Современная электронная библиотека ModernLib.Net

Цветная масть - элита преступного мира

ModernLib.Net / Детективы / Разинкин Вячеслав / Цветная масть - элита преступного мира - Чтение (Весь текст)
Автор: Разинкин Вячеслав
Жанр: Детективы

 

Загрузка...

 


Разинкин Вячеслав & Тарабрин Алексей
Цветная масть - элита преступного мира

      Вячеслав РАЗИНКИН
      Алексей ТАРАБРИН
      ЦВЕТНАЯ МАСТЬ: ЭЛИТА ПРЕСТУПНОГО МИРА
      Цветная масть - так на воровском жаргоне называют представителей самого верхнего этажа криминальной пирамиды - элиту преступного мира. Цветная масть - прослойка блатного мира, признающая "воровской закон", презирающая других лиц, в том числе и отдельную часть уголовников.
      ВМЕСТО ПРЕДИСЛОВИЯ.
      "ВОРЫ В ЗАКОНЕ" - ИСТОРИЯ ПРОБЛЕМЫ
      "... Запомните, кроме вора никому не дано право решать судьбу человека..."
      Выдержка из "воровской ксивы"
      Приметные реалии сегодняшнего времени: пренебрежение к закону, мутация нравов, обнищание народа - образовали широкую социальную основу для дальнейшего развития организованной преступности в России. Она, по мнению криминологов, по своей сути представляет результат сплочения многих лиц на основе незаконной деятельности. И чем сложнее, масштабнее эта деятельность, тем больших организационных усилий она требует, тем сложнее обеспечивающая ее организационная структура, тем активнее преступники используют или стремятся использовать в своих интересах органы государственной власти. Организованная преступность, в отличие от неорганизованной, наступает на общество, используя созданное ею подобие государственных структур.
      Руководящее ядро в иерархии уголовного мира России занимают "воры в законе". Их социально-психологические характеристики говорят о том, что эти преступники не имеют аналогов в мировой криминальной практике. Они достаточно аргументировано, с их точки зрения, оправдывают свое противозаконное, антисоциальное поведение и образ жизни. При становлении уголовного авторитета "вором в законе", он наряду с криминальным профессионализмом приобретает опыт противодействия государственным органам власти.
      Отрицание государства и его законов "воровскими" нормами возведено в ранг преступного обычая. Кандидат в "законники" должен подобные правила не только соблюдать, но и внедрять в повседневную жизнь. Обобщение практики борьбы с особо опасными лидерами преступной среды позволяет определить "вора в законе" профессиональным преступником, признанным лидером уголовного мира, активным идеологом криминального образа жизни и морали. Он имеет опыт противодействия государственным властным структурам. Ему присущи разносторонние криминальные навыки.
      В воровском сообществе представлены различные типы главарей и лидеров преступных структур. Например, "вор" по кличке Бибик (здесь и далее отдельные клички и фамилии изменены - Авт.) возглавлял организованную преступную группу в Краснодарском крае. "Вор" по кличке Гурген руководил преступной организацией в г. Тольятти Самарской области, в которую входили бандитские группировки и структуры, осуществлявшие криминально-коммерческую деятельность. "Вор" по кличке Джем стоит во главе сообщества, объединяющего многоцелевые преступные организации, действующие в Дальневосточном регионе.
      О Джеме, достаточно колоритной фигуре уголовного мира, стоит сказать подробнее. Васин Евгений Петрович (Джем), 1951 года рождения, уроженец г. Борзя, Читинской области, русский, образование среднее, проживает в г. Комсомольске-на-Амуре, ранее судимый: 26 ноября 1966 года по статье 206 части 2 УК РСФСР; 12 февраля 1969 года по статье 206 части 2 УК РСФСР; 2 ноября 1973 года по статье 206 части 2 и статье 191-1 части 2 УК РСФСР; 9 марта 1981 года по статьям: 206 части 2,191-1 части 1,89 части 1 УК РСФСР; 18 апреля 1983 года по статьям 206 части 3 и 108 части 1 УК РСФСР.
      Преступный авторитет Васина складывался достаточно неординарно. В молодости он был организатором и капитаном футбольной команды города и планировал вывести ее в чемпионы края. Однако этот амбициозный план не сбылся. Тогда Васин, используя сплоченность команды, переориентировал ее на криминальное направление. В это время город как раз делился различными преступными группировками на сферы влияния. Главной статьей дохода был рэкет. Васин и его сплоченная команда одержали верх в этой борьбе. Первоначально все собранные деньги пропивались и проигрывались в карты. Постепенно все члены команды, а также и сам Васин оказались в местах лишения свободы. В исправительных учреждениях Васин вел крайне резкую "политику" в отношении актива зоны. Постепенно он склонился к мысли и пытался в начале 80-х годов создать в местах лишения свободы преступную организацию под названием союза истинных арестантов.
      Безусловно, такая деятельность Васина не осталась не замеченной "ворами в законе". Отбывая наказание в Тобольской тюрьме, бывший футболист сблизился с грузинскими "законниками" Дато Ташкентским и Кокой. По их поручительству Васина "короновали" "вором в законе".
      Воровское сообщество не свалилось к нам, словно снег на голову. Оно имеет определенные исторические корни. В преступном мире царской России всегда существовал криминальный слой профессиональных преступников, наиболее организованную часть которых представляли воры различных мастей и другие, подобные им, "специалисты". Большинство профессиональных преступников того времени не скрывали своей принадлежности к криминальному образу жизни.
      Октябрь 1917 года и последовавшие за ним социальные потрясения изменили многое не только в жизни общества, но и в различных его слоях, в том числе и в преступном мире. Профессиональные преступники либо открыто продолжали криминальную деятельность, либо, маскируясь под добропорядочных граждан, становились нелегалами, либо переходили на сторону Советской власти. Некоторые эмигрировали за границу, где успешно приспособились к местным условиям.
      Суровые объективные обстоятельства заставили оставшихся в России профессиональных преступников объединиться в жесткую, нелегальную криминальную корпорацию и выработать изощренную систему преступной деятельности на основе приемлемых для них правил и традиций преступного мира. В конце 20х - начале 30-х годов в результате острой межклановой борьбы профессиональные преступники, наиболее организованная их часть в лице воров-карманников и некоторых других из этой категории, например, занимавшихся не только карманными кражами, но и при удобном случае другими видами хищений, разбойными и бандитскими нападениями, возглавили уголовный мир и стали именоваться "ворами в законе".
      Однако в уголовном мире бытует и иное мнение: якобы термин "вор в законе" был пущен в ход сотрудниками НКВД. Например, в одном из писем нэпманского "вора в законе", лично полученным одним из авторов этой книги в качестве ответа на его выступление в средствах массовой информации о "воровском" сообществе России, говорится: "... Да и само понятие "вор в законе" придумано ЧК. В воровском жаргоне есть "вор честняга", то есть профессионал, гастролирующий по стране..."
      Изучение литературных и других источников, беседы с "ворами в законе", а также встречи и беседы с так называемыми "честными арестантами" позволяют сделать еще несколько выводов. Так, нередко сами "воры", чтобы оправдаться перед администрацией исправительного учреждения или сыщиками уголовного розыска и чтобы убедительно отстоять свое мнение перед братвой, подчеркивали: "Я "в законе", поэтому поступил так, а не иначе - на основании законов и обычаев преступного мира".
      "Воры в законе", их ближайшее окружение, как показывают наблюдения, всегда превозносили себя, бравировали своими "подвигами", поэтому, по их мнению, вор, соблюдающий правила и традиции преступного мира, конечно, должен быть "честнягой", самым справедливым в мире человеком. Такая точка зрения, в частности, отражена в повествовании Г. Беркальцева "Ночь жизни Леньки Гурова".
      В 1946-1948 годах, когда в Советский Союз стали возвращаться "воры в законе" - фронтовики из штрафбатов и просто из войск, а за ними потянулись в родные края преступники-профессионалы, эмигрировавшие в Западную Европу, в основном Польшу и Германию, еще во времена гражданской войны, "воры честняги" не признали их за своих. Первые взяли оружие от властей, что по "воровскому" закону категорически запрещается и в настоящее время. Потому они были объявлены "суками". Вторые, проживая в Западной и Восточной Европе, занимались коммерческой деятельностью, а это тоже является нарушением "воровского" закона. Их стали именовать "польскими ворами". Позже они тоже попали в категорию "ссучившихся воров".
      Следует отметить, что до середины 40-х годов термином "вор в законе" обозначался более широкий круг преступников, в том числе и те из них, которые придерживались "воровских понятий" и "правил", но не всегда их соблюдали. С началом "воровской" войны (1947-1951 гг.) в местах лишения свободы роль "воровского" закона среди элитарного слоя преступников возросла. Криминальное звание "вора честняги" как бы приняло в себя основное - "вор в законе", остальные были объявлены "ворами" "ссучившимися". Таким образом, в конце 40-х - начале 50-х годов в результате внутренних процессов, проходивших в преступном мире, осуществилось жесткое расслоение "воровской" среды, и криминальное звание "вор в законе" стали носить только те преступники, которые не только признавали, но и бескомпромиссно соблюдали "воровские правила" и традиции, так называемый кодекс чести "вора"
      В 30-е - 40-е и в начале 50-х годов должностные лица ГУЛАГа, учитывая широкое влияние лидеров криминальной среды, бывших "в законе", на большие группы и слои осужденных, активно использовали их в подавлении идеологических противников большевизма в Советском Союзе. Матерые преступники не преминули воспользоваться этим. Они стали досрочно выходить на свободу и там продолжать криминальную деятельность. Такая "государственная поддержка" значительно усилила "воровское" движение, что незамедлительно проявилось в уголовном терроре, развязанном против населения. Послевоенные и пятидесятые годы, как указывает Г.А. Беркальцев, "были ярким расцветом воровского мира".
      Активизация уголовных лидеров в 40-50-е годы, массовые бандитские проявления, а также резкое противоборство "воровских" группировок в местах лишения свободы, потребовали применения к недавним союзникам активных карательных мер со стороны государства. В результате к началу 60-х годов большинство "воров" и их сообщников отреклось от преступных обычаев, оказавшись в колониях и тюрьмах, изолированных от основной массы осужденных. Остававшаяся на воле часть особо опасных преступников не отказалась от "воровских" убеждений и образа жизни.
      По экспертным оценкам, в тот период "воров в законе" было около 3-5 процентов от численности преступников. После активной чистки их стало еще меньше. Однако последствия уголовно-правовых и социально-профилактических мероприятий закреплены не были. Кроме того, их полностью перечеркнули дальнейшие общественно-политические события. Например, внедрение в деятельность правоохранительных органов в 60-80 годах политико-волюнтаристского лозунга "о возможности полного искоренения преступности в СССР" и якобы достижении ликвидации профессиональной и организованной преступности в стране принизили роль правоохранительных органов в борьбе с правонарушениями. Все сводилось к блистательным бумажным отчетам, к планированию падения преступности.
      На самом деле набирало силу падение нравов. Служебную деятельность оперативных аппаратов МВД низвели до простейших форм и методов работы. Из ведомственных документов были исключены такие понятия, как "вор в законе", "уголовно-бандитствующий элемент", "бандформирование" и т.п.
      Исключение из нормативных документов вышеназванных и других подобных терминов и понятий, а также проведение реформы уголовного законодательства предопределили аморфность служебной деятельности правоохранительной системы в отношении "воров в законе" и других лидеров преступной среды. Авторы Уголовного кодекса 1960 года термины и определения старого УК РСФСР, относившиеся к отдельным формам организованной преступности, свели в основном к понятиям "банда" и "преступная группировка осужденных". Пропали на бумаге, хотя в жизни продолжали существовать, такие формы организованной преступности, как "шайка", "преступная организация" и др. Отныне они подразумевались в "универсальном" понятии "по предварительному сговору группой лиц". В Уголовном кодексе содержался термин "организованная преступная группа", но он в законе никак не раскрывался. Поэтому его использование практически было затруднено. В основном, оперативные работники, следователи и судьи отождествляли его с названным уже понятием "по предварительному сговору группой лиц". Это не требовало процессуально доказывать признаки организованной преступной группы или преступной организации, что, естественно, облегчало проведение судебных процессов по такой категории уголовных дел.
      Таким образом, механизм борьбы с организованной преступностью был неопределенным и неясным, разработчики УК РСФСР "вместе с водой выплеснули и ребенка". В свою очередь правоохранительные органы крайне редко применяли статьи 77 и 77-1 УК РСФСР, которые предусматривали уголовную ответственность за бандитизм и организацию преступных группировок осужденных с целью терроризирования осужденных и представителей администрации мест лишения свободы (так называемый лагерный бандитизм). При любых вариантах возбуждения уголовных дел по этим статьям требовалось информировать центральные правоохранительные органы специальными сообщениями. В каждом случае МВД или Генеральная Прокуратура проводили служебные расследования и по их результатам привлекали руководителей органов внутренних дел, "допустивших подобное", к дисциплинарной ответственности, вплоть до снятия с должностей или увольнения со службы. Чтобы избежать таких расследований, работники милиции возбуждали уголовные дела по статьям уголовного кодекса, предусматривавшим ответственность за менее тяжкие преступления, например, грабеж, разбой и другие. В местах лишения свободы преступников наказывали в дисциплинарном порядке, в основном помещали в штрафной изолятор, а наиболее злостных; нарушителей водворяли в помещение камерного типа.
      Конечно, такая борьба с преступностью способствовала возрождению "воровского" движения. Можно задаться вопросом, почему авторы на первое место поставили неудовлетворительную уголовно-правовую борьбу с организованными формами преступности, а не неблагоприятные социально-экономические, социально-политические условия, в так называемый застойный период, который сложился в СССР в 70-80-е годы? Отвечая на этот вопрос следует отметить стойкую антиобщественную установку и высокую приспособляемость к внешним условиям как "воров в законе", так и других лидеров преступной среды. Поэтому даже при благополучной экономической и политической ситуации криминальные силы будут настойчиво продолжать преступную деятельность, которую можно пресечь только целенаправленными уголовно-правовыми и уголовно-исполнительными методами.
      Недобросовестная оценка особо опасных лидеров преступной среды, неблагоприятная социально-экономическая и социально-политическая ситуация в стране в 70-80-х годах и, как следствие, отсутствие наступательности в борьбе с "ворами в законе" со стороны государства оказались для них своеобразной социальной передышкой, которая привела к реанимации и самому широкому распространению "криминальнонегативной" идеологии и стимулировала рост "воровского" движения.
      Часть 1
      ИСТОКИ. МОНГОЛ И ЕГО НАСЛЕДНИКИ
      "КРЕСТНЫЙ ОТЕЦ"
      В преклонном возрасте он умер в одной из престижных столичных клиник. На похороны собрался весь цвет не только московской, но и российской преступности. Еще бы, ведь в последний путь провожали "крестного отца" бандитской мафии - Монгола, а в миру - Геннадия Александровича Карькова, 1930 года рождения.
      В Москве Карьков появился в 1969 году после отсидки трех лет в зоне. Свой первый срок он получил за кражу. Произошло это в Калужской области, в городке Боровск. Здесь, в межколхозной строительной организации, Карьков зарабатывал себе на жизнь. По его меркам получал мало, только на хлеб. Очень хотелось иметь еще и на масло. Но законными способами это не получалось. Вот и осенило: зачем гнуть спину там, где можно просто взять. Страна жила большим колхозом, где все вокруг было наше и мое. Небольшую часть моего, общего Карьков решил сделать своим, личным, а по сегодняшним меркам - частным. За это и поплатился. Частная собственность тогда еще не вошла в моду.
      Уже в то время, в самом начале воровской карьеры, Карьков выделялся природной сообразительностью, смекалкой, самостоятельностью, а также резкостью суждений и поступков. Он все предпочитал делать сам. Какое бы дело не поручалось ему лично, или в составе бригады, он неизменно играл роль неформального лидера потому, что тянул на себе главную ношу. И сложись его судьба иначе, возможно, выбился бы в лидеры формальные. Хотя, вряд ли. Для этого в те времена необходимо было обязательно пройти через членство в партии, стать в единую шеренгу строителей светлого будущего. Карьков относился к категории людей иного склада...
      ВОРОВСКОЙ СЦЕНАРИСТ
      Грузовик долго петлял по московским закоулкам пока не оказался на МКАД, на одном из лесных участков. Этот маршрут водитель и его попутчик выбрали не случайно. Им скорее всего очень не хотелось повстречаться со стражами порядка. В кузове находился не вполне подходящий для этого груз: в простеньком дощатом гробу вместо покойника находился живой, но напуганный до смерти человек.
      Тем не менее странной похоронной команде не повезло. Словно из-под земли на обочине появился милиционер. Его полосатый жезл настойчиво приказал остановиться.
      - Проверка документов. - Старший лейтенант говорил громко, как человек привыкший командовать.
      - У нас все в порядке, - водитель подал ему какие-то бумаги. - Вот путевой лист и свидетельство о смерти. Безродного покойничка из морга везем на захоронение...
      - Проверим, - блюститель порядка ловко перемахнул через борт.
      Сквозь щели наспех сколоченного гроба, а точнее - ящика, жертва явно могла разглядеть форму. Тут бы голос подать и, глядишь, внезапный спаситель вызволит из столь страшного заточения. Но рот раскрывался лишь в беззвучных конвульсиях. В самый, казалось, критический момент у жертвы пропал дар речи.
      - Открывай! - скомандовал милиционер.
      - Не гоже покойничка тревожить, заколочен уже.
      - Расколачивай. Проверим, что за покойник? - Недоверчивый старлей, видимо, заподозрил что-то неладное и сам взялся за валявшийся в кузове топор.
      Доски импровизированного гроба заскрипели. Щель увеличилась. Но тут прогремел выстрел. Милиционер рухнул на гроб и сполз на дно кузова.
      - Зачем мента замочил? Охренел совсем? - раздался чей-то истошный вопль.
      - Другого выхода не было.
      - Мента грохнул. Теперь и этого кончать надо.
      - Заводи и гони к реке. Обоих - в ящик. Камней побольше - и концы в воду...
      - Не надо - в воду, - у жертвы наконец-то прорезался голос. - Отдам все! Только не убивайте.
      - А не врешь?
      Доски снова заскрипели. Крышка открылась. На свет появился пухленький мужчина. В его трясущейся руке был ключ:
      - Вот - от тайника... - и он тут же выложил, где и что лежит.
      - Молодец, корейка! - "Убитый" мент сел на полу кузова, а потом поднялся. Это был переодетый Вячеслав Иваньков, впоследствии знаменитый Япончик, а еще позже - Ассирийский Зять и Японец. Он дружелюбно похлопал по плечу побледневшего как полотно Вольдемара Миркина, заведующего антикварным магазином.
      - Мог бы и раньше расколоться, а то пришлось целый спектакль разыгрывать, - расхохотался "убийца" мента, которым был Геннадий Карьков. Он держал в руках заветный ключик. - Кто корейку-то шмонал?
      - Я, - подал голос третий "артист", он же водитель грузовика, настоящий шофер с ремстройбазы Буздин по кличке Золотой.
      - И как ты объяснишь это? - Монгол поигрывал ключиком.
      - Век свободы не видать! Все обшмонал, ничего не было...
      После воровской постановки, авторами которой были сами исполнители при режиссуре Карькова, Монгол и Золотой повезли антиквара на явочную квартиру по Болотниковской улице, а Япончик, завернув по пути за сотоварищами Балдой, Сиськой и Зямой, махнул "бомбить" миркинские апартаменты.
      В шикарном четырехкомнатном жилище, напоминавшем по своей обстановке больше музей, чем квартиру обычного обывателя, как и обещал хозяин никого не было. Вытряхнув тайник с драгоценностями и деньгами, воры принялись паковать ценные вещи. Красивых безделиц было много. А, как известно, созерцание прекрасного увлекает и расслабляет. Как раз в такой момент воров и застиг картавый голос, который донесся из казавшейся пустой кухни:
      - Караул, грабят!
      На мгновение испытав шок, все замерли. Потом, побросав награбленное, ринулись к двери. Она у антиквара имела несколько хитроумных запоров. Ими перед началом дела не забыли воспользоваться, чтобы кто-то чужой часом не заглянул и не помешал работе. Конечно, открыть запоры в суматохе оказалось делом не простым. Тут-то воров и настигла команда:
      - Всех постреляю! Лицом к стене!
      Грабители замерли: ноги привычно шире плеч, руки вперед и вверх. Ожидание страшной развязки сковало мышцы. Поворачиваться лицом навстречу внезапному противнику никто не решался. Пауза затягивалась. Первым ее прервал Япончик. Он обернулся и недоумевающе осмотрел остававшиеся пустыми тылы. Никого не было. Что за чертовщина?
      - Кончай стенку бодать, - бросил он подельникам. - Скоро в штаны наложите...
      Квартира так и оставалась пустой. Лишь в кухне, под потолком раскачивался в клетке красивый большой попугай. Он смешно надувал перья, продолжая напускать на себя важность. Потом, склонив голову на бок, уставившись одним глазом в вошедших грабителей, резко пророкотал:
      - Кар-раул, грабят!
      - Во, гад! Как напугал. - Сиська запустил в клетку свою лапу, с остервенением схватил птицу и свернул ей шею.
      Однако заполученная у антиквара добыча не удовлетворила алчности Монгола. Он предполагал, что из этого денежного мешка можно вытряхнуть гораздо больше. Тут пахана выручил сметливый помощник. Япончик прихватил на всякий случай в качестве трофеев паспорт и военный билет Миркина. Авось у того в сберкассе деньги лежат или еще для чего документы пригодятся. Он не ошибся. Документы пригодились.
      Вольдемар Исаакович в состоянии глубокой прострации лежал на грязном диване в комнате, ставшей на время его тюремной камерой. Он попрощался с нажитыми ценностями и молил Господа, чтобы выбраться из всей этой неприятной истории живым. Деньги, конечно, жалко, но он сумеет их еще нажить.
      Вдруг дверь распахнулась. Вошли Монгол и Япончик. Первый зачем-то держал в руках его паспорт.
      - Обмануть хотел, корейка? - Монгол был в гневе. - Ключик дал, а денег положить забыл.
      - Как забыл? Там же столько лежало...
      - Мало лежало. Мало!
      Япончик подскочил к антиквару, встряхнул его за грудки, больно боднул в лицо:
      - Кого провести хочешь?
      - Такие корейки, как ты, деньги из воздуха делают, - еще одна оплеуха досталась теперь уже от Монгола. - Связывайся с кем хочешь, но чтобы двадцать тысяч было...
      Воровская правилка закончилась тем, что Миркин позвонил сестре в Харьков:
      - Рози, милочка, это Вольдемар. У меня большие неприятности. Нужно помочь деньгами. Посыльный приедет с моим паспортом и распиской. Отдай ему двадцать тысяч...
      Напомним, что это было в конце 60-х. Тогда на двадцать тысяч можно было купить несколько кооперативных квартир или четыре "Волги". Для обывателя, который получал в месяц до ста рублей, такая сумма была капиталом, обеспечивающим безбедное существование до конца жизни. Монголу с сотоварищами этого было мало. Тем не менее и для Монгола куш представлялся ценным, потому в Харьков он отправился лично.
      Однако сестренка в своей алчности чуть не перещеголяла братца. Получив от Карькова миркинскую расписку на двадцать тысяч рублей, она отдала только семнадцать.
      - Скажете Вольдемарчику, что больше собрать не смогла.
      - Это ты ему сама скажешь, - из обаятельного посыльного Монгол моментально превратился в того, кем он был на самом деле. - Скидывай свое "рыжье". Оно как раз перекроет недостающий должок. Или помочь?
      Он условно кивнул. Стоявший рядом Косой тут же снял с руки опешившей женщины изящные золотые часики с таким же браслетом. Колечко и серьги она отдала сама, чтобы не лишиться вместе с ними ушей. А это, как быстро смекнула Роза, не заржавеет у негаданных посетителей. Они не остановятся ни перед чем.
      "КОЗЫРНОЙ ФРАЕР"
      Отмотав от звонка до звонка первый срок, Карьков в провинцию возвращаться не стал. В зоне он быстро сошелся с нужными людьми. Они-то и написали кому надо "маляву" (воровское послание), в которой рекомендовалось: "Козырного фраера" встретить, обогреть и пристроить".
      По фене "Козырным фраером" называют представителя низшей ступени в воровской иерархии. Проще сказать - начинающего вора. Только не в карьковском характере было находиться на подхвате. В зоне еще ладно. Там свои порядки и правила. От них никуда не денешься. Ты всегда на виду. На свободе совсем иное дело. Тут масштабы и возможности другие. Есть простор, на котором можно развернуться. Как это сделать? Такого вопроса перед Карьковымне стояло. Зоновские "университеты" он прошел не без пользы.
      Из наркоманов, мелких воришек-домушников будущий пахан быстро собирает ядро новой банды примерно в двадцать человек. Он же намечает главный промысел - охота на подпольных наркоторговцев, щипание торгашей, разбогатевших на обмане покупателей и разных махинациях. У этого люда самого рыльце в пуху, и за здорово живешь не каждый побежит заявлять в милицию. Добычу делили и тут же пропивали, хватали "кайф" на воровских "малинах".
      Можно назвать некоторых сотоварищей по банде, или по теперешнему "бойцов", "пехотинцев", из карьковской организованной преступной группы. Кто они? Что представляют из себя при более близком знакомстве? Например, Косой, или Владимир Куприянов. В свои сорок два года он имел образование четыре класса и в два раза больше судимостей, сроки по которым, если сложить их вместе, тянут аж за семьдесят лет. Спасибо амнистиям, досрочным освобождениям, на которые наше гуманное государство всегда было щедрым даже по отношению к самым изощренным бандюкам.
      Другая не менее колоритная фигура - Сиська. Это по воровской кликухе. По паспорту это был Лев Генкин, тридцати шести лет. По милицейской картотеке - особо опасный рецидивист, каковым его признали после пятой судимости.
      Для полноты картины можно назвать еще некоторых. По несколько судимостей и ходок на зону имели Миха (Владимир Михневич), Муха (Мухамед Ибрагимов), Жора (Георгий Аверьянов), Галка (Василий Галкин) и Балда (Владимир Быков). На момент формирования банды некоторые только вернулись из зон после отбытия наказания за предыдущие преступления. В массе своей все они были пристрастны к алкоголю и наркотикам.
      Среди этой братвы резко выделялся девятнадцатилетний Вячеслав Иваньков, коренастый, взрывной крепыш. Он неплохо владел приемами японской борьбы джиу-джитсу. Говорят, именно за это свое умение он и получил впоследствии кличку Япончик, а совсем не за восточные черты лица, которые ему приписываются. Иваньков быстро вошел в круг приближенных Карькова, с кем пахан чаще всего выезжал на "дела". Забегая вперед, стоит подчеркнуть, что именно эта черта "личное участие", характерная для воров 60-70-х годов, подвела Монгола. Его повязали на разбое. Личное участие было доказано, и он загремел под фанфары на 15 лет. Произошло это в 1972 году. В приговоре суда от 12 июля по делу банды Карькова Вячеслав Иваньков упоминался пять раз, но тем не менее он остался за кадром, за недоказанностью. Хотя на самом деле был ни кем иным, как правой рукой пахана.
      Это по инициативе Иванькова банда обзавелась грузовиком и двумя "Волгами". Колеса обеспечивали таксисты Трифонов, Бурмистров и шофер Буздин. В паре с Жорой Япончик добыл удостоверение сотрудника милиции. Его вытащили из кармана бесчувственного младшего лейтенанта Чухрова, которого напоили водкой со снотворным в гостинице "Северная" на Сущевском валу. Была раздобыта и форма. Она не вполне соответствовала удостоверению майора внутренних войск и старшего лейтенанта милиции. Но менять они ничего не стали. Так выглядело солиднее. К тому же, когда под нос перепуганной жертве суется удостоверение, у той вряд ли бывает возможность возмутиться несоответствием просветов и звездочек на погонах.
      Пять эпизодов по делу в суде, которые пытались доказать Япончику, приходятся на факт разбойного нападения на буфетчицу шашлычной Ломакину. Охоту на нее братва Монгола устроила в мае-июне 1971 года. С десяток братков выслеживали жертву днем и ночью, на работе и дома. Однако женщине все удавалось ускользнуть. Несколько раз она чуть не попадала в расставленные засады, но всегда ускользала. Наконец, ее удалось подкараулить у подъезда дома.
      К возвращающейся с работы женщине подкатила "Волга". Она не успела и пикнуть, как выскочившие из нее мужчины подхватили ее под руки и впихнули на заднее сиденье машины. "Волга" тут же сорвалась с места. После этого буфетчицу почти два часа катали по вечернему городу и постоянно подкалывали в толстый, упитанно-упругий бок тонким и острым лезвием финки. При этом нравоучительно рекомендовали: "Либо дань каждый месяц, либо мы тебя закопаем еще живой в Подмосковном лесу..."
      Наконец, женщина сломалась и дала согласие на все условия. Ее повезли домой, чтобы получить первые пять тысяч. По дороге из сумочки у нее вытащили 630 рублей. Больше взять не удалось. В квартиру ее провожали Карьков и Иваньков. Когда дверь открылась, казалось, смирившаяся буфетчица вдруг вырвалась и закричала: "Помогите! Грабят". Джентльменам удачи ничего не оставалось, как мгновенно удалиться по-английски, не попрощавшись со столь "гостеприимной" хозяйкой.
      Безусловно, позже со строптивой буфетчицы было взыскано гораздо больше. Из каждого проигрыша бандиты извлекали необходимые уроки. В будущем проколов старались избегать. И пахан, и его подопечные матерели по мере того, как и сколько проворачивали "дел". С каждым разом они становились опытнее, безжалостнее. Лишь в одном Монгол оставался неизменным. Как и в первый раз, он также лично принимал участие в каждом налете. Чаще всего был за рулем "Волги", которой управлял по доверенности. Иногда облачался в майорскую форму. Тогда Япончику доставалось обличие старлея. Что поделаешь, субординация - святое дело и в воровской среде.
      Можно сказать, наиболее показательным делом монгольской банды был наезд на узбекских наркодельцов. Здесь одна из ведущих ролей отводилась члену банды - женщине. Ею была двадцатилетняя Татьяна Модэ. Ее привлек к делу Япончик. Он "снял" красивую девицу в ресторане "Узбекистан". Оттуда махнули на ее квартиру на Большую Почтовую улицу. Именно там, кстати, потом в качестве заложника держали продавца антиквариатом Миркина. Но это было уже тогда, когда Модэ получила кличку Плутиха. Пока же милая девица попросила своего кавалера разобраться с наркодельцами, к которым у нее были свои счеты. Она призналась, что на жизнь подрабатывала продажей травки. Ее получала у Минаева, постоянного клиента какой-то узбечки, кажется, Фатимы. Та отказалась заплатить ей за распространенное зелье. Это по легенде. На самом деле хитрая девица таким образом хотела избавиться от серьезного конкурента и прибрать к рукам его рынок сбыта.
      Минай (Минаев) жил в доме 26 по Байкальской улице. На условный стук, что пришел кто-то из его клиентов, распространителей травки, он открыл дверь. Но вместо знакомой физиономии увидел на пороге милиционера. Это был Япончик. За ним стояли двое в штатском. Балда и Косой.
      - Гражданин Минаев?
      - Да.
      - Вам придется проехать в отделение для выяснения обстоятельств...
      Каких именно, он до конца так и не понял. Да это было и неважно, главное - в претензии милиции ничего не было связано с его наркобизнесом. Потому вместе со стражами порядка он проследовал без всяких опасений и колебаний.
      В машине у подъезда их поджидал Монгол в роли шофера. Старлей на правах хозяина положения устроился впереди, вежливо предложив Минаеву сесть на заднее сиденье. С боков его тут же зажали Япончик и Косой. "Волга" резво взяла с места и, конечно, покатила не в ближайшее отделение милиции, а в сторону Калужского шоссе. Там невдалеке от трассы располагалось село Маклино, откуда был родом Сиська. Но и это не насторожило Миная. Он был уверен, что неприятности ему не грозят. Наоборот, его помощь необходима для расследования какого-то преступления.
      Маскарад закончился, когда выехали за МКАД. "Волга" остановилась около грузовика на обочине. Из кабины выглядывал Золотой.
      - В кузове этой машины - вещи, которые вы можете опознать, - старлей открыл дверцу, приглашая выходить.
      - Какие вещи? - хотел уточнить Минай.
      - Двигай. Увидишь, - "шкаф" в гражданке, а это был Косой, подтолкнул его вперед.
      Как только наркоделец оказался рядом со знакомым уже ящиком-гробом, любезность сопровождающих окончательно пропала с их лиц.
      - Сразу все расскажешь или процедуру будешь принимать? - Косой ударил Миная в живот. - Где деньги прячешь, с...?
      Согнувшись пополам, тот сел на ящик, судорожно глотая открытым ртом воздух:
      - За что? Какие деньги?
      - Погоди. Надо сперва крышку с гроба снять, - засуетился рядом Балда.
      До Миная начало доходить, в руки каких "милиционеров" он попал. Он попробовал сопротивляться, но после нескольких ударов и пинков успокоился и сам улегся в ящик. Но на этом он не сдался. Его пришлось все же везти в деревню. Там всю ночь держать в сыром погребе. Только и это не помогло. Тогда его снова запихали в ящик. Япончик и Балда схватили двуручную пилу и принялись распиливать ящик и лежащего в нем человека. Когда на Миная обильно брызнули опилки и показалось зубчатое лезвие, прогрызшее уже крышку, он заскулил и запросил пощады.
      По прибытии в Москву Минаев позвонил сожительнице, которая вскоре принесла в указанное ей место пять тысяч рублей в облигациях, золотые часы и морфий. После этого его отпустили, обязав платить регулярную дань.
      Оказавшись на свободе, Минай быстро выяснил, что виновницей всех его злоключений является Модэ. Позвонив ей, он убедился, что она дома, и отправился чинить разборку. Но разборку учинили ему. В татьяниной квартире вместе с хозяйкой его поджидали Япончик и Балда.
      - Деньги принес? - встретил его вопросом Иваньков. - Молодец. Даже раньше срока. Инициативу мы ценим.
      - Нет. Я по другом...
      - Другого быть не может, - в лоб уперся ствол пистолета.
      Под угрозой оружия Минаю пришлось раскрыть источник, из которого он получал наркоту. Так бандиты вышли непосредственно на Фатиму. Они без промедления отправились по указанному адресу. Команда опять замаскировалась под сотрудников милиции. Пять раз судимый Муха представился "старшим оперуполномоченным по особо важным делам МВД майором Моргисом". Имевший три ходки в зону Галка стал "следователем". Приговоренный в общей сложности почти к сотне лет отсидки Сиська и пока зеленый Иваньков выступили в роли понятых.
      Вот эта "оперативно-следственная бригада" и проводила обыск в квартире Фатимы. И нашли, что искали: полкило морфия, пару золотых часов и 30 рублей. Такой куш явно не устраивал бандитов, но для "оперов" был достаточным поводом, чтобы перепроводить гражданку Берснукаеву на Петровку, 38. Но отвезли ее не в уголовный розыск, а на квартиру к жене Сиськи. Там потребовали в качестве откупных, чтобы закрыть дело о наркоте, десять тысяч рублей. Фатима даже обрадовалась, что так легко отделалась, мол, хорошо, что и среди ментов есть такие, кто хочет вкусно есть и пить. Она пока не поняла, в чьи лапы попала.
      Заполучив вскоре выкуп, бандиты поняли, что продешевили. Чтобы исправить положение, решили еще раз заманить жертву в ловушку. Эту роль опять возложили на Татьяну Модэ. Та, зная, что Фатиме нужны деньги, пригласила ее на встречу как клиентка, якобы для приобретения крупной партии наркоты. Болтая о грандиозной сделке, угощая чаем, а все происходило на квартире татьяниной матери, задержала гостью допоздна. Потом вышла проводить и заодно помогла поймать такси. Конечно, за рулем машины был человек Монгола. По пути он взял попутчиков. Не заметив подвоха, Фатима не возражала против этого. Но, как только дверцы "Волги" захлопнулись, она пожалела об этом. Пассажирами оказались уже знакомые ей Монгол, Япончик и Сиська.
      Как позже, на суде, зачитывались данные следствия, женщину связали, заткнули рот кляпом и бросили на пол машины. Маршрут такси сразу изменился. "Волга" помчалась уже по известной дороге, к деревне Маклино. Как и Минаева, Фатиму ждали сырой погреб, а потом жестокие издевательства и побои. Больше других усердствовал Людоед, сорокадвухлетний подсобный рабочий продмага Шурушкин. Он отличался особыми садистскими наклонностями. Накинув на шею Берсункаевой веревочную петлю, он становился одной ногой ей на грудь, а руками тянул удавку пока жертва не теряла сознание. Так продолжалось до тех пор, пока Фатима не сломалась...
      ВЕЛИКИЙ МОНГОЛ
      Полную силу в криминальном мире Геннадий Карьков приобрел не из-за безжалостных бандитских набегов. Пока он гонялся по Москве за буфетчицами и наркодельцами, вытряхивал появляющихся цеховиков, богатых ювелиров и антикваров, все это время он так и оставался "Козырным фраером". "Вором в законе" он стал только в зоне. Здесь его "короновали", и отсюда его авторитет взлетел на небывалую высоту. Но случилось это уже в конце семидесятых. Прежде, в июле 1972 года, предстоял еще суд, который приговорил его к 15 годам лишения свободы с отбыванием в колонии строгого режима. А еще раньше на его хвост сели настоящие муровцы, чьим именем он прикрывался во время своих набегов. И вывели их на этот след сами же воры. Произошло это так.
      Летом 1971 года сыщики из 2-го отдела МУРа, которыми руководил полковник милиции Евгений Калугин, задержали двух матерых домушников. Их взяли с поличным и отмазаться им было невозможно. Кроме вещдоков с места преступления, у них изъяли около 500 штук ключей и отмычек. Довольно внушительный по весу и объему инструментарий, который они таскали с собой и с помощью которого проникали в квартиры. Работали виртуозы своего дела чисто, без взломов. Двери вскрывали подбором ключа или отмычки. Появлялись именно в тот момент, когда хозяев не было. Их клиентами оказывались только состоятельные люди. Наводка была организована достаточно хорошо.
      С очередной чистки в Тушино домушники взяли более килограмма золотого лома, около двухсот золотых монет еще царской чеканки, хрусталь и кухонное серебро, дорогие вещи. На изъятой у них посуде и на месте преступления эксперты нашли одни и те же "пальчики" - улика достаточно веская. Но вот главных ценностей не было.
      "Не брали, начальник", - в один голос отрицали воры. Получался какой-то абсурд: в квартире были, кражу совершили, а самое ценное оставили кому-то другому?
      Расколоть домушников удалось не скоро. Сыщикам пришлось пойти на компромисс: мол, будет оформлена явка с повинной, если воры расскажут все как было и укажут, где находятся главные ценности. Тогда и стало известно следующее.
      Богатую добычу домушники схоронили на квартире любовницы одного из них. Оказалось, что на удачную "кладку" их вывел брат этой девицы. Он же обещал сбыть "рыжье" с хорошим наваром "черным", т.е. проверенным покупателям с Кавказа. Вместо этого в ночь, когда довольные проделанной успешно работой воры расслаблялись со своей пассией, входная дверь с треском слетела с петель. В квартиру ворвались человек шесть в гражданке и милицейской форме. Но руководил ими почему-то майор внутренней службы. Бывалые домушники, которые не раз прошли зону, тонкость такую подметили сразу. Сомнения в подлинности ментов и вовсе отпали, когда их с мордобоем выволокли на улицу и усадили в две поджидавших "Волги". Так они и лишились своей золотой добычи.
      - И кто на вас так наехал? - допытывались сыщики.
      - Понятия не имеем, - отнекивались бывалые домушники. - Такого беспредела отродясь не бывало. Козырной фраер какой-то хвост поднял...
      Из разрозненных сведений муровцам удалось выстроить свою цепочку. Она вывела на банду Монгола. В сферу внимания попало около тридцати человек. Через два месяца напряженной оперативной работы девятнадцать из них были арестованы, в том числе Карьков и его ближайшие сподвижники. Вот только Иванькова среди них не было.
      Вскоре следствие закончилось, и дело передали в суд. Бандитам предъявили обвинение в разбойных нападениях, вымогательстве. Но на суде стали случаться странные вещи: свидетели меняли показания, а потерпевшие и вовсе отказывались от сделанных заявлений. Все запутывалось. Это давала себя знать деятельность оставшегося на свободе Япончика. Почти все, а точнее, Фатима, Минаев, Ломакина и Миркин, свои первоначальные показания изменили, мол, сделано это было под давлением следствия. Они с какой-то особой старательностью выгораживали своих мучителей.
      Тем не менее у суда хватило доказательств, чтобы главная фигура процесса - Геннадий Карьков получил по максимуму: 10 лет тюрьмы и 5 лет ИТК строгого режима. Предельные сроки также получили Галкин, Генкин, Куприянов и Шурушкин. Оправдательных приговоров не было. Кое-кто отправился на принудительное лечение от наркомании.
      Вернулся в Москву Карьков в конце 80-х. За время его отсутствия в столице и в стране многое изменилось. Общество стояло на грани решительных перемен. Набирала обороты горбачевская перестройка. Это слово уже без переводчиков воспринималось иностранцами. Со всех трибун говорили о новом политическом мышлении. Что это такое еще предстояло разобраться. Расставить кое-какие точки над "1" следовало и на более низком уровне. Ведь в столицу возвратился не безызвестный, хотя и грозный налетчик, а "коронованный" "вор в законе". Это был уже не просто Монгол, а Великий Монгол, которому не пристало уже самому "пачкать руки". Теперь он мог сам выступать авторитетным арбитром в разрешении чужих споров. Подрастающей молодой поросли следовало смотреть на новую величину преступного мира, высоко задирая голову. Отчасти этому способствовало и то, что яркой восходящей звездой на криминальном небосводе сиял, можно сказать, один из Монголовских учеников - Япончик.
      Вячеслав Иваньков из остатков разгромленной банды сколотил новую бригаду. Он учел многое. Например, как он считал, одной из причин, которая способствовала краху Монгола, была большая численность группировки. Это мало способствовало скрытности. В свое основное ядро он ввел не более десяти членов и увеличивать его не собирался. Значительно возросла роль конспирации. В бригаду вошли многие будущие уголовные авторитеты, в том числе Квант - Квантаришвили Отари Витальевич.
      Действовали преступники дерзко. Для беспрепятственного проникновения в квартиру жертвы ими также использовалась форма сотрудника милиции. В результате ничего не подозревающий делец спокойно открывал дверь. Без лишних церемоний его тут же сбивали с ног, связывали и вывозили за город. Место готовилось заранее. Это была дача на отшибе или заброшенный дом. Там над жертвой устраивались пытки: ее избивали, жгли каленым железом, утюгом. Так вымогались деньги и сведения о других толстосумах. В этом ученик на много превзошел своего учителя. Однако обо всем этом стоит рассказать подробнее. Фигура Япончика того заслуживает больше других. Потому возвратимся к ней не раз позже.
      Пока же вернемся к Монголу. В повествовании о нем необходимо поставить последнюю точку. Он возвратился в столицу, хотя и в зловещем ореоле славы именитого "вора в законе", но с подорванным здоровьем, фактически стариком. Это и сыграло главную роль в том, что он вскоре отошел от дел, уступив арену более сильным, более молодым. Великий Монгол все больше становился просто мифом. На первый план пришло время выходить его наследникам.
      АВТОРИТЕТЫ БЕЗЗАКОНИЯ
      ЛИЧНОСТНЫЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ "ВОРОВ В ЗАКОНЕ"
      По имеющимся сведениям на территории России проживают свыше 500 "воров в законе", около 70 из которых находятся в местах лишения свободы, более 440 ведут нелегальный и полулегальный образ жизни. Вместе с тем мы располагаем информацией, что отдельные "воры", из так называемой элитной группы - особо опасных лидеров криминальной среды, таковыми открыто в преступном мире не объявляются и известны довольно узкому кругу лиц "воровской" касты. Это способствует не только укреплению нелегальной жизнедеятельности "воровского" сообщества, но и дальнейшему продвижению таких "воров" в высшие сферы власти с использованием при этом многообразных методов коррупции. Сказанное подтверждает и тот факт, что в последние годы, отслеживая "воровские" сходки, оперативные работники МВД обнаруживали на них лиц, которые как "воры" по учетам не проходили, хотя присутствовали при обсуждении важных криминальных вопросов в наиболее конспиративном "воровском" кругу.
      Изучение "воров в законе" показывает, что максимальный возраст у людей этой категории чаще составляет 50-55 лет, значительно реже 60 и более. Известны несколько лидеров, которым 65 лет, а двое и еще старше. Например, "законник" Мордак недавно пышно отметил свое 75-летие. Он постоянно проживает в Саратове. Второй долгожитель - Кац. Ему уже перевалило за 79 лет. Он в последнее время избрал своим местом проживания США, а конкретнее - ЛосАнджелес. Вместе с тем среди "воров" есть лица в возрасте 18-20 лет. Это скорее отклонение, чем норма.
      В феврале 1994 года при проведении разведывательно-поисковых мероприятий сотрудниками Нижегородского РУОП были задержаны четыре особо опасных лидера преступного мира. Все - выходцы из Грузии. Самый молодой из них был 1974 года рождения, "вор в законе" по кличке Мишель. По мнению оперативных работников и некоторых лидеров "воровского" движения, Мишель - не тот человек, за которого себя выдает. Криминальный титул ему якобы куплен его родственниками за большие деньги, которые пошли в "общак" грузинского этнического преступного сообщества.
      Изучение "воров в законе" позволяет сделать вывод, что в молодом возрасте ими становились и становятся, как правило, "потомственные" криминалы, у которых родители были "ворами" либо активистами "воровского" движения, неоднократно судимыми и "страдавшими" за "воровскую" идею. В свое время таким представителем был "вор в законе" по кличке Калина. Вместе с тем следует подчеркнуть, что около 85 процентов "законников" имеют возраст 30-45 лет, то есть относятся к социально-активной части населения. Это, как правило, житейски зрелые люди, имеющие достаточный преступный опыт и соответствующие личностные характеристики. Большинство "воров в законе" ранее судимы, а примерно каждый девятый - особо опасный рецидивист.
      Отдельными криминально-опознавательными характеристиками личности "вора" являются татуировки, жаргон, клички, стилистика нелегальной переписки. Причем для "воровского" сообщества присущи татуировки-рисунки определенного вида. Например, изображенная на спине церковь указывает, что особо опасный лидер был в местах лишения свободы, а количество куполов число судимостей. Наколка со словами "не забуду мать родную" означает принадлежность преступника к "воровскому" клану. Причем под словами "мать родная" имеется в виду "воровская" семья, сообщество. В последнее время "воры" стараются избегать нанесения большого количества татуировок, так как среди элиты преступного мира это уже считается не совсем престижным. Конечно, татуировки наносятся не только "ворам", но и другим преступникам, в особенности тем, кто находится или находился в местах лишения свободы.
      Образовательный уровень преступных лидеров, как правило, соответствует среднестатистическим показателям участников криминальных групп и общностей. Он легко вписывается в несколько классов и коридоров средней общеобразовательной школы, профтехучилища и т.п. Но это не исключает того, что отдельные личности могут иметь высшее образование и даже кандидатские и докторские степени наук (как правило, почему-то искусствоведческих, и в основном этой чертой отличаются присутствием кавказских преступных группировок). Вместе с тем на практике встречались "воры в законе", имеющие начальное образование. Однако им нельзя отказать в развитых криминальных способностях и возможностях расширения преступного кругозора и опыта.
      Есть масса примеров, когда преступники с начальным образованием проводили многоходовые криминальные комбинации и руководили сообщниками, имеющими более высокий образовательный уровень. В начале 70-х годов правоохранительными органами Москвы была разоблачена преступная группировка, расхищавшая дефицитное сырье для легкой промышленности и организовавшая в подпольных цехах изготовление ультрамодной одежды. Ее руководителем был некий Сурхавелидзе, имевший четырехклассное образование.
      Очевидно, многое зависит от генетических способностей каждой отдельно взятой личности и от ее желания приобрести преступный опыт, так сказать, личное самообразование. В числе ведущих социальнопсихологических характеристик большинства "воров в законе" выделяются криминальный профессионализм, организаторские способности, общительность (коммуникабельность), знание социально-негативных норм (в основном "воровских" обычаев и традиций) и их неукоснительное соблюдение, способность к самопожертвованию в интересах "воровского" сообщества (такое поведение особенно отмечается в первые годы обретения "воровской" короны).
      В повседневном общении "воры", как правило, стремятся выдать себя знатоками житейской психологии, показать стремление к справедливости. Некоторые из них тяготеют к якобы светскому образу жизни. Для легального прикрытия преступной деятельности, придания ей внешнего лоска наиболее элитные "воры" вовлекают в свое окружение отдельных деятелей искусства, культуры, спорта, науки. Для этого при необходимости используются криминальные уловки и социально-психологические приемы. Можно назвать некоторые, например, принятие позитивного образа мученика или страдальца за идею. Здесь также популярны определенные общественные установки: помощь бедным обиженным, убогим и т.п. Не исключается материальная помощь нужным для "воровского" сообщества лицам, их физическая защита.
      В этой связи небезынтересно привести выдержку из интервью известного деятеля культуры, вовлеченного в орбиту "воровских" связей. В одном из своих интервью он высказался, что это очень интересные люди, неординарные, которые никогда не обидят женщину, ребенка, старика. Дальше лучше процитировать: "Я в этом убеждался. Вы когда-нибудь поговорите с ними об их морали. Она у них намного чище, чем у некоторых чиновников. Они отнимают у воров и отдают детям. Строят спортшколы на пожертвования. Сами занимаются бизнесом. В целом - серьезные люди. Я не имею ввиду уличный беспредел. Я с серьезными людьми знаком".
      Если прокомментировать это высказывание с точки зрения "воровских" законов, а именно - использование собранных с воров и иных категорий преступников денег, то есть "общаковых" средств, на своих детей, строительство спортшкол, вложения в бизнес, другими словами, трату не на "воровское", то вполне ясна двуличность таких лидеров. Они, проповедуя "воровские" законы и традиции, одновременно завоевывают дешевую популярность, используя средства преступных кланов в личных целях.
      Статус того или иного "вора в законе" определяется рядом социально-психологических характеристик. Например, имеющие межрегиональный авторитет к значение "законники" обладают сильными личностными качествами и оптимальными способностями к общению. Они в состоянии воздействовать на одного или несколько человек, умеют консолидировать преступный мир, могут масштабно организовывать преступную деятельность и оказывать противодействие правоохранительной системе и другим властным структурам государства, имеют коррумпированные и иные криминальные связи, дающие возможность быть неуязвимыми как перед законом, так и в преступном мире.
      В 1995 году органами внутренних дел России задерживалось 106 лидеров криминального мира за организацию и совершение преступлений; 65 из них было арестовано; 41 человек из числа заключенных под стражу - осужден. Остальные, то есть большая половина, с "чистой совестью" отправились гулять на свободу и продолжать свое не менее "чистое" дело. Примерно такое же соотношение наблюдалось и в 1996 году.
      Невольно возникает вопрос, раз "воры в законе" - лидеры преступной среды, то они должны быть изобличены в преступной деятельности и осуждены. Однако в жизни все далеко не так. Большинство "воров" сами непосредственно преступлений не совершают. Они, как правило, либо организаторы, либо идейные вдохновители. За первое привлечь к уголовной ответственности в современных условиях довольно проблематично, а второе преступлением не является.
      В новом Уголовном кодексе России правовые нормы предусмотрены только за организаторскую преступную деятельность. Да и они не конкретны, расплывчаты, что не позволит на практике реализовывать их эффективно. Организованная преступность - это соучастие. Почему признавать такое определение боятся? Сильны старые стереотипы? Да, была в свое время в Уголовном кодексе специальная статья 58 со значком 11 и, видите ли, поэтому ничего подобного делать нельзя. И вот, ожегшись однажды на молоке, наши законодатели и правоприменители сегодня дуют и на воду: как бы не показаться в глазах мировой общественности в неприглядном виде, как бы не наломать дров. Но нельзя же бесконечно совмещать несовместимые категории. Речь идет о серьезнейшей проблеме, о борьбе с организованной преступностью профессионалов.
      По свидетельству наиболее опытных практиков правоохранительных органов, большинство представителей когорты "законников", в том числе из бывших республик СССР (их по справочным учетам более 400 человек, помимо указанных нами выше), постоянно перемещаются по России. Они спокойно переезжают в страны ближнего и дальнего зарубежья, активно стимулируя жизнедеятельность местных криминальных структур. Сегодня не секрет, что "воры" создали нелегальную сеть профессиональных преступников не только в России, но и странах СНГ. Они осваивают Восточную и Западную Европу, Северную и Южную Америку, Юго-Восточную Азию.
      Хотелось бы выделить такую характерную деталь. "Вор в законе", являясь лидером преступного мира, обязательно имеет непосредственное окружение. Оно состоит из близких ему людей, сообщников, которые для осуществления преступной деятельности вовлекают в криминальную орбиту исполнителей тех или иных замыслов, вербуют новых членов для расширения возможностей преступных формирований. Поэтому пребывание гастролирующего "вора" в том или ином регионе подразумевает последующий приезд туда криминально ориентированных лиц, и не только подручных-шестерок, но и киллеров, других особо опасных преступников.
