Современная электронная библиотека ModernLib.Net

Джура

ModernLib.Net / Классическая проза / Тушкан Георгий Павлович / Джура - Чтение (стр. 12)
Автор: Тушкан Георгий Павлович
Жанр: Классическая проза

 

 


Кучак снял с огня казан и отставил в сторону, накрыв крышкой и тулупом. Угли медленно угасали, покрываясь серым пеплом. А Джура все не возвращался.

Кучак рассердился:

– Я один съем плов! Плов не может ждать: он остынет и потеряет вкус.

«Променять плов на девушку!» – подумал Кучак и, взяв блюдо, пошел к казану.

В это время в пещеру стремительно вошел Джура и швырнул дрова на пол. Они раскатились во все стороны.

Кучак открыл было рот, чтобы выругать его, но, заметив, что Джура сердит, воздержался.

За Джурой молча вошла Зейнеб и тоже бросила дрова. Она опустилась на колени у костра и начала раздувать его. Кучак понял, что они почему-то сердятся друг на друга. Джура сел у костра. Зейнеб постелила достурхан и, взяв чайник, плеснула немного горячей воды на руки Джуры. Тот помыл руки и вытер их матерчатым поясом.

– Несу, несу! – закричал радостно Кучак.

Высоко поднимая огромное дымящееся блюдо плова, он поднес его к костру и опустил на достурхан. Зейнеб восторженно захлопала в ладоши.

– Откуда вы достали такое красивое блюдо? – спросила она и удивленно посмотрела на Джуру.

Кучак посерел и даже как будто сморщился. Он незаметно толкнул Джуру локтем.

– Нашли, – нехотя ответил Джура.

– Где нашли? – настойчиво спрашивала Зейнеб. Она понимала, что от неё что-то скрывают.

– Ешьте плов, он стынет. Берите, берите! – приглашал Кучак, и голос его дрожал и срывался от волнения.

Джура взял рукой горсть горячего жирного плова и, сжав в пальцах, чтобы рис не рассыпался, бросил его в рот. – Хороший плов! – похвалил он и облизал пальцы. Плов был действительно вкусный, но Кучак ел плохо: он боялся за судьбу найденного золота. Если Зейнеб узнает о золоте, она расскажет аксакалу, и он заберет себе все богатства. На дне блюда обнажились изображения людей и зверей. – Смотрите: вот медведь, лисица! – весело говорила Зейнеб, показывая пальцем.

После плова пили чай.

– Слушай, Кучак, – сказал Джура, – Зейнеб рассказала мне, что после того, как из кишлака уехали большевики, туда из Кашгарии приезжал Тагай. Аксакал должен Тагаю золото ещё с прошлого года, и Тагай грозил, что он осенью опять приедет и заберет горностаевый тулуп аксакала и всех девушек. Он все расспрашивал, где красные джигиты и сколько их. Хотел узнать, где мы…

– Аксакал хочет, чтобы ты, Кучак, женился, – сказала Зейнеб. – Он говорит, что уже прошел год, как умерла твоя жена, и нехорошо мужчине быть неженатым. Он говорил еще, что и Джура должен жениться на его внучке Биби. А мне… – тут голос Зейнеб дрогнул, – мне аксакал велел готовиться стать женой Тагая. За меня Тагай даст аксакалу пять кутасов, десять коз и простит, что мы его не приютили зимой. Жаль, что все это я узнала после отъезда красных джигитов из рода большевиков. Они бы помешали всему этому, я уверена. Они говорили нам, что приедут в будущем году. А ещё они говорили, что в других кишлаках… кишлаков, оказывается так много!… в других кишлаках больше нет аксакалов. – Как – нет аксакалов? – удивленно спросил Кучак. – А кто приносит жертвы духам?

– Ивашко сказал: духов никаких нет, – тихо сказала Зейнеб, – и аксакалы это знают.

– Не говори глупостей! – сказал Кучак сердито. – Как это нет духов?… Молчи!…

– А девушки Сет и Зара, – продолжала Зейнеб, немного смутившись, – вышли замуж за караванщиков из Дараут-Кургана… Тагай ещё говорил, что у него много лавок в Кашгаре и что я каждый день буду есть пшеничные лепешки и плов. Он прислал в подарок мне кольцо. – И она показала золотое колечко с бирюзой. Джура со злостью вырвал кольцо и швырнул его в костер. Зейнеб заплакала и, схватив полено, начала рыться в догорающих углях.

