то я вас вздерну… Поняли? - Понял… - пробормотал я. ПЕРЕД НОЧНЫМИ дежурствами, прогуливаясь по двору, я часто кланялся ей издали. И она тоже кланялась и, раскланявшись, говорила: - У меня сегодня пустошный день, так что после обеда приходите пить кофе. Я до этого не любил пить кофе. Но она меня научила. И если раньше этот напиток был для меня мучительно горек, то теперь я с необыкновенной радостью мог выпивать его по нескольку чашек кряду, при этом лишь чуть добавляя сахар. И стоило мне как следует вглядеться в ее лицо, как она, покраснев, останавливала у полураскрытых губ дымящуюся чашечку, смотрела в приоткрытое окно так, как будто бы ждала кого-то. - Здоровую душу нельзя полностью понять, а больную тем более… - как-то сказала главврачиха. В эти минуты всю ее красоту как рукой сняло. Ее взгляд, остановившийся на мне, трогал меня - столько врачебной энергии в нем было. Женщина, которую я все время считал ветреной, вдруг переменилась: сила, ум и даже сметливость - все было в ее взгляде. - За мою жизнь не одна сотня больных в этой больнице перебывала. И что вы думаете? Хоть один из них вылечился? Нет.. Больная душа, она как камень. Не подпускает к себе… За окном шумел ветер. Перезревшие яблоки на ветвях деревьев хоть и болтались из стороны в сторону, но на землю не падали. Мимо окна прошел больной, на вид не городской, деревенский. Страшно исхудавший. Он как-то странно поднимал к небу голову, несколько в сторону отводя глаза, словно этим самым прерывал какие-то свои тайные размышления. Он вдруг громко восклицал: - Серафиме, моли Бога о нас!.. - Как холодно мне бывает на свете от таких вот больных… - вздохнула главврач и тут же встрепенулась, - Да вы кофе-то пейте, а то, глядишь, отстынет. На меня не обращайте внимания. - А я и не обращаю… - ответил я ей тихо. - Ба, ругается… - посмотрев в окно, встрепенулась она вновь. - Надо позвонить санитарам, пусть они поскорее отведут его в корпус… - И, взяв трубку, начала набирать номер дежурки. - Не надо, не делайте этого, - остановил я ее. - Ему надо высказаться. Поругается, поругается и перестанет. Она закрыла окно. - Нет, вы просто не представляете, как мне тут жутко работать… - ее лицо было строгим и сосредоточенным. Вот она подошла ко мне и остановилась. Ее руки легли мне на плечи. Я покраснел. - Где же вы раньше были… - в волнении прошептала она. - Как жаль, жаль… - И вздохнула. - Рано или поздно, а я все равно отсюда уеду. Я поцеловал ее. А после она, точно школьница, плакала, и я успокаивал ее. Мне было жаль, что мы не пара. - Успокойтесь… - тихо говорил я ей. - Вы такая славная… Я считаю, что вы нисколечко не разочаровались в своей профессии, наоборот, вы так, так переживаете… - Нет, вы всего не знаете… - и спрятала глаза. - Вам хочется спать? - спросил я ее. - Что-о? - вспыхнула вдруг она, превратившись в какой-то бешеный вихрь. “Да она же сама больная, - подумал я. - Ведь не зря же говорят, что почти все психиатры - немножечко чокнутые…” - Да какой же ты врач? Да какой же ты мужик, если ты душу женщины распознать не можешь? - запричитала она. - Нет, избави Бог такого.. Лучше совсем без мужа, чем такого… Конечно, не очень приятны были мне эти ее слова. Ну а еще я понял, что разонравился ей. И, не глядя больше на нее, я встал и пошел к выходу. Шел и шел, покуда не пришел к дежурке. Здесь я временно живу. В соседней комнате днюет и ночует Никита Никитыч. Он любит дежурить, потому что за дежурство платят. Сорок рэ; стаж работы и плюс у него высшая категория, вот и набегает. Я тихонько пробрался в свою комнату и, не раздеваясь, лег на постель. Где-то в полуспокойном корпусе кричал вновь поступивший больной. Но Никита Никитыч спокойно храпел во всю ивановскую. Постепенно заснул и я. На другой день шел мелкий дождь. И главврачиха, помирившись со мной, шутя говорила: - Я не подпишу тебе практику, покуда ты не образумишься… На ней была шелковая голубая кофточка и дорогие разноцветные бусы. И хотя все эти цвета были нежными, холода в них хоть отбавляй, потому что сама главврачиха, как обычно и все старые девы, была не в меру строга, да в придачу нервная. Она вновь приглашала на кофе. И я обещал прийти. МЫ С НИКИТОЙ НИКИТЫЧЕМ просматривали истории болезни, когда к нам зашел посторонний. Это был мужичок - маленький, толстенький, с добрыми глазками. В руках держал конверт и узелок с вещами. Увидев Никиту Никитыча, восторженно произнес: - Вот, доктор, как вы и велели, справку привез… - и улыбнулся тихо и очень даже как-то выстраданно. - Ладно, давай сюда… - буркнул Никита Никитыч и, раскрыв конверт, достал справку. Однако не справка это была, а направление на ВТЭК. Наша больница обслуживала несколько районов, больной был из самого дальнего района, находившегося примерно в ста километрах от нас. - Ишь ты, еще молодой, а уже группу захотел! - воскликнул Никита Никитыч и хитро-прехитро оглядел больного. Тот сидел перед ним неуклюже, терпеливо уставившись на конверт. Руки его обхватывали кепку - засаленную, старую, но держал он ее так, словно цены ей не было. Дышал