      27 мая 1995 года на годовщину смерти "вора в законе" Сафаряна Р.А. по кличке Рантик в Сочи съехались авторитетные "воры в законе": Хасан, Мордак, Мирон, Михо, Черный, Турбинка, Худо, Вальтер и другие. Всего собралось около 60 именитостей, в том числе из дальнего зарубежья. Например, из США приехал "вор в законе" Кац, а из Греции - Матвей. Полное окружение именитостей составляло более 500 уголовников, в основном телохранителей и боевиков.
      По мнению специалистов, вокруг гастролирующего лидера может насчитываться несколько десятков и даже сотен подручных. Они, как правило, всегда находятся в готовности совершить различные, в том числе и дерзкие, преступления. В этой связи "воровские" гастролирующие группировки представляют повышенную общественную опасность.
      Анализ образа жизни "воров", их миграций, связей показывает, что предельно насыщенным особо опасными лидерами уголовно-преступной среды является центр России, Московский регион. В 1995 году в отдельные периоды здесь их концентрировалось от 80 до 150 человек (это помимо постоянно обитающих в Москве и области около 100 "воров в законе"). Большинство "воров" - выходцы с Кавказа, в основном грузины, абхазы, менгрелы, курды. Причем определенная часть находилась на нелегальном или полулегальном положении.
      За 1995-1996 годы органами внутренних дел в Москве было арестовано около 50 "воров в законе". У них изымались оружие, наркотики, валюта, крупные суммы денег в рублях. Практика работы правоохранительных органов показывает, что в Москве переплетаются многочисленные криминальные связи и противоречия, чреватые антиправовым беспределом. Например, в январе 1995 года на Делегатской улице схлестнулись несколько преступных группировок. Были ранены четыре человека, из них двое - тяжело. В этом же месяце среди бела дня затрещали автоматные очереди в школе N 1006. Двое неизвестных преступников в масках, ворвавшись в здание, убили трех работников фирм "Рост" и "Сак", а двух ранили. Коммерсанты арендовали в школе несколько помещений. На месте происшествия было обнаружено два автомата "АК-72".
      Только при отработке так называемой долгопрудненской группировки объединенным отрядом сотрудников нескольких РУОПов было изъято 9 единиц нарезного огнестрельного оружия, три гранаты и ракетный снаряд "Стингер". И такие примеры можно приводить еще долго.
      По преступной насыщенности за Центром (Москвой и Московской областью) следуют Северный Кавказ (города Сочи, Краснодар), регионы: Дальневосточный (Хабаровск, Комсомольск-на-Амуре), Урало-Западносибирский (Пермь, Нижний Тагил, Сургут), Поволжье (Саратов. Тольятти), затем области: Ростовская (Ростов на Дону, Шахты) и Иркутская (Иркутск, Братск).
      Среди перечисленного хотелось бы особо отметить Сахалинскую область, входящую в Дальневосточный регион. Это очень привлекательное место для "воровского" сообщества. Анализ фактов о жизнедеятельности "воров" позволяет сделать вывод, что они ездят сюда не в гости. Остров Сахалин, как и весь Дальний Восток, является географически выгодным плацдармом для легального и нелегального выхода за границу: в Юго-Восточную Азию, страны Тихоокеанского бассейна. Эти направления следует прежде всего рассматривать как наркодобывающие базы. Здесь же широко развиты другие виды криминального промысла, например, порнобизнес, торговля похищенными автомашинами, легализация преступных доходов и т.п. Сахалинская область экономически слабо освоенный регион. Поэтому для "воров" здесь перспективно вложение "общаковых" денег в недвижимость, особенно в приобретение земельных участков с учетом возможного промышленного развития региона, в частности, добычи и переработки нефти. Наряду с этим, отдаленность острова от центра обусловливает слабый контроль за правопорядком со стороны органов государства. Все эти и другие факторы способствуют развитию "воровской" нелегальной сети, в том числе с закордонными сообщниками.
      Не случайно в 1992-1995 годах здесь побывало около 76 "воров в законе", в том числе и такие авторитетные, как Дато Ташкентский, Джем, Рауль, Арсен, Турбинка. Мирон, Вальтер. Все они делали своего рода рекогносцировку, примеряя к условиям местной среды свои аппетиты.
      Для знакомства с другой характерной чертой криминального Зазеркалья перенесемся на крайние западные рубежи. Уголовный мир Санкт-Петербурга никогда не считал "воров в законе" особо опасными лидерами преступной среды. Тем не менее в настоящее время преступники города постепенно переходят под влияние "воровского" движения. В 1994-1995 годах сюда систематически наезжал "вор" Якутенок. В результате он приобрел сторонников в нескольких крупных бандитских формированиях.
      В начале 1994 года сотрудники Регионального управления по борьбе с организованной преступностью Санкт-Петербурга во время проведения боевой операции по обезвреживанию преступников, вымогавших несколько миллионов рублей у богатого грузинского коммерсанта, задержали его земляков, трех воров в законе".
      Как и в Северной Пальмире, на протяжении десятков лет преступное Зазеркалье Астрахани, Ярославля, Калуги, Костромы, Самары, Саратова, Тамбова, Тольятти и ряда других городов не испытывало влияния "воров в законе", но в 1992-1994 годах "воровское" сообщество подмяло под себя основные местные преступные группировки и взяло под контроль почти все виды криминального промысла. Таким образом, следует констатировать своего рода "воровскую" экспансию на север, юг, восток, Поволжье. Плотные тенета "воровского" сообщества опутывают уже всю Россию.
      "ЯПОНЧИК", ИЛИ КОРОЛЬ ТЕНЕВОГО АРБИТРАЖА
      Из оперативного меморандума ГУУР МВД СССР: "В январе 1972 года в г. Москве была разоблачена организованная преступная группа, возглавляемая Хорьковым Геннадием Александровичем, 1930 года рождения, известным "вором в законе" под кличкой "Монгол" (ныне покойный). Наиболее активными участниками преступной группировки Монгола были Иваньков Вячеслав Кириллович, 2 января 1940 года рождения, уроженец - г. Москвы, уголовная кличка "Япончик ", и Быков Владимир Васильевич, 1937 года рождения, уголовная кличка "Балда ". Последний был приговорен к 13 годам лишения свободы, "Япончику" удалось уйти от наказания ".
      МАСТЕР "РАЗГОНА"
      Ближе к вечеру в дежурной части одного из московских отделений внутренних дел раздался телефонный звонок. Он, можно сказать, вскоре поставил на уши почти всю столичную милицию. Уж уголовныйто розыск - точно.
      - У меня украли машину, - пожаловался потерпевший. - И хотят, чтобы я ее купил...
      - Кого купили? - не понял дежурный.
      - Свою машину.
      - Если это глупый розыгрыш, то имейте в виду, что он для вас плохо кончится. Наш разговор записывается на пленку, а специальное устройство определит ваш номер, - блефовал по-черному дежурный. В то время определителей телефонных номеров, типа распространенных сегодня, было раз, два и обчелся. Ими под большим секретом пользовались только спецслужбы, но не милиция. Далее, опытный страж порядка поступил так, как предписывала действовать в таких случаях инструкция.
      - Такие вопросы по телефону не решаются. Приходите в отделение. Приносите заявление. Разберемся... Но для начала хотя бы назовите себя. Кто вы такой? Адрес?
      При розыгрыше трубку обычно тут же бросали. На этот раз коротких гудков не было. Лишь несколько затянувшаяся пауза говорила о том, что абонент, как и дежурный, сосредоточенно размышляет над ситуацией. Первым молчание нарушил милиционер:
      - Вы меня слышите?
      - Да, - произнес потерпевший и после паузы еще более вкрадчиво добавил такое, от чего милиционер даже привстал на стуле.
      Говоривший назвал имя и фамилию известного всей стране человека, администратора популярного столичного театра.
      - Это действительно вы или все-таки неудачный розыгрыш? - повторился дежурный, в голосе которого почувствовалась растерянность.
      - Действительно - я. Только, пожалуйста, поймите меня правильно, говоривший опять понизил голос. - Так все неудобно... Что люди подумают? Идти в милицию...
      - Без этого ничего не получится. Без заявления никаких мер предпринято не будет, - привычно отрапортовал дежурный, снова перехвативший инициативу в свои руки.
      Потерпевший в отделение пришел в тот же вечер. Он написал заявление. Об этом тут же доложили чуть ли не на самый верх. В те времена ответственность на себя брали с еще большей неохотой, чем сегодня. Жесткая команда привела скрытые милицейские пружины в действие. Было установлено, что странный вор, который продавал угнанную им машину хозяину, оказался фигурой известной. Она давно набила оскомину муровцам. "Продавцом" оказался Иваньков Вячеслав Кириллович.
      Москва переживала 1976 год. Операцию по изобличению и задержанию Иванькова проводили по привычной схеме - захват преступника на месте преступления. От потерпевшего было известно, где именно и когда должна была состояться встреча и передача денег. Там организовали засаду. Помимо этого близлежащую территорию перекрыли, поставив заслоны на всех путях подхода и отхода. Сил задействовали не мало, а результата они не дали никакого.
      В самый решающий момент Япончик переиграл оперативников. Он заметил или почувствовал подвох. Подъезжая к подсадной утке, которой было доверенное лицо известного администратора, он вместо того, чтобы остановиться и взять деньги, вдруг сделал круг, а потом стремительно набрал скорость и пронесся мимо. Его стали преследовать несколько автомашин с сотрудниками уголовного розыска. Как в голливудских боевиках началась гонка со стрельбой.
      Надо отдать должное, машину Иваньков гнал отменно. На бешеной скорости он ловко закручивал лихие виражи на поворотах. От "хвоста" пытался оторваться как профессиональный гонщик. Это ему почти удалось. Но тогда преследователи применили оружие. Три колеса машины Япончика оказались простреленными. Дальнейшее движение в ней было невозможно. Япончик бросил легковушку и сам стал отстреливаться. Это несколько сбило пыл преследователей. Он этим не замедлил воспользоваться и скрылся.
      В брошенной им автомашине нашли напуганную насмерть девицу. Она забилась между сиденьями на полу. Рядом валялся нож, которым, как выяснилось, лихой водитель угрожал ей, используя в качестве заложницы.
      После провала операции по захвату, начальство устроило непосредственным исполнителям грозный разнос. Сотрудники милиции буквально прочесывали районы возможного появления Япончика. На его явочных квартирах устроили засады. Теперь его можно было без колебаний брать. За ним тянулся целый шлейф преступлений: разбой, хранение и использование оружия, сопротивление милиции аж со стрельбой - по тем временам большая редкость и чрезвычайная наглость. Любой суд без проволочек за подобные деяния вкатал бы ему достаточно приличный срок. Но вкатывать срок было некому, преступник исчез.
      Поиски Япончика продолжались более полугода. Все безрезультатно. И вдруг он заявился в милицию сам. Нет, не сдаваться пришел на милость победителю, а продолжать поединок дальше. Как оказалось, это время он потратил на подготовку алиби. На руки правосудия был предоставлен материал, что преступник вовсе не он, а коварный администратор, который "кинул" приятеля Иванькова при покупке автомашины.
      Эту версию подтверждали сразу несколько человек, в том числе давняя пассия Япончика - Каля Никифорова, авторитетная в уголовном мире цеховичка. Она отбывала наказание за торговые и валютные махинации, но даже из зоны дала свои свидетельские показания. Это отчасти и сбивало с толку, ведь встретиться и все обговорить они не могли.
      Кроме того, суду предстояло, прежде чем выносить приговор, разобраться с жалобой Иванькова по поводу здоровья. Его направили на судебно-медицинскую экспертизу. Авторитетная комиссия признала подследственного Иванькова душевнобольным, инвалидом второй группы. Подсуетился и адвокат, который умело строил защиту. Он добился того, что статья 146 (разбой) отпала. Кстати, адвокатом Иванькова на этом процессе был Генрих Падва. По поводу своих действий, на которые отдельные круги реагировали крайне резко - как можно защищать такого отпетого преступника, в одном из газетных интервью той поры он сказал следующее:
      "Адвокат освобожден от обязанности ставить вопрос: виновен или нет? Даже для себя. Например, проведем параллель с врачом. Хирургу на операционный стол привезли пациента явно уголовного вида: весь в наколках, что ни слово - мат. Разве он откажется прооперировать такого больного или сошьет кое-как?
      Если адвокат будет внутренним судьей, какой из него получится защитник? Я профессионал и должен искать смягчающие ответственность или оправдывающие обвиняемого обстоятельства".
      Характеризуя Вячеслава Иванькова как личность, Генрих Падва, который за время процесса, затянувшегося не на один месяц (что тоже было большой редкостью того времени), хорошо изучил своего подзащитного и в другом выступлении в средствах массовой информации заявил:
      "Слава Япончик - человек несгибаемой воли. Сломать его практически невозможно. Я спросил его при первой встрече: "Вы признаетесь?" И как думаете, что он мне ответил?
      "Нет. Пусть даже меня подвесят на крючьях вниз головой". Это была не пустая бравада".
      В своей речи в суде адвокат Япончика был еще более красноречив. Он четко разложил все по полочкам именно с тех позиций, как это было выгодно его подзащитному:
      "Да, Иваньков наказывал людей, но он требовал долг. Допускаю формулировку его действий такую - самоуправное выколачивание долга, пусть незаконными методами. Безнравственно называть разбойником того, кто берет свое. С точки зрения высокой справедливости, правоохранительные органы должны бороться не с Япончиком, а с теми, кто не соглашался вернуть задолженность добровольно..."
      Стоит сказать и о том, что в суде не подтвердилось за Иваньковым хранение и применение оружия. Как выяснилось, оперативникам не удалось найти на месте перестрелки гильзы. Тут не обошлось без прокола со стороны следствия, как и при попытке задержания, когда операция была проведена неграмотно.
      В результате за Япончиком осталось обвинение лишь по одной легкой статье, где наказание не превышало трех лет. Теперь лишним балластом становилось заключение о его душевном недуге. Для милиции, которой он достаточно крепко насолил, это было козырной картой. Разыгрывая ее, Иванькова можно было держать в больнице достаточно долго. Таким образом, давшаяся с таким трудом победа оборачивалась чуть ли не поражением. Это было не в характере Япончика. Он написал заявление о своей симуляции душевной болезни.
      Из документов МВД СССР: В ходе следствия с 10 декабря 1976 года по 7 февраля 1977 года Иваньков находился на стационарной судебно-психиатрической экспертизе в институте имени Сербского. Обследовавшая его комиссия пришла к заключению, что он страдает хроническим психическим заболеванием в форме шизофрении, невменяем в отношении инкриминируемых ему деяний, нуждается в направлении на принудительное лечение в психиатрическую больницу специального типа...
      С 15 июля 1977 года по 3 октября 1978 года Иваньков находился в специальной психиатрической больнице отдела исправительных учреждений УВД Смоленского облисполкома. Выписан после повторной экспертизы, которая признала его полностью здоровым. Она проводилась после его заявления о симуляции обострения болезни. По выходу из больницы "Япончик" нигде не работает, проживает в г. Москве без прописки...
      Читая дальше между строк старых милицейских отчетов, можно найти еще много интересных деталей. Например, искусство смены диагнозов объяснялось отчасти тем, что хорошая подруга Япончика работала в клинике нервных болезней имени Сеченова. Она могла запросто поделиться медицинскими познаниями в области неврозов. Кстати, существует негласное правило, по которому "вор" должен уметь "косить под дурака" или отлично симулировать любое иное заболевание, обеспечивающее снисхождение правосудия. Этому специально учат. На это натаскивают. Ради этого подделываются и подтасовываются документы об ушибах головой, о тяжелом детстве, о травмах в юности. От всего этого в нужный момент можно отказаться и с такой же легкостью вытащить на свет, когда того потребуют обстоятельства. Стоит подчеркнуть и то, что деньги вполне могут обеспечить и хвори, и выздоровления. Подвластна им и свобода.
      На этом процессе Япончик показал себя во всем блеске и силе. Это почувствовали представители правоохранительных органов. На криминальном небосклоне вспыхнула новая яркая звезда. На излучаемый ею свет стали ориентироваться другие. О способностях Япончика красиво провести "разгон", операцию по выбиванию долгов, а затем уйти от ответственности, стали слагать легенды. Для уголовной молодежи он стал кумиром. Так Япончик прослыл высококлассным мастером "разгона".
      ГАДКИЙ УТЕНОК
      Детство и юность Славы Иванькова вряд ли можно назвать счастливыми. Ему не улыбнулось семейное благополучие. Отец часто прикладывался к горячительным напиткам. Как значилось в соответствующих документах вытрезвителей, Иваньков К. "регулярно злоупотреблял алкогольными напитками, лечился в психиатрических больницах". В начале пятидесятых он и вовсе оставил семью.
      Мать тоже можно считать "выдающейся" личностью. Она отличалась высокой мнительностью, была чрезмерно брезглива и до скандальности аккуратна. Могла без причины на то по нескольку раз перестирывать свои вещи, проглаживала утюгом денежные купюры, чтобы не заразиться через них какой-либо болезнью.
      Безусловно, все это не могло не отразиться на только складывающемся и формирующемся характере мальчика. Слава рос физически ослабленным, болезненным. Вряд ли стоит перечислять все перенесенные им заболевания. Врачи определяли у него даже расширение сердца, затемнение легких. Мальчика отправляли на лечение в детские больницы и санатории. Наблюдавшие за ним специалисты в своих отчетах указывали, что ребенок отличается замкнутостью, робостью, не имеет друзей.
      В школу Слава пошел с семи лет. В младших классах учился удовлетворительно. Интереса к занятиям и отдельным предметам не проявлял. К двенадцати годам его успеваемость в школе и вовсе снизилась. Он дублировал пятый класс. И дальше, можно сказать, больше коридорами дошел к своему шестнадцатилетию до окончания восьмилетки.
      Надо подчеркнуть, что где-то с тринадцати лет Слава поставил перед собой задачу укрепить здоровье. Его характер как раз проходил мальчишечью ломку. Он стал раздражительным, вспыльчивым, грубым. В ссорах с матерью проявлял дерзость. Без особой на то причины мог уйти из дому. Оттаивал от семейных неурядиц на тренировках в спортзале. Занимался в секции вольной борьбы. Самостоятельно изучал джиуджитсу. Схватки на ковре проводил напористо. Почти всегда побеждал. Выступая на соревнованиях в классе юниоров, выполнил норму третьего спортивного разряда. Потом улучшил свои результаты.
      Окончив восемь классов, Иваньков поступил в цирковое училище. Это было в начале шестидесятых. Своей специализацией выбрал воздушную гимнастику. Быстро добился определенных результатов благодаря хорошей спортивной подготовке. Но тут его постигла неудача. Во время тренировки упал с трапеции и получил закрытую травму черепа. За медицинской помощью не обращался, хотя на этой почве несколько раз возникали обморочные состояния, он испытывал головокружение, рассеянность. Налицо были все симптомы сильнейшего сотрясения мозга. Тренировки он прекратил, а потом и вовсе ушел из училища.
      Начались трудовые будни. Иваньков устроился в комбинат бытового обслуживания. Работал слесарем, а затем и бригадиром приемщиков. Одновременно учился в вечерней школе. Казалось, судьба наконец сжалилась над ним, и все стало налаживаться. На двадцать первом году жизни Вячеслав Кириллович вступил в законный брак с Лидией Айвазовной. Симпатичный, напористый москвич покорил сердце красавицы ассирийки, российского происхождения. В кругу друзей его стали в шутку именовать "ассирийским зятем".
      Кто знает, если бы и дальше обстоятельства складывались благополучно, возможно, не получился бы из Славы Иванькова дерзкий преступник. Судьба распорядилась по-своему. Фатальное предначертание было таковым, что Славу опять постигла травма головы с потерей сознания. Его сбила автомашина. На этот раз пришлось полежать в больнице около двух недель. Выписавшись, Иваньков стал плохо переносить жару и езду в транспорте. Настроение было такое, что хуже не бывает. Его дополнили участившиеся конфликты с родственниками жены. Казалось, что они настраивают ее против него, препятствуют совместной жизни из-за национальных различий и т.п. На почве неврозов начались сцены беспричинной ревности. Они перерастали в ссоры, которые заканчивались тем, что Вячеслав уходил из дому. На этой же почве ему пришлось сменить место работы.
      Из документов МВД СССР: В 1965 году Иваньков был доставлен в о/м по месту жительства за попытку совершения карманной кражи. При задержании оказывал сопротивление сотрудникам милиции, буйствовал. Направлен для прохождения стационарной судебно-психиатрической экспертизы в больницу имени Кащенко, где ему поставили диагноз: "Страдает хроническим психическим заболеванием в форме шизофрении, невменяем в отношении инкриминируемого ему деяния, нуждается в направлении на принудительное лечение ".
      В больнице на экспертизе Иваньков находился с 5 апреля по 18 июля 1966 года. Узнав диагноз, он резко изменил свое поведение: активно общался с окружающими, участвовал в настольных играх, читал книги, приветливо встречал жену при ее посещениях, проявлял привязанность к сыну, интересовался решением суда...
      18 июля 1966 года, узнав о решении суда, повторившем заключение экспертизы о направлении его на принудительное лечение, Иваньков из больницы убегает. Скорее всего к этому своему шагу он готовился заблаговременно. Усыпив бдительность персонала, он выскользнул на улицу, где воспользовался ожидавшей его автомашиной.
      После побега из больницы Иваньков сдал экстерном экзамен за 9-й и 10-й класс средней общеобразовательной школы. Это было ему для чего-то нужно. Видимо, он еще считал себя не совсем потерянным для общества человеком. Но дома не жил, скрывался от работников милиции. Так продолжалось до ноября 1966 года, пока его вновь не задержали и не возвратили в психиатрическую больницу имени Кащенко. Здесь он пробыл около двух недель.
      8 декабря 1966 года Иванькова перевели в московскую городскую больницу N 5 для прохождения принудительного лечения. А в марте 1967 года экспертная комиссия с участием профессора Р. Лунца пришла к заключению, что "Иваньков В. перенес шизофреноподобный психоз травматического генеза, течение которого было обусловлено психогеннотравмирующими воздействиями". Из психопатического состояния он полностью вышел. И 19 февраля его выписали с диагнозом: "Посггравматическая энцелофалопатия усинзитивного психопата, перенес затяжной посттравматический психоз".
      Из документов МВД СССР: После выписки из психиатрической больницы Иваньков состоял под наблюдением психоневрологического диспансера г. Москвы с диагнозом: "Шизофрения, параноидная форма ". Переосвидетельствования экспертной, врачебно-трудовой комиссией не проходил. Работал фотолаборантом, тренером в детской спортивной школе.
      В 1974 году Иваньков получил 2 группу инвалидности по психическому заболеванию бессрочно. Одновременно Иваньков вел активный образ жизни, часто посещал рестораны, имел широкий круг знакомых. В марте, во время драки в ресторане "Русь" в г. Москве, Иваньков был задержан. При производстве обыска у него были обнаружены и изъяты поддельные документы (паспорт и водительское удостоверение).
      В период следствия по уголовному делу с 5 июня по 13 августа 1974 года Иваньков находился на стационарной судебно-психиатрической экспертизе в институте имени профессора Сербского, где комиссия пришла к заключению, что он "психическим заболеванием не страдает, вменяем в отношении инкриминируемым ему деяниям, высказывания о "преследовании" носят симулятивный характер".
      18 ноября 1974 года Иваньков был осужден по ст. 196 ч. З УК РСФСР, за использование поддельных документов, к 7 месяцам 15 дням лишения свободы и был освобожден из-под стражи в зале суда в связи с отбытием срока наказания. За драку - групповые хулиганские действия, привлечен не был. Используя коррумпированные связи, Иваньков сумел уйти от полной уголовной ответственности.
      В период следствия и суда Иваньков содержался под стражей в Бутырской тюрьме. В этот период он был посвящен в сан "вора в законе" находившимися там "ворами". Его клички: "Ассирийский Зять", "Япончик"...
      АССИРИЙСКИЙ ЗЯТЬ
      Выйдя из тюрьмы, Иваньков оформил развод с женой. Непродолжительное время числился товароведом в овощном магазине. Если выразиться точнее, нигде не работал. Зато часто бывал в командировках. Ведь теперь ареной его действий был не один, хотя и очень большой, город, а фактически вся страна. В ней он жил совершенно свободной личностью, как значилось в милицейских сопроводиловках: "без определенных занятий и без прописки".
      Оказавшись на свободе, он сразу вошел в круг наиболее влиятельных лидеров уголовного мира Москвы. Почти все вечера проводил в ресторанах. В компаниях отличался властностью, переходящей в жесткость. Его часто приглашали в качестве теневого арбитра, когда предстояло разрешить вопрос о несвоевременной выплате долгов.
      В России 80-х буйным цветом расцветало нелегальное предпринимательство. Из необъятной казны государства или "резиновых" фондов мощных производственных объединений, где все было наше, общее, народное, а значит, и ничье, наиболее алчные и предприимчивые дельцы старались как можно больше ценностей перекачать в свой личный карман. Почти повседневными нормами социалистической реальности стали приписки, очковтирательство. Например, на строящемся объекте еще не было крыши, а в официальных отчетах он числился как завершенный. План был выполнен, и ответственные за него получали награды, новые посты. Назначенный преемник тихо отдувался за чужие грехи. Если сор из избы не выносил, через какое-то время тоже получал повышение. Таковы были правила игры, название которой было плановое социалистическое хозяйствование.
      Конечно, в таких условиях можно было под крышей завода, комбината и т.п. легко открыть и организовать цех левого производства. Здесь из государственного сырья, за счет бюджетных средств производили неучтенную продукцию. Она реализовывалась через черный рынок или сеть вполне реальных торговых точек, но по подложным документам. Баснословная прибыль, не облагаемая никакими налогами, оседала в карманах узкого круга лиц. Так называемые цеховики, чувствуя свою полную безопасность и безнаказанность, отлично жировали. Круговая порука была им надежной защитой от закона.
      Вот на этот своеобразный социалистический Клондайк и вышли российские джентльмены удачи, такие как Япончик и ему подобные. Они, можно сказать, тоже были порождением существовавшей эпохи. Так получилось, что Иваньков по ряду причин оказался в первой шеренге отечественных рэкетиров. Не было бы его, появился кто-то другой. Уж очень благоприятные были условия.
      Из документов МВД СССР: В начале 1980 года Иваньков В. сплотил вокруг себя преступную группу из числа ранее судимых лиц: Быкова Владимира Васильевича, 1937 года рождения, Сливы Вячеслава Маракуловича, 1944 года рождения, Сосу нова Асафа Евдаевича, 1938 года рождения. Входили в нее и братья Квантаришвили Амиран (профессиональный игрок в карты) и Отари (бывший спортсмен).
      Участники преступной группировки, используя удостоверение и форму сотрудника милиции, а также огнестрельное оружие, производили самочинные обыски у дельцов теневой экономики, живущих на криминальные доходы, похищая у них ценности и деньги, в некоторых случаях совершали квартирные кражи.
      Помимо этого, имея широкий круг осведомителей среди зажиточной интеллигенции и госчиновников, бандиты выявляли лиц, располагающих крупными суммами денег и ценностями, вступали с ними в контакт, затем обманным путем увозили их на автомашинах за пределы г. Москвы или доставляли в квартиры своих связей, где, применяя физическое насилие (нанесение побоев, изощренные пытки, в том числе использовали подручные средства: паяльники, утюги и тому подобное), угрожая расправой, добивались от жертв выдачи денег и ценностей.
      Почерк действий Ассирийского Зятя и его команды можно проследить, скажем, на свердловском деле. Там джентльмены удачи заставили поделиться крупными теневыми доходами нескольких цеховиков и антикваров. Деньги вымогались у них под предлогом взимания невозмещенных долгов, которые потерпевшие якобы не возвращали определенным лицам. Кстати, такая форма рэкета была применена Япончиком одним из первых в России.
      В числе потерпевших был коллекционер-филателист. Япончик и два его сообщника изрядно "поработали" над своим клиентом. Выбивая деньги, они приковали его к водопроводной трубе в ванной комнате. Когда от боли жертва теряла сознание, ее обливали водой и продолжали пытку. В конце концов пообещали, что последней процедурой для него будет купание в ванне с кислотой. Ассистент Япончика, Балда, притащил огромную бутыль. Тяжелая, ядовитая жидкость, испаряясь, забулькала по эмали. Тогда коллекционер сломался и подписал три расписки, каждая на 20 тысяч рублей. По мелочам команда рэкетира номер один не работала. Дело было сделано.
      Но Иваньков не учел одного. К этому времени на его хвосте почти постоянно висели муровцы. Они тоже работали уже не только в Москве, а практически по всей стране. Связи расследуемых преступлений давно не ограничивались пределами столичного мегаполиса. Они наконец-то нашли свидетелей, по показаниям которых можно было возбуждать уголовное дело. Была получена санкция прокурора на задержание Иванькова и его арест.
      О том, как это происходило, вспоминает участник операции, один из ведущих сыщиков ГУУРа (Главного управления уголовного розыска) МВД СССР: "Мы следили за его домом несколько дней. Наконец Япончик появился. Ему дали войти в квартиру. Команды на задержание пока не было, хотя ясно и профану, что в помещении его брать удобнее и безопаснее. Через некоторое время он вышел. Направился к уличному телефону-автомату. Набрал номер. Опять был довольно удобный момент. Команды нет. Вдруг Япончик резко бросил трубку. Видимо, он получил какое-то известие. Какое? Скорее всего, его предупреждали, что тучи над ним сгущаются. Была явная утечка информации. Это ощущалось и раньше. Отчасти поэтому он всегда ускользал из расставленных на него силков. Вот и в этот раз он бросился к машине. Через секунды автомобиль сорвался с места и вылетел со двора. У проходного подъезда остановился. В него села жена. Оставляя на асфальте черные следы от пробуксовки колес, легковушка буквально сорвалась с места и тут же набрала скорость. Вот тут, наконец-то, проследовала команда на его захват. Несколько машин с оперативниками блокировали выезд на шоссе. Однако Япончик прорвался. Пришлось стрелять...
      Мне показалось, Иваньков знал, что на этот раз не уйдет. Его "доброжелатель" предупредил о тех силах и средствах, что обложили его со всех сторон, словно охотники медведя в берлоге. Тем не менее сдаваться не собирался. Чисто психологически он был не готов признать свое поражение. Конечно, его взяли. При обыске изъяли три подложных паспорта на разные фамилии, но с одной и той же, его, фотографией..."
      14 мая 1981 года вместе с Иваньковым были задержаны и его сообщники. Арестованным предъявлялось обвинение за совершение преступлений, предусмотренных статьями: 146 часть 2 пункты "а" и "б", 145 часть 2,224 часть 4,218 часть 1 УК РСФСР. Начались допросы, на которых следствие припирало Япончика, казалось, неопровержимым, убийственным материалом. А он все отрицал, мол, доказывайте. С этим все было сложнее. Показания потерпевших и свидетелей вдруг стали меняться, отпадать. Это включились в дело те, кто был на свободе, кто был обязан тем или иным Ассирийскому Зятю.
      Как одну из наиболее значимых фигур в глухой защите Япончика стоит выделить женщину, Никифорову Калю Михайловну. Она задействовала все свои связи. Они у нее были достаточно сильными. Благодаря им свидание в тюрьме превращалось в деловое совещание, на котором вырабатывалась стратегия защиты и ухода от ответственности.
      В Свердловск срочно вылетели два гонца. Оттуда крепче всего тянуло ветром обвинения. Там Японец проводил один из последних "разгонов". Неизвестная женщина позвонила дочери состоятельного мехового цеховика:
      - Я от вашего отца. У него на работе обыск. Вы понимаете о чем я говорю?
      - Нет, - испуганным голосом ответила не подозревающая подвоха жертва. - Точнее - да, но я не знаю, что мне делать.
      - Что делать? Спасать надо, что можно. После конфискации на жизнь вряд ли что останется. А на оплату отцовских адвокатов понадобится куча денег. Собирайте все ценности и как можно скорее уходите из дома. К вам вот-вот нагрянет милиция...
      Испуганная не на шутку молодая, неопытная женщина моментально упаковала все самое дорогое и ценное. С этой поклажей выбежала из квартиры. На лестничной площадке ее уже поджидали два человека. Один был в милицейской форме.
      - Извините, вы гражданочка такая-то?
      - Да. А в чем дело.
      - Мы из ОБХСС (отдел по борьбе с хищениями социалистической собственности). Что у вас в сумке?
      - Личные вещи.
      - Вы куда-то собрались уезжать?
      - Нет. То есть - да.
      - Придется отложить поездочку. Пройдемте в квартиру. Вот ордер на обыск...
      Даже чистая бумажка в такой ситуации может показаться грозным документом. Женщина безропотно вернулась назад. Надо ли дальше сгущать краски и дополнять подробности, как два гонца Японца перевернули в квартире все вверх дном и добрали то, что в спешке забыла прихватить с собой торопившаяся родственница.
      Через несколько дней цеховик-меховик получил записку от Ассирийского Зятя. Там было два предложения. Одно о добром сотрудничестве, если будут изменены для суда показания. Тогда все потери будут возмещены и даже гарантирована "крыша". При прочтении другого - у слабонервной натуры мог случиться сердечный приступ. Конечно, подпольный предприниматель выбрал первое. Свердловский эпизод судом был исключен, так как свидетели и потерпевшие изменили показания.
      С коллекционером-филателистом случилась почти аналогичная история. К нему в гости внезапно наведался посланец авторитета ростовской уголовщины.
      - Есть уникальная вещица, которую вы давно хотели приобрести, - он начал очень миролюбиво. - Наш общий друг привез ее из Ростова-папы. Все в машине - можно посмотреть и прицениться.
      Отказываться было нельзя, хотя и чувствовался подвох. Мацек был давним клиентом. Он поставлял ворованные драгоценности почти даром.
      - Хорошо, - выдавил антиквар и понуро побрел за гонцом.
      В машине его действительно ждала дорогая безделица. Еще был разговор. Суть его сводилась к известному предложению. Филателист сделал вид, что согласен. На самом деле тут же сообщил о визите в уголовный розыск. На чаше весов были две величины, неподъемные для расшатанной стрессами нервной системы: реальность расплаты бандитов или гнев правосудия за дачу ложных показаний. Но если первые не давали за его здоровье и ломаного гроша, наоборот, сделали все возможное, чтобы его подорвать, то последние, в частности оперативники, гарантировали жизнь и благополучие. Их сторона и была принята. Единственная жертва обвинения осталась непреклонной. Можно сказать, что ставка была сделана правильная. Муровцы свое слово сдержали. Говорят, этот антиквар вскоре отошел от своего прежнего бизнеса, зато процветал несколько лет в качестве администратора одного из престижных кафе в Столешниках.
      Ассирийскому Зятю не удалось на этот раз легко соскочить со скамьи подсудимых. 29 апреля 1982 года народный суд Люблинского района г. Москвы осудил Иванькова по статьям: 146 часть 2, пункты "а" и "б" (разбойное нападение по предварительному сговору группой лиц с применением оружия), 17 и 196 часть 1 (подделка документов), 218 часть 1 (хранение и ношение огнестрельного оружия) УК РСФСР к 14 годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии строгого режима с конфискацией имущества, оправдав его по статье 224 часть 4 (хранение наркотических веществ) УК РСФСР.
      Из материалов личного дела осужденного В.К. Иванькова:
      6 марта 1983 года он прибыл в исправительнотрудовую колонию N 3 Магадана, откуда 30 июля 1983 года за злостное неповиновение требованиям администрации был этапирован на тюремный режим в учреждение СТ-2 г. Тулуна Иркутской области (в обиходе именуется Тулунской тюрьмой), где 10 января 1984 года совершил преступление, предусмотренное статьей 110 УК РСФСР. За причинение тяжкого телесного повреждения осужденному Гребенцу ему прибавлен еще 1 год лишения свободы.
      14 мая 1986 года Иваньков В.К. вновь совершает преступление. Находясь на приеме у начальника медицинской части Томзякова, вступает в пререкания с сотрудником учреждения Кушнаренко, выражаясь в его адрес нецензурной бранью. Затем, используя стул, причиняет Кушнаренко телесные повреждения. Суд признал виновным Иванькова в совершении преступления, предусмотренного статьей 193 часть 2 УК РСФСР и приговорил его еще к 1 году лишения свободы.
      За период отбывания наказания в местах лишения свободы осужденный Иваньков допустил 58 нарушений режима, за что 35 раз водворялся в штрафной изолятор и карцер, переводился в помещение камерного типа сроком на 2 месяца...
      Из характеристики на осужденного В.К. Иванькова:
      Является признанным "вором в законе ", активно пропагандирует "воровские" обычаи и традиции. Среди наиболее отрицательной части осужденных пользуется поддержкой. Организует групповые эксцессы, противодействуя законной деятельности администрации, при этом тщательно скрывает свою роль. На меры воспитательного характера не реагирует. Сознательно склоняет осужденных к отказу от приема пищи и выхода на работу, а также к другим противоправным действиям...
      Из докладной записки начальника оперчасти учреждения СТ-2: 21 января 1991 года на посту N 2 тюремного режима вольнонаемный Лыткин А., работающий в библиотеке, раздавал почту осужденным. При раздаче корреспонденции в камере N 43 между осужденным Иваньковым и Лыткиным А. возникла ссора изза газеты "За рубежом", которая была выписана другим осужденным. В ходе выяснения неприязненных отношений Иваньков взял палку длиной около метра, которой прочищают засорившийся унитаз, и нанес ею жестокие удары по лицу Лыткина, после чего последнего унесли в санитарную часть.
      По заключению судебно-медицинской экспертизы Лыткину А. причинены телесные повреждения в виде ушибленных ран и ссадин лица. В действиях Иванькова усматривались признаки преступления, предусмотренного статьей 112 часть 2 УК РСФСР, то есть умышленные телесные повреждения или нанесение побоев. Но учитывая отсутствие свидетельской базы, в возбуждении уголовного дела отказано. Осужденный Иваньков привлечен к дисциплинарной ответственности.
      Начиная с 1989 года Иваньков пишет жалобы и ходатайства о смягчении меры наказания. Подключает к этому адвоката, родственников и свои связи в правоохранительных органах. Он обращается в различные инстанции с жалобами о его незаконном осуждении. Однако эти его попытки пока остаются без удовлетворения.
      В начале 1990 года жена Япончика обращается к народному депутату СССР С.Н. Федорову с просьбой оказать содействие в помиловании ее мужа. Он направляет в Президиум Верховного Совета РСФСР и Председателю Верховного Совета РСФСР два аналогичных депутатских запроса следующего содержания: "Учитывая, что Иваньков В.К. глубоко осознал противоправность содеянного, что пребывание в изоляции от общества свыше 7-8 лет не отвечает интересам перевоспитания личности, а также принимая во внимание его возраст и состояние осужденного, прошу Вас, Борис Николаевич, рассмотреть вопрос о его помиловании. 11 сентября 1990 года. Народный депутат СССР Федоров С. ".
      Вскоре соответствующие документы поступают в отдел по вопросам помилования при Верховном Совете РСФСР. Оттуда начинается встречная переписка. В Тулун направляется запрос с просьбой выслать все необходимое для рассмотрения вопроса о пересмотре приговора в отношении осужденного В.К. Иванькова. И в ноябре 1990 года в адрес Секретариата Комиссии по помилованию и в Верховный Суд необходимые документы поступают.
      Большинство бумаг оказываются совершенно противоречивыми. Осужденный Иваньков характеризуется вставшим на путь исправления. Тем не менее отдел по вопросам помилования при Верховном Суде РСФСР официального решения не выносит. Бумажная карусель закручивается чьей-то умелой и могущественной рукой еще сильнее. В декабре 1990 года материалы по Иванькову попадают непосредственно в Верховный Суд для проверки в порядке судебного надзора за законностью его осуждения.
      21 января 1991 года заместитель Председателя Верховного Суда А.Е. Меркушев внес протест в Президиум Московского городского суда о пересмотре дела Иванькова в порядке надзора.
      30 января 1991 года Московский городской суд рассмотрел уголовное дело по протесту на приговор Люблинского районного суда г. Москвы от 29 апреля 1982 года, постановив: приговор Люблинского районного суда г. Москвы и определение судебной коллегии по уголовным делам Мосгорсуда в отношении Иванькова В. оставить без изменений, а протест без удовлетворения.
      В феврале 1991 года вносится вторичный протест по делу Иванькова, но уже в судебную коллегию по уголовным делам Верховного Суда РСФСР с ссылкой на то, что Президиум Мосгорсуда, отклонив протест о смягчении наказания Иванькова, оставил без внимания данные о личности Иванькова и обстоятельства, дающие основания для смягчения ему наказания. По мнению Меркушева, систематические нарушения режима содержания и совершенные в это время преступления Иваньковым - статьи 193 и 110 УК РСФСР не имеют отношения к его наказанию по настоящему приговору.
      25 февраля 1995 года судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РСФСР, рассмотрев данный протест, изменила назначенное Иванькову наказание по статье 146 часть 2, пп. "а" и "б" УК РСФСР до 10 лет лишения свободы с конфискацией имущества и по совокупности ст. 146 ч. 2 пп. "а" и "б" с ст. 17, 196 ч. 1 УК РСФСР, на основании статьи 40 УК РСФСР окончательно определила срок лишения свободы в 10 лет исправительно-трудовой колонии усиленного режима с конфискацией имущества. В остальном приговор и определение оставили без изменений.
      Протестовать против подобного развития событий пытались те, кто лучше кого-либо знал настоящий облик Вячеслава Кирилловича Иванькова, "вора в законе" по кличке Япончик, или Ассирийский Зять. В сентябре 1991 года на имя Генерального прокурора РСФСР направлена просьба руководства МВД РСФСР о внесении в порядке прокурорского надзора протеста на определение судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РСФСР от 25 февраля 1991 года в отношении гражданина Иванькова о смягчении ему наказания.
      В ноябре того же года Генеральный прокурор РСФСР внес в Президиум Верховного Суда РСФСР протест, в котором поставил вопрос об отмене определения судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РСФСР от 25 февраля 1991 года. Было предложено наказание, назначенное приговором Люблинского районного народного суда г. Москвы от 29 апреля 1982 года считать правомерным. Однако этот протест был вскоре отозван в связи с получением уведомления из СТ-2 г. Тулуна об освобождении Иванькова из мест лишения свободы, которое состоялось 5 ноября 1991 года.
      Бумажное противоборство продолжалось еще какое-то время. По юридическим канонам освобождение осужденного не является основанием для отзыва протеста. И 6 ноября 1991 года в МВД РСФСР поступает еще одно письмо за подписью заместителя Генерального прокурора РСФСР. В нем сообщается о внесении нового протеста в Президиум Верховного Суда РСФСР, где предложено считать приговор Люблинского районного народного суда г. Москвы правильным.
      Тяжба блюстителей закона продолжалась, а Япончик уже находился на свободе. Он некоторое время пожил в Москве. Здесь им была даже проведена воровская схожа. Решив свои злободневные проблемы, он в марте 1992 года нелегально выехал в поселок Веселый Ростовской области. Здесь он прописался в общежитии и предпринял усилия для выезда за границу. С этой целью через советско-американское предприятие "Приоритет" им подается обращение в консульское управление МИД России. Он получает загранпаспорт и визу для выезда по маршруту: "Москва - Пекин - Будапешт".
      В феврале 1992 года Иваньков обращается в посольство США в России с целью получения визы на въезд в эту страну. Он скрывает судимости, изменяет анкетные данные, а именно искажает дату рождения, домашний адрес, место работы, номера домашнего и служебных телефонов. Его вопрос решается положительно. Он покидает пределы России. А спустя месяц, после успешного отбытия Иванькова за границу СП "Приоритет" самоликвидируется.
      О "ВОРОВСКОЙ СПРАВЕДЛИВОСТИ", "ПОЛОЖЕНЦАХ", "КНЯЗЬЯХ" И "ВОРОВСКИХ" РЕКРУТАХ
      Нередко в средствах массовой информации "воры в законе" преподносятся идейными борцами с государством, насаждающими "воровскую" справедливость. Так, например, во время судебного процесса над известным "вором в законе" Япончиком, который проходил в США в Нью-Йорке, он сам и адвокаты пытались представить его активным борцом с коммунизмом в России, эдаким узником советского режима. Некоторые авторы приписывают "законникам" роль "хирургов", устанавливающих равновесие и порядок в преступном мире. Примерно такой посыл был в статье "Воровской мир", опубликованной Г. Подлесских и А. Терешонком в еженедельнике "Россия" N5 (за 28 февраля 1994 г.). Там, в частности, говорилось: ""Воры в законе" прибегают к насилию подобно тому, как хирург применяет скальпель: тогда, когда нужно, там, где нужно, и ровно столько, сколько нужно. Это коренным образом отличает их от заурядных уголовников, для которых насилие что топор для мясника: знай машут с плеча, не глядя, точно хмелея от пролитой крови". Делая такой вывод, авторы статьи не приводят конкретных примеров. А это бы стоило сделать непременно.
      Обобщение и анализ имеющихся фактов таких "хирургических вмешательств" говорят о противоположном. В начале 1990 года на территории Брянска и области органы внутренних дел зарегистрировали четыре дерзких убийства. В центральном аппарате Генеральной прокуратуры предположили, что началась "брянская вендетта". Осуществленный комплекс оперативно-розыскных мероприятий и следственных действий четко вывел сотрудников правоохранительных органов на "вора в законе" Барыгу - Бориса Петрушина, организовавшего эти опасные преступления. Впоследствии это и было доказано процессуально. В апреле 1993 года Барыга был осужден к длительному сроку лишения свободы по статье 77 УК РФ за бандитизм. В настоящее время отбывает наказание в одной из тюрем России.
      Из обвинительного заключения по уголовному делу N01376:
      "Расследованием было установлено следующее:
      Петрушин Борис Глебович, ранее неоднократно судимый, по кличке "Барыга", признанный в преступной среде "вором в законе ", упорно не желал встать на путь исправления. Более того, пользуясь присвоенным ему криминальным титулом, наводил страх и требовал бесприкословного ему подчинения среди ранее судимых лиц, склонных к правонарушениям, и иных лиц, со слабой волей и характером, обеспечив тем самым для себя условия, исключающие возможность сообщать указанными лицами о его преступных действиях в правоохранительные органы и давать на него, как на "вора в законе", показания. Преследуя корыстные и личные выгоды, он завел обширные знакомства с лицами, работавшими в кооперативах, используя как их самих, так и их личный транспорт в своих преступных целях. Имея незаконно у себя огнестрельное оружие, Петрушин навязывал его хранение судимым и иным, находившимся с ним в связях лицам. Используя данный ему в преступной среде "титул" "вора в законе ", Петрушин организовал у себя преступную кассу и занимался сбором денег от судимых в качестве так называемого "общака", строго контролируя их поступление.
      Ближайшим помощником и единомышленником по преступным целям и преступной деятельности был ранее неоднократно судимый и также упорно не желавший вставать на путь исправления Беляев Михаил Иванович по кличке "Мыца". С целью продолжения и облегчения преступной деятельности, придания ей организованного характера, усиления своего влияния и авторитета, завладения государственным, общественным и личным имуществом граждан, нападения на отдельных лиц, Петрушин совместно с Беляевым в 1989 году создали устойчивую, сплоченную, вооруженную пистолетами "ТТ" преступную группу-банду, в состав которой входили, как правило, нигде не работавшие Заикин П.Н., близкий родственник Беляева - Немешаев Р.Ю., а также - Кленин А.В., Шлянцев Г.В., работник кооператива "Вера" Клюев А.М.
      В январе 1990 года Петрушин, узнав, что ранее неоднократно судимый Баронов Ю.Н. не вносит в "общак" добытые преступным путем деньги, по сговору с Беляевым решили совершить убийство последнего. Реализацию своих преступных планов решили осуществить в тот момент, когда Петрушин должен находиться по определению суда под административным арестом с 29 января по 5 февраля 1990 года в спецприемнике УВД Брянского облисполкома, используя арест как алиби. В конце января 1990 года во второй половине дня Беляев на не установленной легковой автомашине, взяв непосвященную в их преступный план Ткачеву М.В., приехал к спецприемнику УВД, возле которого уже находились Рощина Г. В. и председатель кооператива "Вера" Ладыгин Г. И. Последние воспользовались недобросовестным отношением к исполнению служебных обязанностей работников спецприемника и добились представления Петрушину кратковременного выхода на свободу. Его привезли в г. Сельцо. Затем на автомашине марки "Жигули" Петрушин, Беляев и Ткачева приехали к дому, где проживал Баронов. Зайдя в квартиру Баранова, напали на него и подвергли сильному избиению, причинив ему множественные переломы ребер, повредив печень, а также нанесли многочисленные ушибленные раны на лице, туловище и конечностях. После чего Петрушин вместе с Беляевым затащили не оказывавшего сопротивления Баранова в автомашину Петрушина, где была Ткачева. Взяв с собой Василевскую Т. А, которая находилась в квартире Баранова, все выехали в лесной массив, расположенный в районе Новостройки Володарского района города Брянска. В лесу, выйдя из автомашины, Беляев, желая втянуть в качестве соучастника убийства Ткачеву, с применением физической силы пытался ее руками удушить Баранова, но последняя вырвалась. Тогда Беляев по команде Петрушина задушил лежавшего на земле Баранова.
      В марте 1990 года у Петрушина возник конфликт с преступной группировкой Атаманенко П.Б., Гурова В.Г. и Чечикова В.Л. Поводом послужило изобличение Атаманенко в использовании Петрушиным не по назначению "общака". Понимая, что Атаманенко своим протестом подрывает авторитет Петрушина, как "вора в законе ", тот решил совершить убийство Атаманенко, Гурова и Чечикова. В течение марта 1990 года Петрушин, Беляев, Заикин, Немешаев, Клюев разыскивали скрывавшихся от них Атаманенко и его соучастников. В конце марта 1990 года по указанию Петрушина, совместно с ним Беляев, Заикин, Немешаев, Клюев, Шлянцев, вооруженные тремя пистолетами "ТТ", ворвались в квартиру матери Гурова - Гуровой В. А., где его обнаружили и подвергли жестокому избиению. Петрушин заявил Гурову, что за неподчинение и выступление против него, как "вора в законе ", он, Атаманенко и Чечиков подписали себе смертный приговор.
      В конце марта 1990 года, после дачи указания Беляеву о приведении "приговора "в исполнение, Петрушин совершает не тяжкое преступление, связанное с управлением автомашины в нетрезвом состоянии и оказанием сопротивления при задержании работникам милиции. 2 апреля 1990 года он был задержан, а затем заключен под стражу. Спустя два дня, когда арестовали Петрушина, Беляев, Заикин и Немешаев находят Гурова и после жестокого избиения убивают его из пистолета "ТТ". При совершении преступления присутствовала жена Гурова - Гурова Л.С. С целью сокрытия следов убийства Беляев, Заикин и Немешаев решили совершить убийство жены Гурова - Гуровой Л. С., для чего привезли ее в поселок Чайковичи, завели в дом 23 на площади Халтурина, принудительно напоили спиртным и уже впятером, к ним присоединились Клюев и. Кленин, в ночь на 5 апреля 1990 года вывели Гурову и Дерюгина, который случайно оказался в квартире, в труднодоступный участок кладбища возле деревни Дерковичи. В процессе совершения преступления Клюев и Заикин пытались склонить Дерюгина к совершению убийства Гуровой. Получив отказ, они стали избивать Дерюгина монтировкой, но он сумел увернуться и побежать от них. В ответ на это Заикин начал стрелять вслед убегавшему и ранил его в щеку. Догнав его, они продолжили избиение его монтировкой. От полученных повреждений Дерюгин скончался на месте. После чего эти же лица из пистолета "ТТ" выстрелили в Гурову и причинили ей сквозное пулевое ранение шеи. Полагая, что она убита, Кленин с Заикиным бросили ее в ручей ".
      Основным участникам этих событий: Петрушину Б. Г., Беляеву М. И., Заикину П. Н., Немешаеву Р. Ю., Клюеву А. М., Кленину А. В., Шлянцеву Г.В. предъявлено обвинение по статье 77 УК РСФСР (бандитизм). Едва ли подобные действия, следуя терминологии и аргументированное Т.Г. Подлесских и А. Терешонка, можно отнести к "хирургическому вмешательству". По сути дела Барыга и его сподвижник Мыца организовали и приняли участие в убийствах уголовников, таких же, как и они сами. Тем самым были наказаны отступники. А как квалифицировать с позиции "воровской справедливости" убийство женщины и невиновного мужчины? Здесь не подходит никакое оправдание аргументами указанных авторов и уж тем паче "воровской моралью".
      Можно привести еще более красноречивый пример. 31 марта 1995 года "воровской положенец" Мансур у себя на квартире вел переговоры с бывшим компаньоном. По сути дела происходило выбивание крупной суммы денег. Для большей сговорчивости подручные "положенца" приковали коммерсанта наручниками к трубе отопительной системы. В этом положении тот находился несколько дней. Все это время его пытали и жестоко избивали. По счастливой случайности почти через неделю измученному коммерсанту удалось сбежать и заявить обо всем в милицию. В ночь на 8 апреля сотрудники РУОПа Москвы штурмом взяли квартиру, в которой Мансур занял глухую оборону. Для обеспечения личной безопасности он захватил двух заложниц и яростно отстреливался. В ходе штурма и перестрелки Мансура убили. Одна из заложниц была ранена и утром скончалась в больнице. Начавшееся расследование показало, что Мансур таким образом захватывал в заложники еще двух коммерсантов. Договориться им не удалось. Тогда оба были убиты и расчленены. Обрубленные кисти рук несговорчивых коммерсантов Мансур лично сжег в камине. Остальные части тел были вывезены на одну из московских свалок. Специально выбрали ту, где больше всего бездомных собак. Изголодавшиеся животные с жадностью набросились на человечину. К утру лишь обглоданные кости напоминали о том, следы какого страшного преступления растворились среди мусорных гор.