<p>V</p>

На другой день с утра Джура, Кучак и Зейнеб отправились к Сауксаю. Они несли на плечах полные курджумы вяленого мяса. Впереди бежали Тэке и Одноухая.

Зейнеб все время пыталась узнать, откуда у охотников серебряное блюдо и золотая цепочка. Кучак всячески стремился отвлечь её рассказами о чудесных, необычайных местах, попадавшихся им по дороге.

– О-о-о, Зейнеб, посмотри влево, глянь на гору! – кричал Кучак так, будто Зейнеб шла на другом склоне горы. – О-о-о, Зейнеб, смотри туда не моргая, и ты увидишь отверстие в вершине горы, откуда сверкает огненный глаз дракона. Смотри же! А ты говорила, духов нет!

– Да, сверкает, – говорила Зейнеб, пораженная странными красноватыми отблесками, время от времени появлявшимися в черной пещере на горе.

– О-о-о, Зейнеб, смотри направо, вон туда, где черные и синие камни! Видишь серую гору? Так вот, должен родиться такой батыр, который сможет взвесить всю землю, и эта гора будет служить вместо гири, как золотник.

– Ты все знаешь, Кучак, – насмешливо заметил Джура. – Скажи же: куда деваются старые луны, когда рождаются новые? – О, их разбивают на куски и из осколков делают новые звезды, – не задумываясь, ответил Кучак.

– А-а-а!… – закричала Зейнеб, не находя слов, чтобы выразить свой восторг перед всеведением Кучака.

Джура не нашелся что сказать и нахмурился.

Разговаривая, они вышли на берег Сауксая. На другом берегу толпились женщины и подростки, пришедшие из кишлака. Они размахивали руками и что-то кричали, но шум реки заглушал их крики.

Джура думал о том, что мяса много и переправлять его через реку придется не одну ночь, так как днем тают снега. Год назад женщины приходили вместе с аксакалом. Джура посоветовал ему перебросить ремень через теснину, с одного берега Сауксая на другой, и так переправить мясо. Аксакал, не терпевший никаких новшеств, рассердился, назвал это мальчишескими бреднями и настоял, чтобы делалось по-старому. В этом году аксакала нет. Почему бы не попробовать?

До глубокой ночи они носили мясо из своей пещеры на берег, а Зейнеб сторожила его. Ночью, дождавшись, когда талая вода пошла на убыль, Кучак взвалил на плечи курджум с мясом и, понукаемый Джурой, отправился на другую сторону. Воды в реке было много, и Кучак переправлялся очень долго. Женщины окружили его, взяли курджум, сварили мясо и всю ночь рассказывали о приезде каравана от большевиков.

Джура, не дождавшись восхода солнца, направился к скале Черный Ворон. Там берега реки сближались, образуя теснину. По ту сторону реки за Кучаком шла толпа женщин и подростков, а Джуру на этой стороне сопровождала Зейнеб.

Привязав камень на конец ременного каната, Джура раскрутил его над головой и бросил на другой берег реки. Кучак поймал и обвязал канат вокруг большого камня; то же сделал Джура со своим концом. Женщины, ещё ночью услышав от Кучака, что мясо будет переправляться на ремне, недоверчиво посмеивались. На ремень Джура надел свободно двигавшуюся петлю и к ней привесил курджум. К курджуму он за середину привязал аркан, один конец которого также перебросил Кучаку. Положив в курджум мясо, он крикнул: «Тащи!» – и сделал знак рукой. С противоположного берега донесся смех подростков. Кучак неуверенно дергал за аркан. Курджум качался, но не двигался.

Джура стоял, широко расставив ноги и сжав от волнения кулаки. Он знал: если его затея не удастся, над ним будут всю жизнь издеваться и непременно придумают ему обидное прозвище. Кучак дернул аркан, и курджум закачался в петле. Ремни размякли под действием брызг, и канат медленно опускался к реке, провисая под тяжестью мяса все ниже и ниже. Кучак растерялся и перестал тащить. – Пропало мясо! – кричали женщины.