шумно, через рот. Подбородок и щеки его были гладко выбриты. - Кем работаешь?.. - спросил Никита Никитыч. - Пастух, - вытирая слюну с губ, произнес мужичок, и тут его понесло: - Доктор, меня снег окаянный замучил. Он и на меня, и на коров день и ночь валит, точно падун какой. Порой от него и не пройти, и не проехать, и иногда по пояс как выпадет, так одно мученье, да какое мученье, сущая каторга по полю идти. Мне за коровами надо бегать, а тут какие могут быть бега, если ты сам словно в яме, а выкарабкаться не можешь… Я начальству своему говорю, мол, как же мне коров пасти, если снег густой идет, а они меня посылают на три буквы, мол, иди, и все… Один председатель умный оказался. Расспросил меня как следует и сразу же к врачу направил. Помните, доктор, я прошлый раз приезжал… - Помню, помню, - буркнул Никита Никитыч. И каким-то непонятным показался мне этот его ответ. Да и раньше таким я его никогда не видел. То ли зол он был, то ли не в настроении, ибо я вдруг понял, что на контакт с больным он не желает идти и не пойдет; а в итоге получается, что ждать больному помощи от него не следует. - Тяжелый снег, ну просто спасу от него нет! - торопливо проговорил больной и, заметив, что Никита Никитыч смотрит на него очень строго, поджал губы. - А чем я тебе помогу?.. - спросил доктор. - Жалкенький, миленький, доктор дорогой, дайте мне группу. - закричал больной. - Говорят, если вы мне группу дадите, то мне враз и полегчает. От этого снега голова у меня день и ночь болит. Я даже соображать разучился, раньше хоть хитрить мог, а теперь вот стал как тряпка. Из-за снега потерялся я весь как-то. Даже маманька на меня злится, говорит, родился нормальным, а вот вырос и дураком стал… Эх, доктор, думаешь, этак-то все просто. Я и запивал, а снег все равно идет и идет, коров облепляет, траву облепляет и все, все вокруг облепляет. - Ладно, хватит, - перебил Никита Никиктыч. И от строгости его вздрогнул больной. А потом, пошептывая что-то и не вытирая заслюнявившихся губ, глубоко задумался. - Доктор, может, положим его? - сказал я. - Да нет, не надо. Его лечить незачем, он придуряется. - И, чиркнув что-то на обратной стороне бумажки, Никита Никитыч вежливо протянул ее больному и сказал: - Работать надо, понял? - Понял - прошептал расстроенно мужичок, и вместо того, чтобы взять бумажку, пожал протянутую докторову руку. - Спасибо, жалкенький, спасибо, дорогой… А если я к областному насчет снега обращусь, может, там помогут? - Бесполезно, - буркнул Никита Никитыч. - Все равно к нам пришлют. Больной, криво усмехнувшись, протер глаза. И только тут я увидел его пальцы, до этого я не мог их увидеть из-за очень длинных рукавов его рубахи. Пальцы были тоненькие, сухонькие, все потрескавшиеся и обсыпанные морщинками; все это не шло к его полной фигуре. - Не пойму… - неприятно усмехнулся он: ему хотелось, наверное, высказаться. - Вон на днях в газете писали, да и сам пред говорил, что сейчас куда ни поедешь, везде тебя примут, везде тебе - и мать, и отец!.. Но Никита Никитыч даже не смотрел на него. Он молча сел за стол и начал писать что-то свое. Больной оказался сметливым. Он понял, наверное, что я практикант и почти ничего не решаю. Поэтому все его тихое, мирное беспокойство, проявляемое в желании получить группу, было направлено к Никите Никитычу. Но тот, увы, молчал. - Доктор, остановите его! - попросил я Никиту Никитыча, когда больной шагал мимо наших окон. - Успокойся, - резко ответил тот и добавил: - Поработаете с мое, тогда узнаете. Я тоже вот сейчас прикинусь дураком перед вами, скажу, что на меня день и ночь дождь льет, так что же, мне группу сразу давать… Нет, нет, это несерьезно. Он же здоровый малый, работай только. Смотрите, вон он как улепетывает. Я ПОДОШЕЛ К ОКНУ. У трех огромных больничных осин был длинный столик, окруженный скамейками, за ним в обеденный перерыв обычно сидели спокойные больные и, куря, болтали о том о сем, а точнее - о том, что относится больше к области мифов… И сейчас там сидели двое больных. Они подозрительно посмотрели на нашего больного, севшего за стол, и спросили: - Тебя обидели?.. Тот промолчал и, развязав узелок, в котором была еда, равнодушно смотря на больных, стал уплетать вареные яйца. - Тебя, случайно, по башке не били? - тихо и очень как-то сострадальчески спросил его тот, что был постарше. Спросил и вытянулся весь. - А у вас что, группа есть? - вопросом на вопрос хлестанул гость и вздохнул: - Э, братцы, снегу, наверное, в нашей деревне за это время, что я здесь, намело не пройти, не проехать… - Филипп? - опять спросил его больной. И второй гаркнул за ним следом: - Филипп! А потом оба хором: - Филипп, да ты, кажись, прошлый раз приезжал. - Он самый, - ответил он. Губы у него заметно задрожали, и длинная слюнка, выскочив изо рта, упала ему на грудь. - Филипп, мы тебя давно не видали… - опять хором прокричали больные. - Счастливые, - прошептал он им. - У вас группа есть… А мне не дали. Он не стал больше рассуждать. Конечно, от яиц сыт не будешь. Но даже от того, что он хоть уже