      Известны и другие факты "справедливости". Так, в сталинские времена "воры", совершая побеги из лагерей Севера и Колымы, нередко брали с собой якобы сообщников - осужденных, которых называли "коровами". При длительных переходах по тундре и тайге, особенно в зимнее время, испытывая недостаток в пище, они съедали взятых с собой "коров".
      Подтверждая "воровскую справедливость", Г. Подлесских и А. Терешонок, может быть, и не желая этого, пропагандируют обычаи и традиции "воров в законе". А они, как видно из приведенных примеров, действительно, схожи с законами волчьей стаи. Тут факты говорят сами за себя. Если не надевать розовых очков, никуда не уйти от убийств особой изощренности и других тяжких преступлений, вплоть до захвата заложников. И определенную часть этого ужаса организуют как раз "законники". Либо они являются его идейными вдохновителями. В этом их криминальная сущность. И не стоит на это закрывать глаза, прикрываясь словно фиговым листком отдельными их "благородными" проявлениями.
      Криминологические исследования, практическая деятельность сотрудников правоохранительных органов позволяют объективно показать обобщенный образ "вора в законе". Лидеры такого типа - это своеобразные генераторы преступных идей и взглядов, бескомпромиссные преступники. Они изобретательны и изощренны. В последние годы нередко демонстрируют свою религиозность. Под маской порядочности "воры" далеко не всегда справедливы, большинство из них - лживы, мстительны, жестоки. Около 80 процентов из них склонны к наркомании.
      Должностные, а также другие лица, имевшие взаимоотношения с "законниками", указывают на их общительность, умение устанавливать контакты. Например, тот же Барыга находился в дружеских отношениях с бывшим заведующим отдела административных органов Брянского обкома компартии, которого среди уголовников знали под кличкой Дубчек. Кроме этого колоритного типа Барыга был в приятельских отношениях со старшим помощником прокурора, заместителем начальника УВД области. Был он знаком и с некоторыми другими влиятельными лицами из местной администрации.
      Можно подчеркнуть как характерный признак умение "воров в законе" в нужных случаях проявлять инициативу, решительность, способность подчинять своей воле не только лиц с криминальной установкой, но и "добропорядочных" представителей государственных структур. За "воровское" дело "законники" пойдут на все, хотя и сделают это скрытно, нелегально, в основном чужими руками.
      Необходимо заметить, что "воры в законе" признают людьми только тех, кто входит в "воровскую" касту. С остальными лишь ведется игра в "общечеловеческие ценности". Эта черта их поведения иллюстрируется цитатами из "воровских малевок" и "ксив", изъятых в тюрьмах и следственных изоляторах. Приведем в качестве наглядности такие тексты, взятые из воровской переписки: "В этой жизни есть случайные люди, пассажиры, которые думают о своем доме и семьях, им просто надо объяснить, пусть живут своей жизнью и не мешают нам", или "... арестанты, запомните, кроме вора никому не дано право решать судьбу человека. Это наше воровское решение на массу арестантов, чем вы должны руководствоваться и жить".
      Чтобы еще более полным получился собирательный, обобщенный портрет "законника" попробуем разобраться в том, как отдельные личности становятся или выводятся на этот путь. Несколько слов о воровских рекрутах, тех, кто по своей воле или по скрытому чужому умыслу был вынужден стать преступником.
      Признание "вором в законе", так называемое "коронование", или крещение, осуществляется на "воровской" сходке либо по "воровской" переписке с рекомендациями не менее двух преступников этой же категории. Причем будущий вор, как правило, проходит испытательный срок, своего рода кандидатский стаж. В этот период времени он может быть "положением" или "смотрящим".
      Как правило для приема новых "воров" на "воровской" сходке собираются не менее пяти особо опасных лидеров, имеющих достаточный "воровской" стаж. Кандидата представляют рекомендующие, затем задаются вопросы, касающиеся его криминального образа жизни и деятельности, после чего принимается решение.
      Это лишь условная схема, и все может происходить более просто встретились, посидели, поговорили с выпивкой и обильной закуской, а затем пригласили кандидата и сказали, что он "вор в законе".
      "Коронование", или надевание короны, как преступная традиция, идет из 20-30-х годов, когда "нэпманские воры" для поднятия своего авторитета распространили легенду о происхождении воровской касты от атаманов разбойничьих ватаг, живших в XVII веке и якобы принадлежавших к дворянскому сословию. Среди этой касты избранных в качестве столпов обязательно должны были быть "положенец" - уголовный авторитет, наделенный "воровскими" обязанностями и правами на определенный испытательный срок, который затем становился бы "вором в законе"; "смотрящий" - криминальный авторитет, контролирующий определенную территорию или объект и находящийся под покровительством "воров в законе". Их еще называют иногда "князьями".
      Мы располагаем информацией о том, что и современные "воры" считают себя потомками настоящих и мнимых князей. Например, в октябре 1994 года "вор в законе" по кличке Цицка во время беседы заявил, что он происходит от княжеского грузинского рода и свое пребывание в "воровском" сообществе не считает случайным. Аналогичные заявления делал "вор" по кличке Резо Тбилисский. Понимая эти заявления дословно, невольно приходишь к выводу: да, это князья, но князья тьмы, повелители наиболее циничных сил. Если уголовный авторитет побывал в местах лишения свободы, где всемерно поддерживал осужденных и заключенных под стражу, грубо нарушающих режим содержания в следственном изоляторе или исправительном учреждении, оказывал противодействие администрации, а также совершал другие подобные "подвиги", то это признается большим плюсом в блатной жизни и, естественно, способствует "коронации".
      Становление в качестве преступного авторитета уголовника Смелого происходило в период отбывания им наказания в ИТК-8 г. Лабытнанги. Находясь под стражей. Смелый активно участвовал в "воровском" движении. Оно в основном заключалось в оказании противодействия администрации исправительного учреждения и расправах над неугодными "законникам" лицами. За это Смелый и был принят в так называемый "братский круг".
      После освобождения из мест лишения свободы Смелый выехал в г. Нефтеюганск, где организовал сбор материальных средств в "общак" и "грев" (передача в зону денег, наркотиков и т.п.). Подобная забота не осталась без внимания, ведь все непосредственно касалось "братского круга". В феврале 1991 года Смелый был признан "вором в законе" на "сходке", съезде "воров" в Грузии.
      По оперативной информации ГУОП МВД: В 1993 году в России "короновано" 11 уголовных авторитетов, в 1994 году - 33, в 1995-1996 годах - около 100. Значительное увеличение количества "коронованных" преступников это противовес кавказским "ворам" в российских регионах, так считают большинство уголовных лидеров. Объявление "вором в законе" в уголовной среде осуществляется как непосредственно "ворами", присутствовавшими на "сходке", так и с помощью "воровской корреспонденции" - так называемых "ксив", "малевок" на "общак ". В некоторых случаях "братве" о присвоении "титула" объявляет и сам "коронованный ", например, при этапировании его в колонию, тюрьму.
      Однако не всегда тот или иной "воровской" авторитет - "положенец" или "смотрящий" желает стать "вором". Бывает и так, что уголовному авторитету предлагают "короноваться", а он отказывается. Сами авторитеты в основном объясняют это тяжестью "воровской короны", а попросту не всегда тот или иной из них может соблюсти "воровские" обычаи и традиции, "воровскую" мораль. Например, кандидат в "воры в законе" должен держать слово перед "братвой", своевременно и правдиво рассказывать о своем прошлом уголовникам, по "воровской" иерархии стоящим выше кандидата, помогать сообщникам, жестко вести себя с лицами, которые не платят "дань" в "общак", оказывают противодействие "ворам". И здесь он не должен останавливаться ни перед какими средствами, вплоть до организации шантажа, убийства и т.п.
      Вот как один из уголовных авторитетов, отбывавший наказание во Владимирской тюрьме, высказывает в "малевке" - записке, адресованной "вору в законе" по кличке Север, свои сомнения о возможной "коронации" его "вором в законе": "... Из разговора с Эдиком я понял, что он был бы только рад пополнению Воровской семьи в моем лице. Но мучает меня одно, из-за чего может возникнуть ко мне резонный вопрос, о том, что имея возможность, я должным образом не поставил за себя в курс Воров: Сережу Бойца и Сашу Уголька..."
      С другой стороны, отдельные преступники, по "воровским" понятиям, никогда не станут "ворами". Это, во-первых, гомосексуалисты (в исправительных учреждениях осужденные именуют их "обиженными", "петухами"), лица, которые, будучи осужденными, оказывали помощь администрации (их "воры" именуют "козлами"), а также "фуфлыжники" (не отдавшие карточный либо какой-нибудь другой долг), "беспредельщики" и другие. Во-вторых, лица, ранее бывшие комсомольцами, членами компартии, служившие в правоохранительных органах, в армии. В-третьих, те, кто недостаточно знает и уважает "воровскую" мораль, основа которой - помощь "воровскому" сообществу. Например, если преступник, имея криминальный доход, не вносит деньги в "общак" или не помогает "честным арестантам", а использует доходы в личных целях (на "воровском" жаргоне - "набивает кишку"), то он также не будет "вором".
      Некоторые криминологи и практические работники высказывают сомнение, что "коронование" может быть произведено по переписке либо по письменной рекомендации нескольких "воров", переданной на свободу, в другое исправительное учреждение или в следственный изолятор. Однако весомым аргументом, подтверждающим прием в "воровское" сообщество по переписке, являются личные наблюдения одного из авторов, который проработал в оперативных аппаратах МВД, в том числе системы ИТУ, более тридцати лет. Аналогичная точка зрения изложена А.И. Гуровым в книге "Профессиональная преступность". Им, в частности, указано, что в одном из транзитно-пересыльных отделений Управления исправительно-трудовых лагерей Красноярского края, где в 10 камерах содержались "воры в законе", обсуждение кандидатур и прием осуществлялись с помощью переписки, так как условия изоляции исключали сходку. Последние криминологические обследования тюрем России также позволили получить подтверждающие наш вывод сведения.
      В процессе встреч с осужденными и их опросов неоднократно приходилось слышать рассказы о "коронациях" "ворами в законе" по "воровской" переписке. Как правило, это происходило в местах лишения свободы. Например, уголовные авторитеты Джем, Семерик и некоторые другие стали "ворами" в тюрьмах: первый - в Тобольской, второй - в Тулунской, и им со свободы "подгоняли" "воровские малевки" об их "достойном" поведении в прошлом, до ареста.
      Во время освобождения из Владимирской тюрьмы в мае 1994 года уголовника по кличке Огонек, "воры", содержащиеся в тюрьме, дали ему "ксиву", где было указано, что он "честный арестант", достойно вел себя в остроге и заслуживает звания "вора в законе". В июне 1994 года на одной из "сходок" в Москве Огонек был "коронован".
      Данные, которыми мы располагаем, говорят о том, что в среднем в преступном мире "коронуется" в год не менее 30-40 уголовных авторитетов. Но эти сведения не дают точную характеристику ситуации. Получены они из самых разных, даже противоречивых, источников и на полную объективность не претендуют. Они, скорее всего, уменьшены. Дело в том, что любая "воровская сходка", где "коронуются" кандидаты в "воры в законе", организуется и собирается нелегально. Все, о чем говорится на "сходках", в частности, принимаемые там решения, держатся в большом секрете и становятся достоянием лишь узкого круга лиц. Известны случаи, когда за "запал" - расшифровку органам внутренних дел "воровской ксивы на общак", написанной во исполнение принятых "сходками" решений, лидеры преступного мира жестоко расправлялись с провинившимися: над ними совершались акты мужеложства или они подвергались физической расправе вплоть до убийства. Добывание информации о "сходках" и, соответственно, о "коронации" сопряжено с большим риском и оперативно-розыскными сложностями.
      В криминологической литературе существует мнение, отрицающее описанную нами процедуру "коронования". При этом придерживающиеся такой точки зрения утверждают, что она надумана и срисована с вступления в комсомол или КПСС. Например, Л.В. Тэсс в своей книге указывает: "Становление "вора в законе" происходило исподволь, долгое время, и никаких принятии его в "закон" как самостоятельной процедуры не существовало". Делая такое умозаключение, Тэсс глубоко заблуждается. Наша точка зрения обоснована результатами криминологического исследования, проведенного в 1992-1993 годах сотрудниками Главного управления по организованной преступности и научными работниками ВНИИ МВД Российской Федерации, а также, естественно, обобщением практики оперативных аппаратов МВД, рассказами отдельных "воров в законе", как настоящих, так и бывших. А высказывание Л.В. Тэсса о том, что "коронование" "вором" похоже на прием в комсомол или КПСС имеет двоякий смысл. Нельзя исключить, что при длительных отсидках в централах и острогах царской Рос - сии профессиональные преступники "законники" и другие, подобные им преступники, знали и даже видели, как большевики принимали в свои ряды заключенных, разделявших их взгляды, и, учитывая то значение, какое имел этот ритуал для конкретного человека, переняли процесс приема и использовали его в криминальной практике с целью укрепления своих рядов.
      При определенной натяжке можно и межрегиональную "воровскую сходку" сравнить с партийным съездом или пленумом ЦК КПСС. Она имеет схожие черты особенно со съездами большевиков, находившихся в подполье. Не случайно в конце 80-х и начале 90-х годов, когда на "сходках" собиралось несколько десятков "воров", они сами именовали такие сборища съездами. Несколько таких съездов прошло в Тбилиси, Баку, Ташкенте и других городах, в основном на юге бывшего СССР.
      Изучение личностей "воров в законе", а также возглавляемых ими криминальных общностей приводит к закономерному выводу, что главари такого типа в своем большинстве являются не только руководителями конкретных преступных формирований, но и лидерами преступного мира городов, регионов, а в некоторых случаях России и республик бывшего СССР. Лидер, чтобы быть "вором", должен следить за тем, чтобы его образ жизни и действия его сообщников совпадали с правилами и традициями "воровских" кланов. Живучесть "воровской" самобытности обеспечивается целым набором преступно-организационных методов и действий, в который в первую очередь входят: укрепление или создание "воровских" группировок-семей, а также взятие под свой контроль других преступных формирований; проведение сходок; разбирательские (третейские) роли; сбор, хранение и использование "общаковых" средств; опека (патронирование) мест лишения свободы; обеспечение безопасности "воровских" структур и т.д. Перечисленные методы и действия определяются системой постоянного совершения преступлений, а также соблюдением и распространением "воровских" обычаев и традиций.
      ЧЕРНЫЙ КАРДИНАЛ
      Убийца сделал четыре выстрела. Первая пуля угодила в легковую машину, к которой направлялся черноволосый, с залысиной во весь лоб человек. Вторая попала ему в голову. Третья и четвертая - в грудь. Мужчина неестественно взмахнул руками, словно прощаясь, и, резко развернувшись, осел на землю. Могучего телосложения телохранители растерянно заметались вокруг, напоминая своей суетой согнанных с привычного насеста кур. Кто-то запоздало склонился над еще дышащим с хрипами и кровью хозяином, как бы прикрывая его своим телом. Поздно.
      Около места преступления, на чердаке ближайшего дома, нашли винтовку германского производства с оптическим прицелом. Ее приклад был разбит. Рядом валялись две стреляные гильзы и семь окурков сигарет. Третья гильза осталась в стволе оружия. А четвертая? Ее нигде не было. Подробнее о ней еще будет рассказано чуть позже. Пока же остановимся на том, что по всем признакам работал здесь не дилетант. Оставленные им знаки как бы подчеркивали весомость и высоту положения жертвы. Смотрите, мол, даже оружие готовилось только под этого человека. Он убит, а винтовка разбита. Она уже ни в кого не выстрелит.
      Догадались о ком речь? Для уточнения осталось только назвать место и время. Но надо ли вот так, сразу? Пусть лучше образ Черного кардинала, а именно таким был этот человек для преступного мира, проступает, прорисовываясь со всей контрастностью, не сразу, а примерно так, как это и было в жизни.
      В КОГОРТЕ "НАСЛЕДНИКОВ"
      Если в Москве в конце 60 - начале 70-х безраздельным хозяином криминального мира был Геннадий Карьков. Его боялись "воры в законе", перед ним трепетали теневики и цеховики. То в 80-х монгольскую эстафету подхватил Япончик, жертвами которого становились те, чей бизнес находился в противоречии с существовавшим законодательством: профессиональные игроки в карты, мошенники всех мастей, сбытчики наркотиков, а чаще всего легальные и нелегальные производители неучтенной продукции, скупщики краденного антиквариата и иных раритетов.
      Почерк деяний "наследников" мало чем отличался от "монгольских". Но кое в чем ученик все же превзошел своего учителя. Так, учитывая старые ошибки, он значительно уменьшил число своих соратников. Если в банде Монгола было более тридцати человек, то Японец ограничился количеством в трое меньшим. Он брал не количеством, а качеством.
      Кто стоял под его "знаменем"? Назовем наиболее ярких представителей: Владимир Быков (Балда), Вячеслав Слива (Слива), братья Квантришвили, Отари и Амиран. Последний, профессиональный игрок в карты, был наводчиком. Он владел поистине золотой информацией о картежниках, имевших крупные состояния. Отари - выходец из спортсменов, поединки которого с борцовского ковра переместились на ковры в квартирах тех у кого водятся деньги. Только способный грузин быстро отошел от роли непосредственного исполнителя. Он чаще выступал в роли организатора, стороннего наблюдателя, а точнее - строгого спортивного судьи, который четко бдит за всем происходящим и корректирует ситуацию так, как считает нужным.
      Из документов МВД СССР: В начале 1980 года Иваньков, Быков, Квантришвили "выбили" деньги у игроков в карты Курмаева, Менялкина, Летучего и других на сумму свыше 100 тысяч рублей. После реализации заявлений потерпевших преступные действия против них были задокументированы. Но к уголовной ответственности их привлечь не удалось. И жертвы, и свидетели свои первоначальные показания изменили.
      Действовали преступники дерзко. Но потерпевшие в милицию чаще всего не обращались, ибо имели свои грехи перед законом. А если и попадали в орбиту следствия, то зачастую запутывали его, меняя свои показания. Из-за такой чехарды распались и были прекращены десятки уголовных дел.
      Тем не менее милицией было собрано достаточно компромата, чтобы преступников не только вычислить, но и, доказав их виновность, передать дело в суд. Япончика и членов его банды осудили к длительным срокам. Главарь получил 14 лет строгого режима. Но отсидел из них только десять. Отари избежал наказания. Его участие в преступлениях доказано не было. Опытные преступники сумели подстроить все так, что его вывели из дела. Кто-то должен остаться на свободе - присматривать за "хозяйством", семьями, обеспечивать "грев".
      В начале 80-х Отари Квантришвили работал тренером Московского городского спортобщества "Динамо". Воспитывал подрастающее поколение борцов, дружил с маститыми спортсменами, шефствовал над теми, кто по той или иной причине уходил из большого спорта. Уважаемый человек Отари Витальевич - да и только. В прошлом сам был мастером спорта международного класса. Но вместе с тем была в его биографии строка, о которой он особенно не распространялся.
      Из документов МВД СССР: Квантришвили О.В. родился в 1948 году в городе Зестафони (Грузия). Постоянно проживает и прописан в Москве. 19 декабря 1966 года Московским городским судом Квантришвили был осужден по статье 117 часть 3 (изнасилование) УК РСФСР к 9 годам лишения свободы. 14 августа 1970 года по определению народного суда Свердловского района Москвы направлен в психиатрическую больницу общего режима г. Люблино Московской области. Таким образом, по причине психической ненормальности Квантришвили О.В. от ответственности за совершенное деяние был освобожден.
      Существует версия, по которой во время предварительного заключения Отари укусил сокамерника за ухо. Произошло это якобы в порыве шизофрении, что и легло в основу диагноза врачей. Говорят, еще больше повлияли хлопоты хорошей знакомой Япончика, занимавшей в медуправлении высокую должность. Как было на самом деле, сегодня вряд ли кто скажет точно. Нельзя исключать и такого поворота событий, что Кванта (такую кличку Квантришвили получил в тюрьме) просто хотели "опустить". Насильников, увы, не жалуют даже на арестантских нарах. Их место в табеле о рангах уголовного мира находится на самом дне.
      Тем не менее благодаря новому повороту в развитии событий насильник оказался на свободе. Конечно, здесь не обошлось без денег и без того влияния, которое уже заимел среди уголовников бывший мастер спорта по борьбе. Вместо падения на самый низ он взлетел ввысь.
      Второй раз Квантришвили засветился в деле, связанном с разбойным нападением на богатых московских ассирийцев в 1981 году. Преступление было организовано Япончиком. Опять ему удалось избежать наказания по той простой причине, что потерпевшие отказались давать какие-либо обвинительные показания на вымогателей. Все свелось к недоразумению, уладившемуся между обидчиками и обиженными в конечном итоге полюбовно. Отслеживавшая этот эпизод милиция оказалась с носом. Сыщики и следователи еще не были готовы вести схватку с Япончиком по тем жестким правилам, которые он уверенно и нагло навязывал. В дальнейшем Квант уже не подставлялся, перешагнув уровень простого исполнителя.
      СПОРТСМЕНЫ И ЛОМЩИКИ
      Преступная группа братьев Квантришвили заявляет о себе достаточно весомо к середине 80-х. Основной ее контингент составляли бывшие спортсмены: боксеры, борцы, каратисты, штангисты. Они привлекались для охраны влиятельных уголовников и для расправ с неугодными. Вот наиболее важные участники: Александр Изотов (Бык), неоднократный чемпион Европы по борьбе дзюдо; Гиви Берадзе (Резаный), "вор в законе". Особо интересен Иван Оглу (Цыган), кандидат в мастера спорта по боксу. Не без помощи братьев он сколотил в Московской области люберецкую бригаду. Другие воспитанники братьев расползлись в бауманскую, Домодедовскую, а потом ореховскую и другие преступные группировки.
      В основном вчерашние спортсмены занимались незаконными операциями с валютой, спекуляцией, скупкой чеков Внешпосылторга. Вспомните времена, когда у магазинов "Березка" были очереди, а ажиотаж вокруг заветных чеков не утихал. Ломка - так прозвали вид мошенничества, основанного на спекуляции чеками и приобретенными за них импортными товарами.
      Бригады ломщиков работали с выдумкой. Они выискивали у "Березок" лиц с чеками и предлагали их скупить по завышенной стоимости. "Вот хочу приобрести срочно импортный товар и за деньгами не постою". Обрадованный такой удачей лох-владелец чеков быстро соглашался на выгодную сделку, но попадался на крючок мошенников. В лучшем случае вместо чеков ему всучивали "куклу".
      Был в арсенале и почти театральный сюжет, так называемая "ментовская постановка". Это когда в момент обмена чеков на деньги откуда ни возьмись появлялся милиционер. Он пресекал незаконную сделку и изымал у ее участников "вещдоки", составлял акт и наказывал для разбора прибыть в такое-то отделение милиции.
      Когда потерпевший приходил в милицию и просил дежурного пропустить его к такому-то сотруднику, тот вежливо отсылал его подальше, так как ни одного оперработника с такой фамилией, естественно, в отделении не было. Потерпевший пытался чтото доказать. В конце концов он требовал, чтобы родная милиция, которая обязана его беречь, предприняла какие-то меры по изобличению коварных преступников, посягнувших на его чеки. Дежурному ничего не оставалось, как принять от посетителя заявление. Одновременно потерпевшего приходилось предупреждать, что и ему придется нести перед законом ответственность за попытку незаконной операции с чеками. Он продал их с рук на руки, а не заплатил ими за товар как полагалось.
      За работой ломщиков строго следили братья. Их спортсмены регулярно заставляли мошенников делиться выручкой. Под их "крышей" находилось в лучшие времена до 90 процентов московских ломщиков.
      Из документов МВД СССР: При "выбивании" денег с ломщиков используются заранее подобранные подручные, так называемые "боевики", телохранители. Как правило, это бывшие спортсмены, физически сильные и жесткие, волевые по характеру люди, вставшие на преступный путь. Только с 1985 по 1987 год из числа лиц, связанных с братьями Квантришвили, привлечены к уголовной ответственности свыше 130 человек.
      БАНЯ, КАРТЫ И ДОЛГИ
      Излюбленным местом отдыха крепких мужиков давно считается жаркая русская парная или на худой конец финская сухая сауна. Та и другая имеются в арсенале Краснопресненских бань, на выходе из которых и был убит Отари Витальевич Квантришвили. Однако не всем известно, что было кроме всего прочего у этого места еще одно предназначение - воровской "стрелки", а позже - общественной приемной, куда можно было прийти со своими проблемами ищущему справедливости, но чурающемуся закона.
      Что любопытно, не в номерах люкс решались и творились многие дела, а прямо в общем отделении. Как рассказывали люди, хорошо знавшие Отари Витальевича, он вел прием чаще всего по вторникам. Процедура эта обставлялась очень даже достойно. Председатель благотворительного Фонда социальной защиты спортсменов имени Льва Яшина постоянно заботился о собственном имидже. Среди его друзей были "воры в законе", уголовные авторитеты, генералы КГБ, МВД и Министерства обороны СССР, высокие государственные чиновники, артисты...
      В зависимости от конъюнктуры прием сдабривался и подталкивался дорогой выпивкой и закуской. В перерывах можно было грешные тела попарить, в картишки перекинуться или поиметь секс.
      Вспомним только одно теплое застолье. Игроки подобрались известные в своем кругу: авторитеты Бродский и Черкасов, боксер-тяжеловес Коротаев и... братья Квантришвили. Шустро бегают вокруг банщики Виталий Иткин, Марк Котляров и Боря Грубер. Выигравший в карты получает приз - обнаженную красавицу. Вообще же ставки для 1984 года здесь делали немалые: за вечер они могли подняться до полумиллиона. И это в то время, когда простой трудяга не получал и трехсот рублей в месяц.
      В этот раз проигрался Игорь Бродский, долг за ним составил около 400 тысяч рублей. Вот только чем расплачиваться? Мало ему оказалось одного раза, когда два года назад, проиграв 50 тысяч рублей Амирану, он еле отвертелся. Совсем вроде не промах, имеет свою группировку, но против братьев - слабак. Против них не попрешь. Упал в ноги. Долг обещали скостить, но за участие в одном деле. На том расстались.
      В том же году, только летом, господин Бродский праздновал день рождения своей сестры. Конечно, не дома, а в "Праге". К вечеру, когда шумная публика, изрядно набравшись, угомонилась, к столику подсели двое мужчин и женщина. Первый - уже знакомый нам Олег Коротаев, а второй - Владимир Попов (кличка Наемник), бывший офицер спецназа, владеющий в совершенстве приемами каратэ.
      С ним однажды судьба уже сводила Бродского. Было это годом ранее. Тогда в туалете ресторана "Салтыковка" его зажали неизвестные, уперев в бок ствол, и стребовали 30 тысяч. Одним из вымогателей был лидер новой "люберецкой" группировки Кампуй. Чтобы уладить дело, Бродскому пришлось обращаться за помощью к бандиту Валиулину. Он вместе с Поповым усмирил обидчиков.
      Ох, как тесен мир. Опять встреча. Вспрыснули ее коньячком, словно старые друзья. Тут Олег вспомнил про должок Игоря.
      - Амиран сказал, что я его отработаю... - вяло возразил Бродский.
      - Время пришло, - Олег указал тяжелой боксерской дланью на напарника. - Вот он все детали и расскажет.
      - Дело привычное, - ухмыльнулся Попов. - Поможешь "корейку" одного потрясти, прибалтийского...
      Потратив на подготовку неделю, команда в составе Валиулина, Бабаева, Попова, Бродского, Овчинникова, Андреева, Шепелева и Мееровича выехала в Латвию. В ночь на 16 июля бандиты ворвались в дом гражданина Самовича. Вооруженные пистолетом и ножами грабители избили хозяина и его зятя, после чего Шепелев сделал потерпевшим парализующие уколы. Забрав 114 тысяч рублей и золото, налетчики скрылись.
      Только спустя полгода милиции удалось напасть на след преступников. Сотрудники ГАИ остановили на Севастопольском проспекте в Москве автомобиль за превышение скорости. За рулем сидел Геннадий Бабаев. В нетрезвом состоянии, с итальянским револьвером "Олимпик" за поясом он больше походил на героя американского боевика. Но бравада его прошла быстро. В Севастопольском РУВД по этому факту возбудили уголовное дело. Далее все пошло своим чередом. В ходе следствия вскрыли еще ряд преступлений, совершенных им и его людьми.
      В длинных показаниях задержанных то и дело мелькали имена: Черкас, Амиран, Отари. Но не более. Всем было ясно, что львиная доля процентов с подобных дел выплачивалось именно кому-то из них. Но вряд ли кто-то и когда-нибудь назовет полученные ими суммы даже приблизительно. Все было и остается покрытым мраком, как большинство событий и сама фигура Черного кардинала.
      МЕЦЕНАТ ОТ СПОРТА И ЛЮБИТЕЛЬ МУЗ
      "Он вызывал любовь и внушал страх", - так писали об Отари Витальевиче зарубежные средства массовой информации. Мало кто задумывался о происхождении его огромных капиталов, большинство из которых наживалось по способу: "Я попросил, и мне принесли". При его власти и влиянии уже этого было достаточно. Конечно, с его "гвардией" шутить было опасно. Кто общался и имел дело с ним об этом знали не понаслышке. Вот его личное высказывание: "Я только просил, и двадцать, тридцать человек платили мне таким образом". Многих восхищала его щедрость, так называемая "благотворительность". Она, казалось, не имела границ. Но немногие знали, что направлена она была только в одни ворота, в свои. К этому времени Отари Витальевич на дядю больше не работал. Только на себя, только для процветания "воровского" мира, расширения сфер влияния.
      Из справки в МВД России: С началом перестройки Квантришвили О.В. стал активно заниматься предпринимательством, цель которого - "отмыв" денег, полученных преступным путем. Одновременно, используя его связи и по его рекомендациям, в различные структуры: экономические, торговые, культурные и др. внедряются представители преступных группировок. Они контролируют перекачку денег из этих организаций на фиктивные счета и получение дохода путем вложения денег, добытых преступным путем.
      Год 1992-й, в Совинцентре агентство "Рэд стар" проводило международный конкурс "Лицо года". Победительница получила контракт на 30 тысяч долларов. Остальным красавицам, слетевшимся со всей страны, словно бабочки на огонек, молоденьким, хорошеньким, свеженьким осталось только размазывать слезы на глазах. Вторых, третьих, успокоительных и прочих призов предусмотрено не было.
      Но утешитель нашелся. Из жюри внушительно поднялась фигура крепкого темноволосого мужчины, благотворителя и попечителя молодых дарований, известного мецената от спорта Квантришвили. Он назвал шесть имен участниц конкурса, которым удалось ближе всех приблизиться к первому месту.
      "Мы даем вам приз, - великодушно произнес Отари Витальевич. - Поедете с нами на Олимпиаду в Барселону. Приз зрительских симпатий".
      Это прозвучало подобно сказке о золотой туфельке для Золушки. Только Испании и красивой Барселоны эти девочки не увидели. У них была иная, запланированная заранее, только не оговоренная с ними программа, программа по снятию стресса у спортсменов. Их даже на минуту не выпускали из гостиничного номера. Зато к ним по очереди впускали всю команду, сопровождавшую мецената от спорта. Ребята все сильные, мускулистые, натренированные. И домой конкурсантки вернулись почти калеками, если не в физическом, то в моральном смысле.
      Подобная "благотворительность" была больше правилом, чем исключением. Тут, возможно, сказывалась личная слабость к прекрасному полу. Как уже известно, Черный кардинал споткнулся именно здесь еще в самом начале своей карьеры. Это аукнулось ему позже. Увы, по неписаным законам уголовного мира, посягнувший изнасиловать женщину не может даже претендовать на сан "вора в законе". Только по этой причине Отари оказался обойденным.
      "XXI ВЕК", "КИТЭК" И ДРУГИЕ
      "Организованной спортивностью" назвал один из известных отечественных мафиози феномен появления в нашей жизни новых силовых структур, подобных тем, что выпестовывал и лелеял Отари Витальевич. Сегодня не секрет, что многие спортивные клубы являются "офисами" преступных групп, местом их регулярных встреч. Любовь к спорту стала как бы знаком принадлежности к подобной деятельности. Почти в открытую меценаты от спорта, подобные Квантришвили, и в настоящее время продолжают его дело. За ним же, за Черным кардиналом, остается почетное право кормчего на этом пути.
      Вспомним популярный шлягер 80-х о спортсменах-рэкетменах Владимира Асмолова. Бард в стихах, крике души, как нельзя лучше отразил ситуацию: наши герои спорта выкинуты на улицу, в лучшем случае они проданы за бесценок в заграничные клубы дельцамибюрократами отечественных спортобществ, в худшем - подобраны, куплены новоявленными, доморощенными меценатами.
      Более того, заботясь о кадрах, мафиози открыли загибающимся, оставленным на произвол спортшколам и спортобществам щедрое финансирование, организовали благотворительные фонды поддержки спортсменов. Первый шаг здесь сделал Отари Квантришвили, организовав Фонд социальной защищенности спортсменов имени Льва Яшина. С его же подачи появились ассоциация профессиональных боксеров "Боевые перчатки", ассоциация кикбоксинга "Китэк", ассоциация профессиональных борцов.
      Вот и пошел, набирая скорость, процесс легализации криминального капитала. Как утверждают специалисты, через создание собственных коммерческих структур и происходит утверждение в обществе и государстве мафии. Она, словно спрут, тянется ко всему. В первую очередь внимание обращается туда, где возможен наибольший доход: экспорт нефти и металлов, импорт продовольствия. Чаще всего истинные владельцы того или иного бизнеса остаются глубоко законспирированными, их знает только узкий круг лиц.
      К весне 1994 года, когда возле Краснопресненских бань выстрелы снайпера оборвали жизнь мецената от спорта Квантришвили, он достиг небывалой высоты в своем восхождении на Олимп богатства, власти, славы. Благодаря своим возможностям и связям Отари Витальевич создал собственную финансовую империю. Она началась с учреждения "Ассоциации XXI век", которая занималась экспортом нефти, леса, цветных металлов, импортом газового оружия.
      Из документов МВД СССР: Во второй половине 1989 года от разных источников стала поступать информация о том, что "Ассоциация XXI век ", объединившая около 40 государственных и кооперативных организаций, используя отсутствие и несовершенство правовой регламентации экономической и финансовой деятельности подобных объединений, занимается различного рода незаконными операциями, которые приносят значительный доход. Ее членами являются лица, ранее судимые за различные уголовные преступления. Они втягивают в сферу своей деятельности сотрудников советских, государственных и правоохранительных органов.
      Ее организаторы - бывший партийный работник А. Кикалишвили, бывший спортсмен О. Квантришвили, певец И. Кобзон... Офис "Ассоциации "расположен в здании гостиницы "Интурист".
      Справка подобного содержания первоначально готовилась на Петровке, 38. Одним из заместителей начальника ГУВД Москвы, который курировал уголовный розыск, тогда был генерал-майор милиции Алексей Бугаев. Возможно, в отместку за его рвение в пресечении преступного бизнеса заинтересованные лица и подкинули в средства массовой информации дезу, мол, он-то и занимает один из руководящих постов в "Ассоциации XXI век". Чем не классная "крыша" - генерал-майор милиции?!
      Сногсшибательная "утка" тут же была растиражирована. Преуспели в этом даже такие уважаемые издания, как "Известия", "Правда", "Российская газета". На самом же деле к пресловутой фирме высокий милицейский чин, если имел отношение, то совершенно иного порядка.
      БРАТ ТРЕХ ВРАГОВ
      "Впервые о Квантришвили я услышал в 1984 году, - рассказал Алексей Прохорович Бугаев, ныне генерал-майор в запасе. - В то время заместителем начальника ГУВД я работал уже больше года. Пришел на эту должность из КГБ СССР. И вот, секретарша докладывает, что в приемной находится сотрудник МУРа, который хочет познакомить меня с важными оперативными материалами..." Попавшие на стол к генералу материалы были связаны так или иначе с личностью и делами Черного кардинала. Это были показания ряда лиц по различным уголовным делам, сообщения агентуры. Из них следовало, что Квантришвили принимал участие в различных правонарушениях. Чаще всего он выступал организатором каких-либо деяний, подпадающих под наказание законом. Ничего конкретного, что позволило бы сразу привлечь его к уголовной ответственности, в предоставленных бумагах не было. Однако это послужило поводом для распоряжения Бугаева начальнику одного из отделов МУРа выделить все это в отдельное делопроизводство. Проще говоря, на Отари Витальевича завели досье, взяв его в активную оперативную разработку. Тем самым уголовный розыск приступил к сбору по нему материалов, которые бы имели силу в суде.
      Примерно через два-три месяца после этих событий генералу Бугаеву позвонил один из заместителей начальника Главного управления уголовного розыска МВД СССР. Алексей Прохорович так прокомментировал этот звонок:
      "Не хотел бы называть этого человека. Он добропорядочный работник, дисциплинированный, исполнительный. И в тот момент выполнял чужую волю".
      Он поинтересовался "делом" Квантришвили и попросил его для ознакомления. Бугаев отказал. По милицейской субординации он не подчинялся звонившему непосредственно. Было время, когда столичная милиция замыкалась сразу на руководство МВД СССР, минуя руководство главков. Этим генерал и предпочел воспользоваться.
      Однако он не предполагал, какие влиятельные покровители у Черного кардинала. Вскоре с той же просьбой к Бугаеву обратился заместитель министра внутренних дел. Отказать ему было уже нельзя. Несколько папок с информацией, собранной с таким трудом по крупицам, ушли в МВД СССР. Оттуда через некоторое время было получено письменное уведомление: МВД СССР берет "дело Квантришвили" в свое производство. С тех пор ГУВД Москвы к его оперативной разработке отношения не имело, так как по существовавшей инструкции одним делом мог заниматься лишь один правоохранительный орган.
      Позже выяснилось, что и в МВД эти документы долго не задержались. Они тут же были переадресованы в КГБ СССР. Существует версия, что там Отари Витальевича "разрабатывали" очень тщательно. По его персоне было собрано 17 томов. Только ни один из них из оперативного дела не перерос в уголовное. По некоторым сведениям, причина тут заключалась в том, что Отари Витальевич согласился тогда работать агентом Лубянки.
      "Если бы "дело Квантришвили" не забрали с Петровки, - поделился былым переживанием генерал в запасе, - кто знает, возможно, Отари Витальевич здравствовал бы и по сей день. Вот только в его биографии появилась бы еще одна судимость и находился бы он в местах не столь отдаленных..." Еще бывший заместитель начальника ГУВД Москвы поделился информацией, что Черный кардинал фактически мог быть осведомлен о любых планах и замыслах еще только зреющих в недрах правоохранительных органов.
      "Я точно знаю, - сказал однажды Алексей Прохорович. - Квантришвили был в курсе, что именно я курировал его оперативную разработку. Информация однозначно уходила к нему из достаточно точных источников. Как это происходило уже вряд ли будет установлено. Не хотел бы беспочвенно бросать обвинение на кого-либо из бывших своих сослуживцев, но отдельные моменты той поры воспринимаются и сейчас несколько странно. Например, первую попытку познакомить меня и Квантришвили сделал в свое время первый заместитель начальника нашего главка Сергей Купреев. Не знаю, когда и как возникла дружба партийного функционера (до прихода в органы Купреев был первым секретарем Бауманского райкома партии) и "крестного отца". Но факт остается фактом - Купреев неоднократно заводил со мной разговор по поводу того, насколько глубоко ведется разработка Квантришвили, что конкретно за ним числится. А однажды, когда он лежал в ЦИТО, позвонил мне и попросил срочно приехать. В фойе меня встретили два хорошо одетых молодых человека спортивного вида и проводили в палату. На мой вопрос, что это за люди, Сергей Александрович ответил - братья Квантришвили, Отари и Амиран. Это была первая и единственная встреча с этими людьми. Безусловно, Отари Витальевич человек не без способностей, коли смог сформировать команду, которая служила ему верой и правдой. Конечно, за всем этим стояли деньги и связи, большие связи. В конце моей службы мне представилась возможность в этом убедиться лично. Дело в том, что бывший в то время министром внутренних дел СССР Виктор Баранников попросил подготовить на Квантришвили оперативную справку. Соответствующий отдел МУРа, который готовил этот документ, возглавлял тогда Владимир Рушайло. Он и подписал справку. Так вот, после того как этот документ только для служебного пользования ушел в министерство, его копия оказалась на руках Отари Витальевича. Он, раздосадованный столь нелестной характеристикой, добился приема на самом верху и еще тогда, в 1992 году, неоднократно намекал Рушайло, что у того есть дети. Высказывался он, что и Бугаеву есть чего опасаться и за что переживать. Позже, в 1994 году, "намеки" извергались уже с телеэкранов. Приходилось слышать о Квантришвили и тогда, когда я уже ушел из ГУВД. Он не только захаживал на Петровку, 38, но и выступал на концерте, посвященном Дню милиции, даже вручал подарки отличившимся сотрудникам. По моему мнению, взлет этого человека связан самым тесным образом с теми переменами, которые происходили в нашей стране, начиная с 1985 года. Он - продукт нового времени. Он никогда бы раньше не стал известным меценатом, филантропом и общественным деятелем. Что бы ни говорили, а в темных заводях нынешнего правового и экономического беспредела грязные деньги "отмываются" с удивительной легкостью". Еще из рассказа Бугаева можно было вынести, что последний приговор Черному кардиналу вызрел именно в кругах тех трех врагов, которых он больше всего опасался: "милиции, комитета и уголовного мира". Два первых предпринимали все возможное, чтобы все решалось по закону, но так до конца дело и не довели. Третий враг церемониться не стал.
      ЧЕТВЕРТАЯ ГИЛЬЗА
      До последнего дня Квантришвили постоянно находился в центре внимания столичной общественной жизни. С завидным постоянством он появлялся почти на всех торжественных мероприятиях. Особенно отдавал предпочтение тем, что проводились российской милицией или службой безопасности. Среди генеральского окружения Отари Витальевич вел себя подчеркнуто непринужденно, уверенно. Как же иначе? Ведь он принимал самое живое участие в деятельности благотворительного фонда "Щит и лира", ориентированного на социальную поддержку сотрудников столичной милиции и их семей.
      Конечно, рядовые оперативники, а также уголовные элементы подобные знаки воспринимали соответствующе. Но не только для этого играл свою очередную роль Черный кардинал. Лишних шагов он уже не совершал. Все просчитывалось, анализировалось, подстраивалось под одну цель - процветание начатого дела. А оно предполагало уже создание политической команды для осуществления решительного броска к власти.
      Из справки ГУВД Москвы: "Ассоциация XXI век" была создана в 1988 году. Первоначально в нее входили московские кооперативы "Клаксон", "Домус", "Встреча". В 1992 году эта организация уже объединяла около сотни коммерческих и общественных фирм. Ведущее место занимало АО "Московит ", а затем его дочерние предприятия: "Московит-шоу", "Московит-металл", "Московитойл ", "Московит-шугар ". В здании гостиницы "Интурист", где располагался главный офис Квантришвили, открылось казино "Габриэла". Для финансирования все ширящихся программ в рамках того же холдинга начали действовать "Пресня-банк" и банк "Московия"...
      Из отчета МВД России:
      Действующие в стране несколько тысяч преступных группировок объединились в 150 ассоциаций и фактически поделили страну на сферы влияния. По данным Аналитического центра РАН, 35 процентов капитала и до 80 процентов "голосующих" акций приватизированных предприятий перешло в руки криминального бизнеса посредством взимания "дани" с коммерческих структур в виде акций, что позволяет делегировать своих представителей в руководство администраций.
      Однако броска к власти у Черного кардинала не произошло. 5 апреля 1994 года случилось то, что не смог предвидеть никто из его ближайшего окружения. Команда понесла тяжелую утрату. Не стало ЕГО САМОГО. Пресса по поводу загадочного убийства выплеснула несколько версий. Но ни в одной из них до сегодняшнего дня не поставлена точка. Потому с одинаковой вероятностью любую из них можно считать основной. Судьей тут пусть станет время.
      Пожалуй, самая навязчивая из версий сводилась к тому, что убийство было организовано с целью провоцирования столкновения славянских и кавказских группировок в Москве. Ведь примерно за полгода до того, как у Краснопресненских бань несколько выстрелов оборвали жизнь Отари Квантришвили, во время "разборки" в малом предприятии "Водолей" был расстрелян его брат Амиран. Вместе с ним погиб авторитет самарской преступной группировки Федя Бешеный. Тогда Отари Витальевичу пришлось выслушать в свой адрес немало обидных слов, мол, почему не "сыграл обратку", не отомстил за брата?! Он все тянул и не предпринимал каких-либо конкретных шагов. Почему? Это так и останется тайной.
      У этой версии все "за" и "против" почти одинаково уравновешивались. Например, у Отари наиболее хорошие взаимоотношения складывались с лидерами как раз славянских преступных группировок. В то же время ходили слухи, что довольно круто схлестывались его интересы и интересы солнцевских авторитетов. Последние пытались вторгнуться на те территории, которые пользовались покровительством Черного кардинала. Такое недоразумение действительно было, но только после нескольких встреч "на высшем уровне" большинство спорных вопросов было разрешено к удовлетворению обеих сторон. В частности, Квантришвили здорово помог солнцевским браткам в разрешении спорной ситуации с милицией.
      "Гораздо более убедительной представляется иная версия, - высказался обозреватель еженедельника "Московские новости" Игорь Барановский. Квантришвили стал жертвой искуссно созданного, но не соответствовавшего действительности имиджа". Мол, Отари переоценил свои истинные возможности, слишком уверовал в свою недосягаемость для конкурентов, недоброжелателей. Бесконечные мелькания по телевизору, заискивания бизнесменов, чиновников, крепкие позиции в милиции, по всей видимости, вскружили ему голову. Его поведение стало неадекватным. Вспомним эпизод из телепередачи "Караул", в которой он являлся постоянным выступающим. Отари Квантришвили прямо через эфир посоветовал начальнику РУОП Владимиру Рушайло крепко подумать о своих детях. Что это? Незамаскированная угроза? Брошенная, так сказать, перчатка перед дуэлью? А может, отчаянный блеф загнанного в угол игрока, стремящегося любой ценой избежать поражения?
      Чем ближе подбираешься к одиозной фигуре этого человека, тем больше сталкиваешься с самыми противоречивыми вымыслами и домыслами. Они касаются и смерти его брата Амирана. Его убийство приписывалось чеченской группировке. Так ли это на самом деле, сегодня не ответит никто. А причин тут могло быть более чем достаточно. Назову только одну: по картотекам ГУВД Амиран Квантришвили проходил платным секретным агентом. Как профессиональный игрок в карты, он и в жизни вел двойную игру. Мало кому такое могло понравиться, в особенности среди "воров в законе". Такого "западла" они не прощают и своим. Больше настораживает здесь другое, что за смерть брата ни с кого не было спроса. Это при горячем темпераменте кавказцев, их обычае кровной мести. Выходило, что Отари просто смирился с потерей близкого человека и все. Как это не похоже на него. Скорее бы увязался с образом Черного кардинала иной ход: убрал ненужную фигуру, когда та стала мешать.
      Существует и еще одна заслуживающая внимания версия. Буквально накануне убийства у Краснопресненских бань в Москву приезжал министр внутренних дел Грузии. Официальная цель визита была наладить взаимодействие между правоохранительными органами суверенных государств. Одним из пунктов здесь значилась борьба с грузинскими преступными группировками в России. И словно в развитие встречи в верхах в низах прокатилась серия убийств крупных криминальных авторитетов и предпринимателей, грузин по национальности. Случайность? Скорее всего. Но аналитики утверждают, что и случайности, образующие определенную последовательность, представляют собой закономерность. А в российско-грузинских взаимоотношениях до последнего времени достаточно много сложностей, которые не поддаются никаким комментариям.
      Из досье авторов.
      Хроника рокового апреля 1994 года:
      4.04. У дверей своей квартиры убиты директор фирмы "Варус-видео" Томаз Топадзе и его племянник Георгий Ильнадзе.
      5.04. Около Краснопресненских бань смертельно ранен Отари Квантришвили.
      12.04. В своей квартире вместе с женой застрелен вор в законе Автандил Чиквадзе (Квежо). Их ребенок тяжело ранен.
      18.04. На улице убит выстрелами из пистолета "ТТ" вице-президент АО "Белые ветры" Зураб Нацвилишвили.
      19.04. В подъезде своего дома застрелен "вор в законе" Гога Ереванский (Гайк Геворкян).
      В Тбилиси убит "вор в законе" Джамал Микеладзе (Арсен). Исчез известный грузинский вор Гиви Берадзе (Резаный), один из наставников Отари. В Зеленограде с простреленной головой в своей машине найден вор в законе Гога Пипия (Гога).
      Во всех случаях, как и с Отари Квантришвили, работали профессионалы. Брошенное на месте преступления оружие убийства. Обязательный контрольный выстрел - знак качества выполненной работы. Никаких следов, свидетелей, показания которых пролили бы свет. Все скрыто мраком тайны. Как и то, сколько было выстрелов, сколько стреляных гильз при расстреле Черного кардинала?
      Есть версия, по которой выстрелов было четыре, хотя гильз нашли только три. Стрелял еще один киллер, страхующий. После промаха основного номера (пули попали в грудь и шею), он выстрелил в голову. Баллистическая экспертиза этого не опровергает. Жертва при падении поворачивалась. Выстрел мог быть произведен и с другого направления.
      Возможно, так оно и было. Когда-нибудь, со временем, тайна убийства Квантришвили приоткроется и станут известны новые подробности. Но кто знает, может быть, и нет. Приведенный список жертв апреля 94-го не претендует на полноту. Но и он навевает грустные размышления. Оказывается, на наших глазах какие-то силы словно по мановению волшебной палочки могут развязать такую кровавую бойню.
      "ВОРОВСКАЯ СЕМЬЯ"
      Где бы не находились "воры в законе", их основная криминальная обязанность - поддерживать и укреплять уже имеющуюся "воровскую" семью либо образовывать новую. Это происходит, когда в нужном для этих лидеров населенном пункте или регионе нет еще криминальных формирований. Для этого хороши все пути. От создания совершенно новых преступных формирований до перетягивания, перевербовки или приема под "воровское" влияние, а затем и контроль уже существующих преступных общностей, например, молодежных группировок, криминальных формирований спортсменов, этнических и иных преступных организаций и группировок, не придерживающихся пока "воровских" обычаев и традиций.
      Фактически до начала 90-х годов разрозненное солнцевское преступное формирование существовало само по себе. Но как только оно заявило о себе достаточно весомо, его взял под опеку "вор в законе" по кличке Джамал. Главари сообщества регулярно "отстегивают" в "воровской общак" значительные суммы денег, оказывают помощь некоторым уголовникам, находящимся на нелегальном положении и в местах лишения свободы.
      Неписаные правила преступных кланов таковы, что "вор в законе" может назначить главаря структуры, "смотрящим" за конкретной территорией, например, за административным районом в городе, области, крае, республике или за конкретным объектом - рестораном, казино, гостиницей, исправительным учреждением. Однако мы не можем утверждать, что "ворам" всегда удается решить указанную проблему положительно для себя. Нередко лидеры "неворовских" группировок оказывают активное сопротивление, поэтому нельзя исключить того, что главарь такой группировки будет нейтрализован (арестован, скомпрометирован, убит) и ее возглавит другой преступник угодный "воровской семье" ставленник. Это может произойти сразу, но возможен и постепенный процесс, путем вживания нового кандидата в данную группировку. С другой стороны, могут быть потери и в "воровском" клане. Кого-то "подставят под органы", кого-то физически уничтожат, как это произошло, например, в Екатеринбурге, когда убили "вора" по кличке Заостровский, или в Москве, где был убит "вор в законе" Глобус. А кого-то просто скомпрометируют, как это было с Семериком.
      Представитель "воровской семьи", особо опасный лидер, прибывая на новое место жительства либо посещая тот или иной регион, в основном уже знает необходимый круг криминальных лиц, поддерживающих социально-негативные традиции. Иногда он бывает заблаговременно ориентирован на главарей "воровских" группировок, которые контролируют административную территорию, объект или определенный вид преступного промысла. Одна из первых целей "вора" - проверить, как лидер преступного формирования, "положенец" или "смотрящий" от "воровского" клана соблюдает обычаи и традиции преступного мира, как поддерживает "воровское" сообщество.