– Тащи, тащи! – звонким голосом закричала Зейнеб, вскочила на камень, нависший над обрывом, и нетерпеливо затопала ногами. Вдруг она покачнулась и, взмахнув руками, упала в реку. Женщины завизжали от ужаса, а перепуганный Кучак неожиданно для себя легко потащил к себе курджум.

Молодой изобретатель этого не видел. Он прыгал по скользким прибрежным камням, стараясь не упустить из виду красное платье Зейнеб, мелькавшее в водоворотах Сауксая.

Девушку швырнуло о камень, и на мгновение она поднялась над водой. Этого было достаточно, чтобы аркан метнулся к ней и обвил её за плечи. Джура изо всех сил уперся ногами, удерживая Зейнеб на месте, и закрепил аркан среди валунов. Девушка сидела, прижатая течением к большому камню, оглушенная и задыхающаяся от пены, бьющей ей в лицо.

Позже, когда спала вода, Джура перетащил Зейнеб на берег. Помог ей сбросить мокрое рваное платье, закутал в свой меховой халат и понес к стоянке. Она была так слаба и беззащитна, что он невольно прижал её к своей груди.

Всю ночь Джура не спал и поддерживал костер, возле которого спала Зейнеб. Он смотрел на её черные кудрявые волосы, на сомкнутые веки с длинными дрожащими ресницами, на руки, гладкие и округлые… Он думал об этой красивой, резвой и жизнерадостной девушке и не отвечал на вопросы Кучака, перебравшегося с того берега.

Зейнеб проснулась как ни в чем не бывало. Она шутила и смеялась.

Развеселившийся Кучак показывал, как Джура прыгал по береговым камням, догоняя Зейнеб. Только Джура был суров и молчалив.

– А меня ты как переправишь? – спросила Зейнеб, когда все мясо было уже на другом берегу.

Джура нахмурился:

– Зачем тебе уходить? Ты нам ещё не постирала, а говорила, что аксакал велел выстирать все наше белье.

– Мы бы и сами управились, – возразил Кучак. Зейнеб задумалась. Она была самой красивой девушкой в кишлаке. Старухи, собираясь в бесконечные зимние вечера, прочили её за Джуру, но сам Джура об этом не говорил…

Зейнеб морщила лоб, а Джура молча ждал её ответа. – Хорошо, – согласилась Зейнеб, и глаза её хитро блеснули, – я выстираю вам белье. А что ты мне за это дашь? Ведь Тагай просто так, ни за что, подарил мне кольцо. Ты подаришь мне блюдо? – Блюдо? – презрительно повторил Джура. – Я тебе дам золотой обруч на руку, какого ни у кого нет.

Зейнеб больше не колебалась. Она крикнула женщинам на тот берег:

– Несите мясо в кишлак сами! Я останусь помогать Джуре и Кучаку! – И она на прощанье помахала рукой.

<p>VI</p>

Зейнеб выстирала белье и в награду получила золотой браслет. Любуясь браслетом, она надевала его то на правую, то на левую руку. Кучак даже похудел от зависти.

– За такой браслет пять жен можно купить, а ты подарил девчонке! Забери назад браслет! Женщина не доведет до добра, если её не бить.

Однажды вечером Кучак услышал тихий голос Джуры: – Зейнеб, я принимаю на себя все твои грехи. Кучак знал, что это были самые нежные слова, которые, по обычаю, говорил в кишлаке мужчина девушке перед женитьбой. Ответ Зейнеб Кучак не расслышал. Молодые люди ушли из пещеры. Кучак вышел за ними, но не замечал ни красоты залитых лунным светом гор, ни аромата альпийских лугов. В ночном безмолвии он слышал громкий стук своего сердца, встревоженного судьбой сокровищ. Все время Джура и Зейнеб проводили вместе. Джура дарил ей драгоценности. Кучак негодовал.

– Ты, Кучак, хотел иметь золотые руки и получил их, – шутил Джура. – Разве могла бы Зейнеб так варить, стирать и прибирать, если бы руки у неё не были золотые?

Джура перестал охотиться, и они ели вяленое мясо из запасов. – Почему она ест с нами, а не сидит сзади нас и не ждет, чтобы поесть остатки еды после мужчины? Разве она не твоя жена? Вы все время вместе, а она поет тебе песни! – сердился Кучак за обедом.

