Современная электронная библиотека ModernLib.Net

Административные рынки СССР и России

ModernLib.Net / Политика / Симон Кордонский / Административные рынки СССР и России - Чтение (стр. 19)
Автор: Симон Кордонский
Жанр: Политика

 

Загрузка...

 


Социальная однородность понималась при этом как такое состояние общества, при котором каждый его член может и должен быть описан ограниченным списком социально-учетных характеристик. Совокупность людей со сходными социально-учетными характеристиками в данном государственном месте (отрасли, территории, предприятии или организации), согласно постулату социальной однородности, не может существенно превышать концентрацию людей с такими же социально-учетными характеристиками в государстве в целом. В противном случае это "место" считалось социально-неоднородным и, следовательно, чреватым социальными конфликтами.
      Кроме того, в понятие социальной однородности входили меняющиеся во времени сочетания социально-учетных характеристик. Так, образование и профессия человека должны были соответствовать занимаемой должности, а концентрация людей определенной национальности в конкретных организаций, на предприятиях, в отрасли или ветви власти не должна была превышать некую количественную границу, заданную общим количеством людей этой национальности по данным Госкомстата.
      В переводе на язык практики это означало, что если, например, доля мужчин определенного возраста, пола, национальности и уровня образования среди всего населения страны была равна 5%, то доля соответствующего контингента в любой случайно взятой организации или отрасли хозяйства не должна быть большей или меньшей. Если установленные нормативы где-то нарушались, это пресекалось.
      Понимаемая таким образом социальная однородность была связана с трактовкой социальной справедливости. Согласно основной социалистической обществоведческой догме, социальная справедливость понималась как государственная политика более-менее равномерного распределения благ всем социально-учетным группам. "Более-менее" в данном случае означает, что одни социальные группы получали больше, а другие меньше согласно государственным приоритетам, роли конкретных групп в процессе социалистического строительства. Социальная справедливость в описанном выше смысле была невозможна без социальной однородности, т. е, без четкого и однозначного определения принадлежности человека к социально-учетной группе. Именно для достижения такой социальной однородности (как необходимого условия социальной справедливости) были осуществлены массовые репрессии культа личности и выборочные репрессии времен застоя, в ходе которых из социальной жизни (или из жизни вообще) элиминировались люди, в анкетах которых были пункты, фиксирующие их принадлежность к несовместимым с социалистическим мироустройством социальным группам.
      Принципы выборности и номенклатурности можно рассматривать как практическую реализацию социальной политики, базирующейся на понятиях социально-учетной группы, социальной однородности и социальной справедливости. При реализации принципа номенклатурности из заданного тем или иным образом количества вполне конкретных людей на определенное место в системе управления выбирался только один человек, удовлетворяющий требованиям партийной статистики. Номенклатурность, в частности, означала, что человек, однажды определенный на соответствующую должность, может быть освобожден от нее только переводом на другую должность. В принципе номенклатурности воплощена "выборность сверху": власть вбирает человека в свои иерархии, и дальнейшая его жизнь может протекать только в иерархиях, причем на вполне определенном уровне. Последнее имело большое практическое значение так как основным в деятельности управления являлось, как уже подчеркивалось ранее, согласование интересов различных ветвей власти и подготовка проектов решений, которые бы устраивали всех. Естественно, что на каждом уровне управления существовала определенная специфика согласовательной деятельности. Поэтому человек, освоивший процедуры согласования, представлял слишком большую ценность для системы, чтобы его можно было из нее исключить. В результате движение кадров осуществлялось путем перемещения работника с одной должности на другую, но в пределах вполне определенного уровня номенклатуры.