      Характеризуя поведение "вора" во время его пребывания в населенном пункте или регионе как своего рода инспектирование, мы не хотим сказать, что он только и занимается различными проверками. На самом деле это обычно осуществляется непроизвольно, в рамках криминального образа жизни и преступной деятельности. Посещая коммерческие структуры, "инспектор" может на деле убедиться, как происходят сбор, хранение и наращивание "общаковых" средств. Отдыхая в ресторане, казино, сауне, он видит общение "воровских" авторитетов с определенным кругом коммерсантов, должностных и других лиц и определяет, признают ли они "воровские" обычаи и традиции. Встречаясь с ранее судимыми, освобожденными из мест лишения свободы, "вор" получает информацию, как опекаются "честные арестанты" и "бродяги" в зонах и следственных изоляторах, оказывается ли противодействие правоохранительным органам. Выезжая на уголовные "разборки" с конкурирующими группировками, а также разбираясь с фактами ареста, убийства или расправы над "ворами в законе", "смотрящими", "положенцами", простыми членами "воровских" группировок, особо опасный лидер определяет, как обеспечивается безопасность "воровских" формирований. Полученная им информация оценивается с точки зрения негативных правил и норм. На основании сделанных наблюдений может быть принято решение о наказании того или иного главаря либо о поддержке его преступной деятельности.
      Например, "вор" решает, что за провинности перед "братвой" нужно "сдать смотрящего органам" или вызвать боевиков другого региона для расправы над ним или противоборствующими группировками. Он же решает, какое воздействие и на каком уровне необходимо оказать на местную власть. Не исключена материальная поддержка, в том числе оружием, боеприпасами, взрывчатыми материалами, наркотиками. Могут организовываться акции, которые будут иметь общественный резонанс. Возможны и другие криминально-оценочные решения.
      В июне 1994 года "вор" Плотник при выезде в одну из областей Центральной России приобрел для осужденных исправительного учреждения, где отбывали наказание "воровские" авторитеты, постельные принадлежности на несколько десятков миллионов рублей. Хотя действия Плотника были направлены на поддержку активистов "воровского" движения, их следует определить и как пропаганду негативных традиций, так называемого бескорыстия "воров", и как компрометацию администрации колонии.
      В настоящее время многие исправительные учреждения неплатежеспособны, поэтому у "воров" есть возможность принижать роль их администраций в обеспечении осужденных предметами первой необходимости, одновременно подчеркнув свои преимущества во всех сферах социальной жизни.
      Создавая преступную группировку - "воровскую семью", "законник" может возглавить ее сам, но может назначить ставленника - "смотрящего" за городом, районом, местом лишения свободы, либо "положенца", уголовного авторитета от себя или группы "воров". Вербовка будущих членов группировки проводится не только ее лидером, но и его активными сообщниками. В процессе вовлечения конкретных лиц в сферу преступных интересов "воровского" формирования проверяется их прошлое, соответствие прожитого неписаным негативным нормам и традициям. В группировку никогда не войдут активисты зоны - помощники администрации исправительного учреждения, гомосексуалисты и некоторые другие категории преступников.
      В "воровском" формировании могут быть и не привлекавшиеся к судебной ответственности лица, не имеющие в прошлом компрометирующих, по понятиям уголовной среды, фактов. Криминальные субъекты, ранее бывшие комсомольцами, членами компартии, работавшие в правоохранительных органах, служившие в армии, в ядро группировки могут войти только после тщательной проверки на конкретных негативных поручениях и подтверждении их уголовного статуса последующей "безупречной" преступной деятельностью. Бывает, что проверке подвергаются и действующие члены группировки. По "воровским понятиям" ошибок при ее проведении быть не должно. Если обвинение впоследствии будет опровергнуто, то это предполагает серьезные претензии к особо опасному лидеру верхушки "воровского сообщества" и, следовательно, разбирательство на "воровской правилке" - судилище. Вместе с тем пребывание в группировке человека с "запятнанным" прошлым также может привести к серьезным последствиям.
      Работая в оперативном подразделении областного УВД во время осуществления в 1989 году мероприятий по розыску осужденного - лидера "воровской" группировки, совершившего побег из исправительнотрудовой колонии, один из авторов непосредственно установил факт убийства этого человека членами такого же формирования лишь за то, что, убежав из зоны, он взял с собой осужденного, относившегося к категории "обиженных", на воровском жаргоне, из касты "петухов".
      Ядро формирования, как правило, составляют лица с уголовным прошлым, грубо нарушавшие в местах лишения свободы режим исправительных учреждений, следственных изоляторов либо в них же совершавшие преступления в интересах "воров", "положенцев", "смотрящих", на уголовном сленге, "честных арестантов" и "бродяг".
      До 1988 года уголовный мир Самарской области не культивировал "воровские" обычаи и традиции. С переводом из исправительного учреждения другого региона в местную колонию строгого режима "вора в законе" Яблочко "воровская" идея постепенно утверждается как идеологическая подоплека преступной деятельности самарской уголовной среды. Находясь в местах лишения свободы. Яблочко исподволь, не торопясь, подбирал в свои ряды кандидатов как в колониях, так и на свободе. После освобождения в мае 1989 года он активизировал вовлечение сторонников в свою криминальную "семью". Два месяца пребывания на воле не прошли даром: к концу июля 1989-го в его группировку уже входило около 40 человек. Главарь формирования, провозгласив "воровской закон" священным, с помощью сподвижников и боевиков беспощадно расправлялся с теми уголовниками, которые его не соблюдали или порицали.
      При содействии "воровской семьи" и непосредственно через Яблочко в Тольятти была создана своя криминальная "семья" в относительно короткий срок. Примерно через полгода в городе был установлен "воровской" контроль почти за всеми видами преступного промысла. А несколько позже образовались филиалы - структурные подгруппы в городах Самаре, Сызрани, Новокуйбышевске и Чапаевске. Таким образом, главная "воровская семья" еще больше разрослась, приобрела многочисленных сторонников.
      Примерно так идет разрастание криминального спрута по всей территории России. Можно сказать, что отдельная региональная организованная преступность, постепенно повышая свою устойчивость, преобразовалась в монолитную преступную организацию с разветвленной нелегальной сетью в различных городах, где она закрепилась в коммерческих структурах среди коррумпированных чиновников в управленческих структурах, вплоть до правоохранительных органов. Все это позволило усилить скрытые социальнонегативные процессы в преступной среде, активнее распространять "воровские" обычаи и традиции. Используя связи сообщников, а также непосредственные контакты с социально-неустойчивой частью населения (несовершеннолетние, молодежь, ранее судимые, склонные к алкоголизму и наркомании), активисты преступной среды стали шире пропагандировать паразитизм, предпочтение насильственных методов над ненасильственными, так называемое "воровское" единение, нигилистическое отношение к государственной власти, в особенности к действиям правоохранительных органов.
      Если вернуться к Самарской области, то там ситуация изменилась в сторону общей криминализации. Повысилась устойчивость уголовной среды, усилилась агрессивность и наглость преступников, их действия стали более масштабными и изощренными. В настоящее время там продолжается дальнейшее осложнение криминальной обстановки. Тенденция роста тяжких преступлений в области составляла в 1992-1994 годах более 80 процентов в год, почти треть зарегистрированных преступлений в области приходилась на Тольятти.
      Из информации УВД Самарской области:
      В результате борьбы за сферы влияния между "воровскими" и другими преступными группировками в г. Тольятти только в 1994 году с помощью огнестрельного, в основном автоматического, оружия убито и смертельно ранено 54 человека, в 17 столкновениях погибало сразу несколько человек.
      В целом же преступные формирования "воров в законе" подразделяются на несколько разновидностей: местные, региональные и межрегиональные. Местные формирования это, как правило, организованные преступные группы или группировки, реже - преступные организации. Практика борьбы правоохранительных органов указывает на то, что постоянной связи между всеми видами "воровских" формирований в масштабе России нет. Вместе с тем криминальные группировки, объединяющиеся в межрегиональные преступные организации и сообщества, имеют определенную вертикальную структуру, представляющую из себя центральную группировку - руководящее ядро и преступные группировки-семьи на местах. В руководящее ядро входят обычно несколько "воров". Сюда же могут включаться и активисты сообщества, и просто уголовные авторитеты, не обязательно "воры в законе". Преступными группировками-семьями руководят, как правило, "смотрящие", "положенцы", при этом не исключаются и "воры в законе".
      Например, сообщество тюменского "вора в законе" по кличке Черный состояло (по данным 19941995 годов) из преступных группировок, контролирующих регионы города и области. Их возглавляли его "положенцы", держатели городских "общаков". В Тюмени это делал "вор" по кличке Богдан, в Сургуте - "вор" Зятек, в Нефтеюганске - "вор" Азат, в городе Пыть-Ях - "вор" по кличке Лунь и т.д.
      В преступную группировку, как правило, входят следующие лица: отвечающие за использование "общака"; взаимодействующие с государственными органами, финансово-банковскими и коммерческими структурами; обеспечивающие безопасность формирования (в основном они возглавляют боевиков); смотрящие за территориями, отдельными объектами (казино, гостиницы, рестораны, места лишения свободы и т.п.) и рядовые члены.
      Под преступной группировкой мы понимаем сплоченную общность криминальных лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений, отличающуюся внутренней дисциплиной, планированием преступных действий и распределением ролей. Межрегиональные преступные организации и сообщества объединяются в "воровское сообщество" России, своеобразную криминальную ассоциацию.
      "Воровское сообщество" России - это многофункциональная преступная ассоциация, состоящая из структурных звеньев - "воровских семей" (преступных группировок, организаций и сообществ), имеющая коррумпированные связи в органах исполнительной, представительной, судебной власти и функционирующая с целью осуществления многопрофильной преступной деятельности.
      Региональные формирования - это, в основном, преступные организации, иногда преступные сообщества. Преступная организация представляет собой устойчивое объединение, занимающееся криминальной деятельностью, имеющее внутреннюю иерархию и коррумпированные связи в органах власти. Межрегиональные "воровские" структуры в большинстве своем являются преступными сообществами, которые объединяют главарей преступных организаций и лидеров преступной среды, координируют и упорядочивают преступную деятельность, осуществляют решение межрегиональных и межгосударственных криминальных вопросов.
      Каждая криминальная организация и преступное сообщество, как и преступная группировка, состоит из лиц, отвечающих за сбор и хранение "общака", имеет одного или несколько главарей, сюда же входят криминально-коммерческие структуры с многозвенной иерархией и жесткой конспирацией, образованные для получения доходов и развития преступной деятельности, а также рядовые члены-боевики и телохранители.
      Рассмотренная нами структура "воровских" формирований может быть и несколько иной, в зависимости от внешних и внутренних условий, а также преступного опыта лидера и его сподвижников. Например, в некоторых группировках есть толкователи "воровских" обычаев и традиций, выполняющие третейские функции, разбирающие конфликты между членами формирования, а также советники по различным, в том числе некриминальным вопросам. В иных - криминальные лица, хранящие "общаковое" оружие и боеприпасы, что дает определенное преимущество для всей "воровской" семьи. При их обнаружении предполагается привлечение к уголовной ответственности только одного человека.
      Следует отметить, что границы между различными "воровскими" группировками и "воровскими" организациями довольно подвижны. В отдельные периоды преступной деятельности с учетом потерь в их составах одна форма преступных структур может переходить в другую, и наоборот.
      "Воровские" структуры, что бы они собой не представляли - преступные группировки или организации, имеют достаточную сплоченность и представляют высокую общественную опасность. Диапазон их действий довольно широк, от организации традиционного преступного промысла, например, карманных краж, доставки и распространения наркотиков - до изощренных вымогательств, мошенничеств, крупных хищений (краж, грабежей, разбоев), заказных убийств, криминального оружейного и автомобильного бизнеса.
      В последние годы "воровские" группировки повсеместно приобрели черты бандформирований, совершающих нападения на государственные органы, коммерческие предприятия, организации и отдельных граждан, а также путем угроз и демонстрации силы обкладывающих "данью" коммерческие структуры.
      Почти неделю прожил с надетым на голову мешком тверской коммерсант, которого захватили в качестве заложника члены бандформирования "воров в законе" Цико, Тахи, Коммуняя, входящего в грузинское этническое преступное сообщество. За его освобождение бандиты требовали полтора килограмма золота и 100 миллионов рублей. Они были обезврежены в результате профессиональных действий сотрудников управления по организованной преступности Тверской области. У бандитов были изъяты пистолеты "ТТ", боеприпасы, наркотики и крупная сумма денег. Из информации ГУВД Москвы:
      К концу 1993 года в городе сформировалась преступная организация под руководством "вора в законе" по кличке Моник. Структура представляла собой бандформирование, куда входило около 100 человек. Основное вооружение - автоматы "Калашникова", гранатометы, взрывчатка. Члены организации имели несколько автомашин-иномарок. Преступники занимались криминальным бизнесом, вымогательством, похищением людей, нейтрализуя конкурентов и обеспечивая поступательность подопечных фирм в криминально-экономической деятельности. Преобладающая часть бандитов имела документы, которые подтверждали (легализовали) их якобы работу в коммерческих предприятиях "Квинти ", "Большая цепь", "Татра", "Леопард".
      РАССЛОЕНИЕ ВОРОВСКОЙ СРЕДЫ И НОРМЫ ПОВЕДЕНИЯ
      Наблюдения показывают, что расслоение в воровской среде началось с середины 80-х годов. На это в свое время указывал А.И. Гуров, называвший отдельных "воров" "жуками", которые вымогают материальные ценности, нередко насильственно становясь компаньонами дельцов теневой экономики. "Воры" стали вкладывать в подпольное производство деньги, нажитые преступным путем.
      С начала 90-х годов отдельные "воры" продолжили указанную тенденцию. Вслед за легализацией дельцов теневой экономики они также пошли в легальный бизнес, причем через подставных лиц из своего ближайшего окружения. Например, ставленник "вора в законе" Джема, некий Пудель, содержал несколько коммерческих предприятий. Он вхож в правления ряда коммерческих банков. Представители "воров" Деда Хасана и Шакро-молодого учредили несколько коммерческих банков и акционерных обществ.
      Исходя из имеющихся сведений о криминогенных процессах, происходящих в России, следует сделать вывод, что наиболее авторитетные "воры" являются криминальными дельцами, кредо которых - накопление значительных материальных ценностей и личное обогащение. Отдельные лидеры такого типа, особенно кавказцы, склонны к занятиям политикой. Все это в корне расходится с "воровской" идеей, основное содержание которой - жизнь во имя, во благо "воровского" братства, а не паразитирование за счет него. Из личной переписки с "воровским положением":
      "Освободился я 12 ноября 1990 года. То, что я сам увидел, меня шокировало в прямом смысле этого слова. Не скажу, что ко мне плохо отнеслись, нет, наоборот меня встречали такие люди, как Кот, Матвей Сухумский, Никол Ереванский. Встретили так, как и полагается. Вы, наверно, знаете, что Кот был один из тех, кто проходил ломку еще в те годы. Ему в 1990 году было под 80 лет. Он умер в 1993 году, летом. Вот Кот на многое раскрыл мне глаза. Возможно, что это и есть та первая причина, почему я пишу Вам это письмо. Думаю, что Вы знаете, что для нас значит слово Брат. И вот сейчас я окончательно убедился в том, что мир перевернулся, все то, чем я жил и чему посвящал свою жизнь, втоптано в грязь, остались одни лишь пустые слова..."
      Сегодня к наиболее видным авторитетам криминального мира можно отнести Япончика, Джема, Деда Хасана, Каро, Черного из Тюмени, Шакро-молодого, Якутенка, Робинзона, Джамала, Дато Ташкентского, Шурика Захара, Роспись, Моряка, Гиви Бешеного и некоторых других. Таким образом, "воровское сообщество" весьма неоднородно. В нем есть и князья, и среднее сословие, и организаторы низового преступного уровня. Современный авторитетный "вор" - это не татуированный тип с почерневшими от чефира зубами. Он чисто выбрит, одет в основном по последней моде. В его обслуге не только шестерки, но и телохранители, которые одновременно являются оруженосцами. "Вор" не хранит сам и не носит оружия, но оно всегда при нем, и он может использовать его, исходя из конкретных обстоятельств. В повседневном обиходе у него несколько приватизированных квартир, дачи, автомашины престижных моделей. В ближайших помощниках - опытные юристы, отдельные представители органов власти, правоохранительной системы. Некоторые "воры" имеют в услужении целителей и экстрасенсов.
      Например, после ареста "вора в законе" Джема и нескольких безуспешных попыток его освобождения, в том числе и законным путем, некий московский экстрасенс звонил по телефону руководителям правоохранительных органов Хабаровского края и предупреждал об астральных силах, которые возмущены арестом Джема. Этот ясновидящий даже подчеркнул, что если в ближайшее время популярного воровского главаря не освободят, то Хабаровску грозит ужасный природный катаклизм. В дальнейшем выяснилось, что экстрасенс ни кто иной, как бывший вор-медвежатник, некий Панов Болеслав Миронович, выучившийся у известной целительницы и получивший в ее малом предприятии документы, подтверждающие его способности руководить астральными силами. Несколько раз он приезжал в Хабаровск и якобы лечил членов "братского круга" и некоторых представителей местной администрации.
      Как сказал в свое время один из бывших министров правительства Гайдара, "сегодня не всегда сразу поймешь, с кем имеешь дело - с бандитом или коммерсантом". Это можно подтвердить и таким фактом, как обращение международного агентства "Кэтц Пикчерз" (Великобритания) к одному из "воров": "Уважаемый Павел Васильевич, международное пресс-фото агентство "Кэтц Пикчерз" свидетельствует Вам свое почтение и просит не отказать в сотрудничестве с Вами..."
      Несмотря на все изменения в жизнедеятельности "воров в законе", среди них продолжает существовать так называемый "кодекс чести вора". По данным криминологических исследований и по мнению наиболее опытных оперативных работников МВД, а также отдельных "воров в законе", под "кодексом воровской чести" понимается совокупность криминальных традиций и обычаев, которые обязан соблюдать каждый "законник". К ним относятся: активное участие в жизнедеятельности "воровского сообщества"; проживание на материальные средства, добытые преступным путем; пропаганда "воровских" обычаев и традиций, а также преступного образа жизни; обязательность держать слово не только перед "братвой", но и уголовнопреступным миром; организация сбора "общаковых" средств и контроль за их использованием; опека и помощь заключенным под стражу и осужденным, так называемым "бродягам" и "честным арестантам"; соблюдение решений "сходок"; требовательность к "братве" и контроль за их исполнительностью; организация противодействия государственным органам.
      "Старые", или "нэпманские", "воры", кроме того, не могли иметь семью, вступать в контакты с сотрудниками правоохранительных органов, должны были жить на средства, полученные в результате преступлений, совершенных лично ими.
      За нарушение "кодекса воровской чести" к провинившемуся могут быть применены "санкции". Некоторые из них, такие как убийство, материальное возмещение, изгнание из "воровского сообщества", применяются только по решению "воровской сходки". В криминологической и художественной литературе нередко указывается, что если "вор в законе" добровольно, не причиняя какого-либо вреда "воровскому сообществу", отошел от своих криминальных обязанностей, то его всегда должны убить. Мы не исключаем этого, но на практике имеются многочисленные факты, когда бывшие "воры" спокойно живут и здравствуют. Например, такие люди проживают в Новосибирской, Саратовской областях. Краснодарском и Хабаровском краях. Они в воровской среде именуются "сухарями" и "отказниками".
      Если давать более полную трактовку, то под "сухарями" в уголовном мире понимаются бывшие "воры", своевременно не объявившие себя таковыми либо не подтвердившие свой криминальный титул, когда это нужно было сделать. Так, при этапировании в исправительное учреждение и во время отбытия уголовного наказания типичным "отказником" был Егор Прокудин, который и стал в последующем героем кинофильма Василия Шукшина "Калина красная". Из информации ГУОП и ВНИИ МВД России:
      Из разъяснении отдельных "воров в законе" известны следующие "воровские санкции": моральные - обсуждение на "сходке", замечание, пощечина и т.п.; материальные - "штраф", "пени", "конфискация"; физические - избиение, совершение насильственного акта мужеложства, убийство (последнее на "воровском" жаргоне звучит: "спросить как с гада"). В особую разновидность "санкций" выделяется так называемое "битье по ушам", заключающееся в изгнании "вора" из сообщества, которое может быть просто изгнанием и изгнанием с объявлением "сукой ", "гадом", "негодяем". "Сука" - "вор ", нарушивший "воровские" традиции и обычаи, но не предавший "воровскую" идею. "Гад" или "блядь" - "вор", предавший интересы "воровского сообщества". Решение о "битье по ушам" может быть принято как на "воровской сходке ", так и по "воровской" переписке, когда тот или иной "вор" объявляется "гадом" в "общаковой ксиве".
      В перехваченных оперативными работниками "малевках" и "ксивах" нередко говорится следующее: "Арестанты, ставим вас в курс за личности, за кого ворами вынесено решение как за гадов, это... Эти гады замараны в воровском, в крови арестантов. При встрече с гадиной и вышеперечисленными гадами каждый арестант обязан поступить как с гадом согласно принятого решения". Из "ксивы на общак" усматривается, что сначала провинившийся "вор" изгонялся из сообщества, а затем с него спрашивали "как с гада". Провинившийся мог быть "приговорен" к смерти в основном при выявлении сотрудничества с правоохранительными органами, присвоении "общаковых" средств, убийстве "вора" без решения "сходки", организации групповых акций против властей в личных интересах.
      Наряду с этим "воры" жестоко спрашивают с так называемых "самозванцев" или, по их терминологии, "негодяев", с тех, кто сам назвался "законником". Как правило, таких преступников-самозванцев "воры" и их сообщники уничтожают. К исполнению приговора привлекаются молодые преступники, поддерживающие "воровскую идею". В местах лишения свободы это "стрелочники", "грузовики", "торпеды", но могут быть и лица, не выплатившие долг после игры "под интерес". На воле - рядовые члены сообщества, шестерки, боевики, возможно и киллеры - наемные убийцы.
      В изъятой в августе 1994 года "воровской ксиве", направленной из Владимирской тюрьмы "честным арестантам" Иркутского централа (СИЗО), указывалось относительно некоего Мураша: "... После того, как этот земагор коснулся чести вора, его имя может быть только негодяй, каждый порядочный арестант должен поступить в соответствии..." С чем, читатель уже может представить сам. Кроме того, далее в "ксиве" было записано: "... по осени 1993 года в Москве была большая сходка воров относительно Махо, где было вынесено однозначное решение, что Махо - блядина. А по сему каждый уважаемый человек при встрече с ним должен поступить в соответствии вынесенного решения..." "Ксива" подписана 18 апреля 1994 года шестью "ворами в законе".
      Перелагая воровское письмо на нормальный язык человеческого общения, следует отметить, что уголовный авторитет Мураш объявлялся "самозванцем", а "вор в законе" Махо - предателем "воровского" движения.
      В противовес "нэпманским ворам" большинство современных "воров" шире толкуют жизнедеятельность "воровского сообщества" - не только как организацию преступлений и криминальный промысел, но и как "наваривание" денежных средств с помощью бизнеса, коммерции на основе силовых, экстремистских, жестких методов и средств (многодневный шантаж, угрозы, использование взрывчатки, гранат, автоматов и т.п.). Такая двойственность в подходах к "воровской" идее, а точнее, циничный прагматизм в реализации отдельных ее положений, порождают многочисленные серьезные конфликты, чреватые убийствами. При этом "оппоненты" используют богатый уголовный опыт, применяют самые различные, в том числе и общеопасные, способы как для совершения убийств, так и для их сокрытия.
      В 1993 году было убито 16 "воров законе", это в три раза больше, чем в 1992 году. В 1994 году - 17, в 1995 году - 22, в 1996 году - 21 "вор в законе". При совершении тяжких преступлений применялось, как правило, автоматическое оружие, взрывчатые вещества. В некоторых случаях "воров" и их ближайших сподвижников после убийства расчленяли, сжигали. Наряду с этим оперативно-следственная работа раскрывает более прозаические причины конфликтов и противоречий. Идет борьба за преступное влияние на территории, передел сфер преступного промысла, прибыли от коммерческой деятельности, бизнеса в отраслях государственного и частного хозяйствования, присвоение криминальных доходов.
      Хотя "воры в законе" называют друг друга "братьями", только в Нижегородской области в 1993 году "воры в законе" Семерик и Китаец вместе со своим окружением не поделили вкусный пирог - кредит в сумме 5 миллиардов рублей. В результате с обеих сторон - трупы, в том числе и самих "воров", и их приближенных.
      ФРАГМЕНТЫ КРОВАВОЙ ЛЕТОПИСИ:
      1994 год
      В феврале совершено второе покушение на "вора" русской общины по кличке Роспись. Его пытались уничтожить с помощью мощного радиоуправляемого взрывного устройства. Роспись от взрыва не пострадал, а посторонним людям, в том числе двум малолетним девочкам, причинены серьезные телесные повреждения.
      В апреле в Москве в своей квартире убит "вор в законе" Квежо. Около восьми утра в квартиру позвонили. Дверь открыла его супруга. Тут же прозвучали автоматные очереди, женщина рухнула без звука. Не успевшего проснуться Квежо убили прямо в постели. На выстрелы из другой комнаты выбежал сын погибших, его также пытались убить, но мальчик чудом остался жив.
      В октябре на одной из московских улиц двумя выстрелами из пистолета "ТТ" убит "вор в законе" по кличке Гедемос. Как доказало в дальнейшем следствие, преступление совершил молодой "вор в законе" Гия.
      1995 год
      В сентябре в Москве убит "вор в законе" по кличке Солома. По имеющейся информации последний находился в напряженных отношениях с "вором в законе" по кличке Тюрик, так как распространял среди "братвы "факты, компрометирующие Тюрика, в частности, его судимость за изнасилование и распространение порнографических фильмов.
      1996 год
      В январе на набережной реки Москвы был убит "вор в законе" по кличке Мирон и три его телохранителя. Изучение образа жизни и личности последнего показало, что он активно работал в сфере бизнеса, был бескомпромиссен с конкурентами, в том числе и по отношению к своим собратьям по "воровскому сообществу ".
      В августе в пригороде Берлина убит один из авторитетных "воров в законе" Шакро-старый. Было известно, что он проводил внутренние разборки среди "воров ". Когда был убит "законник" Квежо, он собрал около десятка "воров в законе" в гостинице "Россия" и завел в номер сына убитого, попросив его рассказать об обстоятельствах гибели отца. Последний отказался, сославшись, что двое убийц находятся здесь в комнате. После этого один из них был убит в Москве, второй сбежал в Грузию, где пропал без вести.
      "КРЕСТНАЯ МАТЬ"
      Когда Япончик после приговора суда отбыл в места не столь отдаленные на 14 долгих лет, которые, к его счастью, оказались значительно короче, чем предполагалось, заботу о его семье: жене Лидии Айвазовне и сыновьях - Эдуарде и Геннадии, с которыми по закону он был в разводе, взял на себя Отари Квантришвили. Этот факт не раз всплывал в разговорах людей, вращавшихся в кругу, близком к этим личностям. Но вот что интересно, оказывается, не меньше домыслов было еще и о другой семье Япончика.
      Вторая семья, в отличие от первой, имела самое прямое и непосредственное отношение к уголовному миру. Жена - настоящая "крестная мать", возглавлявшая еврейско-армянскую организованную преступную группу. Сын - "вор в законе". Действительно ли это так и кто эти загадочные фигуры? Или все это только слухи? Надеемся читатель сам в этом разберется, когда познакомится со всем поближе. Для большей убедительности, что это не фантазия, приведем соответствующий документ. Им бренная жизнь "крестной матери" закончилась, а повествование о ней только начнется.
      (СЕКРЕТНО) Армянская ССР. Управление внутренних дел Исполнительного Комитета Ереванского городского Совета народных депутатов. Лично заместителю начальника 5 отдела МВД СССР тов. Плешкову А. Н.
      По поручению ГУУР МВД СССР нами оперативным путем было выяснено следующее: 26 февраля 1988 года в г. Ереване на центральном кладбище состоялись похороны Никифоровой Калины, бывшей жены "вора в законе" Япончика Славы, а затем Саркисяна Рубика Торгомовича, 1942 г.р., по кличке "Профессор", проживающего в городе Москве. Покойную из г. Москвы сопровождали в самолете "Профессор ", "вор в законе" Кропоткинский Лева - житель Москвы и некий по кличке "Тайваньчик". В похоронах также принимали участие "вор в законе" Багдасаров из Баку и из г. Тбилиси законный вор "Тога", который проходил по выстрелам в ресторане "Русь" в 1975-76 годах по делу "Япончика" и Астафа из г. Москвы. "Профессор", т.е. Саркисян Р. Т., пользуется большим авторитетом преступной среды г. Москвы, его близкими друзьями являются некий Рафик, проживающий в г. Москве, а также Погосян Горацио Мурадович - директор магазина "Армения" по ул. Горького.
      Начальник ОУР УВД г. Еревана подполковник милиции Хачатнян В. К.
      В архивах правоохранительных органов хранится и другой интересный документ, который тоже относится к делам этой семейки. Он появился на свет двумя годами раньше.
      Из оперативной информации КГБ СССР (Москва, декабрь 1986 г.):
      Большая группа преступников, "воров в законе ", мошенников и пр. планирует в ближайшее время совершить захват и угон самолета из аэропорта г. Ленинакана и осуществить перелет за границу. Возможен вывоз большого количества изделий из драгметаллов, антиквариата, других ценностей. Ведущая роль принадлежит супругам Никифоровой-Саркисяну...
      Один из супругов - это тот самый Рубик по кличке Профессор который, судя по всему, стал после Япончика новым мужем Кали. Однако пока лучше вернуться от домыслов к конкретным событиям. Они развивались так, что примерно в то время, когда агенты КГБ передали свою информацию, в доме названных супругов произошел такой разговор:
      - С этим барахлишком, - Каля любовно погладила крышку старого, видавшего виды, обшарпанного, но еще крепкого, с надежными запорами чемодана, - мы, где хочешь, устроимся...
      Щелкнули замки, открывшееся чрево было заполнено множеством разных пакетов, свертков. Развернув один, хозяйка чемодана вытряхнула содержимое. На женской ладони заблестели золотые украшения: цепочки, несколько кулонов и колец, брошь, усеянная далеко не стеклянными каменьями.
      - Откуда столько рыжья, Калечка? - только и вымолвил мужчина, не скрывая своего удивления.
      Женщина мило улыбнулась, явно не спеша с ответом, но разговор продолжила:
      - Теперь, Рубик, твой черед. Как видишь, к вылету я готова. Осталось дождаться только возвращения Витеньки...
      КЛЮЧЕВАЯ ФИГУРА
      Продолжим знакомство с этим далеко не святым семейством поближе. Пожалуй, как поняли многие, здесь самая что ни на есть ключевая фигура женщина. Так и полагается в еврейских семьях, где даже национальность определяется по матери, а не по отцу. Через эту женщину шел сбыт краденного, осуществлялось общее руководство как в стратегических планах, так и наводка на цель в отдельных воровских операциях. Она же - настоящая мать "вора в законе" Калины, Виктора Никифорова, в одно время ведущего авторитета столичного криминального мира, наследника известного Япончика.
      В памяти встречавшихся с ней оперативников она осталась тучной, но не рыхлой женщиной, пытавшейся казаться приятной и доброжелательной. Только под этой маской невинной овечки скрывалась матерая волчица. Ее деловая хватка поражала многих. Она везде находила себе применение. Казалось, не было в криминальном мире чего-то такого, о чем эта женщина не знала, в чем так или иначе не участвовала. Ей прекрасно удавались аферы завзятого мошенника и квартирные грабежи домушника, организация подпольного производства продукции повышенного спроса и подкуп чинуш самого разного ранга. Это был своего рода криминальный талант..
      "Калина Никифорова, хотя и была женщиной, но обладала такой огромной работоспособностью и выносливостью, что ей любой мужик позавидует. Направить бы ее энергию в правильное русло, она бы такого наворочала, что при жизни можно ставить памятник, - обмолвился как-то знакомый сыщик МУРа. - Ее неуемной энергии можно позавидовать".
      ЗНАКОМСТВА И СВЯЗИ
      Конечно, такой Каля была не всегда. Ее характер и деловые качества сформировала та среда, в которой она жила, окружение, в котором она воспитывалась. Ее детство выпало на тяжелые послевоенные годы, когда семье евреев-беженцев пришлось временно осесть на Кавказе. Как и во многих смешанных союзах, верховодила в доме еврейка-мать. От нее скорее всего многие черты характера перешли к дочери. Тогда установились знакомства, определившие ход дальнейшей судьбы Кали.
      Первое Калино замужество, после которого она унаследовала не только фамилию, было удачным, но непродолжительным. Супруг с высокопарным именем прославленного римского императора, Юлий, был на много старше своей избранницы. Но это никоим образом не омрачало союз. Никифоров работал мастером-реставратором по изделиям из драгметаллов, попростому - ювелиром, а посему был довольно состоятельным человеком.
      После его смерти остались некоторые сбережения, хранившиеся не столько в сберкассах, сколько в золотых кубышках. Тем не менее Кале пришлось пойти работать. Куда? Только в торговлю и только в "Березку" (магазин, где продавались за чеки внешпосылторга импортные товары). К этому времени она прочно осела в Москве, были кое-какие связи, в основном заведенные через земляков-кавказцев. Среди них оказались и довольно титулованные особы, например, "воры в законе" Николай Акопов (кличка Колик, уроженец Батуми, проживающий постоянно в Москве, судим за кражи и мошенничества), Симон Хачатурян (Кличка Симон, тоже батумец, находящийся в розыске за совершенные преступления). Воспользовавшись сочувствием и помощью новых друзей, она и зацепилась за теплое место.
      Но, увы, соответственно доходам росли и расходы. Получаемого государственного иждивения на все запросы и потребности не хватало. Изворотливый ум искал дополнительные пути получения дохода. Обвес, обсчет не подходили. Больше риску, чем выгоды. Каля выбрала более ощутимые каналы. Ими стали незаконные валютные операции. Говоря проще - спекуляция чеками внешпосылторга, мошенничество. Вот один эпизод, произошедший не без ее участия.
      Буфетчице театра "Современник" за чеки вместо настоящих денег Симон подсунул "куклу". Бумага была аккуратно нарезана в типографии. Пачки перевязаны банковской лентой. Липа - комар носа не подточит. Клиентка купилась, а потом кусала локти. Побежала в милицию заявлять, там ее успокоили, мол, не волнуйтесь, гражданочка, этот Симон не только вам нужен, но и МУРу, и коллегам из УВД Туапсе за преступления, совершенные там. В розыске он...
      За подобную операцию Калю осудили. Свой срок она отбывала в колонии под Можайском. Освободилась оттуда досрочно. Выручили связи, благодаря которым можно было влиять на кое-какие события в своей и чужой жизни. Главная помощь исходила от жены боксера-чемпиона Агеева. Вот только даже со связями вновь попасть в "Березку" оказалось непосильной задачей. Пришлось искать новую нишу, где бы можно приложить свои силы с наибольшей выгодой. Таким местом стал пивной бар на Колхозной площади. И как раз на это время выпадает еще одна интересная страница в ее биографии.
      ЮЛЯ, ДВОЙНИК КАЛИ
      Из донесения в ГУВД Москвы: Кличка "Юля" (Калина Михайловна Никифорова) привлечена к негласному сотрудничеству оперуполномоченным УБХСС (управления по борьбе с хищениями социалистической собственности)... Используется для получения информации о лицах, занимающихся спекуляцией, незаконным оборотом валюты, сбытом наркотиков, изготовлением неучтенной продукции...
      Весь этот перечень преступных деяний, о которых сообщала "Юля", конечно, был далеко не чужд и оригиналу этого двойника, самой Кале. Она крутилась в той же среде, делала на этом деньги и за деньги и гарантии собственной безопасности продавала своих же поделыциков. Делала это настолько изворотливо, что до правоохранительных органов доносились лишь обрывочные отголоски ее личных махинаций. Поймать ее на чем-то с поличным возможности не предоставлялось. Каля-Юля все делала осторожно, осмотрительно, не оставляя следов. Даже сами воры, отзываясь о ней, характеризовали ее как невероятно хитрую женщину, хорошо разбирающуюся в вопросах уголовного и административного права, крупную спекулянтку, валютчицу, не гнушавшуюся ради прибыли ничем.
      Теперь Каля почти не разменивалась по мелочам. Она все реже выступала непосредственным исполнителем, а чаще организатором. Основной ее интерес все больше направлялся на драгоценности, антиквариат. Последнему промыслу благоприятствовало и то, что ее сестра Фаина постоянно проживала в Германии. Ей через своего человека на таможне она и переправляла старинные иконы, редкие картины и т.п. Ради такого дела втерлась в круги коллекционеров. Приглашала знатоков искусства к себе, демонстрируя личную коллекцию из нескольких дорогих (около двух-трех десятков) икон и картин.
      Подобраться к Никифоровой, а тем более уличить в чем-то криминальном, становилось довольно сложно. Она уже имела своего адвоката, довольно престижного и проверенного в деле, своих людей в правоохранительных органах. Так, через "купленного" человека в Киевском нарсуде столицы она могла влиять на те судьбы, в которых была заинтересована. Через него "отмазала" от тюрьмы Виктора после совершенного им очередного преступления.
      Но главное заключалось в том, что она обладала прочными связями с "ворами в законе". Через них, внеся в общак крупную сумму денег. Каля купила почетный преступный сан для своего сына. Для этого вывозила его специально на Кавказ, где на воровской сходке тот был крещен в братство "воров в законе" под кличкой Калина.
      КРЕПЧЕ ОБНЯТЬ, ЧТОБЫ БОЛЬНЕЕ УДАРИТЬ
      Но, пожалуй, одним из самых доходных промыслов "крестной" матери было то, что она брала на сохранение и для переправки за границу валюту и ценности у евреев, отправляющихся на постоянное жительство в Израиль. Во время их массового поломничества она широко разрекламировала через своих людей, что на таможне имеет своего человека, Сергея. Через него все будет переправляться без всякой пошлины и без каких-либо неприятностей с властью, т.е. нелегально, но с полной гарантией сохранности.
      Дело было поставлено так, что клиенты сами выходили на нее. Иногда в день раздавалось по несколько телефонных звонков от разных людей, направляемых к ней через сеть агентов.
      "Я от профессора..." - звонил один.
      "Беспокоит друг Эмиля. Он говорил, что вы можете помочь..." - представлялся другой или называл пароль третий: "Привет от Балды".
      - Здравствуй Калечка. Это Рита. Не узнаешь? - говорившая, видимо, сделала значительную паузу, в телефонной трубке раздавалось лишь потрескивание помех.
      - Говорите...
      - Значит, не узнала. Оно и понятно, столько времени прошло. Мы же с тобой за одной партой сидели...
      - Райка из "белого дома"?
      - Наконец-то.
      - В Москве проездом или живешь?
      - Живу, но в своем тьму-тараканье. Надоело все. Податься решила в края свободные. Выбралась в столицу, чтобы все оформить. Телефон твой узнала случайно у знакомых и решила позвонить. У тебя, говорят, связи...
      Вскоре подруги детства встретились. Каля помогла Рае с оформлением документов, вывела на нужных людей. Зашла, конечно, речь о том, с какими средствами землячка со своей семьей едет на новое место жительства. И та, безусловно, все выложила, мол, коечто из фамильного серебра и золото в контейнере с вещами решили припрятать, что-то с собой провести в личной клади и т.д.
      - Сдурела? Отберут. Найдут и пропадет добро, - поучала подругу Каля, используя наработанный прием. - Разве так через границу везут...
      - Ой, Калечка, неудобно тебя еще и здесь напрягать.
      - Да ладно тебе... Поди не чужие. Помогу...
      И вскоре кубышка подружки и всей ее семьи тоже перекочевала в один из чемоданов Никифоровой. А всего предприимчивая особа собрала ни много, ни мало, а два больших дорожных баула ценностей.
      Ох, как доверчивы порой бывают люди. Используя эту их слабость, можно с успехом добиться многого. А уж попавшее добро Каля не выпускала. Хватка тут у нее была мертвая, бульдожья.
      Попытались было четыре грузинских еврея вытребовать свое кровное назад, но не тут-то было. Не помогли ни слащавые уговоры, ни угрозы обратиться к "ворам в законе" и в милицию. Разве могли они знать, что и те и другие были для этой женщины надежной "крышей". Она лишь умело манипулировала, когда того требовали условия, чтобы поменять один "зонтик" на другой.
      Но кроме защиты "воры в законе" использовались Никифоровой и, можно сказать, по прямому назначению, как оружие при исполнении ее планов. Вот один тому яркий пример, но прежде небольшое отступление.
      Из документов МВД СССР: Быков Владимир Васильевич, уроженец Москвы, кличка "Балда ", судим шесть раз. Место постоянной прописки Николаевская область, но нелегально проживает в столице. Имеет форму сотрудника милиции. Используя ее, совершил ряд преступлений: грабежей, разбойных нападений на граждан и их жилье...
      Так скромно характеризовался один из окружения Никифоровой. В сговоре с ним она обобрала свою же подружку, Валентину. Никифорова все обстряпала таким образом, что бедная женщина, не подозревая, первой о своем горе сообщила именно ей:
      - Все вынесли, что нажила. Ну шубы - ладно, они в шкафу висели. А видик второй я припрятала. И деньги не на видном месте лежали, не говоря о золоте... Как, кто-то навел? И дома-то не долго отсутствовала. Ну сколько мы у тебя фильм смотрели?
      - В милицию заявляла? - только и поинтересовалась Каля.
      - А как же? Позвонила и сразу к тебе. Жду вот, придут...
      - Дура! На тебя же и заведут дело - за нетрудовые доходы. Как миленькая загремишь за спекуляцию и будешь тащить срок, как я когда-то...
      Лицемерка? А, может, точнее сказать - профессионалка? Ведь в момент разговора Валины вещи лежали в соседней комнате. Их только принесли Виктор и Балда. Их еще предстояло сбыть, оставив себе лишь половину выручки. Остальное причиталось поделыцикам. Вся операция с ограблением была четко спланирована и просчитана заранее. Кале давно не давала покоя преуспевающая подруга. Нет, в конкурентки она не годилась. Куда там, просто обычная по тем временам спекулянтка, а по нынешним - челночница. Чтобы беспрепятственно мотаться за шмотками за границу, Валя даже вышла замуж за поляка. Ломовая лошадка запрещенного тогда бизнеса, она постоянно курсировала между Варшавой и Москвой.
      - Когда придут, скажи, что вещи нашлись, ошиблась... - властно поучала подругу Каля. - За это срок не дадут. Поругают. Постращают - и все. Как только додумалась-то до того, чтобы милицию вызывать?
      - Хорошо, Калечка. Все сделаю. Как же сама-то не сообразила...
      А в это время оперативники, прослушивавшие весь разговор, кусали локти. Из рук ускользала еще одна с таким трудом нащупанная нить. Да, они знали, что готовит и проворачивает Никифорова более солидные дела. Имелись сведения о подготовке угона самолета за границу. После этого сигнала телефон Никифоровой и был поставлен на прослушивание. Но как доказать, как задокументировать преступные намерения? Реально зацепить опытную преступницу было не такто просто.
      ХОЗЯЙКА ПОДПОЛЬНОЙ ФАБРИКИ
      В пик расцвета воровской деятельности, который пришелся на закат жизни. Калина Михайловна в свои сорок с небольшим лет не брезговала ничем. Но ее квартира не ломилась от дорогих гарнитуров и вещей. Все уходило в дело: на покупку воровского титула сыну, на подкуп чиновников, на расширение подпольного производства обуви. Лишь как-то косвенно наводила на мысль пусть не о роскоши, но о чем-то похожем, коллекция редких икон и картин. Ее предназначение - заманивать в сети будущие жертвы. Еще бросался в глаза одинокий стол из слоновой кости с богатыми инкрустациями историческая ценность прошлого века, привезенная из Санкт-Петербурга. Очевидцами он оценивался по самым скромным подсчетам в 15-20 тысяч долларов.
      В остальном - все, как у самых обычных работяг. Иначе Никифорову и не назовешь. Она постоянно в движении, в деле. Не закончено старое начинание, а она уже планирует и осуществляет какие-то новые прожекты. Их цель - деньги и еще раз деньги. Но делается это не ради накопительства. Ведется чисто капиталистическое хозяйство, когда прибыль приносит прибыль, и это при социалистическом режиме.
      С весны 87-го в г. Чехове Московской области Никифорова организует свое дело - полулегальный цех по производству модной женской пляжной обуви. Сюда вкладываются все имеющиеся средства. Кроме того, кое-что для развития нового бизнеса добывают только вернувшийся из заключения сын и второй муж, Рубен Саркисян ("вор в законе" по кличке Рубик-профессор, а в миру - тренер по шахматам спортобщества "Спартак", армянин, постоянно проживающий в Москве).
      Фактически Калина Михайловна уже выходит в своих планах на финишную прямую: есть деньги, ценности, антиквариат, есть все необходимое и сын снова рядом. Остается самая малость: загрузить все в самолет и... - Однако осуществлению задуманного мешают расчетливость и алчность, ставшие основополагающими качествами ее характера. Левый обувной цех только встает на ноги. В новое дело вложена масса средств, труда, вот-вот будет отдача.
      Импортный станок по изготовлению из пластмассовой крошки женских пляжных туфель работает круглосуточно. Производительность высокая - каждую минуту появляется новая пара заданного размера. Подпольный цех находится под крышей реальной обувной фабрики. Хитрая преступница-производственница использует государственное сырье. Но большей частью оно "левое". Его поставкой занимается Эдик Краснодарский, который числится сотрудником Чеховского комбината бытового обслуживания. Он же подкармливает кого-то в местном райисполкоме и городском отделе милиции. Поэтому есть надежда, что делу никто не помешает. На первых порах много брака, но товар все же идет в продажу. На дворе разгар лета. Спрос на продукцию огромный. Надо расширять дело, а не бежать от него.
      "КАЛИНА", СЫН КАЛИНЫ
      Из документов МВД СССР: Никифоров Виктор Юльевич, 1964 года рождения, москвич. Он же "вор в законе" по кличке Калина. По непроверенным данным - внебрачный сын "вора в законе" Япончика (В. Иванькова). Эрудирован, находчив, дерзок. Имеет высшее гуманитарное образование, пишет стихи. Вхож в московские культурные круги, имеет личные знакомства с популярными писателями, композиторами, певцами... Обладает обширными связями и авторитетом в уголовной среде. Постоянные подельщики - "Балда", "Коля Батумский", "Гога Тбилисский", Дато, Эмиль...
      Последний, Эмиль, сын известного грузинского поэта, отбывал наказание в 15 лет за убийство, выйдя на свободу, примкнул к группировке Калины. Он-то и был наводчиком при ограблении известного композитора, друга его отца, Арно Бабаджаняна. Когда проникли в квартиру, считавшуюся по расчетам пустой, там в одной из комнат спала женщина. Прикрыв дверь, ее караулил Никифоров. Остальные упаковывали ценное в заранее припасенные мешки. Подобная гастроль для Калины и его подручных была скорее исключением, чем правилом. В основном их жертвами становились те, чьи накопления имели сомнительное происхождение.
      "Работали" не только в Москве, но и в других городах. Действовали по отточенной схеме - "командировочный". Например, в гостинице "Спартак" среди администрации были свои люди. Через них подбирались подходящие состоятельные жертвы. У них в период проживания в номере выяснялся адрес, похищались ключи. И когда такой командировочный возвращался домой, его жилище уже было обчищенным.
      Еще прием - оказание услуг. Благотворительная фирма да и только. Этой деятельностью больше занимался Профессор, Так, Рубик получил солидную сумму от женщины за организацию перевода ее мужа-преступника из российской тюрьмы в тюрьму азербайджанскую. Обещание свое не выполнил. Через определенное время женщина приехала снова. На этот раз, демонстрируя свои связи, Саркисян отвез ее к зданию МВД на Житной площади. Оставил ее ждать, а сам отправился в бюро пропусков. Там он пробыл около четырех часов. Вышел и потребовал дополнительных денег. Получив их, вернулся в бюро пропусков. Женщина прождала его до позднего вечера, но безрезультатно. Профессор исчез.
      Из документов МВД России: Никифоров Виктор Юльевич родился 14.07.64 г. в г. Москве, еврей. Осужден Люблинским нарсудом Москвы 15.06.82 г. по ст. 108 ч. 1 и 206 ч. З на 5 лет. Срок отбывал в колонии строгого режима в Башкирии. Из-за вызывающего поведения часто пребывал в одиночной камере изолятора. Был зачинщиком драки, в которой один из заключенных был забит насмерть. Калине в драке откусили половину левого уха. Срок отбывал от звонка до звонка. В январе 1988-го из зала суда освобожден, а уголовное дело направлено на доследование, исполнявший его следователь от дальнейшего доследования отстранен, и в итоге дело прекращено. Характеризуется как дерзкий, вспыльчивый, готовый на любые действия.
      28 февраля 1991 года в ресторане "Арена", расположенном на территории спортивного комплекса "Лужники" г. Москвы, одному из лидеров "люберецкой" группировки Шелковникову Мансуру Максудбевичу, 1961 г.р., уроженцу и жителю г. Люберцы по кличка Мансур, были нанесены тяжкие телесные повреждения ножом для разделки мяса "вором в законе" Калиной. По данному факту Прокуратурой Ленинского района Москвы было возбуждено уголовное дело по ст. 108 ч. 2 УК РСФСР. Никифоров арестован. В последующем из-за слабой доказательной базы из под стражи освобожден.
      14 января 1992 года в 17.30 при возвращении домой, около подъезда дома по Енисейской улице, неизвестными преступниками выстрелом в упор из револьвера системы "Наган" Никифоров был застрелен. Уголовное дело было возбуждено Прокуратурой Бабушкинского района. Проведенными оперативными и следственными мероприятиями преступники задержаны не были. Преступление не раскрыто.
      НЕПОСИЛЬНЫЙ ФОРСАЖ
      Безусловно, подобный образ жизни - на лезвии ножа - не мог продолжаться бесконечно. Срыв не заставил себя долго ждать. В начале 1988 года Калины Никифоровой не стало. Врачебное заключение по поводу ее смерти основывалось на сердечной недостаточности. Даже мощное здоровье сильной и волевой женщины оказалось не в состоянии выдержать того напряженного ритма, который она постоянно себе задавала.
      Первой подножкой в беге по лезвию стало известие об аресте сына. Виктора задержали за нанесение телесных повреждений и ношение холодного оружия (порезал в воровской разборке кого-то ножом у гостиницы "Космос"). На вопрос следователя: зачем носил нож? Ответил, что для убийства вора Р. Однажды он уже пытался его убить, заманив домой. Заметив опасность, тот убежал, обещая отомстить. "Или - я, или - он", - так подытожил Калина. Он в январе 1987-го только вернулся из заключения и вот снова в июне 1987 года оказался арестован.
      По этому поводу в квартире Никифоровых был проведен обыск. Но он оказался лишь еще одной неудавшейся попыткой найти компромат, хоть какую-то зацепку. Увы, Каля Михайловна оставалась даже после такого удара собранной, не теряющей присущего ей контроля над ситуацией. Вот как об этом рассказал очевидец происходившего. Неожиданно зазвонил телефон. Конечно, он прослушивался, и все фиксировалось на пленку. Но телефонный диалог был предельно краток и лаконичен.
      - Меня менты замели за незаконную торговлю, - сообщала чеховская спекулянтка, сбывавшая калин товар.
      - Молчи! - оборвала ее Никифорова.
      Ее тучное лицо, хотя и спокойное внешне, побагровело от напряженной работы мысли - как выйти из стрессовой ситуации?! И почти спокойным голосом она продолжила:
      - Что вы несете, женщина? Ошиблись, наверное, номером...
      Конечно, она чувствовала, что обложена оперативниками со всех сторон, но и в этой ситуации не давала малейшей слабины. Сыщики из МУРа так и не заполучили компромата на ее преступную деятельность и на этот раз. Как и раньше ниточка вилась где-то рядом, а в руки не давалась.
      - Никифорова в поддавки не играла, - поделился личными наблюдениями бывший оперативник, а ныне заслуженный пенсионер. - Крепкая была баба. Сколько работал, а второй такой не встречал...
      В своей алчности Каля простерла интерес вплоть до воровского общака. Последнее время ей не давало покоя то, что за ним фактически приглядывала женщина, сожительница "вора в законе" Песо. Сам казначей был безнадежно и тяжело болен. Недуг крепко приковал его к постели. Через Рубика-профессора она проводила линию, чтобы сменить на почетном посту отошедшего от дел лидера. Не успела. Деньги и драгоценности умыкнула сожительница сразу после смерти казначея.
      Последним ударом судьбы для Калины Михайловны стало известие о пропаже только закупленного за рубежом новенького оборудования для производства модельных женских пляжных туфель. Вылетали в трубу последние деньги. Увы, долго на таком форсаже не выдержал бы ни один мотор, не только женское сердце. В один из моментов прокручивания криминальных комбинаций, оно дало сбой, а потом и остановилось.
      "Крестной матери" столичного криминального мира не стало. Одновременно с ней утрату понесли и те, кто шел за ней и рядом с ней.
      Из итоговой справки ГУВД Москвы по делу Никифоровой-Саркисяна:
      Намерения преступной группы из восьми основных членов (список прилагается) захватить в аэропорту г. Ленинакана воздушное судно с целью угона за границу пресечены. Три члена группы привлечены к уголовной ответственности за попытку сбыта платины, один арестован за подделку документов... Вор в законе "Калина" за нанесение телесных повреждений (ножевое ранение) взят под стражу, но по решению суда отпущен под залог. После чего был убит в воровской разборке. Заведенное по фактам хищения на Чеховской обувной фабрике уголовное дело на Никифорову К.М. прекращено в связи со смертью.