А Джура делал все, что скажет Зейнеб. Вдали от ворчливого аксакала она была совершенно счастлива и удивлялась: «Как можно было колебаться в выборе между Джурой и Тагаем? Разве есть на свете человек лучше Джуры, более великий охотник, чем он? Разве кто-нибудь мог так хорошо обращаться с женой, как Джура?» Зейнеб жила беззаботно и только иногда поругивалась с Кучаком. Она не спешила в кишлак, хотя ей и хотелось показать подругам свои драгоценности.

Иногда Зейнеб со страхом вспоминала слова Тагая: «Смотри, Зейнеб, если ты выйдешь замуж за другого, я зарежу тебя!» А Тагай скоро должен был снова приехать в кишлак. «Может быть, Тагай узнает, что я осталась с Джурой, и уедет», – успокаивала себя Зейнеб.

Однажды утром Джура ударил Тэке ногой, чтобы тот не рычал: он мог разбудить спящую Зейнеб.

Кучак плюнул от возмущения. «Приберет Зейнеб все наше золото к рукам!» – огорчался он. Целую ночь думал Кучак о золоте, но ничего не придумал.

– Ишак я, старый ишак! – ворчал Кучак. – Почему я плохо целился в тот вечер в Зейнеб? Зачем я промахнулся? Или, может быть, её спас амулет, который она носит на шее?

<p>VII</p>

Голодный Тэке все утро бегал с Одноухой по горе. Сурки уже залегли в норах на зимнюю спячку. Мыши попрятались. Земля сверху промерзла, и разрывать норы было невозможно. Собаки вернулись домой голодные.

Зейнеб зашивала платье, когда Одноухая, а вслед за ней и Тэке прибежали в пещеру и уселись под висевшим мясом. Высоко подпрыгнув, Тэке впился зубами в большой кусок мяса, и палка, на которой оно висело, с треском обломилась. Зейнеб обернулась. Тэке уже выбегал из пещеры, волоча за собой мясо. За ним бежала Одноухая.

Зейнеб вскочила, схватила палку и, даже не надев грубых кожаных галош, помчалась за Тэке. Зейнеб была зла не на шутку: на её глазах собаки нагло украли мясо! Кусок был тяжелый, и Тэке медленно бежал по склону горы. Зейнеб, запыхавшись, продолжала его преследовать и была уже далеко от пещеры. Вдруг Тэке бросил мясо и присел, обнажив клыки. Из-за камней на него налетели два огромных серых пса.

Тэке вступил с ними в драку. Псы бросились на него, стараясь повалить на землю. Тэке вскочил на высокий камень. Один из псов прыгнул за ним, но Тэке укусил его за горло и столкнул. Зейнеб начала бросать в собак камнями, но в это время из-за скалы вышла группа вооруженных людей. Один из них назвал Зейнеб по имени. Она в страхе опустилась на камень, не сводя глаз с окликнувшего её человека: это был Тагай.

– Кок! Гог! Сюда! – крикнул Тагай своим собакам. Но они ещё яростнее напали на Тэке.

– Разнять собак! – приказал Тагай и быстрыми шагами подошел к Зейнеб.

Она уже оправилась от испуга и встала.

– Почему ты здесь? – спросил он её. – Откуда браслеты? К Тагаю подошли его помощники: Безносый и Чирь. – Золотые! – прошептал Безносый.

– Снимай! – Безносый схватил Зейнеб за руку. Тагай толкнул Безносого, и тот со стоном отскочил от девушки. – Ты, должно быть, забыла, что аксакал отдал тебя мне за долг? – сказал Тагай.

– Возьми лучше браслеты, – сказала Зейнеб, срывая их с рук и подавая Тагаю. – Я не пойду с тобой. Пусти меня, или Джура тебя убьет! Отпусти, он даст тебе много золота.

Она, проскочив между басмачами, быстро побежала к пещере. Чирь щелкнул затвором винтовки.

– Не надо! – сказал ему Тагай.

Он позвал свою собаку и показал ей на Зейнеб. Серый пес догнал девушку и схватил её за платье. Зейнеб, сорвав с головы платок, хлестнула пса по голове, но он быстро свалил её с ног. Подбежавшие басмачи отогнали собаку. Тагай потянул Зейнеб за руку. Она плакала и не хотела вставать.