полусыт, ему стало приятно. Внимательно, с беспокойством оглядел он себя, поправил кепку и, держа полегчавший в руках узелок, пошагал. - Теперь куда ж ты? - недоуменно вскрикнули больные и, встав из-за стола, тревожно посмотрели на него. - Прощайте. Что Бог даст… - ответил он и попытался улыбнуться, но улыбка не получилась. И он махнул им рукой по-братски, с душой. БОЛЬШЕ Я ЭТОГО больного и не видел. Но уже перед самым концом моей практики привезли родственники одного больного из той же самой деревни, где жил Филипп. Я спросил их, как он там жив. А они мне: - Так он же, чтобы его снег совсем не засыпал, взял и повесился. Все говорил, что у вас группу просил, а вы ему не дали. Ох и дурак же он был, ох и дурак. До того снегом забредился, что стал летом в теплом пальто и шапке ходить: боялся, что замерзнет. Маманька у него тоже чудачка, до сих пор ревет по нем. Один он у ней был, хоть и дурак, а все ж как-никак ободрял… А умер он, так и ей хоть в колодец прыгай. Только ничего хорошего одному помирать… Хорошо, когда после тебя на земле кто остается. А если один на старости лет умираешь, то примета нехорошая… Подошла санитарка. И родственники, дожидаясь Никиту Никитыча, разговорились еще более. Не знаю, но что-то оборвалось в моей душе. И такая вдруг горькая-прегорькая печаль охватила меня. Я пошел к больничному саду. Там мне хотелось побыть одному. Сад плавал перед моими глазами. Плыли куда-то и больничные корпуса. Кто-то невидимый бесцеремонно нагромождал деревья на здания, на облака, мешая все и погружая все в небесную дымку. Я не мог смотреть на все это и закрыл глаза. Белый Филипп стоит передо мной. На нем больничная рубашка. Ему, видно, так хотелось надеть ее. Вот он запустил руки в карманы, затем вытащил их. Подул ветерок. И на землю с его рук посыпался снежок. - Доктор, вот видишь, видишь, сколько снега на мне! - радостно произнес он. - А ты не верил, что я белый. Скажи, ну хоть теперь ты веришь, что я белый? - И, вздохнув, добавил: - Этот снег и вас может с ума свети. Я теряюсь. Ибо сам, как мне кажется, начинаю галлюцинировать. Отступаю назад. Один бок мой освещен солнцем, другой - в тени дерева. Нет, я не смогу спать спокойно в эту ночь. Придется опять выпить снотворного. Ведь я будущий доктор, должен учиться не падать духом. Однако боль все сильнее и сильнее сжимает мое сердце. - Доктор, какие странные у вас мысли, мало того, вы говорите их вслух. Я вздрагиваю. Передо мной стоит главврачиха, легкая, сентиментальная - и с раскрытым зонтиком на плече. Оказывается, идет мелкий дождик, а я его не замечаю. - Какие глупости, какой-то пастух Филипп… - усмехнулась она. - Это не глупости, это правда! - закричал я. - Я, можно сказать, убил его… Понимаете, когда решался его вопрос, я был равнодушным, я не настоял. А теперь его уже нет. Она рассеянно посмотрела на меня, затем пощупала мой лоб: - У вас жар, и поэтому вы бредите… Пойдемте ко мне в кабинет, я угощу вас кофе… И я понуро поплелся за ней… А на другой день я раньше положенного срока подписал заключение об отличном прохождении моей практики по психиатрии и уехал в институт. Я не мог оставаться больше в этой больнице. Филипп преследовал меня, как когда-то его преследовал снег. НА ДРУГОЙ ГОД в летние каникулы я поехал домой проведать маму. Деревенька, где она жила, находилась в трех шагах от больницы. Только я зашел на больничную территорию, как тут же встретил главврачиху. Она пополнела, но, увы, замуж так и не вышла. - Ой, милый доктор… Ты, как прежде, все так же смешон… - улыбнулась она и, жадно схватив меня за руку, повела в свой кабинет. Он был отделан по последнему слову техники: огромная люстра висела, блестя разноцветными огнями, в углу стоял огромный цветной телевизор, был даже камин, была даже и картина, где красноватый великий физиолог Павлов сжимал перед собой руки. - Я, может быть, некстати… - Все кстати, - сказала она. - Ну и противный же ты. Ладно, я больше не буду с тобой церемониться… Ведь ты уже почти доктор. Когда мы выпили по чашке кофе, она вдруг, волнуясь, сказала: - А у нас новости. Никите Никитычу пять лет дали за взятку, да плюс пять лет без права работы врачом. Мы все его защищали, но тут как назло одно к одному, ну, ты понимаешь… Я вздрогнул. Мне жаль было доктора, который учил меня психиатрии и который, как никто, доверял мне больных. Но в этот же самый момент я воочию увидел Филиппа. Он стоял передо мной белый-белый. И если раньше его взгляд пленил меня, то теперь он был пронзительно-горек. Подойдя ко мне поближе, он вдруг без всякой иронии, очень тихо, но так, чтобы слышал только я, сказал: “Этот снег и вас может свети с ума!” - исчез. Что это, рок?.. Был врач Никита Никитыч, старался выдвинуться в люди, писал диссертацию, а теперь его уже нет, как нет и Филиппа. Камин в кабинете главврачихи не горел, он был картинкой-игрушкой, видно, сделанным каким-нибудь больным художником по ее просьбе. - Ну как, люди переживают о докторе? - спросил я. - Да нет, почти все уже и забыли… - И улыбнулась. - Каждый ведь живет своим.  