      Напротив, при реализации принципа выборности власти задавали конкретные характеристики нужного человека, которые "спускались" коллективам предприятий и организаций. В естественной политической системе выборы понимаются как выбор из нескольких кандидатов, осуществляемый избирателями из симпатии к политическим взглядам, способу поведения и другим характеристикам кандидатов на выборные должности. В рамках социально-учетной структуры выборы имели принципиально иной смысл. В основе выборной процедуры лежало представление о том, что статистическая квотная выборка из популяции, осуществленная по социально-учетным параметрам дает модель популяции, в которой сохраняются все исходные отношения. Сохранение в выборке арифметических пропорций представительства рабочих, крестьян, служащих определенного пола и возраста, образовательного уровня и этнической принадлежности гарантировало, с точки зрения социально-учетной идеологии, воспроизведение в ней отношений между базовыми социально-учетными группами, конструирование которых составляло основное содержание социалистического строительства.
      Социалистические выборы складывались из двух процедур: конструирования выборки, осуществляемой специальными органами местных Советов, партийных комитетов и других организаций, и в собственно голосовании, которое считалось апробацией качества произведенной выборки. Кандидаты в депутаты (и, естественно, сами депутаты) должны были представлять все социально-учетные группы именно в тех отношениях, которые были зафиксированы государственными статистическими органами на определенной территории, на предприятии или в организации. Расчет такой выборки представлял значительные арифметические трудности и требовал огромной статистической работы. Результаты расчета "спускались" территориальными партийными комитетами, исполкомами местных Советов в виде рекомендаций руководству предприятий и организаций представить кандидата в депутаты, удовлетворяющего нескольким параметрам, например женщину до 25 лет, беспартийную, русскую, незамужнюю, служащую.
      Совокупность кандидатов в депутаты, отобранных таким образом, образовывала своего рода пул, репрезентирующий все социальные группы. Естественно, замена кандидатов в депутаты была возможна только в том случае, если заменяемые обладали сходными социально-учетными характеристиками. Собственно выборы осуществлялись как голосование "за список", включающий тех людей, которые при разверстке совокупности кандидатов в депутаты по отдельным округам тем или иным образом пришлись на данный избирательный округ.
      В процедуре голосования каждый член социально-учетной группы своим голосом подтверждал как правильность предварительно проведенной работы по формированию выборки, так и ее принципиальную адекватность, т.е. существование социально-учетной структуры. Именно поэтому был необходим полный охват процедурой голосования населения или занятых в производстве. В отчетах о количестве проголосовавших, как правило, фигурировала цифра 99,98%. Иные результаты интерпретировались либо как некачественная работа органов, формирующих выборку, либо как наличие на данной территории, на предприятии или в организации людей, находящихся в оппозиции к социально-учетной структуре в целом, а значит и к государству.
      Таким образом, выборность означала, что совокупность депутатов представляет все социальные группы именно в тех отношениях, которые существовали между ними в социальной структуре. Выборность ни в коей мере не была связана с предпочтениями, которые по тем или иным основаниям оказывали одни люди другим, избиратели - кандидатам в депутаты, в частности.
      При формировании "человеческого наполнения" системы управления обществом выборность и номенклатурность дополняли друг друга. Они обеспечивали безличность этой системы, ее статистическую социальную справедливость и полную отчужденность от обыденные и понятных социальных отношений.
      Большая часть функционеров административной, политической и представительской ветвей власти, занимая определенные должности, автоматически кооптировалась в состав представительских органов управления и на выборные должности. Это приводило к сдвигу суммарных характеристик совокупности выбранных, т. е. к нарушению социальной однородности и социальной справедливости, поскольку необходимым условием справедливости являлась близость усредненных характеристик социалистических масс и системы управления этими массами.