– Поднимите ее! – приказал Тагай.

Зейнеб вскочила. Она яростно сопротивлялась, но басмачи связали её. Зейнеб быстро повернулась и укусила Тагая за руку. Он размахнулся и ударил её кулаком по голове.

– Вот шайтан девка! – с невольным восхищением воскликнул Безносый.

ЧЕЛОВЕК ТО ТВЕРЖЕ КАМНЯ, ТО НЕЖНЕЕ РОЗЫ

<p>I</p>

Зейнеб, оглушенную ударом, басмачи переправили через Сауксай и положили на берегу. Они ушли, чтобы, по приказу Тагая, поймать и убить Джуру.

Тагай сидел возле Зейнеб на корточках. Зачерпывая ладонью мутную ледниковую воду, он плескал её на лицо девушке. «Ай-ай-ай, какая красавица! – думал курбаши. – Если о её красоте рассказать в Сарыколе, никто не поверит. А если показать?… О! Все будут ещё больше уважать меня и завидовать. Эта женщина даст целое богатство, если её продать. А какая бешеная! Будет много возни. Надо, чтобы ей приказал аксакал. Запугать старика ничего не стоит».

Наконец Зейнеб открыла глаза. Тагай спокойно вытирал руки длинным шелковым поясом. Конец пояса он бросил Зейнеб, чтобы она вытерлась тоже.

Зейнеб, окончательно придя в себя, вскочила, отбежала в сторону и спряталась за скалу. Тагай не спеша направился к ней, заматывая на ходу пояс.

– Не подходи! – закричала она и швырнула в него камнем. Курбаши не успел увернуться, и камень больно ударил его в плечо. Он схватился за рукоятку ножа:

– Зачем дерешься? Поговорить надо!

Но Зейнеб, дрожащая от холода и волнения, уже держала другой камень и в смятении твердила:

– Не подходи – убью! Не подходи – убью!

Тагай отошел и сел в стороне на камень.

– Кто ты такая, чтобы нарушать древние обычаи? Аксакал отдал тебя мне за долги, ты моя рабыня. Захочу – зарежу, захочу – сделаю судомойкой. Но я добр, и ты станешь моей женой. Ты не будешь бежать рядом с моим конем, держась за стремя, ты поедешь на коне, сидя позади меня.

– Не подходи! Джура убьет твоих басмачей и тебя! Уйди! – закричала Зейнеб, заметив, что Тагай встал.

Она снова швырнула в курбаши камнем. Камень на это раз не долетел. Тагай сжал губы так, что они побелели, а потом, подумав, удивленно спросил:

– Кто тебе сказал, что я враг Джуры? Этот молодой, но великий охотник – друг мне. Я его встретил на охоте, и он мне сказал: «Возьми Зейнеб в залог. Я принесу золото и уплачу долг. Эта девчонка мне надоела!»

– Ты врешь! – взвизгнула Зейнеб, топнув ногой. Тагай медленно открыл сумку, вынул лепешку и, разломив её на куски, сказал:

– Да не есть мне больше хлеба моего, да убьет меня ром, если я вру!

Зейнеб некоторое время с ужасом смотрела на него, не зная, как быть. Ее учили всю жизнь верить этой клятве. Она выронила камень и заплакала. Тагай быстро подбежал, схватил её и понес на гору, где ждал басмач с лошадьми.

Зейнеб, сопротивляясь, опять укусила его за руку. Тагай с проклятьем выпустил девушку и сильно хлестнул по спине нагайкой. Удар был такой сильный и неожиданный, что Зейнеб пошатнулась и упала на колени.

– Иди вперед! – злобно закричал Тагай, указав нагайкой на гору.

Басмач, стороживший пасущихся лошадей, услышав шаги, испуганно вскочил. Суеверный, он боялся всего. Увидев курбаши Тагая, басмач побежал собирать разбредшихся лошадей. Тагай ждал своих басмачей и час, и три, и пять. Навьюченных лошадей развьючили и снова пустили пастись. Наступила ночь. Басмачи не пришли. Взошло солнце. Тагай взобрался на вершину и долго всматривался в сторону Сауксая, иногда поднимался на пригорок, чтобы лучше видеть окрестности. Басмачи не появлялись. Тагая очень беспокоило их отсутствие. Но он успокаивал себя мыслью о том, что они не безоружны. Может быть, они встретили ещё кого-нибудь. Это было весьма некстати. Именно здесь Тагай намечал основать свою тайную базу.