творческий вечер Татьяны Глушковой

        
2 декабря 18.30 Центральный Дом медика ул. Большая Никитская (быв. Герцена), д.19 Творческий вечер поэта и публициста Татьяны ГЛУШКОВОЙ Премьера новых поэтических книг “Всю смерть поправ…” и “Русские границы” В вечере участвуют: народный артист России Владимир ЗАМАНСКИЙ, солистка Московской филармонии, лауреат 1-го Всероссийского конкурса патриотической песни Майя КОХАНОВА, лауреат конкурса имени Чайковского пианистка Людмила НИКОЛАЕВА, кинорежиссер Борис КОНУХОВ Вечер ведет поэт, историк, телеведущий программы “Православный календарь” Николай ЛИСОВОЙ Вход по пригласительным билетам Справки по тел.: 925-00-50, 923-38-03  

О “СЛОВЕ ОТЧЕМ” ВЛАДИМИРА БОГАТЫРЕВА [ КНИГИ ]

        
священник Дм. ДУДКО Вы закрыли книгу стихов “Слово Отчее” Владимира Богатырева и задумались… О чем это? О покаянии или о нашей запутанной жизни, что сказать? Я советую вам еще и еще перечитать эту книгу - это удивительные стихи. Таких еще не бывало не только в наше время, но и в предыдущие времена. Но скажу, что только наше время могло породить такие простые и одновременно выстраданные стихи. Да, автор не сразу пришел к этому. Только, может быть, сразу ему открылись глаза, хотя, впрочем, если бы не переживания народа и его личные (ведь все было - и страдания, и грехи!), может быть, этих стихов бы и не появилось. А началось так. Открыл он как-то Молитвослов, и такой на него повеяло свежестью. Обычно мы, современные люди, открывая Православный молитвослов, думаем, что это все давно известные слова, засушенные, зацапанные, закапанные воском, а для него это оказалось не так. Слова зазвучали иначе, чем вообще все слова звучат. Ему послышалась небесная мелодия, слова стоят каким-то особым образом, слова полновесные, вызревшие, как плод. Недаром они огромный плод духовной жизни многих Подвижников. Читай же, читатель, еще и еще. Правда, не сразу привыкнешь к чтению. Скажу о себе, какое у меня было впечатление. Прозу я его давно любил. Любил то, как он строит фразу - каждое слово занимает свое место. Нельзя ни переставить, ни убавить. Интересно, как он подает материал. Казалось бы, самый будничный, а на душе праздник. А стихов я его не понимал. Мне казалось, он прозаик, а не поэт. Но стал вчитываться, увидел даже что-то особое, но не доходило еще до меня, в чем эта особенность. А вот, когда услышал в его исполнении, сразу понял, что он такой же хороший поэт, как и прозаик. Может быть, поэт даже лучше. Конечно, не всякий удостоится слышать стихи в исполнении автора, автор даже поет их, хотя поет так, как вообще никто не поет, то есть не совсем певчески, а вот за душу сразу хватает. Это не только у меня впечатление такое. У нас с автором был совместный вечер, и я читал, и он. Когда я читал свои - ну кому-то, может быть, и нравились, а как начал он, послышалось и “браво”, и просили, чтоб читал еще и еще. Так что, читатель, читайте эти стихи еще и еще, и на вашу душу повеет еще большим впечатлением, чем тогда на вечере. Особенность стихов я не передаю, да и передать нельзя. Их нужно читать, а, может быть, больше слушать. И вот когда будете читать, конечно, читать надо умело, приблизительно так, как автор, впечатления будут необыкновенные. Это о самом заветном, святом, что не всегда бывает в нашей грешной жизни. Мы все грешим, а каяться не можем. Я думаю, если автор кого-то подвигнет к покаянию, молитве - это будет одновременно и автора, и ваша победа. * Владимир БОГАТЫРЕВ. Слово Отчее. Православные стихи. М., “Голос”, 1994. 132 с.  

ОСОБО РУССКОЕ ИСКУССТВО [ ВЫСТАВКИ ]