      Социальная справедливость восстанавливалась двумя приемами. Во-первых, социальное происхождение (одна из характеристик, определяющих социально-учетную группу) функционеров системы управления считалась по той социально-учетной группе, к которой они принадлежали до того, как попали в номенклатуру. Например, та часть функционеров, у которых в трудовых книжках первая запись была "рабочий", числились рабочими вплоть до ухода на персональную пенсию. Во-вторых, ужесточалась точность указания социально-учетных характеристик, которым должны были удовлетворять кандидаты на выборные должности. Совокупность социально-учетных характеристик функционеров, за которыми были закреплены места в системе управления, считалась величиной постоянной, в то время как выбираемые из массы обладали переменными характеристиками. Соответствующие органы манипулировали этими характеристиками таким образом, чтобы итоговая совокупность депутатов или других выбираемых функционеров соответствовала средним социально-учетным характеристикам всего населения.
      СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
      1. Азарх Э.Д. Кордонский С.Г. Социологическое содержание некоторых проблем здоровья и здравоохранения в исследовании уровня жизни населения. В "Опыт социологического исследования уровня жизни: методические аспекты" Новосибирск 1986 2. Арутюнян Ю. Социальная структура сельского населения. Москва 1971. 3. Берхин И.Б. Экономическая политика советского государства в первые годы советской власти. Москва 1979 4. Брежнев Л.И. Малая земля. Москва 1970 5. Бондарев Юрий 6. Боулдинг К. Общая теория систем - скелет науки // Исследования по общей теории систем. - М.: Прогресс, 1969 - с.106-124. 7. В.И. Ленин и ВЧК. Москва 1975 8. Ваганов Ф. Правый уклон в ВКП(б) и его разгром. Москва 1970 9. Вернадский В.И. Избранные труды по истории науки. - М.: Наука, 1981 с.289. 10. Восленский М.Номенклатура Москва 1991 11. Веблен Т. Теория праздного класса. Москва 1984 12. Вылцан М.А. Депортация народов в годы Великой отечественной войны. Этнографическое обозрение 1995 3 13. Вышинский А. Я. Судебные речи. Москва 1953 14. Герцен А.И. Письма об изучении природы. - М.: Худ.лит., 1965 - с.305 15. Галковский Д. Русская политика и русская философия. Иное. том 3. Москва 1995 16. Гумилев Л. Этносфера: история людей и история природы. Ленинград 1991 17. Диалектический и исторический материализм. Москва 1934 18. Дзержинский Ф. Э. Избранные произведения. Том 1. Москва 1957 19. Дюркгейм Э. О разделении общественного труда. Метод социологии. Москва 1991 20. Жувенель де Бертран Этика перераспределения Москва 1995 21. Заславская Т. Рывкина Р. Социология экономической жизни. Новосибирск 1991 22. Зиновьев Александр Зияющие высоты. Москва 1990 том 1-2 23. Гинзбург Л. Литература в поисках реальности. Ленинград 1987 24. Изменения социальной структуры советского общества. 1921-середина 30 годов. Москва 1979 25. Источник. Документы русской истории. Разделы "Подоплека событий. Версии" и "Старая площадь. Вестник архива Президента России". N 1-12, 1994-1996 годы. 26. Каганский В.Л. Советское пространство: конструкция, деструкция итрансформация// "Общественные науки", 1995, N 1-2. 27. Киш А. Социальная структура социалистического общества: мифы и реальность. Москва 1981 28. Клайн М. Математика. Утрата определенности. - М.:Мир, 1984 - с.446. 29. Корнаи Я. Дефицит. Москва 1990 30. Кордонский С.Г. Система понятий, используемых для описания поведения животных // Групповое поведение животных: Докл. участников II Всесоюз.конф. по поведению животных. - М.: Наука, 1976 - с.240-243. 31. Кордонский С.Г. Таксоны и аналитические объекты как системы // Системный метод и современная наука. - Новосибирск: изд. НГУ, 1983 - с.141-150. 32. Кордонский С.Г. Способы формирования теоретических объектов разного типа. - Новосибирск: НЭТИ, 1983 - с.106-121. - Деп. в ИНИОН АН СССР 18.05.1984, N 16767. 33. Кордонский С.Г. Построение научной онтологии // Проблемы методологии науки. - Новосибирск: Наука, 1985 - с.111-124. 34. Кордонский С.Г. Знание о людях и понимание людей // Проблемы гуманитарного познания. - Новосибирск: Наука, 1986. 35. Кордонский С.Г. Исследовательские программы в биологии. Проблема соответствия парадигмальных представлений практике исследований // Методология исследовательских программ. - Новосибирск: Наука, 1987 - с.120-145. 36. Кордонский С.Г. Теневая экономика в теневом обществе "Пределы власти" #4 Москва 1994 37. Кордонский С.