Лошади ушедших басмачей фыркали, пощипывая траву, и этим напоминали о своих отсутствующих хозяевах. Под утро Тагаю пришла в голову мысль, от которой он пришел в ужас.

– Зейнеб, проснись! – крикнул он злобно. – Да очнись же! Много было у Джуры золота?

– Много! – буркнула она.

– Столько? – спросил Тагай, показывая на пригоршню. – Десять раз столько, двадцать раз столько, тридцать раз столько! – сердито ответила Зейнеб. – Там были вот такие золотые доски, – и Зейнеб широко расставила руки.

– А ты не врешь? – недоверчиво спросил Тагай. – А это? Ты ведь видел! – И Зейнеб, засучив рукава, снова показала свои браслеты. – Отпусти меня, и Джура одарит тебя золотом с ног до головы.

Тагай, сосавший насвой, сердито плюнул и яростно хлестнул нагайкой спавшего басмача.

– Едем! – сердито крикнул он и пошел подтягивать лошадям подпруги.

Тагай сообразил, что басмачам, по-видимому, удалось захватить весь золотой запас Джуры. А лучший способ поссорить между собой единомышленников – это дать им золото, чтобы они делили его между собой. Все они служили Тагаю за деньги и ежеминутно рисковали оставить здесь свою голову. Теперь же, возможно, раздобыв золото и став независимыми, они смогут удрать в Кашгарию и, конечно, бросят здесь своего курбаши.

В былые годы ему удавалось с помощью баев и тайных исмаилитов вербовать в басмачи наивных, как дети, горцев, готовых по приказу своих пиров идти в огонь и в воду. Но что теперь делается в этих горах? Бывшие исмаилиты восстают против своих пиров, выгоняют аксакалов, пастухи покушаются на скот хозяев. Преданных людей осталось мало! Вот и эти продажные шкуры, видимо, бросили его. И это после того, как он потерял в стычке с пограничниками больше половины отряда!

Теперь ему придется быстро возвращаться назад, в Кашгарию. Лишь бы аксакал Искандер согласился быть его агентом… Но труслив старик. А кишлак Мин-Архар – выгодное место для базы… Что ж, он породнится с аксакалом, и тогда для старика не будет выбора. Много мыслей одолевало Тагая, пока он, посадив Зейнеб на коня, ехал в кишлак Мин-Архар.

Зейнеб была так потрясена случившимся, что еле держалась в седле. Гордость не позволяла ей признаться в своей слабости, и она не жаловалась. Только пальцы, впившиеся в гриву лошади, выдавали волнение Зейнеб.

– Я большой человек, Зейнеб, – говорил Тагай. – У меня очень много джигитов. Мне даже не надо самому класть себе пищу в рот, потому что это за меня делают другие и считают это величайшей честью. Много девушек мечтают о счастье быть моей женой, но я даже не смотрю на них. Мои друзья – могущественные люди, и они помогут мне отвоевать у большевиков и все эти горы, и все эти реки. Тогда я буду правителем огромной страны. Кто друг мне, тот может на этом свете дышать спокойно. А враг пусть заранее роет себе могилу. Я никого не боюсь. Все боятся меня. Я езжу на лучших лошадях, ем самую лучшую пищу… Помни, Джура отказался от тебя, он женится на Биби. А тебе что остается? Выйти замуж за Кучака? Он хуже грязного пастуха.

Лицо Зейнеб выражало решимость. Щеки её пылали. – Джура любит меня! Я знаю! – запротестовала она. – А долг? Кишлак очень много задолжал мне: за рис, за муку и табак.

– Мы отдадим тебе всё. Большевики привезли нам. – Кто имеет дело с большевиками, тот мой враг. Запомни это. Я мог бы весь кишлак вырезать и сжечь. О! Джура уже жалеет о том, что не пустил меня зимой к огню… если он ещё в состоянии что-либо чувствовать… А аксакал – мой должник до конца жизни… Я озолочу тебя, Зейнеб, и ты забудешь своего слюнявого мальчишку! Зейнеб нехотя слушала речи Тагая, бросавшие её то в жар, то в холод. Она не знала, чему верить. В одном она была уверена: Джура не мог её предать.