        
В этом сезоне в залах Центрального дома художника прошли две широкомасштабные (по количеству представленных работ) выставки живописи, организованные Союзом художников России. Одна из них была посвящена 850-летнему юбилею столицы, другая называлась “Выставка произведений художников Центральной России”. Мы попросили рассказать об этих выставках друга нашей газеты, профессора, искусствоведа Виталия Серафимовича МАНИНА. В чем уникальность и важность данных экспозиций? Во-первых, эти две выставки, на мой взгляд, совпали с началом перемен в культурной политике властей. Конечно, это очень робкие перемены. Однако изменения в Министерстве культуры говорят и о том, что сейчас формируется новая линия в идеологии культуры. Та линия, которая предлагалась обществу в последние годы, не оправдала себя, более того, она себя дискредитировала. Далек от мысли, что правительство искренне болеет за традиционное русское искусство, но в чем не откажешь власти - она чувствует конъюнктуру. Прошедшие в ЦДХ выставки зримо предложили альтернативу тому, что искусствоведы назвали “диктатурой самоучек”. Действительно, в лице современного псевдоавангарда мы имели дело с самодеятельностью, которая, конечно, тоже имеет право на жизнь. Но снижение культурного потенциала народа до уровня самодеятельности, масскульта и попкульта - это не только оскорбительное пренебрежение к профессионализму в искусстве, но и снижение иммунитета населения к чуждым нам ценностям. Всероссийская выставка, посвященная Москве, по составу оказалась очень обширной. Отборочной комиссии было предложено около 9000 работ художников со всей России. Отобрали 1500 полотен, то есть каждое шестое произведение. Согласитесь, это строгий отбор. Самым важным на этой выставке было появление новых работ, осмысливающих вечные ценности через призму нашего времени. Например, всегда возвышенная и немного странная живопись Коржева вдруг оказалась наиболее современна. Все увидели, что Гелий Коржев изъясняется символами времени, раскрывает драму не только интеллигенции, но и народа. Об этом картины, изображающие повесившегося Иуду в традиционных для Коржева трагических Дона Кихота и Гулливера (последний столкнулся с облеченными властью лилипутами)… Гипертрофия формы, которую можно было бы отнести к гиперреализму, у Коржева задает особый масштаб мысли, заложенной в этих работах. В картине “Дон Кихот” автор привлекает внимание зрителя к выражению глаз поверженного человека, чьи романтические иллюзии жестоко опровергнуты. В глазах идальго видится конец того энтузиазма, которыми жили ниспровергатели старых обществ… Эта картина, по сути, о крушении надежд. Коржев - тот художник, которого надо уметь прочитывать, ибо он полон иносказаний. Сейчас только редкие художники напрямую подходят к важным темам современности. На выставке не было картин о том, как танки уничтожали “Белый дом”, или как не получающий много месяцев зарплату офицер пускает себе пулю в лоб. Не было картин и о современной войне, о трагедии Чечни, например. Однако в пейзажном жанре (пейзаж передает прежде всего состояние души) резко обозначились молодые таланты. Художник Полотнов пишет русский пейзаж пронзительно и трагично. У него печаль даже большая, чем у Саврасова. А некоторые работы сюжетного плана, например, “Колокола” братьев Ткачевых, тоже наполнены сильным чувством, демонстрируют понимание мистики русского пространства. Как удачу следует трактовать новый цикл работ Щербакова. Ранее в своих пейзажах он демонстрировал некоторую зависимость от Виктора Иванова, но на этой выставке Щербаков заметно вырос в очень выразительного и лиричного художника. Превосходные вещи показал Стекольщиков. Его работы словно приобрели новое качество (виды Борисоглебского монастыря производят непередаваемое ощущение святости тех мест). Историческая тема на выставке, увы, представлена “балаганными” работами. Художники рисуют жизнь Руси как вечный праздник. Это бытовое направление проявлялось и во времена русского академизма, но оно и тогда не дало каких-либо значительных результатов. Конечно, этот цикл можно трактовать как слабость исторического жанра, но, на мой взгляд, здесь прежде всего желание акцентировать внимание зрителя на национальную самобытность русских. Желание созерцать и декларировать русские национальные черты. Нельзя умолчать о художниках старшего поколения. Это В. Васнецов, В. Сидоров, С. Алимов, В. Дранишников, А. Бородин, А. Кузнецов, И. Сорокин и многие другие. Прошедшая выставка художественных произведений Центральной России, по определению, должна содержать что-то особо русское. Так оно и случилось, но требует разъяснения в своей особости. Одно из радостных достижений состоит в том, что художественная периферия сравнялась со столичным искусством. Трудно теперь узреть качественные различия Орла или Москвы, Смоленска или Петербурга. И это тем удивительней, что российское искусство позабыто-позаброшено властью, разорено и оболгано ревнителями, мелкопитающимися на кухне Минкульта. Все приняло неожиданный оборот: порядком надоевшая модернистская сутолока словно оттенила превосходство традиционного искусства. Я думаю, что именно традиционное искусство способно передать трепет неспокойной нашей жизни, вихри свалившиеся на нас катастрофы, разновеликие волнения обнищавшего общества. Ведь время открывает неограниченные возможности для отражения в искусстве нравственной проблематики, несогласия с произволом, социальной критики. Но то, чем всегда отличался русский реализм, ныне как бы ушло вглубь, явившись на поверхности лишь затаенной укоризной, печальным лиризмом пейзажа - меланхолическим созерцанием и тихой грустью по убывающей жизни. И вместе с тем, в пейзажах с очевидностью просматривается стойкая и мужественная верность своей земле, восхищение безбрежными горизонтами и светлыми просторами природы. В этом видится ностальгия по устойчивой и привычной жизни, сопротивление обескровленной души. Позитивные начала традиционного образа жизни позволяют укрепиться в родной почве, сохранить силы в оскорбительной для человека среде современного обитания. Подобные настроения ни что иное, как ненасильственное сопротивление сущему. Именно в чистой радости искусства необъяснимым образом смогли воплотиться волнения времени. Орловский мастер Курнаков, всегда чувствительно-тонкий и поэтичный, и на сей раз не изменил себе. Оригинальная, изящная композиция “Спасский прудик” - прямая аналогия легкому письму его земляка Ивана Тургенева. Именно эта композиция раскрывает необычный образный дар мастера, мыслящего метафорически ярко. Вовсе не странно, что Академия художеств РФ, населенная многими бездарностями, игнорирует этого замечательного мастера. Но самое знаменательное явление - это появление новых художников, не отличающихся от признанных мастеров. Перечень их обширен. Назову незначительную их часть, чтобы затем остановить внимание на некоторых из них: Кутилин, Смирнов, Белых (Кострома), Козленкова, Чернов (Иваново), Яшин (Брянск), Юга, Федоров (Тверь), Клюкин, Багров, Миронов, Захаров, Савинов, Матушевский, Ибрагимов (Московская обл.), Кузнецов, Денискин (Калуга), Шутов, Москаленко, Немировский, Французов, Ельчанинов (Смоленск), Власова (Рязань), Журов, Глушаков (Тула), Кочешков (Суздаль) и т. д. Каждый имеет весьма своеобразный и весьма проникновенный взгляд на вещи, каждый отличен ярким живописным даром или выразительным графическим почерком. Так, В. Кутилин привлекает внимание энергичной трактовкой свободной природы (“Ветер с Волги”). Страстная интенсивность цвета, дополненная порывистой композицией, приобщает зрителя к пониманию вольности и мощи, заключенной в характере русского человека. По-иному решается тема Е. Захаровым в пейзаже “Март”. Тесная улочка провинциального городка лепится мощной цветовой массой, от чего изображение приобретает необычную значительность. Так провинцию пишет, пожалуй, только замечательный живописец А. Морозов. Следует отметить еще одну существенную деталь. Художники, отторгнутые правительством от всякой поддержки культуры, оказались не нужными эпохе реформации. На смену коммунистическому отделению церкви от государства пришло отделение искусства от общества. В связи с этим нельзя не испытать уважения к тем художникам, которые, несмотря на тяжелейшие материальные условия, подвижнически служат искусству. Остается подытожить: Союз художников России - организация, способствующая сохранению драгоценного национального достояния - современного профессионального искусства. Национальное самосознание - категория стойкая (сколько не вытравливай из паспорта графу национальность), и нынешняя выставка центральных областей России - достойное и убедительное тому свидетельство.  