      Из документов МВД СССР: Никифорова Каля Михайловна родилась 15.07.45 г. в г. Баку. Еврейка. Судима 30.07.76 в Московской обл.
      Часть 2
      КАВКАЗКИЙ СПРУТ "ВОРЫ В ЗАКОНЕ" И МЕЖНАЦИОНАЛЬНЫЕ ОТНОШЕНИЯ
      Из криминологического исследования ГУОП и ВНИИ МВД РФ:
      Сообщество "воров в законе "многонационально: 33% - это русские, 32% - грузины, 8% - армяне, 5% - азербайджанцы, 22% - курды, менгрелы, абхазы, узбеки, казахи, украинцы и некоторые другие национальности. Появились "воры в законе" и из числа этнических немцев, чего ранее не наблюдалось...
      Дополняя статистику криминологов, можно отметить, что среди "воров в законе" есть только два чеченца. Как показывает оперативно-розыскная практика, криминальные лица этой этнической группы свою преступную деятельность, как правило, строят на основе мусульманских, а не "воровских" обычаев и традиций. Пожалуй, именно в этом основная причина малочисленности среди них "законников".
      В основу своих взаимоотношений "воры" берут не национальность, а приверженность "воровской" идее, правилам и традициям преступного мира. Вместе с тем следует отметить их уважение к национальным обычаям и традициям своих собратьев. Все это подтверждает вывод о существовании "воровского интернационализма", который значительно облегчает деятельность преступного сообщества, обеспечивает его приспособляемость к условиям самых разных регионов и государств.
      "Воровская община" признает вором всякого, кто разделяет "воровской закон", обязуется беспрекословно его выполнять, живет только за счет воровства в рамках своей "специализации" и примыкает к одной из общин. При этом национальность, возраст и другие индивидуальные особенности роли не играют. Примерно так характеризовал "воров в законе" один из специалистов-практиков по рецидивной преступности конца 40-х - начала 50-х годов В.И. Монахов.
      В то же время можно наблюдать и определенное противостояние некоторых, например, русских и кавказских "законников", но оно происходит в основном не из-за национальных различий, а по причине разных подходов к пониманию преступных обычаев и традиций, т.е. по идеологическим мотивам. Еще чаще противоречия возникают из-за раздела сфер влияния, стремления урвать от чужого пирога кусок побольше и пожирнее.
      Например, кавказские "законники" из числа грузин допускают прием в "воровскую" касту новых преступников за деньги, когда кандидат на высокий сан вносит в "общак" определенный взнос - примерно от 100 до 500 тысяч долларов. В противовес этому преступники российской общины считают, что кандидат должен доказать присвоение титула безупречной "воровской" жизнью, как это было всегда. Не случайно отдельные российские "воры" презрительно называют грузинских "воров" - "лаврушниками". Но это мало мешает при организации и совершении совместных преступлений, при отбытии срока в местах не столь отдаленных. Здесь идеологические противоречия отходят на второй план и на общении и взаимодействии почти не сказываются. Таким образом, на криминальной деятельности большинства авторитетных преступников национальные различия не отражаются.
      Как видно из выдержки аналитической справки ГУОПа, приведенной выше, среди "законников" больше всего русских и грузин. Если первые - преемники наиболее организованной части преступников-профессионалов послевоенной России, то вторые - результат широкомасштабной пропаганды "воровских" обычаев и традиций в Грузии в 70-80-е годы, в период так называемого застоя в СССР. Криминологами-исследователями неоднократно подчеркивалось, что именно в это время в молодежной среде закавказской республики начали усиленно культивироваться и насаждаться "воровские" традиции. Отмечались частые случаи сбора денег, даже в монетах пятикопеечного достоинства, в "воровской общак". Их несли дети, тем самым подчеркивая свою приверженность "воровскому делу". Причем случалось это не только в среде старшеклассников, но и среди учеников отдельных начальных школ. Понятно, что сами деньги в таких крохотных суммах значения не имели. Задача преследовалась иная: насаждался культ "воровского" братства с малолетнего возраста.
      Кроме того, определенную роль сыграло то, что именно в конце 70-х годов власти Грузинской ССР постоянно ходатайствовали перед МВД СССР о переводе осужденных "воров в законе" в исправительные учреждения России. Как тогда представлялось, бескрайние просторы России поглотят "воров" из Грузии безвозвратно. Но все оказалось не так просто. "Воровской интернационализм" позволил грузинским преступным лидерам без труда ассимилироваться и осесть в новых для них городах и регионах. И они, безусловно, стали активно влиять на криминогенные процессы в российской глубинке, в тех местах, где отбывали наказание, а затем там, где оседали на жительство. И там и тут они утверждали в уголовной среде "воровскую" идеологию. Таким путем в России закрепились Дед Хасан - в тогдашнем Свердловске, Дато Ташкентский - в Тюменской области, Тристан - в Кузбассе, Каро - в Нижнем Тагиле...
      Как и в России, на Кавказе руководящим и организующим звеном в криминальном сообществе традиционно являлись и являются "воры в законе". Разница лишь в том, что они разделены на кланы грузин, армян, азербайджанцев, абхазов и т.д. Наиболее многочисленным объединением среди них, как уже называлось, является грузинская преступная организация. Ее основу составляют "воры в законе", выходцы из городов Тбилиси, Кутаиси и ряда других. Следует отметить, что некоторые "законники", входя в грузинскую криминальную организацию, по национальности грузинами не являются. Яркий пример этому Дедушка Хасан (Усоян). Он по национальности курд. Но это ни сколько не помешало ему стать одним из наиболее авторитетных лидеров преступного мира.
      Из доклада Д. Вулси, директора ЦРУ США:
      После развала СССР в бывших союзных, а ныне суверенных республиках преступные структуры разрастаются и расползаются в угрожающем темпе, смыкаясь с итальянской мафией, латиноамериканскими наркокартелями и китайскими триадами.
      СЦЕНАРИСТ ШАЛОЛАШВИЛИ
      - Аркадий Палыч, а может, он и закопает себя сам? - здоровенный мордоворот помочился на голову человека, углублявшего собственную могилу. Это, чтоб потом пророс быстрее.
      Жертва почти не реагировала на очередное унижение. Серией издевательств она была доведена до состояния полного безразличия.
      - За лопаты и вперед! - скомандовал элегантно одетый мужчина. - Денег нет, нет и разговора.
      Однако похороны заживо не состоялись. Внезапно появившиеся на "кладбище" спасители, уложили обидчиков на землю. А жертву, коммерсанта отказавшегося от уплаты долга, достаточно вежливо вытащили из свежевыкопанной могилы и беспрепятственно увезли с собой.
      Оставшимся с носом бандитам броситься бы в погоню. Но они принялись тщательно отряхиваться от прилипших к одежде комочков земли и неспешно обсуждать произошедшее.
      - В следующий раз надо место посуше выбирать, а не только погоду, довольно ухмыльнулся один из них. - Отыграли неплохо. Когда получим капусту, можно будет и вспрыснуть соответственно.
      Подобные постановки нашли широкое применение в бандитских кругах Санкт-Петербурга. Однако авторство на них принадлежит одному человеку. Первая такая постановка была разыграна по сценарию Аркадия Шалолашвили, актера Малого театра, снявшегося в восемнадцати фильмах. Таким его знали в культурных кругах города на Неве. В уголовных он был не менее популярен. В банде его обычно называли, подчеркивая уважение, по имени и отчеству. В группировку помимо грузин входили и русские. Активными членами ее были Олег Мифтахутдинов-Микотадзе, Гога Геворкян (Мини-Шварценеггер) и Николай Седюк (Коля-Каратэ) со своими спортсменами.
      Смысл постановки состоял в том, чтобы выбить побольше денег с проштрафившегося клиента. В роли благодетеля-миротворца обычно выступал Коля-Каратэ. С командой он вихрем налетал на обидчиков, "спасал" коммерсанта. Но после того, как "опасность" оставалась позади, он "между прочим" интересовался, из-за чего конфликт. Если жертва перенесла достаточное потрясение, Коля выступал в качестве посредника и предлагал компромисс. Клиент в результате оплачивал услуги спасителю и возвращал долги.
      ЗАКАВКАЗСКАЯ РАССАДА
      И сегодня на российской территории действуют четыре преступных клана выходцев из Грузии. Условно их можно назвать так: "кутаисская", "тбилисская", "мингрельская", "сухумская". Именно жители этих мест составляют ядро каждого сообщества. Познакомимся с ними подробнее.
      Все кланы организованы примерно одинаково. В центре - один или несколько лидеров. Это чаще всего "воры в законе" или их положенцы. Практически за каждым стоит своя команда из готовых на все "быков" - исполнителей. Дальше - всевозможные прилипалы, которых подбирают для разовых акций, готовя из них новую смену. Еще сюда же можно включить бизнесменов, так или иначе связанных с криминальной средой.
      Если расположить преступные кланы по ранжиру, то на первом месте по значимости окажется "кутаисская" группировка. Она наиболее сильная и влиятельная. В ее состав входят около пятидесяти "законников" и авторитетов и около пятисот активных "бойцов". Основным руководителем ее является "вор в законе" Тариэл. Представители "кутаисцев" расползлись не только по России и странам СНГ. Они осваивают достаточно успешно дальнее зарубежье. По имеющейся в правоохранительных органах информации, Тариэл неоднократно выезжал в США, в частности в НьюЙорк, где налаживал связи. Говорят он встречался и с Япончиком.
      После "кутаисцев" на почетном втором месте находится "тбилисская" группировка. Под ее крылом объединяется около двухсот человек. Один из основных руководителей - Паата Члаидзе по кличке Паата Большой.
      В "мингрельскую" бригаду входят выходцы из Западной Грузии и Абхазии. Их около двухсот. Ведущие лидеры этого преступного сообщества - Кохия, Бумия, Кахачия.
      Несколько особняком стоит мощная "сухумская" группировка. В ее состав входит около трехсот боевиков. Основные авторитеты - ныне умерший Хаджарат (Лакоба), Боря Сухумский (Апакела), Муха (Табагуа), Кимо (Кварацхелия). К "сухумцам" тяготеет тщательно законспирированная "саванская" бригада, которая состоит из уроженцев Лентехского и Лечхумского районов. Она и специализируется в основном на похищении заложников ради выкупа.
      За последние несколько лет грузинские преступные кланы не отказались от традиционных промыслов: похищений, вымогательств, грабежей, разбоев, квартирных краж, мошеничеств. Кроме того, они активно принимают участие во всевозможных финансовых аферах, создают коммерческие фирмы для "отмыва" добытых преступным путем средств. Стало заметно их влияние в незаконных сделках, связанных с экспортом нефти, леса, цветных металлов. Через эмигрантов-земляков, связанных с уголовной деятельностью, лидеры грузинских кланов наладили довольно тесные связи с криминальными сообществами в Западной Европе и Америке. Наиболее сильные позиции у них в Германии, Австрии, Бельгии, Израиле, США и Голландии.
      Вместе с тем "пиковые" или "лаврушники" не сдают своих прежних позиций. Наоборот, они всемерно стремятся укрепиться в России. Можно назвать некоторые местности, где их влияние наиболее ощутимо. Так, "вор в законе" Пачуашвили курирует Ярославль. "Законник" Гоголашвили крепко осел в Твери. "Самозванец" Горделидзе зацепился за Йошкар-Олу. В Нижнем Новгороде занимают крепкие позиции Гогличидзе и Сихарулидзе.
      Что касается милиции, которая должна была бы пресекать в корне такую деятельность грузинских авторитетов в России, она достаточно эффективно борется пока лишь с рядовыми исполнителями из кавказских преступных кланов. С лидерами дела обстоят хуже. Сказывается то, что формально они ни в каких преступлениях сами не участвуют. Чаще всего и взятые с поличным, они легко уходят от ответственности. Например, из 7 "воров в законе" и 14 авторитетов, арестованных в течение 1993 года, до суда дошли лишь единицы. А освобождались они из под стражи и вовсе при загадочных обстоятельствах.
      К примеру, задержанный в Москве с пистолетом "ТТ", без соответствующего разрешения, "вор в законе" Шавдия был отпущен следователем под подписку о невыезде. Позже уголовное преследование и вовсе было приостановлено. Почему? Это остается загадкой. Хотя соответствующую статью УК РФ никто не отменял, а по ней срок за такое преступление светит приличный.
      Другой любопытный факт. Хорошо известный в криминальных кругах Юрий Лакоба (Хаджарат), неоднократно судимый, в том числе за убийство, был задержан столичными милиционерами с целым оружейным арсеналом: пулемет и три автомата "Калашникова", два пистолета, свыше трех тысяч патронов, несколько гранат. Кроме того, у него изъяли более семи тысяч фальшивых долларов США. Таганский народный суд вынес ему приговор - год лишения свободы.
      Из документов МВД: Анализ преступлений, совершенных в Москве за первую половину 90-х годов, показывает, что самый значительный прирост количества мигрантов-преступников приходится за счет жителей Кавказа. Только за 1993-1994 годы число совершенных ими преступлений выросло более чем на 50 процентов...
      Центральной группировкой грузинского преступного клана является "воровское" формирование выходцев из Кутаиси. Руководит им "вор в законе" Тариэл (Ониани).
      Применительно к местам проживания, наибольшее число "воров", входящих в грузинский клан, находится постоянно в Москве (от 60 до 80 "законников"). Их концентрация колеблется в этом регионе в зависимости от времени года. В осенне-зимний сезон она наиболее высока. Еще для них привлекателен Краснодарский край (от 30 до 50 "законников"), а в летнее время и "бархатный" сезон численность "воров в законе" здесь может быть до 100 и выше. Далее "воровские" интересы грузинских джентльменов удачи распространяются на Тюменскую область, особенно на Сургут. В начале 1997 года в городах этого региона находилось 65 особо опасных лидеров, в том числе 39 "воров в законе", принадлежащих к грузинскому криминальному клану.
      Всего же под влиянием "воров в законе пиковой масти", как еще называют грузинских преступных авторитетов, находится 22 экономических региона России. Разворачивая преступную деятельность в российских городах, "пиковые" обновили "воровской мир". С их легкой руки коммерциализировался "воровской общак". Преступные действия членов "воровских" формирований стали носить более прагматичный и циничный характер. Типичный пример похищение родственников теневика-коммерсанта с целью получения части криминальных доходов или шантаж с целью войти в долю подпольных дельцов.
      Именно с "пиковых" пошло, что члены преступных организаций стали создавать подконтрольные им коммерческие структуры, например, банки и акционерные общества. Они первыми приступили к скупке недвижимости, долгосрочной аренде земли и т.д.
      После грузин в кавказском преступном спруте следующее почетное место следует отвести абхазским "ворам в законе". Эту группировку возглавляет "законник" Кимо (Кварацхелия). Центральное звено этого преступного объединения состоит из 15-25 "воров в законе". Основное место дислокации абхазцев тоже выпадает на Московский регион, Краснодарский, а также Ставропольский края. Направления преступной деятельности в основном те же, что и у грузинских собратьев, но с преобладанием тяжких преступлений общеуголовного характера. Следует отметить, что во время абхазо-грузинской войны ее начальный период проходил довольно вяло. Как отмечают конфиденциальные источники, на ход военных действий прямо влияли как грузинские, так и абхазские "воры в законе". Особо опасным лидерам не хотелось терять наиболее прибыльную часть Черноморского побережья Кавказа, с ее здравницами, игорными домами, местами концентрации шулеров, проституток.
      Кавказские "воры" заразили своих российских собратьев вирусом политики. В 1993-1994 годах как в центре, так и в ряде регионов России "воры" входят в контакты с представителями казачества, националистических партий и движений. Основная цель - создание в России мощной криминально-военизированной структуры, способной целенаправленно влиять на государственные органы.
      Это направление преступной деятельности продолжает развиваться и в настоящее время. А начало ему было положено в 80-90-е годы, еще до развала СССР. Тогда на Кавказе состоялось несколько "воровских съездов". Препятствий к проведению масштабных криминальных мероприятий со стороны властей, в том числе правоохранительных органов, не было. Это, безусловно, способствовало активному расползанию и распространению "воровской идеологии" и увеличению рядов "воровского движения". Вокруг образа "законника" не без специальных на то усилий еще больше образовывался романтический ореол, который словно магнит притягивал молодежь и не только.
      Среди населения умышленно формировались представления о "воре", как о благородном разбойнике и даже "рыцаре без страха и упрека". Известно, что отдельные "воры" становились кандидатами и докторами наук (как правило, за крупные подношения). Научные степени открывали "ворам" двери в высшие сферы власти. Все это укрепляло их положение в обществе. В некоторых районах Грузии "воры в законе" были на равном положении с секретарями райкомов компартии, прокурорами, начальниками милиции, другими властными чиновниками. Не случайно после распада СССР отдельных из них выбрали депутатами законодательного органа республики, что дало им возможность прямо влиять на государственные решения.
      Все это отрицательно отражалось на деятельности государственных ведомств, как ржавчина разъедало государственные устои. Например, в Грузии в 19921993 годах предпринимались попытки упразднить такой важный государственный орган, как министерство внутренних дел. На всех уровнях в деятельность государственных и хозяйственных органов внедрялись криминальные обычаи и традиции. Шантаж, вымогательство, "включение" всевозможных "счетчиков", уголовные разборки со взрывами и стрельбой стали нормой общественной жизни.
      В 1992-1994 годах было наглядно видно, к чему все это привело. Начинался распад государства, экономический хаос. Практически под угрозу ставилось само существование грузинской нации. Мы, конечно, не утверждаем, что во всем и только во всем виноваты "воры в законе". Но нельзя отрицать, что они, как и "воровское движение" в целом, сыграли в расшатывании государства не последнюю роль.
      КТО ПРИДУМАЛ АВИЗО?
      Из информации ГУВД Москвы: В столице существует семь этнических общин кавказцев, прикрытием и покровительством которых так или иначе пользуются земляки-преступники. По данным РУОП, число последних составляет более 2 тысяч человек. Они объединены в 116 организованных преступных групп. Около 30 из них - "азербайджанские", по 20 - "чеченских" и "дагестанских", 17 - "армянских", 14 - "грузинских", 9 - "осетинских", 4 - "ингушских" и ряд других группировок. На их совести только в 1995 году около 2,5 тысяч преступлений: от квартирных краж и вымогательств до контроля рыночной торговли и валютно-финансовых махинаций...
      ДЕЛО ВЕКА
      В укромный дворик неподалеку от Петровки, 38, зарулил автофургон. В него стали загружать увесистые мешки. Они принадлежали некой коммерческой структуре, арендовавшей здесь помещение. Вдруг, по нерасторопности грузчика, один из мешков упал. Из него на асфальт посыпались деньги, пачки денег. Это увидели случайные прохожие. Заподозрив неладное, сообщили в милицию. Благо, она была рядом. Так началась раскрутка дела, получившего название "чеченские авизо".
      Схема преступления была на удивление проста. В банк по подложным платежным документам якобы переводились безналичные деньги. Далее сумма зачислялась на счет конкретной коммерческой структуры, после чего обналичивалась и снималась или конвертировалась в валюту, отправляясь в зарубежные банки на счета подставных фирм.
      По подсчетам специалистов, ущерб, нанесенный бюджету России хищениями с использованием фальшивых банковских документов, сопоставим разве что с суммой предоставленных ей зарубежных займов. При арестах только выявленных мошенников у них изымались наличные деньги на астрономические суммы. По мнению оперативников, это была хорошо спланированная акция со стороны дудаевского режима для финансирования сепаратистски-уголовных преобразований в самонареченной республике Ичкерия.
      В российский криминальный мир чеченцы активно вторглись во второй половине 80-х. Они быстро заняли в Москве и других городах ведущее положение. Возможным это стало благодаря некоторым национальным особенностям, например клановой структуре общественных отношений, которые исторически сложились у этого народа в борьбе за выживание. Еще в качестве сильной черты каждой чеченской группировки следует подчеркнуть кровно-родственные связи. Фактически они позволяют использовать в преступных целях любого представителя своей нации.
      Такое случалось и тогда, когда нужным человеком оказывался кто-то из властных структур. Обычай есть обычай, и что остается, скажем, бедному депутату, когда к нему приходит троюродный брат мужа двоюродной сестры. Он из одного с ним тейпа (семьи), значит, обязан сделать для разрешения его проблемы все возможное и невозможное. Отказать в данной ситуации нарушить традицию. На такой шаг не отважится ни один горец.
      Ведущим лидером преступной "чеченской общины" в Москве 80-х был Николай Сулейманов по кличке Хоза (в переводе с чеченского - воробей). Под его началом земляки быстро потеснили только складывающиеся группировки славян. Они для крутых кавказцев были еще не конкуренты. Хоза так поставил дело, что при необходимости мог в течение часа собрать до 300 боевиков. Это была сила. Основной специализацией чеченцев стали: рэкет, угоны автомашин, кражи в гостиницах, похищения с целью выкупа. Их действия с самого начала отличались редкой для того времени жестокостью.
      Вспомним лишь один эпизод, имевший далекие последствия. Это было уже в начале 90-х. Тогда директор совместного российско-шведского предприятия отказался выплатить увеличившуюся до безобразия дань посланцу Хозы. С него требовали астрономическую по тем временам сумму в 2,5 миллиарда рублей. Он попытался объяснить, что это невозможно, таких денег во всем СП не было. Ему не поверили. Для более "располагающего" разговора вывезли в подмосковный лес. Там подвесили на суке так, что несговорчивый коммерсант согласился на все условия вымогателей. А они были такими, что, выплатив мзду, сам он оставался без последних портков. Однако оказавшись снова в городе, он не стал собирать деньги, а побежал в РУОП. В результате блестяще проведенной операции вымогатели оказались на скамье подсудимых. Хоза и его сотоварищи получили... по четыре года тюрьмы. Смешно? Ведь это за явный бандитизм.
      Лишившись головы, монолитная группировка раскололась на несколько бригад. Одну из банд возглавил Гелани Ахмадов (брат Хозы). Во главе других встали братья Таларовы, Геннадий Аркелов, Султан Даудов и Ричард (сотрудник Комитета безопасности Дудаева). С этого времени в уголовную платформу "чеченской общины" начинают все чаще вводиться политические элементы. Самым прямым образом здесь сказывается то, что после распада СССР в Чечне усиливаются сепаратистские настроения.
      БАНДИТЫ-ИЗГОИ
      Тень спикера Российского парламента, большой политической фигуры маленького народа, даже без его одобрения на то служила достаточным прикрытием для земляков. И не имело значения, какое они ведут дело: банковское или уголовное. Главное, с умом распорядиться ситуацией в свою пользу. Как это сделать? Достаточно использовать природную хитрость, коварство, можно сказать, качества, присущие многим выходцам из этого народа. В кровавой борьбе бандитских группировок за лакомый кусок московской территории чеченцы не чурались никаких приемов.
      Например, они часто использовали такой трюк, как в декабре 1993-го в районе Коптевских бань. Там. должна была состояться "стрелка" между "коптевской" и "чеченской" бригадами. Только в назначенный час вместо горцев пожаловал РУОП. Между милицией и бандитами завязалась перестрелка. Были потери с той и другой стороны. Как результат - конкурирующая группировка сильно поредела, понеся потери еще и от последовавших арестов. Поползли слухи, что у чеченцев "крыша" и в правоохранительных органах. Ответом на это был циничный смешок, мол, зачем набивать себе шишки там, где можно использовать чужой лоб?
      Но не учли гордые и хитрые горцы, что такое плохо проходит в уголовном мире. Кроме того, благоприятный режим, как показало время, с самого начала был с червоточинкой. Хасбулатов и Дудаев оказались представителями конкурирующих тейпов. Разногласия обострились и в самой Чечне. Но если они до резких контрастов обнажались у себя дома, то в "гостях" очень мало мешали развитию криминального бизнеса. Проштрафившиеся в России возвращались в горы, а сорванные с привычных мест войной занимали освободившиеся вакансии там, где выстрелы гремят, но значительно реже.
      Тот же Хоза, вернувшийся после отсидки, ощутивший себя лишним у переделенного пирога, рванул было в Грозный. Там сошелся с Русланом Лабазановым. Пытался найти себе место, но неудачно. Война. Опять вернулся в Москву.
      Стоит подробнее рассказать о стиле и методах этого преступного авторитета. Оперативные сотрудники, которые непосредственно контактировали с Хозой, отзывались о нем, как о напористом, сильном человеке. Он предпочитал сначала делать, а потом думать. Например, Хоза всегда лично участвовал в разборках. Тут он из главаря превращался в обычного "быка" или "бойца". Во время одной из стычек ему пробили голову пивной кружкой, когда Хоза первым ринулся выяснять отношения. Однако это его качество ни сколько не мешало ему проворачивать достаточно тонкие дела.
      Одним из источников дохода группировки Хозы была и до ареста и после станция техобслуживания автомобилей, уточним - иномарок. СТОА N7. А кто мог позволить себе подобную роскошь, скажем, в начале 90-х? Клиентами были такие же пройдохи, как и те, кто их обслуживал. Хоза лично встречал каждого. В разговоре досконально прощупывал что же представляет из себя клиент. Если он заслуживал внимания, то вскоре становился потенциальной жертвой чеченского рэкета.
      Отбыв наказание, кстати, из четырех лет объявленных судом в приговоре, Сулейманов отсидел только два, и, побывав после освобождения на родине, он вернулся в Москву. Вновь стал коммерческим директором СТОА N7. Теперь станция техобслуживания специализировалась на ремонте "национального чеченского автомобиля" - "мерседеса". На первый взгляд, ничего не предвещало беды. Все шло своим чередом. Но Хоза вдруг стал проявлять беспокойство. Он оформил загранпаспорт, купил дом в Германии. А вот пожить в нем не успел. Был расстрелян конкурентами. Драма разыгралась рядом со станцией техобслуживания иномарок в Южном порту. Темная "девятка" только на мгновение притормозила у тротуара именно в тот момент, когда в дверях появился Сулейманов. Грохот выстрелов тут же сменил рев двигателя. На асфальте в луже крови остался хорошо одетый, крепкого телосложения человек.
      Милицией был введен в действие план "Перехват", поиски убийц предприняли и земляки Хозы. Если о результатах первых доподлинно известно, что они ничего не принесли, то чего добились вторые, пока остается тайной. Как считают специалисты, мотивом заказного убийства могло послужить перераспределение сфер влияния в Москве между "славянами" и "кавказцами", не исключено и изменение баланса сил в самой Чечне. Доподлинно лишь одно - Сулейманов стал лишним.
      Из документов МВД: Условно преступная чеченская этническая община подразделяется на три бригады: центральную, останкинскую и южно-портовую. Центральную группировку возглавляет Лечи Исмаилов. Она контролирует около 300 коммерческих фирм, гостиничную проституцию и рынки, находящиеся на этой территории. Лидером останкинской группировки является Махмуд Большой. Его люди держат под контролем торговлю компьютерами, мебелью, продуктами. Южнопортовую бригаду возглавлял Николай Сулейманов (Хоза или Руслан). Основное занятие - перепродажа автомобилей.
      В последние годы позиции чеченцев сильно потеснили конкурирующие славянские группировки. Дальнейшее наступление было продолжено правоохранительными органами одновременно с наведением в Чечне конституционного порядка. Благодаря предпринятым мерам в 1995 году было ликвидировано около двадцати чеченских преступных групп численностью до ста человек. В столице тогда не осталось ни одного авторитета. Общий криминальный фон стали определять оставшиеся слабоорганизованные выходцы из Чечни. Они бы вернулись домой, но там шла война.
      Кстати, после создания в Ингушетии свободной экономической зоны, преступления, совершаемые в Москве и других городах России представителями этого кавказского народа, резко пошли на убыль. Как считают специалисты, связано это было и с тем, что появилась возможность делать большие деньги, к тому же на легальной основе, у себя дома.
      Из информации МВД:
      В Москве и Московской области постоянно проживают представители более ста национальностей, действует около 60 землячеств. Регион находится в центре миграционных потоков. Так, если на конец 1993 года в столице стояло на учете 11 600 беженцев, к началу 1996 года их количество возросло почти в семь раз...
      ДЖЕНТЛЬМЕНЫ УДАЧИ ИЗ-ЗА ГЕГАМСКОГО ХРЕБТА
      Киллер встретил жертву прямо перед подъездом, где появился буквально за минуту до нее. Его, по всей вероятности, направлял кто-то по радио. На гостевой площадке прямо возле дома припарковался шикарный "БМВ". Из него вышел представительный мужчина. Ни о чем не подозревая, он привычно закрыл дверь. В это время прогремел выстрел. Убийца стрелял в упор, в голову. Несчастный упал на асфальт. Преступник хладнокровно выпустил в распростертое тело еще две пули.
      Когда на место преступления прибыла оперативная группа милиции, у подъезда возле своей машины в луже крови с буквально размозженным черепом лежал человек. Рядом - три гильзы и пистолет иностранного производства. И все. Никаких других следов и свидетелей. Все произошло так быстро.
      Убитым был 30-летний армянский бизнесмен. Три года назад он перебрался в Москву из-за Гегамского хребта, который надежно защищает родной Ереван от суровых северных ветров. По словам соседей, у погибшего водились немалые деньги. За последний год он успел сменить три иномарки, одевался в дорогих магазинах и жил на широкую ногу.
      Из информации МВД:
      В разбросанных по Москве шести армянских группировках насчитывается около 500 членов, хорошо вооруженных, имеющих опыт боевых действий. Они достаточно организованы, легко управляемы. Строятся на основе конспирации и дисциплины.
      Этнические преступные формирования выходцев из Армении начинали свой путь в столице, как и их собратья с Кавказа, с грабежей, разбоев, квартирных краж, угонов автотранспорта и вымогательств. Постепенно их лидеры нашли общий язык с новым поколением армянских политиков. Произошло переориентирование с банальных преступлений на более изощренные, экономические преступления. Следует подчеркнуть, что у представителей этих этнических криминальных групп почти не было проблем с отмывом "грязных" денег. Все преступно добываемые средства легко переправлялись по наработанным, надежным каналам за океан в Лос-Анджелес, на счета армянской общины.
      Как одну из наиболее активных группировок сотрудники правоохранительных органов выделяют бригаду Армена Манукяна. Что любопытно, она была создана под непосредственным руководством "вора в законе" Сво (Рафика Багдасаряна). Его протеже не брезговал ничем. В ход шли фальшивые авизо, чеки "Россия", липовые кредиты под несуществующие проекты и т.п. Стоило только столичным руоповцам плотно сесть на хвост Манукяна, уже готовился его арест, как предприниматель исчез. Он сбежал в Штаты. Вскоре его с почетом встречали земляки в Лос-Анджелесе.
      Из информации МВД:
      Обобщая данные различных источников, можно предположить, что около 150 тысяч армян, нелегально проживающих в столице, предпринимали на самых разных уровнях усилия, чтобы выкупить у правительства Москвы земли на одной из окраин города и создать там легальное этническое поселение со своей милицией и службой безопасности, подобно лос-анджелесской общине. Лишь после разборок с другими кавказскими преступными групп ировками, которым эта идея не понравилась, после убийств нескольких коммерсантов, вышеназванный проект был предан забвению.
      АРТИСТ И СКРИПКА СТРАДИВАРИ
      В квартиры входят не только через двери. Иногда для этого используются окна. Еще реже и не в фантастическом фильме, а наяву туда попадают... сквозь стены. Например, именно так случилось, когда столичные руоповцы "брали" в старом доме по Боткинскому проезду гражданина Армении Джилавяна. Накануне ему было предъявлено обвинение по первой части статьи 218 УК РФ: незаконное ношение, хранение, приобретение, изготовление или сбыт оружия, боевых припасов или взрывчатых веществ. У него был обнаружен целый арсенал: три автомата, пистолет, три гранаты, четыре бронежилета.
      - Это для обороны от террористов, - объяснил хозяин. - Сами понимаете, в какое время живем.
      Дело передали в суд, а Сержа Джилавяна отпустили под подписку о невыезде. А как же иначе, если лицом, преступившим закон, оказался уважаемый человек, президент Международной армянской национальной ассамблеи. Более того, просто богатый бизнесмен. Естественно, он не мог сидеть сложа руки в ожидании своей участи. Он ударился в бега, и его объявили в розыск.
      Как стало известно, у Джилавяна были серьезные причины скрываться не только от суда и милиции. За ним тянулся длинный хвост долгов. А его кредиторами были не только преуспевающие бизнесмены, но и преступные боссы. Ловкости и находчивости "уважаемого человека" можно только завидовать. Стоит вспомнить, например, его кипучую деятельность во время землетрясения, разрушившего Спитак. Тогда Джилавян отправил на родину несколько самолетов с продуктами, медикаментами и вещами. Средства для этого были собраны с соотечественников. Чтобы потрясти толстосумов-земляков, Серж делал поистине театральный жест. Выступая публично, он гордо заявил: "Жертвую миллион долларов пострадавшим от стихийного бедствия!" Реакция присутствующих была однозначной. Деньги и материальные средства устремлялись ручьями в фонд Международной армянской национальной ассамблеи. Так, мошенник высокого класса щедро жертвовал средства самому себе и выколачивал их своим "благородным примером" с других.
      Подобного опыта, как оказалось, было у щедрого мецената более чем достаточно. Это подтверждали архивы МВД еще бывшего СССР. В период развитого социализма Джилавян был дважды судим за спекуляцию. Отсидел три года. Второй раз проходил, кстати, по нашумевшему узбекскому делу. Ему инкриминировались связи с известными "ворами в законе". Только с развалом великой державы эти факты предались забвению. А зря. С накатанной колеи бывает даже при желании трудно сойти.
      С установлением демократии Серж почувствовал себя словно рыба в воде. Сфера его интересов стала намного шире. По оперативной информации, Джилавян ворочал огромными средствами. Например, при павловском обмене денег он пригнал в Москву фуру, набитую деньгами, свыше двух миллиардов рублей! Он собирался обменять их через "купленные" коммерческие банки. Вот это масштабы! Проверни он эту акцию, государство понесло бы невосполнимый урон. Фуру арестовали. Однако доказать что-либо документально о причастности к этому "уважаемого человека" не предоставилось возможным. Все было обставлено по самым высоким меркам преступной конспирации.
      Можно о его делах судить и по другим известным фактам. Так, при задержании у Джилавяна помимо незаконного оружия были обнаружены антикварные иконы и картины, значительные наличные средства, драгоценные камни и металлы. Уже только их наличие в таких количествах и без достаточных объяснений их происхождения могло бы предполагать привлечение к уголовной ответственности.
      Но не будем спешить, а вернемся к закрытой металлической двери в доме по Боткинскому проезду. Сообщение, что объект якобы вернулся в Москву, руоповцы получили от достаточно надежного информатора. Тот подчеркивал, что его пребывание в столице будет кратковременным. Потом он снова вернется в Испанию. Оттуда его достать будет сложнее. Проверили информацию через соседей. Она подтвердилась - объект здесь. Убеждало и то, что в квартире с наступлением темноты зажегся свет.
      Однако, когда группа захвата прибыла на место, возникло неожиданное осложнение: клиент установил бронированную входную дверь. А избегая встречи с милицией, сам он ее открывать не собирался.
      - Дверь у него мало что железная, еще и двойная, - сокрушался пиротехник. - Подрывать такую, безнадежное дело. Дом жилой, передозировав взрывчатку, можно только навредить...
      - Открывайте, милиция! - уже в который раз предупредил старший группы. - Мы знаем, что вы дома. Открывайте или ломаем дверь.
      Как и прежде ответом из-за бронированной толщи была лишь гробовая тишина. Тогда в ход пошли ломы и кувалды. Решили рядом в простенке пробить лаз. От ударов дюжих молодцов посыпалась не только старая штукатурка, но и в стороны поползли вдели.
      - Случилось-то что? - выглянул кто-то из соседей, когда грохот сотрясал не только лестничную клетку, но и весь подъезд уже около получаса. Ключи потеряли, что-ли?
      - Хуже. Преступника задерживаем.
      Вот только он, увы, задерживаться не собирался. И прошло больше часа, пока в стене пробили лаз, в который смог протиснуться оперативник. Только он внутрь проник, а дверь распахнулась. На пороге чуть не улыбающийся хозяин:
      - Извините, ради Бога. Сразу бы сказали, что милиция, а то напугали до смерти: думал бандиты рвутся. Я бы открыл, сразу открыл, как каждый законопослушный гражданин. А то столько шуму наделали...
      Каков артист?! Ему об этом орали чуть не каждую минуту в течение часа: "Откройте, милиция". В двери - глазок. Но, видно, были у хозяина причины не сразу узнать представителей власти. Квартира, как в большинстве старых домов, имела два выхода: парадный и черный. Последний был заперт кодовым замком. Его все время караулил наряд руоповцев. Пока ломали стену, Серж, видимо, убедился в этом. Грязные, все в пыли туфли свидетельствовали о том, что Джилавян пользовался черным ходом, который давно не убирался. Возможно, пытался улизнуть. Возможно, что-то прятал в оборудованном где-то там тайнике. Артистом и неутомимым выдумщиком Серж проявил себя и при обыске.
      - Вот в этом дипломате лежали деньги, - заявил он. - Они исчезли с появлением сотрудников. Это валютные пожертвования ассоциации, сто тысяч долларов.
      Чем не удар ниже пояса? По закону на него следует отреагировать должным образом, произвести обыск теперь уже милиционеров. Только сколько он ни старался, все его фокусы оказались напрасными. Кое-что, свидетельствующее о его криминальном хобби, обнаружили и на этот раз. Например, были изъяты три огромные иконы, метр на два. Прямо раритеты церковно-прикладного искусства. Нашли скрипку XVIII века, возможно, работы самого Страдивари. Интересным был и такой факт, что по заграничному паспорту он прибыл вовсе не из Испании, а из Узбекистана, что он моряк торгового флота?!
      АЛМАЗНЫЙ СЛЕД
      Как сказал один бывалый оперативник, у джентльменов удачи из-за Гегамского хребта есть определенное предрасположение к некоторым преступлениям, присутствует своего рода специализация. Например, они предпочтительнее всего относятся к угонам автотранспорта, мошенничеству, вывозу с мест добычи драгоценных металлов и камней в Армению с последующей их обработкой и продажей за рубеж.
      Наиболее нашумевшая история с камушками связана с двумя братьями Шагирян, Ашотом и Давидом. По масштабам вращавшихся в ней средств она своим размахом сравнима разве что с капиталами алмазного картеля "Де Бирс". Братья тоже грели руки на камнях чистой воды. А судя по делам, выходы имели на самые высокие эшелоны власти не только в России, но и в Америке.
      Началом их финансового взлета можно считать 1992 год. Тогда в тандеме с Московским заводом по огранке алмазов "Кристалл" была создана американская корпорация "ОоИеп АОА" со штаб-квартирой в СанФранциско. По некоторым данным, компаньоном братьев был бывший гражданин СССР, родственник влиятельного сотрудника Минфина РФ, Андрей Козленок. Он ранее работал в сфере гранильного производства и выступал в качестве эксперта-оценщика, а чаще действовал как курьер. Например, по просочившимся из ФБР сведениям, которые в своем расследовании опубликовала "Общая газета", в 1994 году Козленок дважды бывал в России.
      Цель визитов - перевозка из США наличных долларов, полученных от продаж переданных Роскомдрагметом алмазов. Суммарно за две зафиксированные поездки было переправлено "черным налом" более 20 миллионов долларов. А сколько их осталось за кадром всевидящей секретной службы.
      Существует версия, что Козленок переправлял средства, которые вкладывались братьями в покупку приватизируемых предприятий алмазной промышленности в России, выставляемых на аукционах. Здесь прорабатывались варианты завладения контрольным пакетом акций московского гранильного завода "Кристалл". Простирался аппетит и к предприятию аналогичного профиля в Рязанской области. Развитию событий помешал скандал, который разразился в 1995 году. Все финансовые операции "ОоИеп АОА" были заморожены налоговыми службами США. На корпорацию наложили штраф за неуплату в казну более 60 миллионов долларов.
      Американцы чистосердечно признались тогда, что с мошенниками подобного масштаба встретились впервые. Выходцы из развалившегося Союза далеко перещеголяли своих заокеанских коллег по криминальному бизнесу, проявив поистине восточную хитрость и смекалку. Имущество корпорации братьев Шагирян, которое удалось описать агентам федеральной службы, состояло из пасхального яйца работы Фаберже (из коллекции Николая Второго), нескольких роскошных автомобилей (только один "роллс-ройс" стоимостью почти 400 тысяч долларов), прогулочных яхт и катеров, одного реактивного самолета и недвижимости, выражавшейся несколькими особняками в городе и поместьем на озере Тахо.
      Алмазные дельцы на себя не скупились. Стоит вспомнить, например, такой факт, что Андрей Козленок и его жена Ирина проживали в основном на Багамах. Не менее шикарный образ жизни вели братья Шагирян. Чтобы им не мешали, они в крепкой узде держали власть имущих. Так, по материалам ФБР, которые приводит в своем расследовании "Бриллиантовая рука в дырявом кармане" "Общая газета", близкий друг мэра Сан-Франциско, исполнявший накануне краха обязанности исполнительного директора корпорации, получил не многим более чем за полгода 2 миллиона долларов США. Неплохо был устроен и лейтенант полиции из городской правоохранительной службы, который одновременно числился секретарем "ОоЫеп АОА". А более мелкие подачки просто сыпались направо и налево: по тысяче долларов получали парламентарий округа и городской инспектор, вицегубернатор штата и сенатор. Тем не менее афера получила огласку. Махинаторами вплотную занялись налоговые и правоохранительные органы.
      В 1995 году состоялось несколько судебных разбирательств по русско-американской алмазной корпорации. Судя по материалам печати, речь шла чуть не об "алмазной мафии" из России. Но вскоре горячее воображение газетчиков остудили достаточно полновесные и холодные высказывания официальных лиц, как, например, то, что приводится в "Общей газете": "Сейчас нет надобности уходить в подполье (речь идет об алмазных бизнесменах), высказывается заместитель начальника Государственной пробирной палаты России Борис Борисов, занимающейся контролем рынка драгметаллов и драгкамней. - Надо просто зарегистрироваться в нашей Палате и получить свой именник - то есть клеймо с обозначением своей фирмы". После этого свой товар можно законно гнать на продажу, черпая его из необъятных недр страны. И если раньше, до ноябрьского (1995 г.) постановления правительства Российской Федерации, внутреннего легального рынка драгоценных металлов и камней не существовало, то сейчас фактически зажегся зеленый свет для всех, кто жаждет отхватить кусок побольше от этого пока еще жирного пирога. Тут многие стараются не упустить своей возможности.
      Выходит, прав был бывалый оперативник, утверждая, что больше других тяготеют к алчному блеску драгоценных металлов и камней джентльмены удачи с южных склонов седого Кавказа. Это подтверждает и последняя информация московского РУОПа. Весной 1996 года на конспиративной квартире в столице был задержан известный армянский "вор в законе" Педже, или Вартан Асатерьян. В свои 34 года он имеет в криминальном мире достаточно высокий авторитет. Впервые в места лишения свободы он попал за разбой в 16 лет. В университете на нарах проходил обучение почти десять лет. Учеба зря не прошла. В момент ареста у него изъяли три паспорта с разной пропиской: в Ереване, Москве и Тамбове. Кроме того, при нем были: 10 грамм героина, 3 грамма метадона и... 34 бриллианта.
      ВСЕ НАЧИНАЛОСЬ С ГВОЗДИК
      С брифинга ГУВД Москвы: В 1995 году иногородними гражданами совершено в столице 18 813 преступлений и треть из них - тяжкие: 194 убийства, 69 изнасилований, 66 похищений людей, 5 захватов заложников, 4 тысячи краж, 840 грабежей, 567 разбойных нападений, 184 тяжких телесных повреждений. И более 80 процентов этих преступлений приходится на жителей Закавказья. Львиная доля, более 20 процентов, ложится на плечи представителей Грузии. За ними следуют граждане Азербайджана, почти 17 процентов, и Чечни - 12 процентов.
      Азербайджанцев чаще всего можно увидеть на Московских рынках, где они монополизировали оптово-розничную торговлю. По заключению экспертов Управления по экономическим преступлениям ГУВД столицы, группировки из этой Закавказской республики контролируют до 50 процентов объемов товарооборота на московских рынках. Как правило, их кланы придерживаются так называемого территориального признака, т.е. формируются из уроженцев одного района, города и т.п. Например, Велозаводской рынок контролируют выходцы из Гянджи, а Черемушкинский - "ордубадская" и "ленкоранская" группировки. На Рижском и Басманном рынках заправляют всем "маштагинская" и "бакинская" бригады. В Люблино хозяйничают "ханларцы". Самонареченные контролеры-азербайджанцы, а сказать точнее, рэкетиры и перекупщики, жестко контролируют ценообразование на своем рынке, изгоняют чужих продавцов, чтобы не создавали конкуренции, под угрозой силы перекупают по более низкой цене у поставщиков плодоовощную продукцию. Обычное дело для них - торговля без лицензии.
      Параллельно азербайджанцы успешно занимаются изготовлением и сбытом поддельной вино-водочной продукции, которую и сбывают через широко разветвленную торговую сеть земляков. Для большей наглядности можно вспомнить недавнюю историю, вызвавшую бурю эмоций только в УЭП ГУВД Москвы.
      В подмосковном поселке Хлебникове, где разыгрывалось главное действие, увы, мало кто что-то заметил, а тем более ощутил. А произошло же следующее: милицией была задержана с поличным за незаконное предпринимательство в сфере торговли организованная преступная группа. Ее состав - директора частных предприятий "Гашас" и "Айдын", их сотрудники. Все - жители Москвы, но азербайджанского происхождения. Они организовали в одном из помещений плодоовощной базы подпольный цех по розливу фальсифицированного вина, которое реализовывали через сеть коммерческих точек. У подпольных винодельцев при осмотре торговых палаток, мелкооптовых складов и производственного цеха было обнаружено и изъято около 7 тысяч бутылок готовой продукции, железнодорожная цистерна с 30 тоннами виноматериалов, свыше 100 тысяч этикеток различных заводов России, крупные суммы наличных денег в валюте и рублях.
      Эта потеря, конечно, не сказалась на общей обстановке в районе или городе. Как и прежде, желающий выпить мог без труда что-либо выбрать на свой вкус из широкого ассортимента вино-водочной продукции. Но мог после возлияния получить и тяжелейшее отравление. Ведь как свидетельствует существующая статистика, в 1996 году жертвами травм и отравлений стали каждый второй мужчина и каждая третья женщина. И если в 1987 году от алкогольных отравлений умерло 12 тысяч человек, то в 1993 году этих жертв стало почти в пять раз больше. Тенденция к росту прогрессирует и сейчас. Выходит, предлагаемое хмельное питье становится все более ядовитым?!
      В 1996 году сотрудниками Управления по экономическим преступлениям ГУВД Москвы были пресечены неоднократные попытки контрабандного ввоза спирта и вино-водочной продукции, не отвечающей соответствующим стандартам. Безусловно, предназначалась она предприятиям, которые строят свой бизнес на незаконном сбыте этих алкогольных суррогатов. А о размахе подпольных дельцов можно судить, например, по таким двум фактам. Только за один месяц было арестовано 16 двадцатитонных контейнеров с некачественным спиртом "Роял". В настоящее время это уголовное дело на общую сумму свыше одного миллиарда рублей еще не закончено. Одно можно сказать, что весь спирт, по заключению экспертизы, был признан непищевым.
      Общая схема дикого алкогольного бизнеса уже известна. Выглядит она следующим образом: сырье (спирт, виноматериалы) поставляются в Россию с Кавказа и Молдовы, из Польши и Голландии или Германии. Далее под прикрытием каких-нибудь ТОО и т.д. организуются полулегальные и нелегальные цеха по производству и розливу фальсифицированной продукции. Коммерсантами для этого приобретаются вполне нормальные стеклотара, пробки и этикетки известных в этой сфере деятельности предприятий. Нанимается рабочая сила, устанавливаются каналы сбыта как оптовые, так и розничные. Вся эта цепочка действует, конечно, без соответствующих разрешений, т.е. без лицензий и сертификатов. Ее организаторы и основные звенья - уроженцы Кавказа.
      До каких только ухищрений не доходит здесь алчность и стремление сделать прибыль любой ценой. Не так давно благодаря усилиям милиции было пресечено распространение в столице красного вина "Изабелла" в стандартных прямоугольных пакетах (типа молочных). Творцом этого хмельного напитка выступило довольно солидное российско-американское СП "Амрос-второй". Им на основании вполне законного договора были арендованы у Останкинского молочного завода специальные линии по розливу якобы соков. Они действительно выпускались "Амросом" в дневное время, а ночью и в выходные их заменял винный напиток.
      Продукция шла бойко и только за наличный расчет, как рублевый, так и валютный. Предприимчивые оптовики моментально развозили "Изабеллу" в розничную городскую сеть, сопровождая ее фальсифицированными сертификатами качества, а чаще и без них. Так москвичам было предложено для употребления более полутора миллионов пакетов этого зелья. И кто знает, как долго и широко разливалась бы эта одурманивающая река, насколько туго набили бы свои кошельки нувориши за счет простого народа и государства, если бы не вычислили их специалисты УЭП ГУВД. На тот момент, когда была наконец поставлена точка в этой главе летописи алкогольного беспредела, только в производственных и складских помещениях было обнаружено около 30 тысяч литров "Изабеллы", готовой к реализации. Предполагаемый неконтролируемый доход СП "Амрос" составил бы около миллиарда рублей.
      Сегодня в вопросах строительства нашего демократического дома у нас принято ссылаться на США. Так вот, в американском законодательстве в отношении недоброкачественных алкогольных напитков существует специальный раздел о безопасности товаров широкого потребления. Товары, признанные опасными, подлежат вывозу из страны, а при невозможности - уничтожению на месте или переработке. При этом все расходы, связанные с выполнениями этих процедур, возлагаются на владельцев опасного товара или грузополучателей.
      А как дело обстоит у нас? В борьбе с алкогольным беспределом можно выделить несколько стержневых направлений. Самое страшное - отказ от монополии казенного производства, когда государство разрешило "травить" народ, кому не поподя, - уже остался позади. Тем не менее никто пока должным образом не позаботился ни о надлежащем контроле за качеством, ни об ответственности за нарушения и преступления в данной сфере деятельности. У нас отсутствует централизованный банк образцов выпускаемой отечественной продукции, не говоря уже об импортной. Ввоз сырья и готовых вино-водочных и других напитков осуществляется с нарушением таможенных правил. Их качество оставляет желать лучшего. Пример - шедевр творчества виночерпиев Грузии, которые поставили в Москву водку "Русскую", в которой превышение предельно допустимых норм по концентрации сивушных масел составило 135, по альдегидам - 4, по эфирам - 17 раз! Отрава в чистом виде.
      При всем этом отсутствие эффективных правовых норм сковывает пытающуюся что-то предпринимать милицию. Хотя можно возразить, что в Уголовном кодексе есть статья "Незаконное предпринимательство" (введена в 1993 году). По ней и должны привлекать к ответственности подпольных алкогольных предпринимателей. Однако привлечь по данной статье можно лишь после наложения административного взыскания за такие же действия в течение года. Но в Административном кодексе какой-либо ответственности за подобные деяния не предусмотрено. Вот и работает милиция только по свершившимся фактам, а могла бы предотвращать все на ранней стадии. Вот и имеем мы гидру о множестве голов. Только отсекли одну, а на ее месте вырастают сразу несколько. Из сводки УЭП ГУВД Москвы:
      Житель Москвы, уроженец Азербайджана, под прикрытием фирмы организовал цех по производству фальсифицированной водки. Для работы привлек 24 гражданина Украины. Ежедневный доход, по оценкам экспертов, составлял около 30 миллионов рублей.
      С поличным были задержаны гражданки Армении и Украины, учредившие 000 "Прогресс ". Не имея лицензии на производство и даже на реализацию виноводочных изделий, они с размахом продавали фальсифицированную водку "Московская", "Русская", "Украинская", "Столичная". На подпольном производстве были задействованы около 40 граждан ближнего зарубежья. При аресте у дам изъято: более 15 тысяч долларов США, акции "Гермес-Союз" на сумму свыше 12 миллионов рублей, документы на право владения 8-ю гаражами, 6-ю земельными участками, 6-ю автомашинами, другое имущество стоимостью более 20 миллионов рублей.
      Можно и дальше до бесконечности приводить зафиксированные в милицейских протоколах факты алкогольного беспредела. Вряд ли это кого-то удивит или остановит. Хотя как раз останавливаться уже пора. Опять обращаясь к зарубежному опыту, вспомним, что в начале века почти в такой же ситуации оказалась Франция. Там душевое потребление алкоголя составляло около 25 литров в год. Началось физическое вырождение нации: смертность превысила рождаемость. Что характерно, народ и страна спивались не сами по себе. К этому их методично подталкивали заинтересованные круги. Но все же здравый рассудок оказался выше корыстных интересов. Трагедию предотвратили, введя более регламентированные и жесткие правила.
      По последним статистическим выкладкам, Россия подошла к черте, когда наметилась явная тенденция к сокращению населения. За последние годы нас стало меньше на два миллиона. Что это: вырождение нации? Смертность превысила рождаемость. Вклад здесь алкогольного беспредела бесспорен. А то, что он есть и процветает, сомневаться не приходится.