На второй день к вечеру они приехали на летнее пастбище кишлака. Столбы синего дыма поднимались к небу. Слышался лай собак. Зейнеб с радостью увидела маленького брата Джуры, который подбежал к ней. Тагай тотчас же отогнал его прочь.

<p>II</p>

Луна поднималась над горой, и ночные тени поползли из ущелий, а Зейнеб и не думала идти спать. Окруженная женщинами и детьми, она рассказывала им о случившемся.

В юрте аксакала, у костра, сидели друг против друга аксакал и Тагай. Аксакал чмокал губами и внушительно молчал. – Искандер, – строго говорил Тагай, – я жду. Мне никому не приходилось повторять приказания, а ты молчишь, как камень. Или ты онемел?

Старик закашлялся и скрипучим голосом ответил: – Тагай, я стар, ох, как стар и от волнения могу умереть. Что тебе в нашем бедном кишлаке? Я верю твоим словам, что ты теперь наследник умершего богатого купца. Все, что я должен ему, я выплачу. Но не заставляй меня прятать твое оружие и твоих людей от большевиков. Они могущественны… Не сердись… и ты тоже могуществен. Мы хотим жить спокойно. Я буду торговать с тобой тоже… но они дали за красный камень кутаса, а ты – лишь немного муки и две пиалы риса…

– Если ты ещё посмеешь торговать с большевиками, – угрожающим тоном сказал Тагай, – я уничтожу твое змеиное гнездо. Ты не сказал им, где берешь красные камни?

– Они сами лазили по скалам и всё нашли. Оставь меня! Ты сам теперь видишь, что это место стало известно многим… Я стар, я болен. Я все тебе отдам, Тагай!

Старик достал тяжелый мешочек и подал Тагаю. Тот заглянул внутрь.

– Хорошо, – сказал Тагай, – я беру в счет долга, но ты будешь помогать мне во всех моих делах, как члену своего рода. Я женюсь на Зейнеб и увезу её с собой. Я оставлю здесь своего человека, и он будет беречь твою старость и покой твоего кишлака. – Женщины всегда приносят несчастье. Ты велик, Тагай, мы малы. Джура все равно убьет меня, если ты увезешь Зейнеб. Я знаю. – Старик, я подарю тебе четырех лошадей – прикажи Зейнеб следовать за мной.

После долгого молчания аксакал плачущим голосом произнес: – Не могу!

Тагай в бешенстве схватил аксакала за тесемку, висевшую на шее, и затянул её. Глаза у аксакала расширились, вена на лбу вздулась.

– Не можешь? Не можешь? – злобно твердил Тагай. Вдруг тесемка лопнула, аксакал упал на пол, и в руках у Тагая оказался треугольный матерчатый талисман.

Тагай ножом распорол швы талисмана, достал пожелтевшую от времени бумажку, сложенную в несколько раз, и развернул её. Его лицо выразило крайнее удивление.

– Старик! – произнес Тагай. – Этот талисман принадлежал великому человеку. Он был правой рукой живого бога Ага-хана, имел право казнить и миловать. Расскажи, как этот талисман попал к тебе. Клянусь, я ничего не сделаю тебе плохого. Скажи мне всю правду о том, когда и как этот талисман попал в твои руки. Аксакал, прерывая свою речь клятвами, рассказал, что он нашел этот треугольник на шее человека, засыпанного лавиной. Тагай, выслушав речь аксакала, долго молчал, вчитываясь в бумагу.

– Если бы эту бумагу ты показал пирам, они бы сделали для тебя все. Напрасно ты тогда, раньше, не отдал мне этот талисман. Искандер, я посвящу тебя в тайны истинного учения, и ты станешь моим пасомым.

Аксакал горестно поднял руки вверх:

– Я ничего не понимаю! Бери Зейнеб и уезжай. Кругом слишком много злых духов, и я живу в вечном страхе. Я прикажу Зейнеб ехать с тобой. Но ты, послав утром басмача с Зейнеб вперед, задержись и выстрели в воздух. Все должны видеть, что ты уводишь Зейнеб без моего согласия. Так надо! А Зейнеб я скажу, что по дороге мы её освободим. Она уедет вперед и не будет знать всего. – Хоп, – сказал Тагай.