“ЕК-МАКАРЕК ПРИШЕЛ!” [ НАШИ ]

        
Дмитрий Аграновский В субботу, 15 ноября, случилось невероятное - по РТР, в программе “Живая коллекция” показали, пусть и в сильно урезанном виде, концерт “Калинова моста”! Показали его в 2.10 ночи, когда уже закончились все эротические программы. Наверное, чтобы, не дай Бог, дети не увидели. А то послушают ревякинские “Ек-макарек”, “Вымыты дождем”, “Ранним утром”, да (опять же, не дай Бог!) на “Гражданскую оборону” сходят - все. Считай, человек для общечеловеческих ценностей потерян… 1. “КАЛИНОВ МОСТ”, “Покориться весне”, (Р) “Отделение ВЫХОД”, 1997. Кассета представляет собой концерт “Калинова моста” в клубе “VOX”, в Чертанове, 14 апреля 1994 года. Внешнее оформление - две прекрасные фотографии (эх, вот бы из каждой, да плакат сделать!). На внутренней стороне обложки кассеты - аннотация, написанная самим Ревякиным 27 марта 1997 года. Подборка песен - обычная для концертов “Калинова моста” - “Моя песня”, “Девочка летом”, “Пойдем со мной”, “Тропы в Китай”, “Колесо”, “Сберегла”, “Сентябрь” и другие. Объективности ради скажу, что моя любимая ревякинская песня - “СЕНТЯБРЬ” - звучит далеко не так пронзительно, как, например на кассете “ОХТА”. Но этого в данном случае и не требуется: та же “ОХТА” - это набор отдельных песен, каждая из которых - самостоятельное произведение искусства, а “ПОКОРИТЬСЯ ВЕСНЕ” - именно цельный концерт, голос Дмитрия Ревякина и гитара Василия Смоленцева делают его в самом лучшем смысле “легким” - светлым, тонким, чистым, душевным, и слушать его хочется, не отрываясь от начала до конца, а потом снова, снова и снова… 2. “ПЕСНИ О СТАЛИНЕ”, (Р) “Коррект”, 1997. Песни об Иосифе Виссарионовиче Сталине на двух аудиокассетах - “Я другой такой страны не знаю” и “Как вернее бить врагов”. Запись представляет собой подборку фонограмм 30-50-х годов, а потому для современного уха звучат эти великие Песни великого Времени, тысячи раз перепетые в разных застольях, очень непривычно. Кассеты были куплены мной в обычном коммерческом ларьке в Электростали. Раскупаются они, по словам продавца, мгновенно. Нисколько не удивительно, что в наше время И. В. Сталин становится ходовым товаром, удивительно другое - почему таких кассет не было видно раньше, почему не видно книг Сталина, его речей, почему вообще никто серьезно не пытается заработать на коммунистической продукции, ведь этот рынок в нашей стране поистине огромен. Дмитрий АГРАНОВСКИЙ  

“БЕЛОРУССКИЙ ПРОЕКТ” [ СОЮЗ ]