      После нескольких месяцев расследования уголовного дела по частному предприятию "Гашас", руководителям которого инкриминировалось незаконное предпринимательство, одним из следственных отделов Москвы было вынесено постановление о прекращении дела. В качестве правомерности данного решения приводились следующие доводы. Вот они, почти дословно: принимая во внимание, что граждане ранее не судимы, в содеянном раскаиваются, никакой материальной заинтересованности в данном деле не имели, а в настоящее время получили лицензию на розлив вина, следствие считает возможным к уголовной ответственности их не привлекать в связи с изменением обстановки. Производство дела прекратить, а изъятые валюту, деньги, материальные ценности вернуть...
      Каково было узнать об этом сотрудникам УЭП, которые потратили массу времени, чтобы вычислить подпольных алкогольных бизнесменов, проследитй все их связи, производственные и торговые цепочки, задокументировать факты преступной деятельности. Столько работы и... впустую. И данный факт о прекращении дела не единственный. Однажды знакомый сотрудник с Петровки, 38, прямо заметил, как бы подводя итог по делу об азербайджанских виноделах, что, если бы даже все дошло до суда, итог был бы тот же. Таковы правила игры при царящем беспределе.
      Вновь обратимся к информации, которая собиралась по оперативным каналам. Судя по ней, столица давно не только поделена на сферы влияния, но и в каждом ее районе имеются опорные точки различных группировок. Например, в Центральном административном округе азербайджанская община "держит" кафе "Агдам", "Агдаш", "Аист" и кроме рынков вокзалы - Курский и Павелецкий. В Северном административном округе: кафе "Парус", коммерческие палатки и вещевые рынки у метро "Войковская", "ПетровскоРазумовская". В других районах Москвы картина почти аналогичная. Этнические бригады численностью от 20 и выше человек прочно удерживают контроль над своей территорией. И ситуация пока остается неизменной. Проводимые милицией рейды оказывают воздействие не более, чем легкий шторм средь безбрежного моря. Прошел шквал, и все встает на круги своя.
      Почему именно рынки облюбовали азербайджанские группировки? У специалистов с Петровки, 38, на сей счет есть своя версия. Она базируется на исторических и национальных осооенностях, можно сказать, пристрастиях азербайджанцев, ведь они испокон веков занимались рыночной торговлей. Первой их пробой в Москве были, казалось, безобидные гвоздики. После цветочной атаки, когда был создан первоначальный капитал, они повели широкое наступление на скупку-продажу овощей и тропических плодов. И сегодня им здесь фактически нет конкурентов.
      Еще стоит вспомнить и такие причины "засилья" в Москве многочисленных этнических группировок. Большой город всегда предоставлял больше возможностей для приложения сил. Здесь достаточный простор для всевозможных комбинаций. Именно этого нет пока на Кавказе. Сегодня в бывших союзных республиках довольно бедственное положение. Оно вызвано гражданскими войнами, межнациональными конфликтами. Там не развернешься с бизнесом, ни с нормальным, ни с криминальным. Вот и бегут оттуда все, у кого есть возможности, перенося сферу своей деятельности туда, где выгоднее.
      ЗОЛОТАЯ ПАУТИНА
      Курьера с золотом взяли на Курском. Обыкновенный мужчина, каких за сутки на вокзале перебывает тысячи. А вот багаж у него был необычный. Из общей массы пассажиров его вычислили сотрудники линейного ОВД на транспорте, а раскручивали все оперативные работники ОЭП.
      Как раскусили этот орешек оперативники? Пусть подробности останутся их профессиональным секретом. А произошло это ранним утром. В это время пассажиропоток особенно насыщен. На первой платформе, откуда ближе всего до метро, почти столпотворение. Здесь масса людей с прибывших поездов дальнего следования и пригородных электричек. В этом человеческом муравейнике и случилось то, что положило начало этой истории.
      - Золотишко несем, бомбу? - полушутя поинтересовался младший инспектор уголовного розыска Соловьев у подозрительного пассажира.
      - Коленвал... - буркнул тот неразборчиво, пытаясь обойти опера.
      Однако это ему не удалось. Соловьев сразу уловил излишнюю нервозность в подозрительном мужчине, подал знак напарнику. Дежурный инспектор уголовного розыска Букланов тут же оказался рядом. Опыт приучил к стремительным действиям. Среди вокзальной толчеи и суеты даже мимолетное промедление может обернуться роковой ошибкой.
      В дежурной части милиции, куда доставили подозрительного пассажира для более детального знакомства, даже бывалые сотрудники ахнули, увидев содержимое его дорожной сумки: около 14-ти килограммов золота! Как позже констатировали эксперты - это были камчатские самородки, не подвергавшиеся какой-либо обработке человеком, в слитках размерами от спичечной головки до куриного яйца. Средняя стоимость одного грамма криминального груза около тридцати пяти тысяч рублей.
      - Надо же... - наигранно вытянул физиономию обладатель ценного багажа. - А говорил, что дефицитные запчасти для "тойоты"...
      Золото было аккуратно упаковано в полиэтилен и Йоробку из под импортной обуви. Так, небольшая скромная посылочка, если не пробовать ее на вес. На крышке надписан адрес получателя из Краснодара. Как выяснилось, к Николаю М. все попало случайно. С его же слов выходило, что ему просто "повезло на халяву съездить домой в Тулу и в Москву за товаром".
      Вот уже несколько лет Николай М., уроженец Тульской области, проживал в Магадане. Обустроившись, он перевез туда жену. Работал в авиаотряде, пока хорошо платили, не начались перестройка и сокращение штатов. Когда понял, что жить становится не на что, занялся коммерцией. Используя старые авиационные связи, летал в Москву за товаром, который потом выгодно сбывал в Магадане и других отдаленных местах, добираясь туда с помощью знакомых экипажей.
      С хозяином "золотой посылки" встретился во время одной из своих частных командировок. Новому чернявому знакомому понравилось, как быстро Николай сумел достать билеты на нужный рейс при наличии энной суммы.
      "Богатенький Чебурашка, - в свою очередь оценил бывший авиатор потенциального компаньона. - И не жмот..."
      - Хочешь хорошо подзаработать? - спросил новый знакомый после уже не первой рюмки коньяка, который они вместе распивали в буфете аэровокзала, закрепляя знакомство.
      - А кто не хочет? - Николай кивнул, соглашаясь. - Надо-то, что?
      - Пустячок. Отвезешь посылку моему знакомому. По пути навестишь родителей. Обратно можешь везти свой товар. Дорогу оплачу...
      Золото с приисков воровали всегда. И чаще всего это было промыслом ингушей. Их больше других притягивал и манил блеск благородного металла. Ради него "старатели-горцы" покидали родные, теплые места и отправлялись к черту на кулички, в морозную Якутию, в далекий Магадан, туда, где добывали и намывали желтые самородки и песок.
      Наиболее остро эта проблема встала после отмены государственной монополии на добычу драгоценных металлов. С размахом стали действовать криминальные "золотопромышленники". С севера и с востока потянулись в центр, а потом на юг маршруты, по которым засновали неутомимые курьеры со своими компактными, но очень тяжелыми ношами. Объектами сверхповышенной напряженности стали аэропорты и вокзалы, самолеты и поезда.
      Так, если в 1993 году на транспорте было задержано и изъято около 70 кг драгоценных металлов, то в следующем году эта цифра увеличилась вдвое. На этот результат повлияло то, что к проблеме отнеслись серьезнее, сказалось внедрение новых форм и методов борьбы с явлениями подобного рода, оснащение подразделений милиции, в частности досмотровых служб, спецтехникой.
      Пожалуй, сейчас можно признать, что на начальной стадии борьбы с криминальными "золотопромышленниками" и "золотоношами" все, можно сказать, доходило до казусов. Преступников искали по... национальному принципу. Появился в досмотровой зоне аэропорта "Певек" или "Магадан" среди пассажиров, стремящихся улететь, темноволосый южанин - будьте добры, предъявите свою ручную кладь и багаж для проверки с пристрастием. Абсурд?
      Тем не менее именно жизненная необходимость заставила взглянуть на проблему именно под таким углом.
      Обратимся к документам. Эта тенденция за небольшими исключениями сохранилась и до последнего времени.
      Из сводок ГУВД на транспорте МВД РФ:
      С рейса "Магадан - Москва" снят пассажирчеченец, в протезе ноги которого обнаружено и изъято 7,7 кг промыслового золота...
      При досмотре пассажиров рейса "Магадан - Минеральные Воды" у уроженца Ингушетии, неработающего, обнаружено вшитыми в гетры на ногах около 6 кг золота...
      Аэропорт "Певек". В ходе оперативно-поисковых мероприятий сотрудниками милиции была задержана гражданка Ингушской Республики, неработающая. У нее изъято 24 кг драгметалла, который она незаконно пыталась вывезти...
      Пенза. На участке Куйбышевской железной дороги в поезде "Свердловск Адлер" выявлены и задержаны три гражданина Чечни, все временно неработающие, у которых обнаружено и изъято 21,6 кг промыслового золота и серебра...
      Как ни странно, но в большинстве своем все криминальные маршруты, имея общее начало - золотой прииск, имели и общий конечный пункт - Кавказ. Тяжелые и драгоценные ноши в родных краях ждали с нетерпением. Бизнес не терпит промедлений. Кто не помнит еще со школьной скамьи классической формулы, что, чем чаще и быстрее обернется товар - деньги - товар, тем больше будет прибыль. И в мгновение ока камчатские, якутские самородки превращались в доллары, марки...
      На этом процесс не останавливался, а шел дальше. Появлялись наркотики и оружие. Нагруженные новым товаром курьеры опять бежали уже изведанной дорогой, но в обратном направлении.
      Наконец, в органах внутренних дел вычислили, куда ведут золотые паутинки. На местах без каких бы то ни было циркулярных указаний, на свой страх и риск, стали бороться с быстро разрастающимся злом. Так, в основу действий был положен национальный подход.
      Но хитрый милицейский ход оказался вскоре разгадан не менее изощренным противником. Смышленые горцы в качестве курьеров стали нанимать представителей других национальностей, отводя себе роль охранников. Кто же за просто так отпустит из рук целое состояние. Но и это заметили наблюдательные сотрудники досмотровых и оперативных служб.
      - Доставишь все по назначению, считай, штука баксами твоя. Думаю, за неделю управишься... - властно инструктировал будущего золотого курьера чернявый хозяин.
      - А везти-то что? - у Николая от такой перспективы даже во рту пересохло. Он судорожно схватил стакан с "пепси" и подумал про себя: "Таких денег мне и за месяц не заработать. Надо соглашаться".
      В последнее время торговый бизнес приносил все меньше прибыли. На госпредприятиях сплошь и рядом задерживали зарплату. Людям не то что на тряпки, а на еду не хватало "замороженной" получки. Доставленные с неимоверными трудностями товары почти не шли, обесценивались вложенные в них деньги. Надо было искать какую-то другую жилу, которая бы обеспечила существование самому и семье.
      "Да этого богатенького Чебурашку мне само провиденье послало, - подытожил Николай. - Надо соглашаться. Когда еще такое предложение получишь".
      - До Кемерово можешь лететь самолетом, - словно и не было вопроса, продолжал инструктаж знакомый. - Сам знаешь не хуже меня как тут в аэропортах шмонают, а у тебя будет посылка с металлом. Спросят: скажешь запчасти для "тойоты". Дальше только поездом. Через Москву воздухом не прорваться. Но и по земле можно вляпаться. Помни, за тобой все время догляд будет, подстраховка...
      "Ничего себе запчасти!" - подумал Николай, не проявив дальнейшего любопытства к содержанию того, что предстояло везти, он лишь спросил:
      - Посылка большая?
      - Вроде этой, - знакомый показал на свою компактную дорожную сумку, легко подняв ее. - Струсил, похоже? Кому какое дело до того, что везешь. Сам не будешь трепать, никто и не спросит... А где тебе еще такие бабки отвалятся, считай, на халяву?
      Так и договорились. Через несколько дней Николай получил посылку и аванс. Окончательный расчет должен был состояться в Краснодаре...
      - Вам предъявляется обвинение по статье 162, - зачитал следователь текст постановления, с которым Николай М. уже был знаком. Он был знаком и с тем, что за, казалось, безобидное деяние ему светил штраф в сто минимальных окладов (это в лучшем случае) или до десяти лет заключения, если "незаконное хранение, перевозка драгоценных камней или металлов в любом виде" осуществлялась в сговоре с другими лицами. - Адвоката нам подбирать или наймете сами?
      Но, как оказалось, эту хлопотную миссию решили родственники. Жена из Магадана в Московской коллегии адвокатов наняла довольно престижного и, видимо, дорогого защитника.
      Информация к размышлению:
      Чтобы адвокат только приступил к делу, в кассу юридической консультации необходимо внести взнос. Он колеблется от семи до десяти минимальных зарплат. Дальше оплата по договору. Издержки для рядового гражданина прямо скажем напряженные, если не сказать - неподъемные. В большинстве случаев адвоката в суд представляет милиция. Например, у Курского линейного отдела на этот счет существует договоренность с ближайшей, двадцатой, юридической консультацией Москвы. Николаю М. при разъяснении его прав на защиту эта возможность была предложена. Он ею не воспользовался.
      Приходилось разговаривать с оперативным сотрудником, участвовавшим в операциях по задержанию "золотых" курьеров. Комментируя случай в Пензе, когда в поезде "Свердловск - Адлер" были задержаны три гражданина Чечни и 21,6 килограмма драгоценного металла, опер рассказал, что милиционерам сразу было предложено по новенькому "мерседесу", лишь бы замять дело.
      А сколько трудов составляет вести такого курьера от самого прииска, пока не выявятся все связи. Работа кропотливая, хрупкая. И как обидно бывает, когда возведенная таким трудом пирамида, словно карточный домик, рассыпается из-за одной ошибки, чаще всего не оперативной или следственной, а судебной.
      - Этого парня тоже скоро выпустят. Его выкупят в суде или после, только и сказал оперативник. - Слишком большие деньги крутятся, и дельцам, ими ворочающими, выбросить на штраф энную сумму в сотню-другую минимальных зарплат, что для меня бутылку пива купить...
      Из сводок ГУВД на транспорте МВД РФ:
      Омск. По оперативной информации с рейса "Магадан - Омск - Братск Ростов" была снята преступная группа в составе четырех человек: двое ингушей, русский, украинец. В ручной клади основного перевозчика (русского) изъято 32 кг драгоценных металлов...
      Магадан. При попытке вылета в Новосибирск задержан уроженец Читинской области, водитель пищевого комбината, обслуживающего золотодобывающий прииск. В его багаже обнаружено семь матерчатых мешочков с 15,4 кг желтого металла...
      Якутск. В аэропорту "Шеек" задержана уроженка Ивановской области, работница прииска. Среди личных вещей обнаружено семь банок из-под тушенки, в которых 12,5 кг золота...
      Встав на позицию оптимиста, можно, прочитав такое, только похвалить милицию: молодцы, не дремлют. Да, в золотой паутине криминального бизнеса тут и там появились бреши. Наглядное подтверждение тому - частые сообщения в сводках МВД. Но вот беда - круг желающих делать бизнес подобным образом не стал меньше. Скорее, он, наоборот, расширился. Раньше, например, не было случаев, чтобы сотрудники приисков, настоящие или бывшие, скатывались на этот путь. Сейчас происходит и это.
      Информация к размышлению:
      В конце 1994 года Институтом социологии парламентаризма проводился опрос общественного мнения в 12 экономических районах страны, включая Москву и Санкт-Петербург. Выборка 6000 респондентов отразила весь спектр социально-демографических характеристик. По мнению специалистов, нельзя считать нормальным, когда 48 процентов взрослого населения живут (по самооценкам) "бедно" или "низке черты бедности" и считают нынешнюю экономическую ситуацию "нетерпимой" (41 процент) либо "терпимой с трудом ". Богатыми себя считает лишь 1 процент. В массовом сознании сформировался негативный образ нынешней власти. Большая часть населения испытывает к ней недоверие (73 процента), протест и обиду (63 процента), безразличие (50 процентов). И только меньшинство россиян (5 процентов) считают, что она действует в интересах народа.
      Как известно, нашей Конституцией определены права, свободы, обязанности. Большая часть законопослушных граждан им следует неукоснительно. Именно она в конце концов оказывается в тупике. Виной тому их слепая вера в казавшиеся незыблемыми привычные постулаты. Увы, наш Основной закон многое гарантирует на бумаге, но не в состоянии осуществить в жизни. Никто не скрывает, что сегодня жить лучше - значит быть богаче. Только как это сделать, если тех средств, которые удается заработать большинству, едва хватает на пропитание. Где взять недостающее? Надежда на себя, свои силы, свою изворотливость и приспособляемость. А самый быстрый путь здесь криминальный.
      Вот и получаем вместо одного пойманного "паучка" несколько. Пусть вместе с ним рвется паутина. Это не надолго. Брешь обязательно затянется. Условия больно благоприятные.
      По данным статистики. Из отчета Института социологии парламентаризма:
      Анализ опросов показывает, что уровень преступности в стране приобретает характер национальной трагедии. По оценке 71 процента респондентов, криминогенность в их городе или сельском районе в текущем году возросла. Среди главных причин этого общественное мнение называет: несовершенство законов (52 процента), коррумпированность различных государственных органов (46 процентов), некомпетентность и нерасторопность правоохранительных органов (28 процентов), а также их слабую материально-техническую базу (25 процентов). Лишь 5 процентов опрошенных россиян считают, что "правосудие в стране в целом справедливо". По мнению большинства, судьи "зависимы" от криминальных структур, мафии (51 процент), от своего вышестоящего руководства (42 процента), от государственной власти (31 процент) и от частного капитала, предпринимателей (24 процента).
      Когда дело Николая М. созрело для суда, стало известно, что рассматриваться оно будет не в Москве (где преступник оперативными органами был изобличен и задержан), не на Камчатке (откуда ценности были похищены), а в Магадане (по месту жительства). Почему? Над истинной причиной остается только гадать. Следователь лишь пожал плечами, мол, не его компетенция. Об одном только пожалел, что вместе с делом в Магадан уйдет и золото, а это почти 14 кг, хотя оно могло быть внесено в бюджет москвичей, ведь их земляки вычислили преступника и вернули государству похищенное.
      В Пензе, например, так и сделали. Настоял глава местной администрации. Кто-то возразит, зачем мелочиться, споря зря, в какой карман, в правый или левый, положить возвращенные деньги. В былые времена, действительно, по этому поводу не стоило копья ломать. Сегодня, с расширением прав на местах, данный вопрос очень актуален.
      Но и это не все. Хотелось бы обратить внимание еще на один парадокс в "золотом деле". Например, нашедшего клад, государство награждает. Он вправе претендовать и рассчитывать на 25 процентов от общей суммы. Когда же в доход государства возвращается похищенное, обеспечившие это люди фактически не получают ничего. Чем поощрили сотрудников уголовного розыска Соловьева и Букланова? Представили к благодарности и 50-процентной премии от оклада. Тут не стоит занимать внимание арифметическими упражнениями, чтобы еще раз подчеркнуть, как несоизмеримо сделанное сотрудниками и полученное за работу.
      Из документов ГУВД на транспорте МВД РФ: За 1994 год на объектах транспорта было изъято 135 кг золота, в том числе по регионам: Дальний Восток и Якутия - 93 кг, Москва - около 20 кг, Средне-Волжский - более 10кг...
      Именно на этот период попадает "золотой" пик в деятельности милиции. В 1995 году интересующий нас показатель еле дотягивает до ста кг. Спустя год ситуация почти аналогичная. Меньше стали воровать? Ничуть. Золотоноши перестроились и стали бдительнее, хитрее, ловчее.
      Вот и мы вернемся к тому, с чего начали - к кавказцам, а конкретнее к ингушам. Их преступное сообщество сложилось после разделения Чечено-Ингушетии на две независимые республики. В документах правоохранительных органов стали мелькать три новых наименования: "назраньская", "грозненская" и "малгобековская" группировки. Они, как и другие кавказские бригады, формировались в основном по территориально-земляческому принципу.
      Стиль и тактика их действий тоже мало чем отличались. Например, "назраньцы" сразу стали активно использовать чеченский опыт по применению фальшивых авизо. Потом похищенные средства через легальные коммерческие структуры уходили в страны Балтии, Швейцарию, Италию, Испанию, вкладывались в ингушскую экономику.
      Одно время средства массовой информации прямо пестрили сообщениями о том, что правоохранительные органы располагают сведениями, что "назраньцы" осуществляли вербовку боевиков и поставки оружия в Ингушетию во время ее конфликта с Северной Осетией. Они якобы занимались закупкой запасных частей для различных видов вооружений и приборов ночного видения для танков и артиллерийских систем. Сотрудники МВД об этом знали, но изъять оружие сумели всего один раз, как сообщала газета "Коммерсант".
      Что касается, скажем, "грозненской" преступной группировки, в которую объединились около ста жителей Чечни ингушской национальности, она специализировалась в основном на торговле краденными автомобилями, рэкете и грабежах. Примерно к началу 1994 года "грозненцы" поставили под свой контроль несколько коммерческих структур, которые совместно с "назраньцами" занялись хищениями денежных средств.
      "Малгобекская" группировка считается наиболее малочисленной по сравнению с предыдущими. В ее состав входит около тридцати активных членов. Она занимается тем, что контролирует торгово-посреднические фирмы в районе парка "Сокольники". Сфера деятельности - рэкет, вымогательство, кражи. Но последнее время почерк преступных действий стал меняться. Это характерно и для других ингушских этнических группировок. В них явно наметился отход от криминальной деятельности. Здесь, по мнению криминологов, важную роль сыграло то, что Ингушетия была объявлена зоной экономического благоприятствования. Очень прибыльным делом стала регистрация предприятий, фирм и т.п. у себя дома с последующей постановкой их под свой контроль.
      "МАРТЫШКИ" ОТ НУРИКА
      Самый огромный столичный бордель на сегодня - Тверская улица, своеобразный пятачок (пятьсот метров в одну сторону и столько же в другую) от Пушкинской до Манежной площади. Здесь можно снять подружку на ночь и на час. Выбор самый разнообразный: от цвета волос и фигурки до самых капризных претензий на возраст и темперамент партнерши. Пожелает ли клиент белокурую, гладкокожую северянку или черноглазую, горячую южанку - все к его услугам. Были бы деньги. Здесь работают девицы почти со всех регионов бывшего Союза. Кто-то приехал в столицу посмотреть на красивую жизнь, кого-то пригнала на заработки нужда. Бордель, в общем-то, интернационален. Тем не менее в нем явно прослеживаются определенные национальные тенденции. По данным с Петровки, 38, у истоков столичного секс-бизнеса стоял некий Нурик, молодой дагестанец из числа студентов.
      Именно из студенческой среды сутенер набрал своих первых будущих проституток, обеспечивая девчатам неплохую доплату к скудной стипендии. Это с одной стороны. С другой, он толкал их в бездну, из которой редко кто выбирался сам. Ведь живой человек становился товаром, значит, уже не принадлежал только себе. Сколотив определенный капитал, Нурик снял в спальном районе Бибирево квартиру. В ней, в гареме, содержал пять девушек. Предпочтение самозваный султан отдавал тем, кто еще не потерял свою невинность. Став первым мужчиной у смазливой девчонки, любвеобильный дагестанец самолично обучал кандидатку всем тонкостям предстоящей работы.
      Забегая вперед, стоит сказать, что в этом он весьма преуспел. После его ареста и задержания девиц из гарема, даже самая молоденькая из них, которой не было и шестнадцати, была заражена сифилисом. "Подарком" ее наградил сутенер. В этом зареванная несовершеннолетняя призналась на осмотре в венерическом диспансере, куда ее доставили оперативники. Ведь кроме Нурика у нее еще пока никого не было.
      Команду молоденьких гейш, или "мартышек", как их называл дагестанец, скорее всего за недальновидность и способность к дрессировке, Нурик содержал достаточно свободно. Был твердо уверен, что не сбегут. Деться им в чужом городе некуда. Девчонки были в основном с Украины, с периферии. Для них новая жизнь - вроде красивой картинки, иногда страшной, но от того еще более романтичной. Правда, вкусная выпивка, дорогие шмотки нет-нет да и дополнялись мордобоями, издевательртвами. Но нанесенные потери потом случалось компенсировались дорогими подарками. Боль и обида забывались, сменяясь беззаботностью и легкомыслием.
      Днем девицы отсыпались или знакомились с достопримечательностями столицы. Вечером за ними приезжало такси, нанятое хозяином, и шлюхи ехали в центр, к "Метрополю", "Интуристу", где вставали дежурить на строго отведенное место. О том, что место принадлежит Нурику, знали не только рэкетиры, но и милиционеры. Когда компромат на "хозяина" был собран, его задержали.
      Произошло это в лучших традициях крутых кинобоевиков. Оперативники сели на хвост такси с "мартышками" и их сутенером у "Метрополя". Почуяв опасность, Нурик приказал водителю смываться. "Волга" рванула в сторону Арбата (тогда еще не было одностороннего кольцевого движения вокруг Кремля). Около "Художественного" вильнули на бульвары. Но оторваться так и не удалось.
      Таксист, почуяв неладное, заскулил что-то о спасении своей шкуры. Чтобы ускорить движение машины, телохранитель дагестанца ткнул ему в бок ствол. Подействовало. Отрываясь, вильнули в старый проулок. Возле дома с проходным двором тормознули. Выталкивая "мартышек" на асфальт, хозяин "обезьянника" рванул в подворотню. Однако это заметили из машины преследования.
      Оперативники тоже рванули в арку. Навстречу прогремел выстрел. Это, прикрывая Нурика, охранник пустил в ход свою пушку. Всем повезло, что меткостью он не отличался. Второго выстрела бандит уже не успел сделать. Его сбили с ног, обезоружили. Теперь вперед, в лодъезд, где скрылся дагестанец. Но на старой лестнице тишина. Неужели ушел?
      Впереди только темные, безжизненные лестничные пролеты. Оперативники стали проверять их один за другим. Были предприняты все меры предосторожности. Как и у телохранителя, у хозяина мог быть ствол. И кто знает, как он себя поведет. Судя по первой реакции, пустит в ход, не задумываясь. Медленно групна захвата поднималась все выше, оставляя позади этаж за этажом.
      Когда почти добрались до крыши, сверху донеслось поскуливание. На последней лестничной площадке, перед запертым наглухо выходом на чердак, сидел Нурик. Лучи фонарей выхватили из темноты дикие, испуганные глаза и окровавленные руки. Сутенер пытался покончить с собой, вскрыв вены.
      - Живым не дамся, - выкрикнул он, сползая на пол.
      Так его и взяли. Вместе со жгутом, остановившим кровь, на запястье защелкнули наручники.
      Мнение специалиста с Петровки, 38:
      В центральной части города уличная проституция давно является профильной. Она курируется чеченцами и дагестанцами. И не имеет значение, у какого сутенера покупает клиент нежный товар. "Крыша" неизменно остается одной и той же. Прибыльный бизнес процветает, несмотря на все предпринимаемые меры. Только за один вечер на Тверскую к своим точкам выходят от 200 до 400 проституток.
      Ночных бабочек задерживают почти каждую ночь. Но днем отпускают восвояси. Юридически оформить правонарушение фактически невозможно. Отсутствуют соответствующие статьи в УК. Заплатив мизерный штраф, который за следующую смену окупится многократно, ночные бабочки разлетаются, чтобы с наступлением сумерек вновь оказаться на бродвее в самом центре Москвы.
      Если говорить в целом о клане дагестанской организованной преступности, то, по мнению специалистов московского РУОПа, окончательное ее оформление произошло в первой половине 90-х годов. Первоначально представители Дагестана, на территории которого проживает более тридцати горских национальностей (кумыки, аварцы и т.д.), в основном были растворены среди других этнических кавказских группировок. Примерно с 1993 года у криминальных выходцев из этой республики заметно прорисовывается уклон в сторону экономических преступлений. Они не изобретали велосипед, а использовали уже проторенные пути. Одним из направлений стали фальшивые авизовки.
      С этого времени в милицейских сводках стали мелькать сообщения о "дагестанском преступном сообществе". Наиболее значительным событием стала разборка в марте 1994 года с чеченскими боевиками в ресторане "Дагомыс". После стычки о дагестанцах заговорили. Еще бы, они заставили считаться с ними одну из крутейших столичных группировок. Тем самым зеленый свет был включен. Гордые горцы еще активнее скупают в Москве недвижимость, ставят под свой контроль коммерческие структуры, расширяют сферу влияния. Основной стиль их действий - вытеснение или подчинение более слабых. Чаще всего дагестанские джентльмены удачи берут под свое крыло тех, кто в кровавой междуусобице потерял вожаков.
      В последнее время в Москве постоянно "прописаны" четыре дагестанские группировки: "краснодарская", "новгородская", "питерская", "иркутская". Их представители занимаются не только экономическими преступлениями, они не гнушаются также разбоями, грабежами, кражами. Как и представители других этнических криминальных общин, они используют весь широкий набор средств и методов, направленных на достижение наиболее высоких незаконных доходов.
      РЕФОРМЫ В РОССИИ И ОРГАНИЗОВАННАЯ ПРЕСТУПНОСТЬ
      Развитию всеобщего криминального беспредела в России способствовал распространяемый в 1985-1991 годах в республиках разваливающегося СССР лозунг: "разрешено все, что не запрещено законом". Это нейтрализовало морально-этические нормы, регулирующие определенную часть наиболее важных общественных отношений. Чем тут же не замедлили воспользоваться главари и активные участники преступных формирований, организаций и сообществ. Они использовали трудную ситуацию в стране в своих корыстных интересах, пропагандируя среди населения вседозволенность и лжемораль, блатной жаргон, преступные обычаи и традиции, применяя при этом опыт мафиозных зарубежных структур. А неблагоприятные социально-политические тенденции, форсирование рыночных отношений, отсутствие надлежащей правовой базы только активизировали противоправную деятельность и вширь, и вглубь.
      Распространение среди населения, молодежи обычаев и традиций преступного мира, уголовной романтики стало основой для формирования преступного поведения и возникновения групп преступной ориентации. Не без помощи средств массовой информации и культуры, отдельных общественных деятелей романтизируются образы киллеров - циничных наемных убийц, иных джентльменов удачи. Среди молодежи чуть не главной нормой поведения становится культ силы, наглости, раскованности, вседозволенности, сексуальной распущенности и т.п. Занятия рэкетом или проституцией выглядят престижными.
      В первой половине 90-х продолжала возрастать вооруженность преступных формирований, участились случаи уголовного терроризма, получили значительное распространение финансовые и банковские мошенничества. Ужесточилась борьба за сферы негативного влияния на территории или отрасли народного хозяйства. Полным ходом шла активизация самых разных преступных промыслов.
      По мнению специалистов, широкая консолидация и сплочение организованных преступных групп и сообществ, наблюдаемые во всех регионах России, объясняется неадекватной законодательной базой и коррумпированностью государственного аппарата, особенно судебной системы. Обострение криминогенной ситуации усугубляется социально опасными факторами сегодняшнего времени: пренебрежением к закону, мутацией нравов, обнищанием народа.
      Все это выводит организованную преступность на новый виток криминальной спирали. В целом современная структура криминального мира включает в себя несколько уровней. В самый низший входят наиболее распространенные формирования - преступные группировки по типу бандитских, численностью от пяти до двадцати-тридцати человек. Они действуют на местном уровне (один или несколько административных районов города, области, края, республики в составе России либо небольшие города). Среди них постоянно идет перераспределение сфер влияния, на основе которого постоянно появляются новые нетрадиционные виды преступной деятельности.
      На более высоком уровне находятся преступные организации. Здесь количество задействованных лиц может колебаться от нескольких десятков до нескольких сотен. Структуры этого уровня занимаются как организацией отдельных видов краж, так и проведением многоходовых мошеннических коммерческих сделок, не исключая факты вымогательств, разбойных и бандитских нападений. Стремление к легализации вооруженности преступных групп привело к созданию охранно-бандитских формирований. Они гласно охраняют официальные коммерческие предприятия, банки, а на самом деле выбивают долги и занимаются иной незаконной деятельностью, которая нередко перерастает в разбойные или бандитские нападения.
      Третий уровень - преступные сообщества. Если криминальные организации, как правило, осуществляют основную преступную деятельность на какой-то конкретной территории (большие города, область, край, республика в составе России) либо в какой-то отрасли криминального промысла, то преступные сообщества действуют в нескольких регионах, а также в масштабе России, странах ближнего и дальнего зарубежья. К преступным сообществам следует отнести межрегиональные преступные организации, этнические преступные организации чеченцев, грузин, китайцев, вьетнамцев и т.д.
      Из информации МВД: В состав более чем 6,5 тысяч преступных объединений входят свыше 30 тысяч активных участников. Ими управляют около 3 тысяч лидеров. Около 300 преступных организаций имеют межрегиональные и более 300 - международные связи и структуры.
      Почти все перечисленные выше процессы сегодня развиваются в геометрической прогрессии. Средства массовой информации, оперативные сообщения по системе Интерпола то и дело доносят до нас, что, например, правоохранительные службы итальянских городов Рима и Венеции напали на разветвленную международную сеть торговцев глазными роговицами человека. Начало этой нелегальной преступной цепочки было обнаружено в России и Латвии.
      Как заявил в одном из своих выступлений директор ЦРУ США, в республиках бывшего СССР преступные структуры разрастаются в угрожающем темпе и смыкаются с итальянской мафией, латиноамериканскими наркокартелями и китайскими триадами. И чтобы убедиться в этом, нет смысла обращаться только к зарубежным источникам. Уже на первых российскокитайских консультациях, состоявшихся в середине этого десятилетия, были высоко оценены совместные действия правоохранительных органов двух стран. Арестовано 70 гангстеров, раскрыты десятки преступлений, в том числе совершенные в Москве китайскими группировками. Отдельные китайские группировки отличались невероятной жестокостью. Похитив свою соотечественницу, члены одного из формирований не только насиловали ее в течение десяти дней, но еще и резали ритуальными мечами.
      Президент Германской федеральной уголовной полиции отмечает, что и на берегах Рейна в последние годы возрастает активность российских преступников. Предназначенные для отдыха места российские мафиози используют для встреч, обдумывания своих операций, проживания своих семей и обучения детей.
      Из оперативно-следственных материалов известно, что в каждом третьем преступном формировании выявлены коррумпированные связи. Большинство преступных организаций и сообществ создали финансово-коммерческие учреждения для легализации криминальных доходов. В результате шантажа бизнесменов и руководителей предприятий со стороны лидеров преступных группировок, а также неблагоприятной финансово-экономической ситуации и непомерного налогового прессинга - 55 процентов капитала в российской экономике и до 80 процентов голосующих акций предприятий перешли в руки преступных кланов. По сведениям самих бизнесменов, от 30 до 50 процентов предпринимателей работает на преступные формирования. Словно подводя здесь черту, министр внутренних дел Анатолий Куликов на одном из брифингов МВД России назвал криминализацию экономики массовой и угрожающей национальной безопасности страны. Ее среднегодовой регистрируемый прирост составляет 12,5 процента. Теневая экономика достигла почти половины валового национального дохода страны.
      Таким образом, современная организованная преступность в России характеризуется высокой консолидацией, устойчивостью, вооруженностью, широкими международными криминальными связями, глубоким проникновением в финансово-экономическую сферу народного хозяйства и государственные структуры. Не случайно весьма популярный законодатель США С. Нанн обратил внимание на организованную преступность как на силу, угрожающую демократическим преобразованиям в России и во всем мире.
      "Воровское движение" заключается сегодня не только в сборе "общаков" и проведении "воровских съездов", но и в криминально-экономической деятельности на основе "общаковых" средств, обеспечивающих воспроизводство преступных кланов и распространение "воровской идеологии". Известны факты, когда представители "вора в законе" Джема с начала 90-х годов постоянно поддерживали и поддерживают пенсионеров и студентов Хабаровска, что привело к дальнейшему укреплению среди населения авторитета как самого "крестного отца", так и его ближайших сподвижников. Во многих регионах России "воры" создают фонды для реабилитации и поддержки заключенных. Материальная помощь осужденным и особенно освобождающимся после отбытия наказания, с одной стороны, способствует распространению "воровской идеологии", с другой - легализует использование "общаковых" средств.
      Из "ксив" и "малевок":
      Молодежи: "Объясните малолеткам - они совершенно не знают как себя вести, у них свои законы, а этого не должно быть. Они живут в нашем доме, а тут законы едины".
      Ранее судимым: "Бродяги, по всем наболевшим неразрешенным вопросам обращайтесь к ворам, дабы твердо знать и исходить в своих помыслах и поступках только из воровского".
      Сегодня преступники продолжают пропагандировать свои обычаи и традиции типичными для них методами и способами. Можно наблюдать не единичные сборы средств в "общак" в средних школах Сибири, Урала, Поволжья. В некоторых микрорайонах Москвы объекты социально-культурного и иного назначения разделены между антиобщественными группировками несовершеннолетних, возглавляемыми "смотрящими" по подобию "воровских" формирований. Молодежные лидеры исполняют третейские и другие функции. С их подачи подростки, не входящие в формирования, облагаются "данью".
      Следует подчеркнуть, что "воры в законе" на отдельных территориях не занимают в преступной среде безраздельно главенствующего положения. Они нередко проигрывают лидерам преступных группировок "спортсменов", "афганцев", этнических сообществ, мафиозным структурам экономистов, промышленников, представляющих военно-промышленный комплекс и другие организации и структуры.
      Повышенную общественную опасность представляет любое преступное сообщество, преступная организация или группировка. Однако следует отметить, что ни одно из преступных сообществ в России не имеет более отработанной криминальной идеологии, чем "воровская", которая позволила "ворам" выжить в нечеловеческих условиях гулаговских лагерей и продолжить "воровское" дело в дальнейшем. Все это можно назвать криминогенной основой, позволяющей "воровскому" движению при определенных условиях самовоспроизводиться, усиливать свои ряды.
      Российские "воры в законе" сегодня поднялись примерно на такой же уровень, как сицилийская мафия, японские якудза, китайские триады, колумбийские наркокартели. Сейчас можно выделить следующие тенденции, происходящие в их среде: усиление подкупа "воровским сообществом" сотрудников государственных органов; укрепление связей с преступными организациями за рубежом; дальнейшее проникновение "воровского" движения в экономику и финансы; усиление противостояния российских "воров" и "воров" кавказского региона, "воров" и лидеров других преступных организаций; рост противоречий и конфликтов между сторонниками старых и новых "воровских" обычаев и традиций.
      Противостоять этим тенденциям можно лишь целенаправленными мерами общегосударственного масштаба, которых пока раз два и обчелся. Определенную положительную роль сыграл, например, Указ президента России от 14 июня 1994 г. N1226 о борьбе с бандитизмом и организованной преступностью. О его позитивном воздействии можно судить на таком примере.
      В июле 1994 года сотрудниками РУОП Москвы был задержан "вор в законе" за подозрение в совершении преступлений, предусмотренных статьями 145, часть 2 и 224, часть 3 УК РСФСР (квалифицированный грабеж и хранение наркотиков). Со ссылкой на Указ президента "вора" арестовали на 30 суток, что дало возможность собрать доказательства, позволяющие переквалифицировать его деяния на статью 77 УК РФ (бандитизм).
      Подобные примеры наблюдались в 1995-1996 годах уже не единично, а в нескольких десятках случаев по всей России. Еще раз подтвердилось, что "вор в законе" - это закоренелый преступник с бандитскими наклонностями, но никак не "социальный хирург" в тоге миротворца. Он - одна из центральных фигур организованной преступности со всеми вытекающими из этого последствиями.
      Часть 3
      КОРОЛИ БЕСПРЕДЕЛА
      СИЛЬВЕСТР ИЗ ОРЕХОВО
      Из оперативной справки ГУВД Москвы: "Тимофеев Сергей Иванович, 1955 г. р, Клички "Сильвестр ", "Серж Новгородский", "Иваныч ". Лидер ореховской преступной группировки, сформированной из спортсменов и игроков-наперсточников, "домушников" и воров, занимающихся криминальным автобизнесом. Некоторое время был сутенером проституток у ресторана "Арбат", собирал "дань" с частных водителей около метро "Каширская ". В 1989 году контролировал автозаправки Советского и Красногвардейского районов, частные ремонтные мастерские автомашин. Вместе с солнцевскими опекал наперсточников у магазинов "Польская мода ", "Лейпциг", "Белград", "Электроника", у метро "ЮгоЗападная ". Неоднократно конфликтовал с чеченскими бригадами, в частности из-за рынка легковых автомобилей в Южном порту".
      НАПЕРСТОЧНИКИ И КИДАЛЫ
      - Десять кусков за тачку, хочешь? - довольно богато, но небрежно одетый парень еще раз обошел серую "девятку", в свеженьком глянце металлика которой играли, переливаясь, солнечные блики.
      - Считай, договорились.
      - Тогда, давай, прокатимся...
      Сергей С. распахнул перед, похоже, состоятельным клиентом дверь. Наконец-то повезло. Он уже третьи выходные подряд торчал на авторынке Южного порта. Почти всех будущих покупателей отталкивала назначенная им высокая цена. Но ниже он продавать не хотел, не хватило бы на присмотренную иномарку.
      - Держи задаток, - богатый покупатель небрежно бросил на колени Сергею нераспечатанную пачку, тянувшую где-то на половину назначенной суммы. - Остальное после оформления. Знакомые есть, чтобы в очереди не стоять?
      - Нет.
      - Тогда я своего приятеля кликну. Не возражаешь? - покупатель махнул рукой. Около машины тут же выросла чья-то услужливая фигура. - Оформишь, быстренько?
      - Сделаем, командир.
      - Давай документы и деньги, - покупатель повернулся к Сергею. Тот, недоумевая, взялся было за только что полученную пачку, но новый знакомый, как бы спохватившись, почти силой затолкал ее обратно к нему в карман:
      - Извини, браток. Спрячь свои деньги. Совсем забыл: платить-то мне...
      Оперативность и напор удивляли, но настороженности не вызвали. Зря. Через минуту, после того как курьер вернулся с переоформленными документами и почему-то отдал их сразу новому владельцу, продавец оказался на асфальте. Серебристая "девятка" резво взяла с места и скрылась.
      Поднявшись с асфальта, Сергей вскрыл пачку, чтобы пересчитать деньги, но там под несколькими настоящими купюрами оказалась бумага. Такими же "куклами" оказались другие пачки, стянутые новенькими банковскими лентами.
      - Кинули. Кукольники проклятые...
      Вот такие номера и были обыденным делом, буднями бывших спортсменов, а ныне рэкетменов из орехово-солнцевской преступной бригады, сильвестровских братков, которые попеременно с кавказцами держали "крышу" и промысел на крупнейшем авторынке столицы.
      Но начиналась криминальная карьера Сильвестра и его команды более скромно. Первой пробой сил стала игра в наперстки. Она оказалась довольно доходным промыслом. Впервые будущий "крестный отец" засветился милиции как раз на этом. Произошло это через двенадцать лет после того, как приехал в Москву никому неизвестный Серега Тимофеев из новгородской деревни Клин.
      Как всегда бывает, столица поманила блеском красивой жизни и немеренными возможностями для проявления личных способностей. А они у Сергея были, и немалые. Но о них даже он сам узнал значительно позже. Пока же устроился работать в один из столичных автопарков. И как все нормальные парни той поры после смены дежурил в отрядах ДНД, поддерживая порядок на улицах микрорайона. Еще занимался рукопашным боем в спортзале, куда заглядывали на тренировки и представители местной милиции.
      Вот только чем дольше он жил в огромном городе, тем больше понимал, что на зарплату водителя и ставку инструктора каратэ прожить трудно даже одному, а содержать семью и подавно. Надо стать аскетом, либо... Он выбрал последнее.
      - Пробовал жить честно, - расскажет Сергей на одном из первых допросов в милиции. - Подрабатывая, "бомбил" на "Москвиче". Проишачил ночь и заработал тридцатку. Это больше, чем за смену водителя, но на наперстках-то имею раз в сто больше...
      Драка разгорелась внезапно. Щуплый кавказец чтото буркнул по-своему землякам, которые встали за его спиной плотным полукольцом. В его руке блеснуло лезвие ножа. Позже он скажет: "Попугать только хотел..." Но реакция получилась обратной. Ближний к нему с боку парень провел прием, и финка улетела в одну сторону, а ее хозяин в другую. Одновременно вся живая стенка рядом с ним ринулась вперед.
      Этой стычкой у магазина "Белград" заявила о себе новая, только зарождающаяся преступная группировка спортсменов из строящегося московского микрорайона Орехово. Драка возникла из-за отказа азербайджанцев оплатить проигрыш наперсточникам какогото безызвестного Иваныча.
      Как потом стало известно из милицейских протоколов, в стычке участвовало несколько десятков человек. Славянами командовал Тимофеев, инструктор по каратэ. Южанами руководил авторитет Наврузов, которого с "поля боя" с травмой головы "скорая" увезла в 68-ю горбольницу. Следом за лидером ретировались и остальные кавказцы. Они просто разбежались, почувствовав явный перевес противника. Но этим инцидент не был исчерпан.
      К вечеру со всей Москвы в Орехово стянулись сотни азербайджанцев. Искали они конкретного человека, Тимофеева, который проломил череп их соплеменнику. Но тот решил, что биться с такой массой врагов, равносильно схватке с ветряными мельницами. Потому, бросив новенькую "восьмерку" во внутреннем дворе 143-го отделения милиции, он ушел в глубокую конспирацию. Разгоряченные жаждой мести темпераментные южане устроили на казенной территории настоящий погром. От машины осталась лишь груда железа.
      По данным фактам хулиганства и нанесения телесных повреждений стражи порядка возбудили дело. Милиция стала разыскивать инициатора драки Тимофеева, которого еще уважительно называли тогда Иваныч. Под этой кличкой он и проходил во всех оперативных сообщениях.
      "Наружка" зафиксировала его вскоре на квартире по Шепиловской улице, по месту прописки. Но помимо Тимофеева там собралось еще с десяток крепких парней. Пришлось ждать, пока хозяин останется один.
      Брали Иваныча без стрельбы и иных осложнений. С его стороны вообще не было никакого сопротивления. Все обстояло скромно, как и все в этой квартире. Обычная мебель и обстановка. Один лишь штрих не вписывался в общую неброскую картину: на холодильнике лежало семь тысяч рублей в банковских упаковках (по ценам 1988 года - почти стоимость "Волги"). Еще хозяин убрал на балкон перед приходом милиционеров двух псов.
      В ходе тщательного обыска в жилище Иваныча нашли десяток наперстков и кучу резиновых шариков - рабочий инструмент игроков.
      - Чье это? - спросил кто-то из оперов, торжествуя победу, ведь налицо весомая улика.
      - Понятия не имею, - Тимофеев пожал крепкими плечами и широко улыбнулся. - Забирайте, если нужно. Закажу - еще принесут...
      Позже, в ходе следствия Тимофеев даже продемонстрирует свое умение в обращении с реквизитом. Получалось у него довольно ловко. "Это еще не мастерство, - обронит он, как бы сожалея, - есть ребята, у которых получается гораздо лучше". И так охотно он давал все показания.
      Через три дня его выпустили. На последний допрос Сергей приехал на стареньком "Москвиче", на том, который он купил еще на свои трудовые. К удивлению оперативников предложил сотрудничество: "Вы моих наперсточников не трогайте, а я порядок у "Белграда" гарантирую. Никаких карманных краж и хулиганства не будет".
      Уже тогда он произвел впечатление: не пил, не курил, вечерами проводил тренировки по каратэ. Скорее всего поэтому вскоре у него появились связи и покровители в МВД и КГБ.
      НОВГОРОДСКИЙ РЕФОРМАТОР
      Криминальная карьера Тимофеева складывалась быстро. Среди своих Иваныч, а потом и Сильвестр завоевал лидерство благодаря недюжей силе и непреклонной воле. Даже к себе он был жесток, не говоря о других. Занимаясь восточными единоборствами, мог по несколько часов тренироваться в противогазе. Постоянно поддерживал себя в прекрасной спортивной форме.
      Оказавшись неплохим организатором, Тимофеев, сколотив группу крепких парней, прибрал к рукам не только игроков в наперстки. Они стали лишь платформой для более мощного броска вперед. Следом дошла очередь до коммерческих организаций микрорайона Орехово, а потом и других близлежащих территорий. Приучая коммерсантов к "уплате налогов", члены группировки не гнушались самыми жестокими силовыми мерами.
      Стоит вспомнить случай, когда предприниматели-армяне, открывшие в Орехово кафе, отказались платить дань. Не прибегая к длительным разборкам, "хозяева" района спалили их заведение дотла.
      Но чаще всего люди Сильвестра занимались заказным вымогательством. Известны случаи, когда сторона, решившая отомстить обидчику, нанимала бригаду. Можно представить ужас потерпевшего, если запуганный бандитами он за один день продавал квартиру и после откупа уезжал из города. Ему было чего бояться, непокорных, как правило, просто убивали.
      Еще Тимофеева от других авторитетов отличала ненависть к собратьям. По сути, он плевал на старые "воровские" традиции и считался преступником нового поколения, убежденным реформатором.
      По некоторым слухам, в 1992 году его посвятили в сан "вора в законе", когда он находился в Бутырской тюрьме. Правда, спустя пару дней новоиспеченный Серж Новгородский был быстро развенчан, и эта история до сих пор остается загадкой Бутырки.
      За жестокость и цинизм Сильвестра Новгородского прозвали королем беспредела. Он сумел даже потеснить в Южном порту чеченцев, считавшихся наиболее крутыми в бандитских кругах столицы. Тимофеев и у них от лакомого пирога отхватил свой кусок. И безраздельным хозяевам криминального автобизнеса пришлось с этим на какое-то время смириться.
      Сильвестровский преступный спрут разростался быстро. Его щупальца охватывали все плотнее не только юг столицы, но и тянулись к центру, в другие районы. Это была уже единая орехово-солнцевская команда. Кроме игры в наперстки и "кидания" продавцов автомобилей занялись рэкетом таксистов и частников. Плотной паутиной накрыли территорию у станций метро "Каширская" и "Юго-Западная", откуда уходили в "Домодедово" и "Внуково", а также другие аэропорты экспрессы, маршрутки и где активно шел частный извоз, конкурирующий с такси. От "Белграда" наперсточники перебазировались к магазинам "Лейпциг", "Электроника", "Польская мода" и другим, где чаще всего были большие наплывы приезжих с деньгами.
      Изменились и основные точки базирования группировки. Из кафе в Орехово она передислоцировалась ближе к "театру боевых действий", в ресторан "Гавана", пивные бары на улице Удальцова и в Матвеевском. Ряды "джентльменов удачи" постоянно пополнялись новыми силами. Правой рукой Сильвестра стал Михась. Вместе с ним примкнули братья Аверины, Люстранов, Асташкин и Артемов. Как раз этой командои и "загремели" - по подозрению в вымогательстве, незаконном хранении оружия, хищении имущества и коммерческом посредничестве.
      Произошло это в конце 1989 года. Дело обещало быть громким. По материалам следствия проходили десятки фирм и кооперативов. В показаниях свидетелей мелькали фамилии известных людей, назывались огромные суммы в рублях и валюте. Но когда все дошло до суда, львиная доля компромата осталась за кадром - не хватило доказательств. Виновным был признан один Тимофеев. Он и схлопотал скромный срок в три года, который практически отбыл в следственном изоляторе.
      Следствие и судебный процесс проходили в сложнейших условиях. Потерпевшие отказывались от своих заявлений, свидетели - от прежних показаний - чехарда была такой, что ситуация менялась постоянно. Подельники Сильвестра, оставшиеся на воле, не жалели собственных сил и чужой крови, дабы облегчить его и свою участь. Впрочем, некоторым была на руку изоляция пахана. Наверх поперли молодые "отморозки", среди лидеров бандитских группировок появились Валера Мерин, Леня Узбек, Эдик Холодильник, Валера Людоед, Диспетчер... Каждый претендовал на первенство.
      Прибрав под себя орехово-солнцевские преступные группировки, Сильвестр получал дань со множества фирм, акционерных обществ и банков на обширной территории юга Москвы. Но не только из этого складывалась его сила. Он оказался намного хитрее и мудренее ряда конкурентов по криминальному бизнесу. Кто придумал фальшивые авизовки и мемориальные ордера. Чеченцы. Но Сильвестр и его команда тоже здесь оказались не в последних рядах. Они на этом хорошо погрели руки, сколотив и умножив капиталы.
      Как известно, от больших денег - и крови больше. Их же в государстве, которое разваливалось, можно сказать, с головы и до самых ног, можно было урвать несметное количество. Не случайно среди представителей криминалитета утвердилась крылатая фраза, что Россия 1992 года - это Америка времен золотого Клондайка. И чтобы завладеть богатствами, требуется не так уж много. Тут главное - отбросить постулаты совести, чести, человечности. Они для тех, кто вступил на "воровской" путь, давно обрели иной смысл. И сложностей не было. Секрет успеха заключался только в том, как найти жилу, главную жилу, из которой и грести все словно из рога изобилия.
      Традиционные "воровские" формы получения дохода: карты, кражи, угоны, "кидания" и даже поборы с "цеховиков" ни в какое сравнение не шли с приемами "новых русских". Например, первый же компьютерный бум перекрыл в сотни раз все деньги, добытые старыми методами. В преступный мир хлынул невиданный ранее мощный поток средств. Откуда. С самых разных источников. Даже из КГБ, читаем в исповеди "вора в законе" в одном из номеров газеты "Совершенно секретно", где, соблюдая инкогнито, автор продолжает: "Я сам наблюдал в 1985 году сделку в четыре миллиарда долларов по комитетской линии". А вспомним фильмы "Черный квадрат" и "У последней черты", чьи сюжеты рождались тоже не на пустом месте. Там все нити крупных финансовых афер тянулись к людям с генеральскими погонами из того или иного секретного ведомства.