– Но только ты выстрелишь в воздух, Тагай, – помолчав, добавил аксакал.

– Хоп, – ответил Тагай.

– Поезжай с ним, Зейнеб, – сказал аксакал вошедшей девушке, указав рукой на Тагая. – Он возьмет тебя в залог, пока Джура не привезет ему выкуп в Кашгарию. Смирись. Нечем уплатить долг кишлака.

Зейнеб опустила глаза под направленным на неё сердитым взглядом аксакала.

– Иди, а сначала выпей это. – Аксакал подал ей пиалу. Девушка удивилась, но выпила какой-то напиток. – Уходи! – Аксакал боялся слез и криков.

Тагай посторонился, и девушка вышла.

Зейнеб провела рукой по своему лицу и только сейчас поняла, что её увезут из кишлака. Что же делать? Может быть, бежать к Джуре?

Прямо перед ней на тропинке, ведущей к Сауксаю, сидел басмач, окруженный мальчишками, и что-то с увлечением говорил. Девушка поняла, что побег невозможен.

«Надо бежать, несмотря ни на что!»

Зейнеб быстро собрала свои рубахи, платья и платки и связала в узел.

– Надо бежать! – прошептала она и устало склонила на узел голову. – Отдохну – и убегу, – решила она, закрывая глаза, и… крепко заснула.

<p>III</p>

Утром Зейнеб разбудили. У неё болела голова, во рту было горько. Садиться на лошадь она решительно отказалась. Аксакал подошел к ней и прошептал:

– Глупая! Ты снова поедешь на юг, к Сауксаю, к Джуре. Джура освободит тебя. Я уже дал ему знать. Тагай об этом не знает. Зейнеб с помощью Тагая села на лошадь и весело посмотрела на заплаканные лица родных.

– Не плачь, – шепнула она подбежавшей матери. – Я скоро вернусь.

– Едем, – сказал басмач, направляясь на юг.

Зейнеб обрадовалась и даже ударила коня ногами. – Успеешь еще! – буркнул басмач.

Возле поворота Зейнеб оглянулась. Аксакал что-то говорил Тагаю, размахивая руками. Конь свернул за выступ скалы, и ей больше ничего не было видно.

Донесся выстрел. Крики. Вскоре из-за поворота тропинки показался Тагай.

– Что там? – спросила Зейнеб.

– Ничего, – сухо ответил Тагай.

К полудню они достигли горного потока, Тагай въехал в воду и направил коня против течения. Конь Зейнеб пошел за ним. – Нам не сюда! – крикнула Зейнеб, натягивая поводья. Но басмач, ехавший сзади, ударил её коня нагайкой. Поток с ревом мчался ей навстречу по узкой расщелине между отвесными скалистыми стенами. Камни преграждали путь, брызги попадали в глаза. Лошади тяжело шли, борясь с течением и оступаясь на скользких камнях.

– За мной, за мной! – кричал Тагай.

И Зейнеб, которой хотелось направить коня в более мелкое место, где в прозрачной воде виднелись камни, должна была ехать за Тагаем.

– Не подымай ног, коня собьет водой! – кричал Тагай. Зейнеб послушно опускала ноги в холодную воду. Они долго ехали извилистым руслом и к ночи достигли истоков ручья. Отвесные скалы и пропасти преграждали им дорогу. Когда Зейнеб уже считала, что пути дальше нет, Тагай по заметным только одному ему признакам находил этот путь. К ночи, перевалив через скалу, они спустились в ущелье и остановились на ночевку. Приказав басмачу и Зейнеб сидеть на месте, Тагай куда-то исчез. Когда он вернулся, измученная Зейнеб уже спала.

Рано утром, ещё затемно, Тагай разбудил её, тряся за плечо: – Вставай, пора ехать!

– Я уже встала, – отвечала Зейнеб, но не в силах была открыть глаза.

Все её тело болезненно ныло. Ее знобило.

Зейнеб вспомнила пройденный путь и затосковала: погони не было, а ей самой не найти обратную дорогу!

Тагай дал ей кусок холодного вареного мяса, лепешку и налил в железную кружку горячего чаю.


  • Страницы:
    1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37