Г. Интеллигенция в роли национальной интеллектуальной элиты В "Пределы власти"N 1 Москва 1994 38. Кордонский С.Г. Социальная структура и механизм торможения. В "Постижение" Москва 1989 39. Кордонский С.Г. Вариант исчисления административных весов в исполнительской и представительской иерархиях власти. В " Кентавр" N 2-3 1995 40. Кордонский С.Г. Знание о людях и понимание людей В " Проблемы гуманитарного познания" Новосибирск 1986 41. Кордонский С. Г. Три мифа и четыре кита перестройки. В " Век ХХ и мир" N 4 1990 42. Кордонский С. Г. Сценарий игрек. "Век ХХ и мир" N3 1990 43. Кордонский С.Г. Принципы зоны. "Век ХХ и мир" N8 1989 44. Кордонский С. Г. Министерство правды "Век ХХ и мир" N2 1989 45. Кордонский С.Г (Виктор Алтаев) Государственная безопасность. "Век ХХ и мир" N 8 1989 46. Кордонский С. Г. Партия и Советы. Возможные действия на локальных рынках. Вестник Постфактума. N% 4-10 августа 1990 47. Кузнецов И.Н. Компетенция высших органов власти и управления СССР. Москва 1969 48. Кургинян С. Русский вопрос и институт будущего. Иное том 2. Москва 1985 49. Крыжижановский С. Страны, которых нет. Москва 1994 50. Лакшин В. Читатель. Писатель. Критик. "Новый мир" N 12 1969 51. Лебедев А. Чаадаев. Москва 1966 52. Леви-Стросс К. Структурная антропология. Москва 1985 53. Львин Б. 54. Ленинизм и диалектика общественного развития. Москва 1970 55. Мамардашвили М. Закон инаконемыслия. "Здесь и теперь" 1992 N1 56. Манин Ю.И. Доказуемое и недоказуемое. - М.: Сов. радио, 1979 - с.168. 57. Мейен С.В., Шрейдер Ю.А. Методологические аспекты теории классификации // Вопр. философии. - 1976 - N 12 - с.67-79. 58. Людвиг фон Мизес Социализм Москва 1994 59. Найшуль В. Высшая и последняя стадия социализма. "Погружение в трясину". Москва 1991 60. Найшуль В. О приватизации государственных обязательств. О современных концепциях рынка. "Вестник московской школы политических исследований" N 3 1995 61. Одиннацатый съезд Российской коммнистической партии (большевиков). Стенографический отчет. Москва 1922 62. Опыт словаря нового мышления. Москва 1989 63. Первый всесоюзный съезд советских писателей . Стенографический отчет. Москва ГиХЛ 1934 64. Паперный Владимир Культура 2 Артис Ан Арбор 1984 65. Партийная этика. Дискуссии 20 годов. Москва 1989 66. Практикум по советскому трудовому праву Москва. 1986 67. Программа коммунистической партии Советского Союза. Москва 1967. 68. Поппер К. Логика и рост научного знания. - М.: Прогресс, 1983 - с.605. 69. Политическая экономия. Учебник. Москва 1954 70. Попов В.П. Паспортная система в СССР (1932-1976) Социс N 8-9 1995 71. Разуваев В. Время удельных князей. "Свободная мысль" N4 1996 72. Радаев В. В. Шкаратан О.И. Социальная стратификация. Москва 1995 73. Раушендах В. 74. Россия сегодня. Политический портрет в документах 1991-1992. Москва 1993 75. Роговин В.З. Социальная политика в развитом социалистическом обществе. Москва 1980 76. Сводный список книг, подлежащих исключению из библиотек и книготорговой сети. Части 1-2. Москва 1961 77. Смелсер Н. Социология. Москва 1994 78. Сорокин П. Система социологии. тома 1-2. Москва 1991 79. Советское административное право. Управление социально-культурным строительством.Москва 1980 80. Советское административное право. Управление в области административно-политической деятельности. Москва 1979 81. Солженицын А. Один день из жизни Ивана Денисовича. Москва 1962. 82. Стреляный А. Поездки к матери. Москва 1991 83. Струмилин С.Г. На плановом фронте. Москва 1958 84. Сыроежин И. Планомерность. Планирование. План. Москва 1986 85. Телефонный справочник ЦК КПСС. Москва 1990 86. Франкфорт Г., Франкфорт Г.А., Уилсон Д., Якобсен Т. В преддверии философии. - М.: Наука, 1984 - с.236. 87. Френкель А., Бар-Хиллел И. Основания теории множеств. - М.: Мир, 1966 с. 555. 88. Фрейд З. Я и ОНО // Хрестоматия по истории психологии. - М.: Изд-во МГУ, 1980 - с.184-210. 89. Хао Ван 90. Швеков Г.В. Первый советский уголовный кодекс. Москва 1970 91. Шибутани Т. Социальная психология. Москва 1969 92. Щедровицкий Г. 93. Черников В. За завесой секретности или строительство 859. Озерск 1995 94. ХУ1 конференция всесоюзной коммунистической партии (б). Стенографический отчет. Москва 1929 У1 съезд Всесоюзной коммунистической партии-(б) Стенорафический отчет. Москва 1928

  • Страницы:
    1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19