      Однако не об этом речь. Вернемся к тому, что, вняв вкуса лакомого пирога, Сильвестр быстро сориентировался: большие деньги приносят большие дела. Криминально добытые средства потекли в коммерческие структуры и банки, чтобы потом обратно вернуться мощными потоками.
      В начале 90-х "орехово-солнцевские", даже и без главного лидера, Тимофеева, который находился под стражей, с другими примкнувшими к ним бандитами взяли под свой контроль более 60 процентов торговцев и импортеров автомобилей в городе. Ходят слухи, что ставленник Сильвестра, авторитет одной из бригад Олег Романов заплатил около 50 тысяч долларов в виде взяток, чтобы заручиться помощью властей и безраздельно контролировать торговлю автомобилями в Южном порту. Словом, пока пахан сидел - дело шло.
      Однако новый криминальный взлет группировки начинается лишь с выходом на свободу Сильвестра. Ему уже тесно в масштабах огромного мегаполиса, он устанавливает межрегиональные контакты. Завязываются тесные связи с бандитами Омска, Красноярска, Кемерова, Тюмени. Для решения серьезных вопросов "крестный отец" привлекает боевиков других столичных группировок, например, "Измайловской", "гальяновской", "таганской". Сам в конфликтах не участвует, лишь в самых исключительных случаях, предпочитает все делать чужими руками. Без него практически не проходит ни одна из "воровских" сходок. Именитые личности вынуждены с ним считаться. По агентурным данным секретных служб, Сильвестр был в тесной связи с "законниками" Петриком, Джамалом, Росписью, даже с Пашей Цирулем и Ростиком.
      Тимофеев выходит на международный уровень, совершает серию вояжей по Европе, Ближнему Востоку, посещает Америку. Через подконтрольные банки, которых у группировки было около трех десятков, и сеть коммерческих структур, в том числе совместных с зарубежными фирмами и компаниями, на счета в Израиль и Австрию переводятся крупные суммы. "Крестный отец" действует осторожно, опосредованно, через доверенных лиц. Теперь главный доход ему приносят не наперсточники и авторэкет, а банковские операции, торговля оружием, наркотиками, контрабанда нефти, цветных и драгоценных металлов. Расчищая поле деятельности, он безжалостно расправляется с конкурентами. На этот период времени падает серия громких заказных убийств. Жертвами киллеров становятся уголовные авторитеты, "воры в законе", политики, банкиры, предприниматели.
      КОРОЛЬ УМЕР, ДА ЗДРАВСТВУЕТ КОРОЛЬ!
      Когда 13 сентября 1994 года на 3-й Тверской-Ямской взлетел на воздух "мерседес-600" вместе со своим хозяином, мало кто поверил, что не стало Сильвестра. Дело тут не в том, что таких людей тяжело убивать. Странно было другое - Тимофеев почти не садился сам за руль, в особенности за руль рабочего, разъездного автомобиля, каким и являлся "мерседес-600". И уж тем более в последнее время мафиози не ездил без охраны. Вокруг него постоянно вертелось человек пятнадцать телохранителей и эскорта. В роковой момент рядом оказались лишь шофер и еще одна фигура. Кто именно? Теперь этого никто и никогда не узнает.
      Поездка на 3-ю Тверскую-Ямскую не была какойто неожиданностью. Обычный рабочий визит. В АКБ "Барн" Тимофеев приехал, чтобы получить консультацию по поводу финансовых вложений в нефтедобывающую промышленность. Пробыл там всего-то с четверть часа. Выйдя из офиса, он сел не на привычное место, а на водительское, вдруг изменив своему железному правилу. Разговаривая по радиотелефону, стал разворачивать машину, и в этот момент сработала бомба, заложенная под водительским сиденьем.
      Смерть мафиози была мгновенной. Взрывной волной тело разорвало пополам, а радиотелефон отбросило на несколько метров в сторону. Вышибло из салона на тротуар и водителя, но он остался жив. Более того, он выбрался из догорающего "мерседеса" самостоятельно, и его больше не видели.
      Когда на место трагедии прибыли специалисты правоохранительных органов, опознание жертвы проводилось практически по черной головешке трупа, отдельным деталям одежды и личным вещам, среди которых сохранилась чудом (?!) записная книжка с информацией о нескольких "ворах в законе", телефонами старших офицеров спецслужб, пропуском на фамилию Тимофеева в казино "Метелица" и спортклуб "Кинг клаб".
      Страшный и загадочный взрыв на 3-й ТверскойЯмской породил несколько версий убийства. Самая популярная и простая: произошла очередная мафиозная разборка. У быстро поднимающегося на криминальный олимп Сильвестра врагов было более чем достаточно. Щадил ли он сам своих конкурентов? Конечно, нет. Существует мнение, что Тимофеев не был в стороне от таких нашумевших убийств, как расстрел Отари Квантришвили, устранение авторитетов Бобона и Глобуса. Тут и там прослеживается пересечение интересов. Но прямых улик нет. Их нет и по поводу разногласий между Сильвестром и некогда его правой рукой, Михасем. Тем не менее после раскола бригады, ее более мощная, "солнцевская" часть закрепилась за последним. Интересы Тимофеева сузились? Безусловно. Возможно, как раз для разрешения спорных вопросов Сильвестр и выезжал в Австрию, где постоянно проживал его старый партнер. Или теперь конкурент? Ответа на этот вопрос нет до сих пор.
      Стоит подчеркнуть причастность Тимофеева к убийству Круглова, кличка Борода. Буквально накануне Круглов совершил вояж в Штаты, где встречался с Япончиком-Иваньковым. Есть информация, что за океаном Борода был избран в резиденты наркомафии по Восточной Европе, якобы даже получил "подъемные" для организации дела. По некоторым источникам, для этого выделялось около полумиллиарда долларов. С частью этой астрономической суммы Борода вернулся домой. Возможно, на воровской сходке в "Метрополе" как раз по этому поводу и шел разговор. Там среди авторитетов присутствовал Сильвестр. Это было последнее место, где их видели вместе. Мафиози о чем-то посовещались. Тимофеев вышел. Позже пригласили к телефону Круглова. Переговорив, он удалился. Больше его живым никто не видел. Лишь под Рождество в Яузе выловили набухший трудноопознаваемый труп утопленника, к ногам которого были прикреплены две гири в 32 и 24 кг. По обуви опознали, что это Круглов.
      Существует также версия, что Сильвестра убрали коллеги в отместку за сотрудничество с ФСБ. Известно, что машина короля беспредела имела пропуск на право проезда без обыска. Такие документы выдавались лишь сотрудникам спецслужб. Но и некоторые известные в криминальных кругах личности их тоже имеют. Увы, специфика их быта такова, что, находясь между молотом и наковальней, они вынуждены постоянно лавировать. В конце концов из двух зол выбирается меньшее. На эту версию работали и записи в книжке, найденной рядом с останками трупа в покореженном взрывом и обгоревшем "мерседесе-600". Можно вспомнить начало пути, когда Тимофеева знали как Иваныча. Уже тогда он не чурался взаимовыгодного сотрудничества с силовыми и властными структурами государства.
      СКОЛЬКО СТОИТ ДАНТИСТ?
      Еще существует версия инсценировки убийства. Не прошло и нескольких месяцев, как поползли слухи, что кто-то будто бы видел Сильвестра в полном здравии, гуляющим по берегу Женевского озера. Тогда, выходит, в Австрию к своему другу Михасю он заезжал не для разборки, а с иным настроем, совершенно противоположным. Тогда взрыв шикарной автомашины в самом центре Москвы лишь фарс для отвода глаз. Хотелось бы подчеркнуть, что для человека, обладающего таким могуществом (в том числе и финансовым), подобный шаг ничего не стоит.
      Не такая уж и редкость - номер с двойником. Такие трюки проворачивались и менее значительными личностями. Кто и как проводил опознание останков "крестного отца" московской мафии? При известной неукомплектованности и некомпетентности специалистов из силовых ведомств, что вполне можно еще при желании и подогреть, полной по достоверности картины может и не быть.
      Ход этот подсказал достаточно опытный эксперт. Еще он добавил, что существующие методики опознания трупов у нас далеки от совершенства. Есть здесь немало безалаберщины. Хотя современная криминалистика располагает и безошибочным инструментарием, например, на основе использования генной информации, все это очень дорого и сложно, требует высококлассных специалистов, соответствующего оборудования, а потому реально на практике не используется. Не до того в условиях нашего беспредела, ведь сегодня и простенькие экспертизы выполняются далеко не на должном уровне.
      Говорят, что останки из "мерседеса" предъявляли для опознания жене и брату. Каково им было в обгоревшем трупе признать близкого человека?! Специально для идентификации платинового зубного протеза прилетал из США дантист, у которого в свое время Тимофеев проходил лечение. Он безошибочно признал свою работу. Вот только какую? Ту ли, которая была установлена живому человеку, или ее специально изготовленную копию? Ведь не исключено, что, однажды купив у мастера своего дела что-либо, вполне можно сторговаться и о чем-то еще.
      Столь же двояко можно толковать фактически любую улику, найденную среди останков на месте взрыва на 3-й Тверской-Ямской. Да, была записная книжка и пропуск с конкретной фамилией. Подтвердили и очевидцы, что видели именно Тимофеева, садившегося в машину. Поворачивая руль, он разговаривал по радиотелефону. Но посмотрим на это с другой стороны. Аппарат, прижатый к уху, закрывает почти половину лица. Почему не предположить, что радиотелефон был лишь ширмой, которая прикрывала лицо, чтобы человека труднее было узнать?
      Опять же, расчетливый убийца, зная особенность Тимофеева - не садиться за руль "служебного" автомобиля - заряд взрывчатки подложил именно под водительское кресло?! Он словно ясновидец какой-то заранее знал Сильвестр непременно сядет за руль сам. Откуда такая уверенность? Почему бы ему не подложить бомбу под заднее сиденье или под переднее рядом с водителем, где, кстати, и сидел спасшийся шофер. После кульбитов по асфальту он, как показали очевидцы, весь в крови (попробуй разглядеть, кто именно?), забежал в ближайший офис и был таков.
      Вот и получается, что чуть ли не главным аргументом при опознании убитого мафиози остается утверждение дантиста из-за границы. Туда, кстати, тянутся и все последние связи Сильвестра. Незадолго до рокового дня он совершил вояж в США, где нанес визит Япончику-Иванькову. Говорят оттуда он возвратился просто окрыленным. Кроме того он навещал в Австрии и Германии старых друзей. Посмотрел как они живут в новых, цивилизованных условиях. Присмотрел, возможно, что-то и для себя. Вполне тогда же мог встретиться с дантистом, купить его показания и копию зубного протеза, которую тот и опознал с превеликим удовольствием.
      ВАРФОЛОМЕЕВСКАЯ НОЧЬ
      Призрак Сильвестра гуляет по берегу Женевскому озера или он сам? Вопрос остается открытым. Тут следует добавить, что муссирование подобных слухов выгодно тем, кто и сегодня обращается с грозным именем словно с непререкаемым аргументом при разрешении споров. Тень "крестного отца" навсегда закрыла собой много тайн. Они нет-нет и дают о себе знать.
      По разному, например, объясняют последовавший за уходом лидера разгром "ореховской" бригады, имевшей баснословный общак. Увы, нет сегодня в живых тех, кто мог бы приподнять тяжелую завесу тайны. Череда странных смертей началась еще до сентября 1994-го. Навсегда выбыли из рядов команды Диспетчер, Черноухов, Пожарник. Потом пришла очередь Мерина и Людоеда, Эдика Холодильника и Лени Узбека.
      Остатки "последних могикан" продолжили отстреливать через месяц после взрыва на 3-й Тверской-Ямской. Новый этап ознаменовался тем, что на лестничной площадке дома по улице Борисовские пруды был застрелен подельник Сильвестра по делу о вымогательстве Игорь Пунтус.
      Вскоре такая же участь постигла Гарпищенко, кличка Гарп. Еще до Нового года в казино при разборке был убит Хохол. И этой же зимой на 49-ом километре Ярославского шоссе в иномарке нашли уже скованные морозом бездыханные тела Петра Пятина (Пятак) и Игоря Максимова (Макс), приближенных короля беспредела.
      Дальше этот кровавый ряд продолжался почти до последнего авторитета-ореховца. Последней жертвой стал брат Узбека девятнадцатилетний Александр Клещенко. Его прикончили в собственном "опеле". Убитый имел при себе ПМ, которым так и не воспользовался. Все патроны были целы, а оружие находилось на предохранителе. Скорее всего он хорошо знал убийц и не ожидал от них такого шага.
      Вот так страшно и методично неизвестная сила выбивала соперников, а, может, кто-то заметал еще более страшные следы.
      Летом 1996 года мощный удар был нанесен по солнцевской группировке. Правоохранительные органы провели широкомасштабную операцию под кодовым названием "Закат", которую можно считать завершающим броском многодневной, многомесячной оперативной работы. В операции, длившейся сутки, было задействовано около 500 сотрудников милиции из элитных подразделений РУОП, ОМОН и других, участвовали группы из ФСБ. Ее итогом стало задержание 110 человек и 5 лидеров, изъятие фальшивых финансовых документов и больших сумм в наличной валюте и рублях. Кроме того, было обнаружено много незаконно хранящегося огнестрельного оружия, боеприпасов к нему, взрывных устройств, приборов наблюдения и прослушивания. Преступники лишились компьютерных носителей информации, являющихся вещественными доказательствами по многим уголовным делам. Еще одна интересная деталь. При проверке одной из коммерческих фирм, находившейся под "солнцевской крышей", в сейфе нашли стопку подписанных или пронумерованных конвертов с различным количеством валюты. Предназначались они, конечно, не членам сообщества в качестве зарплаты, а на иные цели. Всего по конвертам было разложено около 360 тысяч долларов.
      На Тверской улице был арестован один из "бригадиров" 32-летний Кашаев (кличка Циклоп). При нем оказалась граната РГД-5 и куча поддельных документов: водительские права, удостоверение личности майора российской армии и удостоверение службы безопасности АОЗТ "Виктори".
      Но спустя некоторое время многие задержанные вновь оказались на свободе. Кого-то выпустили под залог, на кого-то компромат оказался недостаточным и бездоказательным. Уголовные дела, так и не доходя до суда, рассыпались на несвязанные фрагменты: меняли показания свидетели, отказывались от них сами обвиняемые, творилась самая настоящая следственная чехарда, как две капли воды схожая с той, что происходила, когда на арестантских нарах был сам Сильвестр.
      Как все это похоже на игру, знакомую всем. У водящего завязаны глаза. Он словно слепой котенок тычется в разные направления, а его зрячие партнеры предупреждают: "горячо" - "холодно". Чем закончится игра, еще можно представить. Каким будет конец во всей этой истории - покажет время. Окончательную точку пока, увы, ставить рано. Также рано утверждать, что "крестный отец" орехово-солнцевской мафии Сильвестр канул в мир иной...
      Громкое эхо взрыва на 3-й Тверской-Ямской нетнет да будоражит криминальный мир. Например, в Израиле произошел беспрецедентный случай. Уголовный авторитет, что интересно, из евреев, назвавшись "Сильвестром", изрядно пощипал земляков, выходцев из бывшего СССР, только пускающих корни на земле обетованной. В общей сложности он собрал с них около одного миллиона долларов. Махнув с ними на Кипр, построил там виллу с бассейном и взлетно-посадочной полосой для вертолетов и спортивных самолетов. Из России он бежал, скрываясь от правоохранительных органов, так как замешан в ряде громких убийств банкиров и коммерсантов. "ПРАВЛЕНИЕ МИРОМ"
      Существенную роль в деятельности "воровской ассоциации" играют "сходки", нелегальные или полулегальные сборища особо опасных лидеров и преступных авторитетов, на которых решаются наиболее важные вопросы сообщества, а в некоторых случаях и всего преступного мира. "Сходки" иногда еще называются самими преступными лидерами "съездами". Они могут быть региональными и межрегиональными. Последние организуются в основном наиболее авторитетными "ворами" и, как правило, имеют значение не только для "воровской ассоциации" России, но и для всего преступного мира идаже для зарубежных филиалов.
      Регулярность и определенная система проведения "сходок" характерны только для "воровского сообщества". После их проведения активизируется сбор "общака", активнее осуществляется легализация преступных доходов, усиливается пропаганда негативных обычаев и традиций, наращивается противоправный прессинг в местах лишения свободы, возрастает противостояние с сопредельными преступными формированиями, происходит дальнейшее углубление противоречий в преступном мире.
      Иногда отзвуки "сходок" подтверждаются криминальными акциями в других республиках СНГ. Например, после межрегиональной сходки в Сочи в июне 1993 года, где в качестве одного из вопросов разбиралось противоборство славян с чеченскими этническими преступными группировками, в нескольких крупных городах России прозвучали взрывы в офисах коммерческих банков и акционерных фирм. Были убиты отдельные лидеры, в том числе среди них, в апреле 1994 года, "вор в законе" по кличке Султан-чеченец.
      В конце 1993 года в Москве состоялась большая "сходка", на которой обсуждались многие спорные вопросы преступного мира. Затронутые на ней проблемы еще больше обострили и без того сложные взаимоотношения между российскими и грузинскими лидерами. В результате в Иркутске было совершено покушение на убийство "законника" грузинской преступной общины по кличке Махо. В конце декабря этого же года на автотрассе Ростов - Москва расстреляны из пистолета-пулемета "воры" Лева Тбилисский и Або со шрамом. В этом же месяце в Московской области убит уголовный авторитет по кличке Фрол, входивший в российскую "воровскую общину". Несколько раньше в Республике Грузия, в Тбилиси, убит "вор в законе" по кличке Арсен. В феврале 1994 года в Томске убит еще один грузинский "вор в законе" по кличке Ростом.
      "Сходка", или "съезд", как правило, организуется по инициативе одного или нескольких "законников". Решение о ее проведении принимается только определенной группой. Вместе с тем подобное сборище может произойти и стихийно. Например, если "воры" собрались на похороны своего сподвижника, на свадьбу или день рождения. Вот здесь и может быть принято решение о проведении "сходки", которая пройдет полулегально, под прикрытием чествования именинника или скорбного участия в ритуальных мероприятиях.
      Когда криминальное сборище планируется заранее, то его организацией занимается "вор", контролирующий регион, где будет осуществлена "сходка". Не исключается также, что ответственным будет уголовный авторитет "положенец", или "смотрящий". В отдельных случаях эту ответственную функцию выполняет главарь влиятельной преступной группировки, пользующийся авторитетом у "воров в законе". Например, в начале 1994 года одна из "сходок" в Московской области организовывалась главарем "подольской" преступной группировки по кличке Лучок.
      Ответственный за "сходку" подыскивает место, где будет проходить уголовное сборище. Им принимаются меры безопасности: обеспечивается конспирация, осуществляются отвлекающие криминальные мероприятия, проводится подкуп соответствующих должностных лиц, представителей правоохранительных органов либо других властных структур, предусматриваются меры по охране как места проведения сходки, так и отдельных особо опасных лидеров. Обычно такие меры осуществляются, когда собирается значительное количество "законников" и других преступных авторитетов.
      В январе 1994 года наиболее авторитетные российские "воры", организуя межрегиональную "сходку", местом ее проведения избрали профсоюзный дом отдыха в одной из областей Поволжья. Через преступные связи порученцы "законников" вышли на руководителей территориальных правоохранительных органов. Отдельные из них были подкуплены, а начальнику отдела внутренних дел была передана реальная угроза похищения членов его семьи в случае, если он примет меры по пресечению уголовного сборища. Были проделаны и другие сопутствующие "воровские" мероприятия. В результате "съезд" прошел безупречно, и задачи, поставленные "ворами", были в основном решены.
      Нередко "сходки" заканчиваются задержанием участников. В октябре 1993 года в Тюменской области в результате разведывательно-поисковых мероприятий, осуществленных сотрудниками регионального управления по организованной преступности, пресечено уголовное сборище, которое организовали "воры" Черный, Зятек, Мирон. Было задержано около 20 непосредственных участников и примерно 50 человек, обеспечивающих проведение криминального мероприятия.
      В декабре 1994 года в Санкт-Петербурге сотрудники РУОП спрогнозировали уголовное сборище, которое должно было проходить в одном из фешенебельных ресторанов. После уточнения обстоятельств и подготовки его участники были задержаны. Оказалось, что в "сходке" принимали участие 5 "воров в законе" и около 30 воровских авторитетов. У задержанных изъяты деньги в сумме 1 миллиарда рублей, множество поддельных документов и огнестрельное оружие.
      В мае 1995 года под руководством сотрудников ГУОП МВД РФ объединенный отряд сотрудников РУОП Краснодарского края, УВД Сочи, спецназа внутренних войск и управления ФСБ по Сочи была пресечена межрегионально-международная сходка и задержаны прямо на кладбище этого города около 500 уголовных авторитетов и боевиков, среди них около 60 "воров в законе", в том числе "вор" из США по кличке Кац и из Греции по кличке Матвей. У десяти "законников" были изъяты приглашения на кинофестиваль "Кинотавр". И совершенно шокирующая деталь - среди задержанных оказался помощник прокурора Краснодарского края по надзору за местами лишения свободы.
      Зимой 1997 года правоохранительными органами Поволжья была проведена масштабная операция по пресечению воровского "съезда" в Самаре. Сотрудники местного РУОПа и ОМОНа задержали около 60 человек, представителей элиты криминального мира. У них были изъяты современные средства связи и крупные суммы денег. Список задержанных возглавлял "вор в законе" Амиран. Можно назвать еще некоторых именитостей: Анзор, Важа, Гиви, Дудка, Сенька. Они собрались, чтобы решить вопросы предполагаемого банкротства ВАЗа, разобраться с затянувшейся междуусобной войной тольяттинских бандитских группировок. Назрела также необходимость передела сфер влияния в некоторых Приволжских нефтяных компаниях. Вместо обсуждения этих проблем они оказались на арестантских нарах, но задержались там недолго. Почти всех пришлось отпустить за недоказанностью их преступной деятельности.
      Чтобы надежно обезопасить участников своих съездов, "воры" иногда проводят их за рубежом. Почти полтора десятка "законников" и уголовных авторитетов, представляющих славянские преступные группировки России, собрались на подобное мероприятие в конце мая 1994 года в столице Австрии. Как стало известно, инициатором криминального сборища был один из самых авторитетных "воров в законе" Япончик. Местом встречи уголовной элиты Вену выбрали по вполне понятным причинам. Из всех европейских стран Австрия и Германия наиболее освоены российскими преступными лидерами. Многие владеют здесь солидной недвижимостью, фирмами. Другие, вдобавок заключив фиктивные браки с местными дамами, совсем перебрались сюда на постоянное место жительства.
      Как правило, после проведения официальной части, ответственные за "сходки" организуют отдых "воров" и их приближенных: проводятся банкеты, "званые" обеды, ужины с приглашением "девочек". Иногда "законники" пользуются услугами различных целителей, экстрасенсов. Набор мероприятий, входящих в "воровской" досуг, не ограничивается только перечисленным выше, он достаточно широк. Например, после венской встречи ее участники поехали в Альпы, где отдохнули от бренных дел.
      Наблюдения показывают, что такие криминальные мероприятия обходятся их организаторам в солидные суммы до нескольких десятков и даже сотен миллионов рублей. Нередко после официальной части "ворам" делаются ценные подарки. Так, на мероприятии в Тюменской области "ворам" грузинской криминальной общины вновь "коронованные" лидеры подарили легковые иномарки. Это был знак благодарности за их приезд издалека и обеспечение нужного кворума для принятия решений.
      В 1992-1993 годах "вор в законе" Рантик был освобожден от "долянки" (взноса в российский "воровской общак"). Произошло это потому, что он был главным организатором проведения преступных сборищ на Черноморском побережье Кавказа, и все вопросы обеспечения возлагались на него. Можно сказать, что тем самым ему были компенсированы его затраты.
      Наиболее типичными вопросами, решаемыми на криминальных сборищах, являются и могут быть: выработка "воровской" политики, которая будет проводиться в уголовном мире, криминальном бизнесе, а в последнее время - в отдельных отраслях социальнополитической и экономической жизни, как по регионам, так и в масштабе России, СНГ; организация работы по возвращению взаимных неплатежей государственных, коммерческих и других предприятий и организаций; определение мер против конкурирующих лидеров и преступных структур; противодействие правоохранительным органам; положение с организацией сбора, хранения и использования "общака", в том числе в сфера бизнеса, коммерции и т.п.; "коронация" уголовных авторитетов криминальным титулом "вора в законе"; определение "санкций" к отдельным "ворам" и уголовным авторитетам за нарушение "воровских" обычаев и традиций; организация силовых акций против конкретных сотрудников правоохранительных органов, не исключая лиц из иных государственных структур, и т.п.
      Особый интерес представляют воровские "сходки" в местах лишения свободы, которых по сравнению с волей проводится значительно меньше, примерно до 20-и в год. Несомненно, на это влияет специфика исправительных учреждений и следственных изоляторов, а именно режим и надзор за осужденными и заключенными под стражу. Чтобы провести сходку в местах лишения свободы, "воры" используют удачно складывающиеся внешние условия, либо создают их сами.
      Как показывают наблюдения, воровские "сходки" в местах лишения свободы проводятся, как правило, в межреспубликанских, межобластных больницах для осужденных и заключенных под стражу. Кто-то этапируется в межобластную больницу исправительных учреждений по болезни. Другие, не имея на то объективных медицинских показаний, симулируют то или иное заболевание. Иные подкупают либо шантажируют врачей, в основном угрожая расправой над должностным лицом или его родственниками. И вот однажды в тюремной больнице оказывается одновременно пять, семь, а то и десять-пятнадцать "воров в законе", как раз и составляющих нужный кворум для "сходки". После проведения сборища, которое проходит тихо, без суеты, "воры" обязательно пишут "ксиву на общак", где излагаются решенные проблемы и рекомендации "братве", "честным арестантам" и "бродягам". "... Арестанты, живите дружно, помните - единство воровского люда неделимо, в этом наша сила... ", - указывается в одном из подобных "воровских" посланий.
      В последние годы оперативные работники иногда отслеживают криминальные сборища в тюрьмах и следственных изоляторах, чего не было раньше или встречалось, но крайне редко. По нашему мнению, это определяется комплексом причин и условий: активизацией и изощренностью действий особо опасных лидеров (например, проникновение в специальное учреждение под прикрытием представителей коммерческих структур, обеспечивающих осужденных и арестованных работой), ростом коррумпированности сотрудников системы исполнения наказаний, недостаточным финансированием этих учреждений и некоторыми другими факторами.
      Начиная с февраля 1994 года "вор в законе" Сибиряк и лидеры "солнцевского" преступного сообщества, используя коррумпированные связи среди сотрудников СИЗО-2 (Бутырская тюрьма) Москвы, систематически, в ночное время, проникали на территорию следственного изолятора и устраивали сходки, в которых участвовали "воры в законе" Шакро Старый и Резо Тбилисский, а также другие лидеры и авторитеты, находившиеся под стражей. После осуществления проверки и получения новых, детализирующих сведений, оперативными работниками регионального управления по организованной преступности Москвы и Главного управления исполнения наказания МВД России было принято решение пресечь преступные действия уголовных авторитетов.
      21 мая 1994 года в 0 часов 50 минут, оперативная группа, в составе который были сотрудники специального отряда быстрого реагирования (СОБРа), проникла в следственный изолятор, где обнаружила и задержала Сибиряка и его сообщников. У преступников были изъяты огнестрельное оружие, наркотики, спиртные напитки и большое количество денег. Задержаны шесть уголовников и шесть сотрудников следственного изолятора. Их арестовали и поместили в СИЗО "Лефортово" и "Матросская тишина".
      Нередко "воры в законе" умело оперируют своим влиянием на осужденных и гарантируют нужный правопорядок в исправительном учреждении, если им будут предоставлены определенные льготы и поблажки в режиме отбывания наказания. Обычно они обещают упреждение групповых эксцессов со стороны осужденных и заключенных под стражу, например, отказов от работы или приема пищи, выполнение плана выработки, обеспечение дефицитными материалами, предметами первой необходимости, продуктами по льготным ценам, как осужденных, так и сотрудников учреждения, а также решение некоторых других проблем, возникающих в ходе функционирования учреждения. На первый взгляд, это можно назвать благородным порывом. Но если проследить динамику последующих событий, то не вызовет сомнения, что такое поведение "вора" является обыкновенной уловкой, позволяющей лидерам создавать реальные условия для проведения криминальных сборищ и достижения других преступных целей.
      Тем не менее отдельные сотрудники тюремной системы попадаются на эту уловку. В 1992 году "законник" по кличке Боец, отбывая наказание в Тулунской тюрьме, вовлек в сферу своих преступных интересов начальника этого учреждения, подполковника внутренней службы П.Ф. Оноприенко. При этом он использовал примерно те же аргументы, о которых только что говорилось. Наряду с поблажками в соблюдении режима "вор" получил ключ от локальных и проходных тюремных помещений якобы для наведения должного порядка, что давало ему возможность беспрепятственно ходить по учреждению, открывать двери камер и, если это было ему нужно, выводить осужденных в другие помещения. Все это способствовало встречам преступников и, следовательно, проведению воровских "сходок" местного уровня и дезорганизовывало деятельность учреждения.
      В такой обстановке повседневных нарушений режима содержания осужденных и беспредела со стороны контролерского состава Бойцу удалось убедить тюремное начальство разрешить ему провести непосредственно в тюрьме небольшое семейное торжество - свадьбу с "любимой" женщиной. Роль невесты выполнила одна из проституток Иркутска, с которой первую брачную ночь Боец провел в кабинете начальника оперативного отдела тюрьмы. Под прикрытием свадьбы "вор в законе", конечно, организовал проникновение в исправительное учреждение на "семейное торжество" таких же, как и он, авторитетов, и провел межрегиональную сходку.
      Осуществление воровских сборищ в условиях изоляции от общества - весомый аргумент в пропаганде преступных обычаев и традиций так называемого всесилия "воров в законе". Наиболее важные вопросы, принимаемые на таких сходках, как правило, излагаются в "ксивах на общак" и направляются затем по регионам России, тюрьмам и некоторым другим исправительным учреждениям.
      Из документов МВД: В 1989-1992 годах, согласно сведениям подразделений по борьбе с организованной преступностью, было проведено 26 "воровских "сходок. В 1993 году их осуществлено около 100, в 1994 году - не менее 413, в них участвовало примерно 6656 человек, в том числе около 1210 уголовных авторитетов, среди них более 232 "воров в законе". Тенденция роста сборищ продолжилась и в последующем...
      Анализ динамики проведения "сходок" указывает на резкое их увеличение, что в свою очередь дает основание сделать вывод об усилении негативных социальных процессов во всех городах и весях России, консолидации и сплочении преступного мира. Если до 1993 года на "сходках" разрешались в основном вопросы, не выходящие за сферу жизнедеятельности "воровского сообщества", то в течение двух последних лет на сборищах, как правило, обсуждаются проблемы, носящие уголовно-политическую окраску, например, "воровские" рекомендации по борьбе с этническими преступными группировками за сферы влияния в определенных отраслях экономики и финансов, организация противодействия администрации мест лишения свободы, вопросы приватизации государственной собственности в некоторых регионах России.
      Так, "сходки", проходившие в 1993-1995 годах на юге России, носили почти легальный характер. После криминальных сборищ "воры", ни от кого не таясь, закатывали в ресторанах банкеты и званые ужины на десятки миллионов рублей с приглашением на них хозяйственников, представителей властных и правоохранительных структур. Ничего не изменилось и в 1996 году. Можно констатировать, что помощь в организации подобных мероприятий, в которой не последнюю роль играют местные органы исполнительной и представительной власти, ни что иное, как широкомасштабная пропаганда "воровского движения", агитация за "законников" как за "деловых" людей, так сказать, "воров с человеческим лицом".
      В свое время первыми руководителями правительства демократической России были реабилитированы матерые расхитители, дельцы теневой экономики. Не будем подробно комментировать, к чему это привело, укажем только на последующую значительную криминализацию экономики, финансов и коммерции, особенно непосредственно в регионах Российской Федерации. Поэтому декриминализация "воров в законе" со стороны некоторых представителей исполнительной и представительной власти, а также коммерсантов и хозяйственников еще больше романтизирует образ этих лидеров в глазах населения, и особенно молодежи. Все это является дополнительным условием, способствующим дальнейшему ухудшению жизненных условий граждан (а одним из таких условий, несомненно, является поддержание и укрепление правопорядка) и в конечном итоге - ослаблению генофонда нации.
      Распространению негативных обычаев и традиций, укреплению "воровского" сообщества способствует и то, что "воровское" движение вышло на новый, более качественный виток управления. Впервые за несколько последних лет на территории России, в Московском регионе и на юге Федерации, по несколько месяцев каждый год функционирует так называемый "воровской центр", в который входят наиболее авторитетные "воры" не только России, но и Грузии, других государств ближнего и дальнего зарубежья. С полной уверенностью "воровской центр" следует назвать постоянно действующей "сходкой", занимающейся в основном криминальной третейско-консультационной и координирующей деятельностью как в "воровском сообществе", так и в целом в преступном мире России, Грузии, других стран СНГ. Это, несомненно, усиливает преступное сообщество и инициирует дальнейшую криминализацию отдельных слоев населения.
      "ПАПА" ПИТЕРСКИХ РЭКЕТИРОВ
      6 октября 1992 года региональным Управлением по борьбе с организованной преступностью СанктПетербурга была проведена операция по задержанию группы рэкетиров, вымогавших с некоего бизнесмена около 1 миллиона немецких марок. Всего было арестовано тридцать четыре человека.
      Главной фигурой среди задержанных был Александр Малышев. Его взяли в белом "вольво" последней модели с незарегистрированным "Кольтом" в кармане.
      "Ствол я хотел сдать в-милицию, - заявил его обладатель. - Не успел, опередили..." Но не учел "фигурант", что весь день его пасла "наружка", которая четко зафиксировала все встречи, разговоры, маршрут движения. А он пролегал мимо нескольких отделений милиции.
      Кроме незаконного хранения огнестрельного оружия Александру Малышеву предъявлялось обвинение в бандитизме. Его преступные деяния соответствующим образом документировались и подкреплялись неопровержимыми свидетельскими показаниями. Дело на него было передано в суд.
      "МАЛЫШ" ИЗ БАРА - НАСЛЕДНИК "ТАМБОВЦЕВ"
      - Телка будет моей, - выкрикивал один.
      - А это видел? - верзила поднес к его носу здоровенный, словно кувалда, кулак, пальцы которого сложились в виде фиги.
      Через несколько минут страстных кавалеров с расквашенными физиономиями уже выводили из ресторана под конвоем усиленного наряда милиции. В протоколе-сопроводиловке было записано, что изрядно выпившие молодые люди устроили скандал в общественном месте, сопровождавшийся рукоприкладством не только друг к другу, но и к окружающим. И светило им минимум по пятнадцать суток ареста за хулиганство, но они оказались на свободе в тот же вечер.
      Почти следом за ними в отделении милиции появился респектабельный, мощного телосложения, но уже изрядно погрузневший мужчина средних лет. Он приветливо поздоровался с дежурным офицером и поинтересовался:
      - А кто тут у вас старшой? Выкуп кто примет? - Мужчина махнул рукой, и его расторопные помощники внесли и водрузили на стол перед недоумевающим дежурным ящик с шампанским и другой с водкой.
      Физиономии присутствующих вытянулись от растерянности, а потом исказились от негодования по поводу неслыханной наглости. Однако продолжался спектакль недолго. Обе договаривающиеся стороны пришли к консенсусу, который устраивал всех.
      - Не взятка это, а знак расположения, - мужчина до конца оставался самоуверенным и доброжелательным. - Зачем вам с чужим дерьмом возиться? Своих вассалов господин должен наказывать сам. Есть желание убедиться, как это будет? Прошу в мою машину...
      По его указанию, выпущенные под залог драчуны должны были бежать до гостиницы "Пулковская". Он же этот маршрут будет преодолевать на "вольво". Прибудут позже - окажутся избиты. Ребята были крепкие и держались до последнего. На финиш в изнеможении добрались одновременно, но участь их постигла та же.
      Случилось это в 1991 году. Уже тогда Александр Малышев, а поздним гостем в отделении милиции был именно он, занимал в "Пулковской" несколько номеров под свой офис и считал себя там полноправным хозяином. Из оперативной информации:
      Александр Иванович Малышев, 1958 года рождения, русский. Образование среднее. Судим дважды. Оба раза за убийство: в 1977 году - за умышленное, а в 1984 году - за неосторожное. Неработающий. Прописан в городе Пушкине на Красноармейской улице. Постоянно проживает в гостинице "Пулковская ". Главарь одной из крупнейших преступных группировок Санкт-Петербурга, в состав которой входит более сотни боевиков...
      Во второй половине восьмидесятых, вернувшись после второй отсидки в Ленинград, Малышев устроился работать швейцаром в один из престижных городских баров. Благо здоровья ему было не занимать, да и кое-какими приемчиками он владел. Им научился в молодости на борцовском ковре, где, правда, выдающихся результатов не достиг. Зато он был хорошо известен в среде уголовников и бывших спортсменоврэкетменов. В этом кругу его знали под кличкой Малыш.
      Конечно, карьера вышибалы не могла устраивать высокоамбициозного Малыша. Одновременно, в свободное от службы время, он занялся мошенничеством. Его группа "наперсточников" обосновалась на Сенном рынке. Львиную долю прибыли приходилось отдавать бригадиру. Им был бывший мастер спорта по борьбе Владимир Кумарин, в последующем лидер "тамбовской" преступной группировки.
      К 1989 году, когда над "тамбовцами" стали сгущаться милицейские тучи, Малышев был в криминальном мире достаточно заметной фигурой. Он уже почти на равных держался с такими известными авторитетами, как Герцог, Марадона, и находился на одном уровне со Слоном, Бройлером, Стасом. Уже тогда его выгодно выделяли среди других природная сообразительность, хитрость, умение мыслить логически. Поэтому, когда Кум (Кумарин) и его команда загремели на нары. Малыш остался на свободе. Но на всякий случай совершил вояж в Швецию. Оттуда даже распространил слух о своей трагической гибели в бандитской перестрелке.
      Когда судебный процесс закончился и "тамбовцы" отправились в места не столь отдаленные, Малышев вернулся в Северную Пальмиру. Конечно, предварительно прощупал обстановку, принял меры для собственной безопасности.
      Шел 1991-й год. Страну будоражила перестройка. Частному предпринимательству дали зеленую улицу. Вместе с ним льготный режим получила паразитирующая на нем преступность. Приток в нее спортсменов, переквалифицирующихся в рэкетменов, усилился. Туда же тянулись сокращающиеся военные, все, кто оставался не у дел.
      За короткое время Питер из респектабельного города с ориентацией на западную культуру превратился в настоящую бандитскую империю. Словно грибы после дождя стали появляться самые разные бандитские группировки, которые формировались в основном по принципам землячеств: "архангельская", "азербайджанская", "дагестанская", "воронежская", "воркутинская", "кемеровская", "казанская", "тамбовская" и другие. Вот им-то, новоявленным бандитам, ничего не имеющим за душой, кроме огромного желания заполучить все и сразу, признанный авторитет Малышев бросил клич: все под мой самый грозный стяг, что даст каждому право действовать не в одиночку, а от его имени, а ему - часть прибыли с бандитского промысла. Таким образом, им выписывалась для всех желающих нелегальная, но вполне реальная лицензия на рэкет.
      Примерно на 92-й год приходится и байка, а возможно, и имевший место факт, что однажды в офис в "Пулковской" пришел малолетний, тринадцатилетний воришка со словами: "Александр Иванович, я принес вам долю". Его имя было и флагом, и щитом как для джентльменов удачи, так и для бизнесменов или мелких частных торгашей.
      Для защиты от беспредела коммерсанту достаточно было установить в витрине торговой точки или магазина табличку: "Под охраной Малышева А.И.", и это служило надежной защитой. Но те, кто пользовался такой привилегией без права на то, горько расплачивались за самоуправство.
      Пожалуй, именно этот период в жизни Малышева можно считать самым звездным. Он уже безраздельно распоряжался не только в Санкт-Петербурге, но и пытался устанавливать связи с Москвой, ориентированной больше на "воров в законе". Рассказывали, что он был близко знаком с Витей-Калиной. Последний неоднократно бывал в городе на Неве. Потом, после его убийства, московским связником императора из "Пулковской" стал Олег Романов.
      ЛЮБИТЕЛЬ ПИВА
      В качестве одной из самых скандальных историй, в которой, словно в капле воды, виден "малышевский" стиль, можно назвать пивное дело. Из-за него Александр Иванович в третий раз оказался на арестантских нарах. Это произошло в 1992 году. К этому времени он все меньше сил отдавал организации рэкета, а больше интересовался реальным бизнесом, предпочитая торговлю антиквариатом и автомобилями. Еще он контролировал несколько игорных заведений, простирал свои интересы к шоу-бизнесу. Например, существует версия, что Малышев имел самое прямое отношение к музыкальному центру Киселева. Он выезжал за границу как его представитель. Якобы на выделенные им средства проводились музыкальные массовые праздники "Виват, Санкт-Петербург!" и "Белые ночи рокэн-ролла".
      Однако вернемся к пивному делу. В сентябре 1992 года в РУОП поступила оперативная информация. Из нее следовало, что малышевцы взяли в заложники коммерсанта Дадонова и пытаются выбить из него около миллиона дойчмарок, которые тот собрал в качестве кредита под оплату крупного контракта по поставке пива в Россию. Но это, так сказать, уже конец дела. А начало его было более интересным.
      Дадонов сам обратился за помощью к Малышеву. Произошло это через Владислава Кирпичева. Коммерсант просил защиты от наехавших на него кавказцев. Из оперативной информации:
      Владислав Владимирович Кирпичев, 1937 года рождения, русский. Образование среднее. Вице-президент АО "Инэкс-лимитед". Но больше известен как "вор в законе" под кличками "Кирпич" и "Дядя Слава ". В общей сложности за решеткой провел 37 лет. Первый срок в четыре года получил в 1954 году за кражу. С 1972 по 1990 год в основном находился в различных тюремных психических больницах. Освободившись, стал видным коммерсантом.
      Как выяснилось, Дадонов, собрав с будущих клиентов деньги, сам оказался в достаточно щекотливом положении. Контракт он проплатил, а пивные поставки задерживались. Среди его кредиторов были коммерсанты, через которых в выгодное дело вложили свои средства для отмыва представители "дагестанской" преступной группировки. Темпераментные южане, не привыкшие долго ждать, почуяв неладное, наехали на держателя контракта и потребовали в резкой форме либо пиво, либо деньги. Вот здесь-то среди главных действующих лиц и появился Кирпичев, а потом Малышев и Берлин. Последний в бандитской иерархии занимал пост советника императора, главного махинатора, через которого незаконный "черный над" превращался в праведно нажитый капитал, оседающий за границей.
      Из оперативной информации:
      Андрей Борисович Берлин, 1952 года рождения, коренной ленинградец. Имеет незаконченное высшее образование. Президент АО "Инэкс-лимитед". Кроме того, он вхож в руководство нескольких фирм в Германии, которые фактически являются подконтрольными ему и Малышеву.
      Позже на него будет заведено уголовное дело по факту убийства. Но посадят Берлина в тюрьму Моабит за мошенничество.
      В результате разведки, проведенной Берлином, специально мотавшимся в Германию, было установлено, что на пивном деле можно сорвать очень приличный куш без особых на то усилий. Надо только умело провести разводку. А уж по этой части команда Малышева поднаторела так, что на тот период времени ей вряд ли нашлись бы в городе на Неве равные соперники. У них в арсенале имелось несколько отрепетированных спектаклей по выколачиванию из клиентов денег. Тот, что предстояло разыграть, входил в число коронных номеров.
      По сюжету малышевской пьесы определенная роль в предстоящем спектакле отводилась и дагестанцам. С ними заранее обговорили план действий, определились, какой будет доля прибыли. После этого перешли к конкретным шагам. Наезд обиженных кредиторов, т.е. дагестанцев, должен был перерасти в похищение коммерсанта. Так и сделали. После этого над жертвой учинили издевательства в стиле изощренных нравов Востока. Дадон был истерзан и почти сломлен, когда на сцене появился Кирпич в роли ангела-спасителя. Его команда чуть не с боем вырвала полуживого предпринимателя из рук мучителей. Все обставлялось достаточно эффектно, но только для единственного зрителя, которым на этом спектакле был Дадон.
      Как известно, за специально поставленное зрелище, если оно не благотворительная акция, следует платить. В этом случае платить следовало еще и за освобождение. Поэтому Кирпич ласково предложил Дадону включить в цепочку проворачиваемого им пивного контракта еще одну фирму.
      - Мы же не разбойники какие с большой дороги, чтобы снимать последние портки с ближнего, - вполне дружески повел беседу Вячеслав Владимирович. - Понимаем, в каком затруднительном положении вы находитесь. Потому за предоставленную помощь не требуем ничего. Нам хватит и того, что мы станем партнерами.
      - Хотите сказать, что сами заработаете то, что потратили, и еще получите прибыль? - Коммерсант не хотел вот так просто делиться лакомым куском, изза которого он столько пережил.
      - Не мне учить, что пока лишь планируемая прибыль - воздух.
      - Ничего себе воздух! Это... - Дадон даже потерял дар речи. И было от чего. Новые партнеры делали заявку чуть не на полмиллиарда долларов. Это почти вся сумма контракта.
      - Да не волнуйтесь так, старина. Все средства так и останутся вашими. Наш партнер в Германии только прокрутит их. Вы останетесь полностью при своих интересах. Да разве же могут друзья поступить иначе? А мы друзья. Не правда ли? Иначе стоило бы совать за другого голову в петлю...
      - Конечно, друзья, - согласился предприниматель, у которого, собственно, не оставалось иного выхода, кроме... Но к нему он подойдет позже. Пока же Дадон, находившийся под благообразным впечатлением, произведенным ангелом-спасителем, партнерам своим верил.
      Только вера эта была недолгой. Проницательный бизнесмен вскоре смекнул, что оказался в руках не менее коварных бандитов. Просто пока ему дали отсрочку. Но он был и остается жертвой на заклание. А главная причина тому - дорогой контракт. Как только он передаст права на него фирме-посреднику или кому-то другому, последует его немедленная ликвидация, физическая ликвидация, Ведь с трупа долги еще никто не взыскивал. Таким образом всем, кто финансировал его пивной контракт, предъявлять претензии будет просто не к кому. Осмыслив это, он тут же постарался каким-либо способом выйти на РУОП.
      "КОГО НЕ ПОСАДИЛИ, ТОГО ДОСТРЕЛЯТ"
      Одновременно с арестом Малышева и его ближайшего окружения в ходе милицейской операции освобождались и другие жертвы на заклание. Всего в разных имперских офисах было обнаружено семь заложников. Увы, оперативно-следственная работа не ограничивалась одним эпизодом с Дадоновым. Наоборот, объем ее все время возрастал и затянулся на восемь месяцев. В итоге собранные доказательства позволили изменить первоначальное обвинение о привлечении к уголовной ответственности на более тяжкое - бандитизм. Выводы следствия были поддержаны и утверждены Генеральной прокуратурой России, которая признала их обоснованными.
      Освещая громкое "малышевское дело", средства массовой информации в самых разных цветах и красках передавали, что правоохранительным органам приходилось работать в нестандартных для России условиях. Такого еще не было в Санкт-Петербурге, чтобы потерпевших круглосуточно охраняли омоновские автоматчики, а следственная группа размещалась на секретном объекте ГУВД. Подобные меры вынужденно предпринимались для обеспечения безопасности.
      Видимо, подчеркивая значимость именитого узника, его содержание под стражей отдельные издания сразу связали с более известной тюрьмой "Крестами". На самом же деле Малышев с самого начала находился только в СИЗО-2 на Шпалерной, 25. Что действительно касается "Крестов", так это то, что там братвой ему готовилась достойная встреча. Но из-за внезапной милицейской инициативы пришлось кое-что менять. Известен факт, что, обеспечивая большую комфортность своему пахану, питерские рэкетиры организовали от коммерческих структур благотворительный подарок для следственного изолятора - несколько цветных телевизоров.
      Проявленная забота была не простой случайностью или данью авторитету, как принято в криминальном мире. Возможно, уже тогда, еще в начале отсидки, Малышеву было известно, что его пребывание там затянется. У мафиози такого ранга врагов и завистников более чем достаточно. В определенных кругах, например, рассказывают такую байку, события которой якобы имели место незадолго до ареста Малышева. Мол, проезжал мимо "Пулковской" Ноиль Хаматов (Рыжий), авторитет группировки "казанцев", и увидел императора на паперти своего дворца. "Хорошо стоит, - бросил он своему спутнику. - Недостает только автомата "Калашникова"". Примерно через месяц Рыжего застрелили у подъезда собственного дома.
      Как раз к концу 1992 года в определенных кругах Петербурга родилась поговорка: "Кого не посадили - того дострелят". По некоторым сведениям. Северная Пальмира попала в сферу пристального интереса Москвы, которая всегда была больше ориентирована на "воров в законе", чем на бандитов. Воспротивившийся влиянию из центра местный авторитет Андрей Берзин (Беда) был тут же убит. Москвичи определили "смотрящим" по городу Кудряша. А в помощники ему дали Костю-Могилу. На натиск "законников" питерские братки обращали пока внимание. Из оперативной информации:
      В настоящее время можно говорить о существовании в городе мощных структур хорошо организованных преступных групп. Их схема упрощенно выглядит так: бригада (5-10 боевиков), звено (от 2 до 5 бригад), группа (2-5 звеньев), сообщество (состоит из нескольких групп). Наиболее сильными являются: "малышевское сообщество", "тамбовско-воркутинское", "казанское", "чеченское", "азербайджанское".
      Стоит подчеркнуть, что, начиная с 1993 года, происходит несколько важных событий, коренным образом повлиявших на ситуацию в городе. Из отсидки возвратился Владимир Кумарин. "Тамбовские" и "казанские" открыли военные действия. Причиной послужил лакомый кусок - право за контроль над торговлей энергоносителями. Почти все местные паханы подверглись покушениям, которые не всегда, правда, достигали цели.
      Не минула эта участь и Кума. Его "мерседес" был буквально изрешечен пулями на улице Турку. Киллер вел огонь из автомата "Калашникова" почти в упор. Он выпустил весь рожок. Эксперты насчитали в залитой кровью машине 28 пулевых пробоин. Убийца скрылся с места преступления. По разрозненным свидетельским показаниям даже не удалось установить его пол. Одни утверждали, что стреляла женщина. Другие - мужчина в парике. Но он или она не достиг поставленной цели. Кумарин остался жив. Его спас телохранитель, прикрывший его в последний миг своим телом.
      С ранениями в голову, живот, грудь и руку он был доставлен в больницу. Ее тут же взяли под охрану несколько десятков "тамбовцев". РУОПу пришлось спешно проводить операцию по разблокированию лечебного учреждения, деятельность которого почти полностью оказалась парализованной. Было задержано около 60 боевиков, у некоторых изъяли огнестрельное оружие. В последующем у постели авторитета в качестве сиделки находился представитель "тамбовцев", а охранником был омоновец. Оба мирно смотрели мультяшки по шикарному цветному телику, который подарила больнице братва.
      Можно и дальше перечислять последствия кровавых разборок, которые развернулись с особым остервенением в то время, пока Малышев отдыхал на нарах следственного изолятора. Этих разборок было много. Покушались и на Кирпича, который был выпущен под залог. Умудреный жизненным опытом Владислав Владимирович выдвинул предположение, что за всеми шумными покушениями стоят менты. Они, мол, не в состоянии навести порядок законными методами, потому кинулись в беспредел. Эту оценку мало кто принял всерьез. Действительно, она больше из области фантастики. Хотя в жизни сегодня столько необычного, что остается только диву даваться.
      ОЧЕВИДНОЕ И НЕВЕРОЯТНОЕ
      Арестованного вместе с Малышевым "вора в законе" Кирпича суд отпускал под подписку о невыезде трижды!!! Милиция его задерживала, а он вновь оказывался на свободе. Более того, Кирпичев, якобы выполняя поручения судьи, доставлял некоторым свидетелям повестки. Стоит ли после этого удивляться, что их показания то и дело менялись. Два основных свидетеля и вовсе пропали без вести.
      Пожалуй, кроме Александра Ивановича, все основные лица, которые проходили с ним по делу о вымогательстве и бандитизме, так или иначе вскоре оказались "благонадежными гражданами", и мера пресечения им была изменена на подписку о невыезде. Вот только не всем обретенная свобода пошла на пользу. В целом из 34 арестованных до суда дошли 23. Четверо оказались убитыми в разборках. Несколько бросились в бега.
      Например, Андрей Берлин вскоре после освобождения под подписку о невыезде исчез. Не сбежал. Его похитили конкуренты. Лишь благодаря хорошей работе милицейских оперов, он остался жив. Его нашли в подвале, закованного в наручники, с полиэтиленовым мешком на голове. После этого он больше не стал искушать судьбу и рванул в Германию.