        
Сергей Александров  
Помещение известнейшего московского Театра “На юго-западе” имеет весьма скромные размеры. Количество мест - 100, сцена - 6 на 6, высота - 3,2 метра от пола до потолка. Раньше здесь, в пристройке к жилому дому, была мастерская “металлоремонт”. Когда-то решением райсовета мастерскую передали молодой театральной студии, основанной в пригородной подмосковной деревне Востряково. В составе кружка были в основном дети старших классов, но нашлись помощники и постарше: шофер-дальнобойщик Авилов, архитектор Бочоришвили. Возглавлял театральную самодеятельность (слово, которое ныне почему-то имеет лишь негативный оттенок) тогда еще тоже молодой (но уже с двумя высшими образованиями) Валерий Белякович. Работа кипела. Днем шли репетиции, в свободное время актеры сами варили каркас зрительской трибуны на 7 рядов, штукатурили стены, монтировали электропроводку… Зрители и соседи бескорыстно помогали, чем могли. Театр строился всем миром - как храм… С тех пор минуло двадцать лет. Студия “На юго-западе” приобрела известность и статус профессионального театра, меж тем, старое помещение служило верой и правдой. Но все же площадь театра - площадь большой комнаты, и билеты на спектакль Беляковича практически достать нельзя - нет мест. Поэтому руководство театра начало иссушающие переговоры с властью о необходимости строительства нового здания. Прошения, письма, ожидания… чиновничество, волокита! Но однажды, казалось, все препоны были преодолены, завертелось проектное колесо: мэр Лужков вынес решение об отводе участка под новое здание театра, была разработана проектная документация, прошли согласования, советы, экспертиза. Проект изготовлен под руководством прекрасного человека, замечательного архитектора Александра Сергеевича Веденкина … Надо сказать, что сам проект выполнен в исконных национальных традициях: материал стен - кирпич, витражи из анодированного алюминия. Основной объем театра двухэтажный, фойе подсвечено двумя фонарями и имеет выход на время антракта в лоджию-балкон, откуда открывается примыкающий к театру сквер и застройка микрорайона. В проекте примечательно и то, что овальная коробка зала несколько завышена по отношению к основному объему, но ее конструкции существенно облегчены, так как в этом театре не требуется колосников. Сам Веденкин говорит о проекте следующие: - Технологическая планировка принята в соответствии с режиссерской концепцией: проход актеров под зрительским амфитеатром, отсутствие занавеса, в полукружии сценической площадки две стены и постоянный металлический балкон, что дает возможность максимальных передвижений в изменяющихся сюжетных событиях. Вместимость зала 350 человек. Общая площадь театра - без площади, отводимой инвестору- 5600 кв.метров. Казалось, что скоро москвичи увидят новое здание театра “На юго-западе”. Однако еще один зигзаг - в новом экономическом рыночном пространстве оказалось, что на театр у государства денег нет, а переговоры с многочисленными потенциальными спонсорами - американцами, турками и (новыми) русскими - привели лишь к тому, что в проект театра были внесены изменения, увеличивающие “офисную” площадь до 60% от общей… И снова оказалось, что денег на театр нет (о виллах на берегах Франции или США сейчас говорить не будем, как-нибудь в другой раз). На этом печальную песнь о судьбе проекта нового здания театра можно было бы и закончить, если бы автор этих строк не побывал на Российско-Белорусском гуманитарном форуме, организованном писателями России и их белорусскими коллегами. В ходе “круглого стола”, между прочим, выяснилось, что цифры роста валового внутреннего продукта народного хозяйства Белоруссии - 11%, и, как следствие этого, происходит увеличение финансовых вливаний в культуру. Например, за последний год в Минске открылись три новых театра: Молодежный, Эстрады и Белорусского народного танца и песни. А известный советский актер, живущий в Минске, Николай Еременко сообщил, что руководством Белоруссии принято решение создать Всемирный центр славян… Конечно, идея открытия в Москве белорусского культурного и информационного центра кому-то покажется слишком современной… Еще бы - несколько лет назад такая идея бы просто кощунственной. Представляете: ваша правая рука налаживает “плодотворное сотрудничество с левой”… Однако в контексте всего происходящего, с учетом телевизионной блокады Белоруссии, создание такого центра было бы делом сверхважным. Разумеется, центр - это прежде всего люди, способные организовать работу по созданию динамичной культурной линии “Москва - Минск”, однако здание, помещение для такого центра требуется тоже особое… И здесь приходит на ум история с непостроенным пока театром, которым руководит московский белорус Валерий Белякович и под который “пролукашенковски” настроенный мэр уже выделил в Москве землю. Кто знает, быть может, на базе совместно построенного здания театра и возникнет Центр, который так необходим двум славянским народам? Сергей АЛЕКСАНДРОВ  

[ СОЦИУМ ]

        
Комитет общественного совета микрорайона “БРАТЦЕВО”, представители ряда экологических и политических организаций города Москвы (комитет “Братцево”, Совет самоуправления “Перово”, общество “Покровское-Стрешнево”, “Трудовая Россия”, центр “Природа”), а также группа врачей Тушина посредством газеты обращаются к высшим московским сановникам с требованием обратить внимание на деятельность префекта СЗАО В. А. Козлова, который вместо того, чтобы осуществлять контроль за соблюдением федерального законодательства, проводит разрушительную градостроительную линию в Тушине, не считаясь с мнением общества и решением Прокуратуры Москвы и Таганского муниципального суда от 21.04.97г. и от 30.07.97г. соответственно. Так, префект позволил разрушить исторический памятник XVIII века, прокладывая по его территории автомагистраль по ул. С. Нерис, что резко ухудшило экологию прилегающего жилого массива и вокруг городской детской многопрофильной больницы N 7. Этот же префект приветствует уничтожение 200 метров санитарной зоны вдоль МКАД, на месте которой планируется необоснованноестроительство коттеджей - якобы для поддержания архитектурного ансамбля “Братцево”. Кроме того, в центре Тушино открыт таможенный терминал со всеми вытекающими последствиями. Этот самый Козлов разрешил разместить смертоносное химическое производство в 15 м от жилых домов по Цветочному проезду. Допустил несанкционированную свалку в р. Братовка, воды которой влияют на Московско-Окский бассейн (скачок по токсикантам при впадении р. Сходня более 100 раз). Комитет общественного совета выражает префекту Козлову недоверие и требует его замены на профессионального грамотного кандидата.  

КОНЕЦ СВЯЗИ… [ ХАОС ]

        
Олег Кузнецов - Алло, девушка, номер посольства Белоруссии, пожалуйста, - с надеждой спрашиваю я, набрав “009”. - Звоните в платную справочную - Пожалуйста, номер прокуратуры СЗАО, - не отстаю я. - В платную справочную. - А номер чего вы можете сказать? - набравшись нахальства, вопрошаю я, мысленно сравнивая работу сегодняшней справочной с образцом десятилетней давности. - Только тех фирм, которые разместили у нас свою рекламу… Не хотите ли купить справочник деловой Москвы “Желтые страницы” по цене… - Этого я не хочу, а хочу поговорить с вашим начальником. - Пожалста, - недовольно фыркает девица, но соединяет. Говорю с одним из функционеров Справочно-информационного центра АО МГТС Валерием Федоровым, жалуюсь ему на то, что его подчиненные спутали справочную деятельность с рекламной, но он меня не понимает или не хочет понимать, утверждает, что это (невозможность узнать номера госучреждений) и есть справочная деятельность в чистом виде-с. Можно, конечно, купить “Желтые страницы”, но для чего же тогда нужны службы “09” и “009”? Нет нужды говорить, что информация была во все времена главным товаром. Древнеегипетские жрецы, например, обладая всей полнотой информации о мире, отлучили различные классы общества от целостного знания и на этом построили общество “толпы” и “элиты”, где и сама элита вынуждена была исполнять указания жрецов, а народ являлся лишь “слугами слуг”. Сегодня российские власти, созидая “новое общество”, копируют политику то древнеегипетских жрецов или римских кесарей, которые любили говорить: “Разделяй и властвуй”. От правдивой информации нас давно уже отлучили, ежедневно выливая нам на головы останкинские помои, а то, что произошло со справочной службой, - лишь незначительная деталь. Ныне нас захотели РАЗЪЕДИНИТЬ-РАЗДЕЛИТЬ окончательно и бесповоротно. Дата этого события уже известна - 1 января 1998 года. АО МГТС, с согласия правительства Москвы, с этого дня введет поминутную оплату за телефонные переговоры. Абонентской платы, которую мы вносим, хватит на 25 минут разговора на абонентский номер в день. Если в семье 5 человек, то каждому “достанется” аж по 5 минут, а за остальное придется доплатить, и желательно по “мировым” расценкам. Все это хамство стало возможным и потому, что АО МГТС является сверхмонополистом и может продиктовать нам ЛЮБУЮ ЦЕНУ за телефонные услуги, на то оно и АО. Интересно было бы узнать, кто стоит за этой талмудической политикой, у кого контрольный пакет акций этого суперАО, его уже купил Сорос или еще не успел? По кому же новшество ударит больнее всего? Естественно, не по тем, кто привык к радиотелефонам и спутниковой связи, а по пенсионерам, учителям, работникам судов и прокуратур, творческим работникам; по тем, чьи профессиональные обязанности связаны с передачей и обработкой информации. Например: пенсионерке тете Даше звонит пенсионерка тетя Маша, пообсуждают тяжелую жизнь - старушкам станет легче. Руководство МГТС прекратит эту “болтовню”, не нужна она при “новом мировом порядке”. Отдали голос за Ельцина - теперь помолчите. Учитель уже не станет звонить родителям нерадивого ученика, будет экономить, что естественно при зарплате вдвое ниже прожиточного минимума. Судья не позвонит лишний раз в прокуратуру, а прокурор не станет звонить в отделение милиции. Журналисту без свежей информации придется положить зубы на полку. Мелкий (читай - честный) бизнес, и так дышащий на ладан, окончательно загнется. Кому выгодно все это? Прежде всего тем, кто хочет через отлучение от информации и разобщение людей подавить их накапливающуюся оппозиционность и вести общество к дальнейшей деградации, не забывая, однако, и о своем кошельке. А может, это хорошо, что повысят цены за разговоры? Люди, может быть, будут чаще собираться вместе? Но вряд ли это произойдет, ведь транспорт тоже постоянно дорожает и работает все хуже при цене лишь вдвое ниже “мировой”. Следовательно, все продумано в деле разъединения людей и отсечения их от информационных потоков. Наивный обыватель думает, что если в городе практически не работают телефоны-автоматы, то это дело рук хулиганов и только. Хулиганы, конечно, ломают, но власти не спешат чинить сломанные аппараты - пусть себе глотают жетоны, не давая людям необходимой им СВЯЗИ. А зачем? Ведь те, у кого есть спецсвязь, и так свяжутся, а остальные, по их мнению, существа низшего порядка. Придется всем нам покупать справочник с мерзким названием “Желтые страницы”, а также начинать копить на рацию… и пистолет?.. Олег КУЗНЕЦОВ  

[ ПАМЯТЬ ]

        
30 октября на шестьдесят первом году жизни от повторного инфаркта скончался кинорежиссер Борис Леонидович Карпов. Почти сорок лет отдано им во славу отечественного кинематографа. Многое удалось совершить Борису Леонидовичу. Лучшие ленты его давно и прочно вошли в “золотой фонд” русской документалистики: “Сергей Есенин”, “Слово об одной русской матери”, “Атомное пламя” (об академике Курчатове), “Повесть о верности”, “На Поле Куликовом” и ряд других. Гражданское мужество художника со всей отчетливостью проявилось в работе над картиной “Тайное и явное. Цели и деяния сионизма” (1972 год) - единственный тогда на эту тему. В те годы в обществе существовал негласный запрет на подобную проблематику. Но Карпов совершил поступок, который многие не могли простить, забыть. Важнейшее направление в его творчестве - Православие, жизнь Церкви, ее история и современность. Можно утверждать: Борис Леонидович - открыватель и первопроходец целого направления, позднее получившего название “православное кино”. Еще в 67-м году, во времена атеизма и замалчивания, он создал картину “Русская православная Церковь сегодня”. А фильм под благодатным покровом, самый важный в его творчестве, многим помог обрести веру, спасительную истину Православия. Позднее из этих картин, открывших новое явление в искусстве, культуре, вырос фестиваль православных фильмов, бессменным председателем которого он оставался. Много сил положено Борисом Леонидовичем на подготовку молодых кинематографистов. Одиннадцать лет преподавания на сценарном отделении ВГИКа - это прежде всего годы выращивания талантов из русской провинции, талантов, укорененных в родной почве. Собирание молодых сил, собирание преемников дела жизни продолжал он и в созданной им киностудии “Отечество”. Никогда не забыть той теплоты товарищества, заинтересованности в человеке и деле, той отзвычивости, которыми он встречал приходящих к нему. И никогда не забыть той боли, с какой откликался он на трагические события последних лет. Он всегда оставался распахнутым добру, и главным делом своей жизни - утверждению правды - до конца, покуда бьется сердце, противостоял, как и подобает истинному русскому художнику, всему полчищу проявлений той тяжкой силы, что продолжает калечить нашу Родину, народ. Борис Леонидович скончался на день памяти Святого Апостола и евангелиста Луки, боговдохновленного врача и художника. И мы верим: по горячим молитвам Своего святого Господь наш Иисус Христос уврачует душу Бориса Леонидовича и во благих водворит. Друзья, коллеги  

 

  • Страницы:
    1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8