      Говорят, Малышев даже поблагодарил руководителя следственной группы, выразив признательность за свой арест. С его слов выходило, что в конце 1992 года или в начале 1993-го он должен был быть трупом, а всего за время его отсидки в Санкт-Петербурге было убито около 40 бандитов из числа авторитетов среднего и высшего звена.
      12 сентября 1995 года суд вынес в отношении А.И. Малышева приговор, в соответствии с которым тот получил два с половиной года лишения свободы за незаконное хранение оружия (по статье - до 5 лет), и под радостные аплодисменты адвокатов и братвы освободил из под стражи, учтя, что назначенный срок он отбыл в ходе предварительного следствия.
      Кирпичев В. В., "вор в законе" и правая рука папы питерских бандитов, был оправдан вчистую.
      Все остальные "малышевцы" тоже оказались на свободе. Суд признал вину обвиняемых недоказанной.
      На этом можно было бы поставить точку. Но стоит сказать, что почти через год Дядя Слава, он же Кирпич, был убит в баре ночного клуба "Джой". Киллер сделал три выстрела. Все - в голову.
      Малышев сразу после освобождения уехал поправлять здоровье на курорты за границу. Как признался он сам, пребывание под стражей не прошло бесследно: стали мучить кошмары и боли в спине. Он в последнее время все чаще ощущал холодное дыхание смерти. Потому искушать судьбу не стал и ушел с большой преступной арены.
      А СУДЬИ КТО?
      Оперативно-розыскная и криминологическая практика свидетельствует о том, что так называемые третейские обязанности выполняют в преступной сфере только "воры в законе". Определенная часть этих обязанностей связана с участием в "сходках-правилках". На них обсуждаются неблаговидные, с точки зрения обычаев и традиций преступников, поступки "воров", "положенцев", "смотрящих". Присутствовать на таких сходках могут не только "законники", но и уголовные авторитеты. Но право авторства на вопросы, выносимые на "судебные разбирательства" имеют и другие криминальные лица.
      В 1992-1993 годах лидеры отдельных преступных группировок Москвы и Московской области неоднократно обращались к старому "вору в законе" по кличке Савоська с просьбой рассудить их в справедливости обоюдных претензий. Исходя из представленных и добытых "доказательств", Савоська правил суд "краткий, но справедливый", как говорил один из его приближенных. На некоторых он налагал "штраф", другим "включал счетчик", третьим предлагал уступить ту или иную собственность, четвертых миловал и так далее. За оказанные услуги Савоська получал различные вознаграждения: автомашины, солидные денежные суммы в рублях и долларах и т.п. Почти весь его "заработок" проходил мимо "общака".
      Подобная вольность в отношении игнорирования "общака" - примета лишь наших дней. Еще совсем недавно "воры" даже и мечтать не могли об этом. Объясняется это тем, что в последние годы "воровское" третейство распространилось и среди, казалось бы, вполне приличных лиц: коммерсантов, банкиров, хозяйственников. Отдельные черты их деятельности "воры" взяли себе на вооружение.
      Нередко случается, что "воровские" третейские функции перерастают в вымогательство, скрытые формы рэкета, так как людей, за которых заступились "воры", они берут под постоянное покровительство, за что получают ежемесячную мзду. Бывает, что клиент просит о "крыше" сам.
      Иногда "ворам" попадаются, как они их называют на жаргоне, "жирные фраера" (фраер - как правило, не судимое лицо, которое не придерживается правил и традиций преступного мира, в том числе и "воровских", в местах лишения свободы он еще зовется "пассажиром"), и они их отпускают, предчувствуя постоянный высокий ежемесячный процент за защиту. Причем этот процент может по ряду вполне надуманных причин постоянно расти. Такие взаимоотношения особо опасные лидеры держат втайне от других "воров в законе", о них знает только самый ближайший круг лиц. Преступные лидеры не исключают, что в определенное время бизнесмена придется убрать.
      Уже указывалось, что споры между "законниками" разрешает "сходка-правилка". Вместе с тем если в конфликте замешаны молодые "воры", то его может разрешить лишь наиболее авторитетный "вор в законе". В Саратове живет ветеран "воровского движения" по кличке Мордак, которого молодые преступники нередко приглашали на разбирательство противостояний между ними. Все конфликты, рассматриваемые им, заканчивались, в основном, мирным путем. Таким образом, не раз получалось, что на городских улицах не происходило побоища и не лилась кровь, в том числе и невинных людей, если за дело брался Мордак.
      В августе 1994 года Мордака пригласили на сходку в Сочи "третейским судьей" на разбирательство конфликта между "ворами в законе" Махо и Дедом Хасаном. Оказалось, что Мордак и среди наиболее авторитетных "воров" проходит "расписным", т.е. человеком расписывающим или разрешающим конфликты согласно установившимся в преступной среде правилам и традициям.
      Чтобы заслужить это звание, нужно досконально знать "воровскую среду". "Расписной" должен иметь самое полное представление о прецедентах разбирательств, которые случались на "сходках" ранее. Возможно, он даже участвовал в них лично. "Расписной" считается непогрешимым перед "воровскими" кланами и преступным миром.
      В Сочи перед Мордаком с одной стороны спорщиков предстал предатель "воровского" движения, и решение было единственно возможным. Не случайно уже в конце августа неизвестные лица совершили нападение с использованием автоматического оружия на "вора в законе" Махо и трех его сообщников. И, как иногда бывает, убитым оказался "законник" Мико, а не "приговоренный" Махо. Пострадали и другие. "Воры" Махо и Вахо были ранены, а Мураш отделался легким испугом.
      Распространение воровского третейства обратно пропорционально углублению кризиса судебной системы. Чем сильнее она агонизирует, тем популярнее это третейство. Судебная система России в настоящее время находится в глубоком кризисе. Об этом можно получить полное представление при конкретном ознакомлении с результатами по уголовному, гражданскому и арбитражному судопроизводству. Везде просматривается безудержная волокита и нередкое принятие необоснованных и несправедливых решений.
      Третейское же судейство "воров в законе" не допускает каких-либо проволочек. Во-первых, здесь не требуется официального заявления, иных документов, например, заверенных нотариусом справок, отчетов О финансовой, коммерческой деятельности и т.п. Вовторых, и это немаловажно, отдельные стороны деятельности большинства коммерческих структур, а также полугосударственных и даже государственных акционерных обществ и предприятий сегодня имеют криминальный характер. Чаще всего он отражается в сокрытии или занижении реальной прибыли, уходе от налогов и т.п. Поэтому заинтересованным и обратившимся к суду лицам не выгодно, чтобы разбирательство проводили официальные власти или другие правоохранительные органы. К чему бизнесмену лишняя огласка и риск возможной ответственности. В-третьих, в "воровском" третействе привлекает почти немедленный результат. Бывает, что самый ловкий обманщик прибегает к просителю с повинной, а упрямый должник с деньгами.
      Может произойти и такое: липовая фирма обманула кого-либо на большую сумму и скрылась. "Воры" и их сообщники, как правило, поймают мошенников, но за свои услуги потребуют так называемые "откатные", от 10 до 50 процентов стоимости похищенного.
      В некоторых регионах и городах авторитет "воров в законе" среди отдельных слоев населения довольно высок. Это относится к Краснодарскому, Хабаровскому краям, Тюменской области, Нижнему Тагилу Свердловской области.
      Нередко "ворам в законе" удается предотвратить кровопролитие, в том числе развести противостояние крупных вооруженных преступных формирований. Так произошло в одной из областей Западной Сибири, где ими было предотвращено столкновение местных и азербайджанских преступных группировок, которое могло повлечь большие человеческие жертвы.
      Совершая "позитивные" действия, "воры" преследуют далеко идущие цели. Как правило, они за счет этого приобретают авторитет не только в местных уголовных кругах, но и среди сотрудников правоохранительных органов, в других властных структурах. Став "миротворцами", крестные отцы мафиозных структур теперь рассчитывают на доброе отношение к ним местных руководителей, надеясь на целый ряд уступок и поблажек.
      Вот и получается, что "законники", проводя "миротворческую" миссию, входят таким образом в более близкие отношения с нужными должностными лицами. Отчасти этим объясняется то, что отдельные судьи тут же освобождают под залог опасных преступников, а следователи столь же быстро прекращают или приостанавливают громкие уголовные дела. В частности, уголовное дело по факту расстрела "вора в законе" Махо и его сообщников, возбужденное одной из сочинских прокуратур, было приостановлено по формальным основаниям, так как большинство нужных следственных действий осуществлено не было. Случайно ли это? Скорее, нет. Ведь по уголовному делу проходили авторитетные "воры", так называемые "третейские судьи" Дедушка Хасан и Мирон.
      На юге и Дальнем Востоке России "законникам" и их ставленникам в некоторых городах удавалось влиять на большинство сотрудников аппаратов глав администраций. Это позволяло сообщникам "воров" получать доступ в наиболее важные сферы деятельности, вплоть до средств массовой информации. Их люди просачивались в некоторые государственные учреждения и через них стали оказывать криминальное влияние на сознание отдельных слоев населения. В итоге "воровской" клан "ставил на воровской ход" район, город, осужденных, находящихся в местах лишения свободы. Таким образом "воры" дезорганизовывали органы власти, создавали ситуацию, когда определенная часть населения выполняла волю криминального лидера и его приспешников.
      Если такое осуществилось, ничего хорошего в дальнейшем ждать не приходится. Преступники наглеют, а милиция нейтрализуется коррумпированными высокопоставленными чиновниками. Раскручивается новый, более комплексный, завуалированный виток захвата местной власти лидерами организованной преступности. Можно себе представить, какие усилия предпринимали "воры в законе" и другие главари преступных кланов в ходе выборов депутатов в Государственную Думу, президентов республик, входящих в Россию, губернаторов краев, областей, мэров городов, если в число законодателей и глав субъектов Федерации попали их люди.
      Высокий уровень преступности и криминализации населения Дальнего Востока дает основание сделать вывод, что именно здесь, в некоторых краях, областях и городах, за губернаторами и мэрами стоят "воры в законе", а также другие лидеры преступной среды. Они, используя подкупленных представителей власти как марионеток, творят свое грязное дело. В этой связи вполне закономерен кризис власти в этом регионе летом 1996 года, его углубление весной 1997 года.
      Неблагополучная криминогенная ситуация в большинстве регионов позволяет организованной преступности расширять масштабы скрытности и изощренности при совершении преступлений по всей России. Убийства маскируются под несчастные случаи, самоубийства, пропажу без вести. Так, по данным государственной статистики, число без вести пропавших граждан в стране возросло с 13 214 в 1990 году до 23 238 в 1994 году, или более чем на 70 процентов. Эта тенденция продолжилась и в 1995-1997 годах.
      Не уменьшается количество различного рода мошенничеств, в том числе с заработной платой, взаиморасчетами, банковскими, коммерческими, гражданско-правовыми сделками, например, такими как покупка приватизированного жилья, земли, и другими, сопряженными с исчезновением владельцев. Усиливается давление на места лишения свободы: матерые преступники выдаются за невинные жертвы, возрастает уровень компроментации правоохранительных органов. Активизируется пропаганда через средства массовой информации культуры преступного образа жизни, особенно социального паразитизма, оправданного совершения насильственных преступлений, в частности, против власть имущих, коммерсантов и других подобных лиц.
      Усиливается пропаганда полезности "воров в законе", "благородности" их обычаев и традиций. Как часто можно встретить в газетных выступлениях подобные высказывания: коммерсантам при наличии здравого смысла, финансовых возможностей и личной активности куда более разумно воспользоваться услугами криминальной сферы - там действительно найдут злоумышленника, сядут за стол переговоров и придут к столь любезному консенсусу...
      МАКЕДОНСКИЙ ИЗ КУРГАНА
      Из информации Интерпола: В лесу, в окрестностях Афин, 1 февраля 1997 года сотрудники греческой полиции обнаружили полиэтиленовый мешок, в котором был труп человека около 165 см ростом. Его смерть наступила примерно сутки назад от удушения удавкой. Предположительно жертвой является находящийся в международном розыске Александр Солоник (Россия), 1960 года рождения, уроженец города Кургана, без определенного места жительства...
      ФИКТИВНЫЙ ГРЕК
      С самого раннего утра весь персонал СИЗО N1 ("Матросская тишина") уже "стоял на ушах". Этот день, 5 июля 1995 года, здесь запомнился особо и стал историческим. Из-под стражи сбежал узник, обвиняемый в целом ряде тяжких преступлений. Самое нашумевшее из них - бойня на московском вещевом рынке у станции метро "Петровско-Разумовская" 6 октября 1994 года. Тогда этот человек хладнокровно расстрелял нескольких милиционеров и охранников рынка. Сам был тяжело ранен и потому задержан. Его доставили в тюремный госпиталь. Здесь, находясь почти на грани жизни и смерти, киллер признался в осуществлении ряда нашумевших заказных убийств.
      На Петровско-Разумовский рынок Александр Солоник приехал, можно сказать, с почетным эскортом. Около пятнадцати часов к офису коммерческой фирмы "Импульс" подкатили "Шевроле-Блейзер", "БМВ" и "девятка". Их пассажиры были как на подбор - коротко стриженные, плечистые, почти все в одинаковых кожаных куртках. Двое, а это был Солоник и его помощник, остались у машин. Остальные вошли в помещение. От напарника Солоник отличался менее внушительными размерами. Он больше походил на респектабельного бизнесмена, чем на "бригадира" или "быка" из команды, прибывшей учинять разборку. Модный дорогой костюм дополнял легкий плащ, перекинутый через руку. Его вполне можно было принять за патрона, рядом с которым находился телохранитель.
      Охранники частного предприятия "Бумеранг", обеспечивавшие порядок у торговых рядов, тут же сообщили о подозрительной команде в милицию. Оперативники прибыли быстро. Это были три сотрудника управления специальной службы при ГУВД Москвы - майор Василий Цыцуштанов, капитан Игорь Нечаев и лейтенант Сергей Ермаков. На их просьбу пройти в офис охранной фирмы для проверки документов и выяснения личности двое отреагировали совершенно спокойно. И неизвестные, сопровождаемые тремя милиционерами, соблюдая обоюдную вежливость, спокойно взошли на порог офиса. В дверях они еще услужливо уступали друг другу дорогу.
      Алексей Прошунин, старший оперуполномоченный уголовного розыска отдела внутренних дел "Тимирязевский", на территории которого происходили эти события, прибывший на место происшествия в составе оперативно-следственной группы, комментируя действия коллег, обратил внимание на то, что именно это спокойное и уверенное поведение неизвестных больше всего расслабило милиционеров.
      Они не предприняли достаточного минимума мер предосторожности. Умышленно уводили подозрительных с людного участка в закрытое помещение и проиграли в скорости реакции. Как только дверь закрылась, один из неизвестных прямо из-под одежды открыл огонь. Он бил почти в упор. Мгновенно вывел из строя всех. Нечаев был ранен в голову. Ермаков получил пули в живот и руку. Цыцуштанов - в спину, бедро и запястье. Еще получил тяжелое ранение "бумеранговец". Ни один из них даже не успел выхватить свое оружие, чтобы дать отпор...
      Тем не менее охрана рынка тут же попыталась взять ситуацию под контроль. Началось преследование. Один из преступников скрылся на автомобиле. Другой, отстреливаясь, пытался затеряться в толпе.
      - Идти за отстреливающимся, когда вокруг люди, очень сложно, - рассказал Андрей Демкин, сотрудник охранной фирмы "Бумеранг". - Стрелять на поражение невозможно из-за опасения попасть в коголибо из посторонних, разбегающихся в панике. Преступнику же терять было нечего...
      Пытаясь оторваться от преследователей, Солоник серьезно ранил еще двух "бумеранговцев". Стрелял он профессионально. Но и следовавшие за ним дилетантами не были. Охрана рынка в большинстве своем состояла из бывших сотрудников милиции и военных. Они-то и повисли на хвосте киллера. А он, словно таран, прошел через торговые ряды, перемахнул через железнодорожную насыпь и, скорее всего, растворился бы среди жилых кварталов, но... попал на территорию объекта, охраняемого милицией. На его пути внезапно выросли два сотрудника межмуниципального отдела охраны Северо-Восточного УВД. Опять короткая перестрелка. Первый милиционер был тут же убит выстрелом в голову. У второго появился редкий шанс - в магазине стрелявшего, похоже, кончились патроны. Еще бы, ведь позже, на всем протяжении его пути представители оперативно-следственной группы будут подбирать пистолетные гильзы.
      Преследование закончилось так же внезапно, как началось. Пуля попала убегавшему в спину, пробила почку. От мощного болевого и травматического шока Солоник отключился. Как записали в милицейском протоколе, у преступника изъяли 9-миллиметровый иностранный пистолет "Глок" и в тяжелом состоянии доставили в институт Склифосовского. Сюда же несколько бригад "скорой помощи" привезли и других раненых. В операционной киллер оказался вместе с охранником, в которого стрелял.
      Из документов ГУВД Москвы: События на Петровско-Разумовском рынке начали разворачиваться в 15 часов 10 минут. Начальником Дежурной части города, спустя 20 мину т, было передано циркулярное сообщение всем дежурным службам милиции по обнаружению и задержанию автомашин, на которых подозреваемые в преступлении приехали на рынок, а потом скрылись. В результате принятых мер, в 15 часов 40 минут "Шевроле-Блейзер" с известными номерами и сопровождавшая его "ВАЗ-21099" были задержаны сотрудниками муниципальной милиции Северного ОУВД. В автомашинах находились двое неработающих жителей Москвы, коммерческий директор одной из фирм, двое охранников, вооруженных пистолетами ПМ, с радиостанциями. На оружие имелись разрешения. В 18 часов 25 минут на улице Петровка была остановлена автомашина "БМВ-325". Ее владелец привлечен к проверке на причастность к событиям на Петровско-Разумовском рынке...
      Личность киллера, загубившего в одной перестрелке столько жизней четверо были убиты сразу или скончались от полученных ран, трое стали инвалидами - была установлена сразу же в ходе предварительного следствия. Задержанным оказался бывший милиционер, осужденный за изнасилование, но сбежавший из заключения и разыскиваемый еще за ряд совершенных преступлений Александр Солоник, он же - Саша Македонский, он же Курганский Терминатор.
      После операции в институте Склифосовского, где врачи вытащили Солоника буквально с того света, его перевели в тюремную больницу. Продолжая оставаться в тяжелейшем состоянии, можно сказать, блуждая где-то между жизнью и смертью, Солоник сделал ряд признаний, которые пролили свет на несколько громких преступлений. Он взял на себя, по крайней мере, сразу несколько убийств: лидера ишимской группировки Николая Причинина, столичного уголовного авторитета Вячеслава Ваннера по кличке Бобон, "воров в законе" Калины (Виктора Никифорова) и Глобуса (Валерия Длугача). Поползли слухи, что его же почерк прослеживался в заказных ликвидациях Отари Квантришвили, председателя благотворительного фонда социальной защиты спортсменов имени Льва Яшина, Николая Лихачева, директора правления "Россельхозбанка", Ильи Медкова, президента банка "ДИАМ"...
      Этот список можно продолжить и дальше, но благоразумнее остановиться. По мнению специалистов, учитывая тяжесть лишь последнего преступления, Солонику так или иначе грозила высшая мера. Поэтому при складывающихся обстоятельствах, без иллюзий оценивая свое положение, он вполне мог взять на себя грехи близких соратников по киллерскому промыслу. Тем самым уводил следствие на ложный путь. Одновременно зарабатывал себе ореол великомученника в глазах криминального братства, а в общественном мнении набирал очки этакого супергероя.
      Как сегодня известно, например, со слов адвоката Валерия Карышева, который в течение полугода встречался с Александром Солоником в "Матросской тишине", тот хотел, чтобы о нем непременно написали книгу. Даже начал готовить материал для этого, наговорил на несколько аудиокассет свои мысли, возможно, и признания в совершенных преступлениях. В конце концов преступник любого ранга когда-то приходит к той черте, когда ему необходимо исповедоваться или перед Господом Богом, или перед людьми.
      В одном из своих выступлений в средствах массовой информации начальник МУРа Виктор Голованов так охарактеризовал этого одиозного человека: "Солоник шустрый, тренированный, но суперменом его сделали журналисты. Он никогда не признавался в убийствах Квантришвили и Калины. О том, что именно он убил Глобуса, мы знали и искали его. Когда он был при смерти и уже не было смысла врать, он признался, что убил авторитета бауманской группировки Бобона. Сделал это в интересах курганской братвы, с которой никогда не терял контактов".
      Не будем соглашаться с Головановым или опровергать его мнение о том, что супермена из Солоника сделали газетчики и телевизионщики. Обратимся к фактам и событиям. А они таковы, что в "Матросской тишине" киллер по прозвищу Македонский пробыл ровно столько, сколько ему потребовалось для восстановления пусть не былой, но достаточно хорошей физической формы после тяжелого ранения и операции. А как известно, чтобы спасти ему жизнь, врачам пришлось удалить одну почку.
      Как только Солоник понял, что самое страшное позади, что жить он будет, его показания претерпели изменения. Теперь он с большей охотой рассказывал не о своих делах, не о том, кого и за сколько убивал, а, например, об оружии. Об устройстве отдельных стрелковых систем и преимуществах одних пистолетов или винтовок над другими он мог говорить часами. Не меньше времени он уделял здоровью. Сам разработал специальную зарядку для реабилитации организма после операции в условиях тюрьмы. С нее начинал каждый новый день. Еще он попросил программы и учебники английского языка, за изучение которого взялся с полной серьезностью.
      Адвокат Солоника - Валерий Карышев, признавал, что его клиент обслуживался в тюремной одиночке по высшему разряду. В камере были компьютер, телевизор, холодильник и многое другое. Эти предметы далеко не первой необходимости для арестанта, попадали к нему через администрацию после соответствующим образом официально оформленного обращения - просьбы заключенного и резолюции тюремного начальства. Даже обеды ему доставлялись из дорогих ресторанов. Денег на все это люди с воли не жалели. Не жалели они их и на подготовку побега. В этом был уверен и узник. Иначе зачем ему было учить язык. Даже если вместо расстрела суд бы вынес ему в приговоре длительный срок заключения, то в местах не столь отдаленных для общения больше бы подошло совершенствование диалекта по "фене", а не английского. Выходит, уверен был, что пригодится, а значит, рассчитывал оказаться на свободе.
      Из документов МВД: 5 июля 1995 года в 1 час 40 минут младшим инспектором отдела режима и охраны Сахаровым на посту N29 девятого режимного корпуса было обнаружено отсутствие постового младшего сержанта Меньшикова. При обследовании группой резерва помещений этого корпуса в одиночной камере N938 не оказалось заключенного Солоника, арестованного Московской городской прокуратурой б октября 1994 года...
      Один из сотрудников 9-го спецкорпуса прапорщик М. о событиях июльской ночи рассказал более подробно. С его слов выходило, что уже с вечера в ту смену начались неприятности. Из-за сердечного приступа одного из заключенных, камера которого находилась в непосредственной близости от одиночки Солоника, охране пришлось дважды вызывать врача. После второго врачебного вызова дежурному по корпусу доложили об отсутствии на месте младшего сержанта Меньшикова. Он потребовался, чтобы по указанию врача помочь вынести из камеры арестанта в тяжелом состоянии.
      Когда сердечника отправили в лазарет, обстановка, казалось, нормализовалась. Было уже около часа ночи, прапорщик М. отправился с проверкой в обход особо важных камер. Заодно он решил отыскать Меньшикова и всыпать ему по первое число за халатное исполнение служебных обязанностей. Заглянув через глазок в камеру N938, прапорщик ничего подозрительного не обнаружил. Дверь была крепко заперта, а заключенный Солоник спал, укрывшись одеялом с головой.
      Обход территории уже заканчивался, а нерадивого младшего сержанта нигде не было. Вдруг М. увидел, что обычно надежно закрытая решетка, преграждающая ход в прогулочные дворики, оказалась распахнутой чуть не настежь. Дальше - хуже. Следующее заграждение тоже оказалось открытым. Прапорщик выбрался на крышу. Здесь и нашел подтверждение самым страшным своим опасениям. За прутья решетки был пристегнут мощный альпинистский карабин, от которого вниз по стене убегал прочный шнур. Его нижний конец доставал до крыши бытовки, стоявшей уже вне тюремного заграждения. С нее без особого труда можно было спуститься на улицу Матросская тишина.
      Значит - из спецкорпуса совершен побег. Кто? Камеры самых опасных преступников прапорщик проверил лично. Вроде на месте находились все, кто мог отважиться и выполнить подобное.
      Тщательная проверка всех тюремных апартаментов была проведена личным составом резервной группы, которая вскоре прибыла в 9-й спецкорпус по тревоге. Тут и было установлено, что в камере N938, за надежно запертой дверью, на нарах вместо заключенного лежит лишь имитация тела из искусно свернутого матраца. Еще в углу на полу нашли пустую коробку из под патронов к браунингу. Все. Арестованного Александра Салоника нигде не было. Вместе с ним исчез в эту ночь младший сержант Сергей Меньшиков. Среди его личных вещей тоже обнаружили много интересного, например, точно такой же карабин, каким был пристегнут к ограждению крыши альпинистский шнур. Из розыскной ориентировки:
      В ночь с 4 на 5 июля из следственного изолятора на улице Матросская тишина совершил побег Александр Викторович Солоник, 1960 года рождения, обвиняемый в целом ряде тяжких преступлений. Самое нашумевшее из них бойня на вещевом рынке у станции метро "Петровско-Разумовская" 6 октября 1994 года, когда он хладнокровно расстрелял из пистолета несколько сотрудников милиции и охранной фирмы.
      Приметы разыскиваемого: рост средний, глаза карие, волосы русые, носил усы и бороду. Был одет в синий спортивный костюм, черную рубашку (или в зеленую клетчатую), черные джинсы, серую кофту, обут в коричневые ботинки.
      Есть предположение, что вместе с ним бежал в качестве соучастника младший сержант Сергей Александрович Меньшиков, 1974 года рождения. Особые приметы...
      Однако все меры, предпринятые по перехвату беглецов, результатов не дали. Специальными группами правоохранительных органов были проверены явочные квартиры в Москве и Кургане. Экипажам международных линий выдали фото Солоника. Эффекта никакого. Тишина. И этого следовало ожидать. Органы сработали по накатанной схеме. Беглец поступил так, как предпочитал действовать всегда - нестандартно. Он не стал хорониться в родной берлоге, не стал тут же делать ноги за кордон, а рванул в ближнее зарубежье. Ни для кого не секрет, что достать оттуда преступника бывает гораздо сложнее, чем из самого дальнего. И так получилось, что вместо востока или запада, где уже встали плотные кордоны, Солоник направился на юг.
      Братва позаботилась о том, чтобы у него все было в порядке с документами. Ему сделали поддельный общегражданский заграничный паспорт якобы обрусевшего грека, уроженца Тбилиси. Это с его-то классически славянской физиономией?! Но как оказалось, при некотором макияже это даже не бросалось в глаза.
      Говорят, что фиктивный грек оказался в "родных" местах чуть ли не через несколько часов после побега из СИЗО. Несколько дней пробыл в Тбилиси, а затем спокойно улетел в Афины. По слухам, вскоре его видели в одном из шикарных греческих ресторанов в кругу "курганских" и "ореховских" братков. Шумная компания торжественно отмечала вызволение с арестантских нар своего дорогого корешка.
      МЕНТ, МОГИЛЬЩИК, КИЛЛЕР
      Из автобиографии милиционера Солоника А. В.: Закончив школу, поступил в Курганский строительный техникум. В 1978 году был призван в армию. Срочную службу проходил в ГСВГ. В запас был уволен с должности командира танка. Увлекался спортом, борьбой. Выступал на соревнованиях, занимал призовые места. Выполнил норму первого разряда по классической борьбе...
      В Курган из Германии Солоник возвратился настоящим щеголем. Оказалось, и на скромную сержантскую получку можно прикупить кое-какие модные шмотки. Пусть не все на нем было с иголочки, но даже это в российской глубинке смотрелось в диковинку. В длинном кожаном пальто и широкополой шляпе он выглядел довольно шикарно и тянул на преуспевающего интеллигента, возвратившегося из успешной заграничной командировки. Уже тогда он умел подать себя.
      Великолепные армейские характеристики открыли дорогу в милицию. Солоник устроился сотрудником патрульно-постовой службы. Женился. Вскоре родилась дочь. На работе его ценили. И не случайно. Он не пил, не курил, постоянно держал себя в хорошей физической форме. Отличался дисциплинированностью, исполнительностью, настойчивостью.
      Крепкому, отчаянному парню ничего не стоило в одиночку, голыми руками, раскидать местную шпану. Оружия тогда патрулям и не выдавали. Даже "спецсредство" - резиновая дубинка появилась в Кургане лишь тогда, когда Солоник со службой в органах распрощался навсегда. А тогда ему бы радоваться жизни, делать карьеру, но... Все портила единственная слабость слабость в отношении прекрасного пола.
      Александр любил жену, но ничего не мог поделать с собой и гулял с другими женщинами. А законную и единственную это не устраивало. Начались скандалы. Совместная жизнь стала невыносимой мукой. Они разошлись. В личном деле появилась не очень хорошая страничка. В удачно складывающейся карьере получился сбой. Надо было поправлять ситуацию. Солоник женится второй раз, чтобы еще раз попробовать примерить на себя личину примерного семьянина. На какое-то время ему это удается. Начальство это оценивает, и его направляют на учебу в Высшую школу милиции в Горький (Нижний Новгород).
      Вот только выучиться на офицера ему так и не удалось. Не прошло и года, как его отчислили из "вышки". А вернувшись домой, он обиделся и вовсе ушел из органов. В те времена для этого мало было одного рапорта. Увольняли только в случае дискредитации звания милиционера. Здравомыслящие люди на гражданке и в органах воспринимали подобную запись в личном деле соответственно. Поэтому он без особого труда и рекомендаций устроился работать в автохозяйство горздравотдела.
      В 1984 году в Кургане проводилась компания по укреплению рядов советской милиции наиболее преданными и достойными кадрами. Райком комсомола дал Солонику путевку в органы. Он вновь облачился в милицейскую форму, на этот раз с погонами старшего сержанта. Служить попал в роту вневедомственной охраны на вакантную офицерскую должность. Судьба в который раз давала ему шанс. А он вновь им не воспользовался. Опять подвела старая слабость.
      Во время ночного дежурства поздно вечером подвозил домой знакомую продавщицу. Пока напарник рулил, а потом отлучился на некоторое время, Александр прямо на заднем сиденье патрульного "УАЗа" закрутил любовь. Чтобы товарищу было не так обидно, он и ему хотел устроить, так сказать, быстрый секс без отрыва от производства. Не получилось. Подружка заартачилась. Для групповухи она еще не созрела. Все закончилось скандалом. Начальству на Солоника была написана докладная записка. Его уволили за аморалку.
      На этот раз Александр выбрал себе самое "хлебное" место - устроился могильщиком на кладбище. Зарабатывал здесь неплохо. Вскоре купил "Жигули". Его жизнь, казалось, наконец-то складывается благополучно, хотя бы в материальном плане. И вдруг его арестовывают. Обвинение предъявляют в изнасиловании. Это здорово напоминает хорошо срежиссированную подставу. Потерпевшая пишет заявление через полтора года после инцидента. И весь материал обосновывается только на ее показаниях. Однако этого оказывается достаточным, чтобы суд вынес приговор - к восьми годам лишения свободы.
      Солоник с подобным исходом дела согласиться не мог, не в его это было характере. Поэтому он решается на отчаянный поступок, на побег из под стражи прямо из зала суда. После оглашения приговора он просит разрешения у председательствующего проститься с женой. Тот в просьбе не отказал, дав конвою соответствующее указание. Солоник покинул место подсудимого и направился к женщине. Тут следовало бы уточнить, что в здании суда зарешеченными были лишь окна первого этажа. Зал заседания, где был оглашен приговор, находилось на втором. Солоник незамедлил воспользоваться этой ситуацией. Оказавшись почти напротив окна, он внезапным приемом сбил с ног ближнего охранника, резким броском выбил раму и вместе с ней вылетел на улицу. Ловить его там было некому. А когда пришедший в себя конвой выскочил следом, беглец успел скрыться.
      Все меры, предпринятые к задержанию сбежавшего по горячим следам, ничего не принесли. Пустыми оказались и последующие поиски, засады в местах, где мог появиться Солоник. Беглец канул, словно в воду. Лишь через три месяца его следы проявились в Тюмени. Сигнал об этом был передан от милицейского осведомителя. Стало известно, что Солоник записался к врачу-косметолгу, чтобы избавиться от особых примет - намеревался удалить родинку над верхней губой и татуировку на руке в виде короны.
      Задерживали его прямо на приеме у врача. Оперативники подготовились с учетом предыдущих проколов. В группу захвата включили наиболее крепких ребят. Расчет построили на внезапности. И это сработало безукоризненно. Солоник опять оказался на скамье подсудимых, а потом отправился в места не столь отдаленные. Можно сказать, что с отдаленной периферии, из Сибири, он переехал ближе к центру. Отбывать наказание его отправили в пермскую зону.
      В колонии усиленного режима бывшему менту и насильнику приготовили "горячий" прием. Говорят, по рекомендации "воров" его хотели "опустить". Как известно, блатные не очень-то жалуют тех, кто их постоянно доставал на свободе, а потом и вовсе отправлял за колючую проволоку. На представителей статьи 117 У К здесь взгляд тоже своеобразный: "ты на свободе трахал кого хотел, а здесь тебя будут иметь все желающие".
      Разборки с новеньким долго ждать не пришлось. В один прекрасный день с десяток зэков окружили Солоника.
      - Был ментярой. Теперь "петухом" заделаешься... - хихикнул кто-то.
      Александр мгновенно подобрался в тугую пружину. К подобному исходу дела он был готов. В руке коренастого крепыша в скупом отсвете тусклой электрической лампы грозно появился металлический прут.
      - Замочу любого. Только троньте... - он постарался встать так, чтобы за спиной кроме стены никого не было.
      Нешуточная угроза на какой-то миг остановила готовившихся к нападению. Они в растерянности переглянулись. Но и отступать было нельзя. За неисполнение "воровского наказа" спрос будет еще строже, можно и вообще жизни лишиться.
      - Бей мента! - хриплая команда тут же погасла в массе тупых и мощных ударов, стонов, мата и других изысканных проклятий.
      Солоник выстоял в этом поединке за честь и жизнь. Лагерной медицине было над чем работать. Досталось, конечно, и Александру. В лазарете ему наложили около двадцати швов. Голова и тело напоминали почти настоящую отбивную. Зато больше его никто не смел тронуть. Он вырвал для себя такую привилегию.
      Как он вел себя в зоне? Вкалывал и тренировался до седьмого пота. В отличной спортивной форме держал себя постоянно, несмотря ни на что. Этим только вызывал раздраженность и озлобленность уголовного окружения. "Выслуживается легавый", - только и слышался вокруг злой шепот. Но открыто противоречить ему уже боялись. Оценив завоеванный авторитет, администрация назначила его бригадиром. К Солонику стали лучше относиться, доверять. Это было как нельзя кстати. Александр готовил побег. Однако информация об этом, видимо, дошла до кого следует. Его перевели в другую колонию.
      В начале 1990 года Солоник переехал еще дальше на запад, оказался в ИТК-8 Ульяновского областного УВД. В сопроводиловке в графе особые отметки было жирно выведено: "Особо опасен, склонен к побегу". Тем не менее администрация колонии и охранники в возможность побега верили меньше, чем в то, что братва когда-нибудь его все же прикончит. Перехватываемые "ксивы" и "малевки" доносили именно такую информацию. Ведь к позорным в среде уголовников прозвищам "глухарь" (бывший милиционер, отбывающий наказание) и "лохматый" (лицо, совершившее изнасилование) добавилось еще одно - "бык-рогомет" (хорошо работающий на производстве). Уже наличие у осужденного одной из этих кличек могло превратить отбытие наказания в сплошную муку и принести массу унижений. С Солоником подобные номера пока не проходили.
      И вот однажды на очередной перекличке при выходе из промзоны заключенный Солоник не отозвался. "Замочили", - прошелестело по рядам. "Неужели все-таки убили?" - озадачилось начальство. Начались поиски мертвого тела. Но нашли совершенно не то, что искали - сварочный аппарат, брошенный в канализационном колодце, и еще изодранный бушлат с номером, оставленный рядом как бы в качестве визитки. Но дело было не совсем так. Первоначально в узкий лаз, прорезанный с помощью сварочного аппарата в трубе с нечистотами, Александр пытался втиснуться в бушлате. Несколько попыток оказались безуспешными, лишь превратили верхнюю одежду в лохмотья. Тогда беглец остался только в легкой робе. В ней он и проделал этот путь, длинной почти в километр, через вонь, грязь, смрад и... Труба уходила под внешнее ограждение и дальше далеко за территорию ИТК, а значит, на волю. Ради этого стоило потерпеть и пострадать.
      Теперь уже во второй раз Солоник был объявлен в розыск. Но никаких вестей о нем не было. Исчез бесследно. Отдельные отголоски нет-нет да и доносились до правоохранительных органов. По одной из версий, оказавшись на свободе, Александр сразу отправился в Тюмень. Там надлежало свести счеты со старыми "друганами", с теми, кто заложил его уголовному розыску. В пользу этого говорит то, что не минуло и двух месяцев после его побега из зоны, как в сибирском городе на берегу Туры был убит местный авторитет Николай Причинин.
      Сам Солоник о своей причастности к смерти Причинина на допросах в "Матросской тишине" ответил так:
      "Я тогда отлеживался... Вдруг среди ночи вваливает Причина со своей братвой. Говорит, что они, мол, загуляли в ресторане, случилась драка, дошло до ножей. Ну и теперь им надо на скорости убраться из города. "Давай ключи от своей тачки", - и руку тянет. Я ему: "Остынь. Какую машину? Ты же на ногах не стоишь. Дружки тоже пьяные чуть не в стельку..." Тут его опричники на меня полезли. Пришлось ствол достать и одному - рукояткой, другому - тоже. Разбросал. Причине по лбу досталось..." йозможно, признание киллера было обычной бравадой. Не он один поступал подобным образом. Есть прием: напускать вокруг своего имени побольше мыльных пузырей, авось среди братвы авторитета прибавится, крутости. Только такой шарм меньше всего укладывался в характер Солоника. У него впереди чаще было дело. Он и себя держал постоянно в железных тисках воли. В каком бы положении не находился, даже нелегальном, каждый день для него начинался с десятикилометрового кросса и тренировок с тяжестями, отработки ударов и приемов, упражнений в стрельбе. Всегда старался найти возможность, чтобы посетить тир. По одной из версий, с Сергеем Меньшиковым, обеспечившим ему побег из "Матросской тишины", Александр как раз и познакомился именно в тире.
      О разборках Солоника в Тюмени есть и другая байка. Однажды он запросто завалил на сборище местной братвы и посоветовал, чтобы не было неприятностей, выплатить ему сто тысяч баксов в качестве отступных. Кто такой Македонский из Кургана тогда еще не все знали. Ему посоветовали побыстрее унести ноги, мол, хватает и своих крутых. Александр ноги унес. Но через несколько часов вернулся. На этот раз предъявил уже ультиматум: либо деньги, либо к утру два местных авторитета превратятся в сосульки. На дворе стоял разгар зимы. Ночь. Они в лесу в легкой одежонке подвешены на манер кедровых шишек. Где именно? Об этом знает только он. Если будут сами искать, то найдут не раньше, чем к утру, но уже не живых, а ледышки. Братва подергалась, проверила информацию и выложила баксы по полной программе.
      Однако больше всего Солоник развернулся, когда выбрался на столичный простор. Как оказалось, здесь на профессию, которую он избрал для себя, спрос был как никогда высоким. Пришлось выполнять заказы чуть не по всей стране. Говорят, например, что его почерк прослеживается в заказном убийстве "воров в законе" в Сочи. Тогда на "сходке" "законники" постановили наказать изменника из "пиковых". Выполнявший заказ киллер перестарался и прикончил еще двоих за компанию.
      Но это все версии и слухи, а их в деле Солоника так же много, как было у него врагов. Он сам признавался, что их больше, чем друзей. Потому образ жизни вел скрытый, замкнутый. Никто никогда не знал точно, где он находится. За четыре года нелегальной жизни на него столь многократно расставлялись сети. Трижды он уходил буквально из под самого носа милицейского спецназа. Один из таких случаев приключился в подмосковном Зеленограде. Информаторы донесли, что Солоник по такому-то адресу снимает квартиру и в данный момент находится дома. Туда нагрянули с обыском. Пусто. Взяли лишь арсенал киллера: автомат АКС-74У, винчестер, спортивную винтовку с оптическим прицелом, пистолеты "Глок", "ТТ", "Таурус" и противотанковый гранатомет. Сам он ушел через балкон. Перелез в квартиру рядом и из соседнего подъезда спокойно вышел на улицу.
      Из криминологического исследования ВНИИ МВД РФ:
      С наступлением 90-х москвичей стали старательно приучать к стрельбе на улицах как политики (вспомним штурм Белого дома и телецентра Останкино), так и криминальные лидеры. Бандитские разборки стали частым явлением. Серии таинственных заказных убийств обрывали многие жизни. Жертвами киллеров становились политические деятели и журналисты, мелкие коммерсанты и маститые банкиры, "воры в законе" и авторитеты. Шел беспрецедентный передел жирного столичного пирога между старыми и новыми течениями в криминальном мире.
      Эту свару дополняли дрязги между славянскими и кавказскими преступными группировками. Для Александра Солоника и подобных ему специалистов пришла самая что ни на есть золотая пора. Конкретно специалисты с Петровки, 38, убедительно доказали причастность Македонского из Кургана лишь к отдельным убийствам, например, "вора в законе" Глобуса. Они вычислили подетально как все происходило. Нашли человека, который продал Солонику карабин с оптическим прицелом. Выявили и задокументировали множество других улик. Во время отсидки в "Матросской тишине" неоднократно вывозили киллера на место преступления для проведения специальных следственных действий. Говорят, тогда оперативники и Солоник облачались в бронежилеты. Глобусовская братва тоже охотилась на убийцу. Была опасность нападения с целью устранения наемника.
      По одной из версий, между Глобусом и Сильвестром разгорелся спор из-за ночного клуба "Арлекино". Разрешился он, как сейчас известно, в пользу последнего, но это только при внешнем знакомстве с проблемой. Корни же ее таились гораздо глубже. В разразившейся славянско-кавказской криминальной войне Глобус принадлежал к стороне кавказцев. С его смертью мало что изменилось. Противостояние осталось. Возможно, именно из-за этого позже взлетел на воздух и сильвестровский "мерседес-600".
      Вокруг "Арлекино" переплелись интересы "курганских" бандитов, имеющих с "ореховцами" общие дела, и Глобуса, за которым стояла еще и "бауманская" группировка. Поэтому вторым ходом нападавших стало оттирание в тень авторитета "бауманцев" Бобона, правой руки Глобуса. "Курганские" на его место пророчили архангельских братьев Браунов. Планировалось, что с их приходом группировка сменит ориентировку. Братьев срочно вытащили в столицу. В доме на Мосфильмовской улице у них должна была состояться "стрелка" с одним из представителей будущих сторонников. После встречи, при выходе из лифта на первом этаже, их в упор расстреляли из автомата.
      Безопасность Браунов обеспечивали "курганские", в том числе непосредственно Солоник. Когда выходили из квартиры, он буквально на мгновение задержался. Братья уехали на лифте. Солоник, догоняя подопечных, спускался по лестнице пешком. В это время внизу раздалась стрельба. Случившееся покушение Александр отнес больше на свой счет - месть за Глобуса. Это подтолкнуло на более решительные действия. Его жизнь давно уже складывалась по принципу: победил тот, кто упредил.
      Бобона накрыли в тире на Волоколамском шоссе. Организующие поддержку "курганские" прибыли на место загодя. В бетонном заборе была проделана дыра, через которую стрелок должен был убрать авторитета. Но в последний момент Солоник все переиграл. Он заявил: "Через дыру будет стрелять боец, выполняющий отвлекающие действия". Так и получилось. Когда "форд" с "бауманскими" зарулил во двор, огонь был открыт с двух направлений: через дыру и с крыши металлического гаража за забором. С верхней точки из автомата прицельно бил Македонский. Бобон и его телохранитель были убиты на месте.
      Позже, на следствии в тюрьме, Солоник показал, что он и его люди задолго до убийства Бобона начали за ним слежку, вели его, вычисляли и отслеживали все маршруты. Выбирали место, где удобнее провести операцию по устранению. Одно время "бауманский" авторитет оказался под двойным наблюдением - оперативников и людей Солоника. Милиционеры этого не заметили. Зато они успели почти во время к тиру. Если бы не они, Македонский успел убрать единственного свидетеля, владельца гаража. Внезапное появление оперативников вынудило быстренько ретироваться. Он спрятал ствол в чехол из-под теннисной ракетки и скрылся.
      АГЕНТ СЕКРЕТНОЙ КОМАНДЫ
      Существует версия, что Александр Солоник не просто киллер-одиночка, а глубоко законспирированный агент секретной команды бывшего КГБ СССР. Именно этим якобы объясняется многое в его биографии, что, казалось, обычному смертному просто не по силам. Да, его путь неординарен и в простые рамки не вписывается. Только три побега из-под стражи говорят уже о многом. И, если как следует о них поразмышлять, появляется много вопросов, на которые и сейчас нет ответов.
      Предположим, что первый побег из зала суда - чистая случайность. Человек в состоянии аффекта и не на такое способен. Это подтвердит любой психолог. Солоник в тот момент испытывал сильное душевное волнение. Он считал себя невиновным. Этот тезис пытался доказать в судебном заседании. Не получилось. Тогда он в сердцах бросил, что с таким же успехом его можно судить за изнасилование судьи (председательствовала на процессе женщина). Ему на это было сказано, чтобы вел себя соответствующе. Он совсем сорвался и выкрикнул, что при первой же возможности, пусть для этого придется даже убежать из тюрьмы, он обязательно вернется и уж тогда в самой извращенной форме позабавится с председательницей. И будет это такая же игра в кошки-мышки, как сейчас в суде. Только роль кошки исполнит он.
      Со вторым побегом - сложнее. Откуда мог узнать простой зэк систему подземных коммуникаций: каким образом и куда они ведут и выведут ли к желанной свободе? Представим лишь на миг человека, который по сплошному дерьму полз около километра в узкой трубе. Весь ободрался в этом неудобном и не предназначенном для передвижения человека лазе, провонял. Говорят, собаки, пущенные по его следу, отказались из-за резкого запаха работать. А как это выдержал человек? Скорее всего, у него имелись для этого какие-то приспособления, например, противогаз или респиратор. Это предположение никто не опровергал и не проверял. Почему? Возможно, именно потому, чтобы дотошный опер или следователь не докопался до того, чего знать ему было не положено.
      Когда беглец наконец-то выбрался из канализационного коллектора, он выглядел далеко не лучшим образом. Как и куда в таком виде идти дальше? Значит, кто-то обязательно должен был его встретить, чтобы привести в нормальное состояние. Иначе его бы сразу задержали. Народ вокруг зоны ушлый. О странном прохожем тут же сообщили бы куда следует. Местные из бывших зэков это бы сделали непременно и с большим удовольствием только за то, что он "глухарь", что он не пришелся по душе "честным арестантам". А у них вокруг зоны всегда имеются отличные длинные уши. Выходит, их кто-то предусмотрительно подрезал или нейтрализовал каким-то другим способом.
      А вспомним еще драку в камере, когда "честные арестанты" хотели "опустить" "лохматого". Откуда в руке Солоника появился металлический прут? Это в режимной-то зоне, где за каждым глаз да глаз, где охранники обыскивают заключенных чаще, чем их кормят и поят.
      С третьим побегом, из "Матросской тишины", и вовсе туману непроницаемая завесь. Быть может, ее приподнимет книга о суперкиллере, которую в соавторстве пишут адвокат Солоника Валерий Карышев и Леонид Шаров, редактор газеты "Криминальная хроника". В ней, может быть, будет обобщен очень любопытный материал. Время покажет.
      Пока же вернемся к известным фактам. Мать охранника из "Матросской тишины" рассказала о сыне много загадочного, когда в 5 утра 5 июля в дверь позвонили и незнакомый голос произнес: "Извините, милиция. По поводу вашего сына, Сергея Меньшикова. Ночью он пропал с поста..." А потом около десяти дней в квартире в засаде сидели оперативники.
      Из протокола допроса Р.С. Меньшиковой: Последнее время Сергей часто называл себя монахом. Он не стремился к развлечениям, не пил... Много читал книг, в основном, фантастику, кошмары, боевики. Любил смотреть такие же фильмы... До денег не был жадным. Но ему их всегда не хватало. Перед получкой у кого-то занимал, у меня просил... С самого начала Сергей рос тихим, спокойным мальчиком. Никогда и ни с кем не дрался. Запугать его, наверное, можно было. Он в детстве всего боялся. В армии только окреп немного. Служил он в Вологде, во внутренних войсках... В тюрьму работать пошел, думаю, из-за нужды, из-за меня. Однажды сказала ему, что квартиру разменяю (Меньшиковы жили в двухкомнатной квартире типовой 16-ти этажки в Марьино). Не могу его содержать, тяжело. Он как раз почти полгода не работал. Его в милицию все звали, на патрульно-постовую службу. Приглашения присылали прямо домой. Сергей на них никак не реагировал. Ничего в тот день не сказал и мне, спустя два дня вдруг заявил: "Все, мама, успокойся, я подписал контракт на три года и буду работать в милиции". Вот только форму ему дали, как в армии. Спросила почему? Он тогда признался, что устроился в тюрьму. Там платят больше...
      Еще мать рассказала, что с началом его службы по контракту начались какие-то странные телефонные звонки: "Трубку беру - там молчание. Я але. А там мой голос слушает кто-то и молчит. Потом кладет трубку - короткие гудки". Такие же звонки были, когда в квартире находилась засада. Потом, примерно через неделю, прекратились.
      В одном из материалов "Криминальной хроники" Леонида Шарова приводятся воспоминания человека, секретного агента спецподразделения "С-7". Он пишет:
      "Я помянул Сашу Солоника. По-христиански.
      Когда сообщили о его смерти в Афинах. Но помянул на всякий случай, не будучи слишком уверенным в том, что найденный мертвец - Солоник. Я знал его. Но не как "Александра Македонского" и не как "Суперкиллера" - это, если так можно сказать, внешние его клички. В тренировочном зале, где нам присваивали квалификацию профессиональных убийц, за ядовитость характера его прозвали "Мухомором". И вправду: многие его хотели съесть, а кончали погостом... То, что Солоник имел отношение к бывшему КГБ, очевидно для всех, кто дал себе труд хотя бы немного поразмыслить над фантастической историей его побега из "Матросской тишины". Он не был оперативным агентом. Он был исполнителем - одним из лучших..." Из информации Интерпола:
      Личность убитого (задушенного из полиэтиленового пакета) по отпечаткам пальцев идентифицирована. При обыске по месту жительства, на вилле под Афинами, найден паспорт на имя гражданина СССР, грека, уроженца Тбилиси, и другие документы на фамилию Солоника. Он действительно сделал пластическую операцию нижней челюсти и носа.
      ЛИЧНЫЙ ПОКОЙ ПРЕЖДЕ ВСЕГО
      Закономерности преступной жизни таковы, что члены "воровских" кланов, маститые представители уголовного мира так или иначе оказываются за свои далеко не безобидные деяния на скамье подсудимых, а потом и в исправительных учреждениях. Более того, во времена не столь отдаленные большинство "воров" и их сподвижников находились в местах лишения свободы не одно десятилетие, проводя именно там, а не на свободе, большую часть своей жизни. И это даже дало повод отдельным журналистам именовать их "тюремными ворами". Хотя на - самом деле какой-либо разницы между "ворами", находящимися в исправительных учреждениях и на воле, нет. Там и здесь это коварные, жестокие преступники, руководствующиеся в своем поведении и поступках специфическими обычаями и традициями.
      Однако, стоит подчеркнуть, что любой "законник" стремится находиться на воле. При определенных условиях сегодня так и происходит. Достигается же подобное успешным выполнением одной из основных заповедей "воровских" формирований - осуществлением уголовно-правовой безопасности главарей и активных участников от правоохранительных органов. Делается это в основном с помощью коррумпированных связей с сотрудниками прокуратуры, суда, органов внутренних дел, исполнительной власти.
      Современные социально-экономические условия в России, разбалансированность государственного аппарата вполне закономерно создают ситуацию, когда коррумпированные, подкупленные юристы добиваются в разных инстанциях освобождения "воров в законе" от уголовной ответственности. Тут хороши все пути: от выхода на свободу под залог или подписку о невыезде, до подведения под уголовную ответственность иных фигур, из числа рядовых членов группировок.
      Например, можно вспомнить как в 1992-1993 годах в московских гостиницах неоднократно задерживались "воры в законе". Причина - у них изымалось огнестрельное оружие. Его находили среди личных вещей или просто в номере. Как и полагается, при каждом таком случае против владельца оружия возбуждалось уголовное дело. Вот тут-то и находился всегда человек, который "добровольно" заявлял в прокуратуру, что изъятое оружие принадлежит ему. И как тут устоять, если еще с Вышинского следствие твердо придерживается основополагающего тезиса о признании, как главном аргументе обвинения.
      Прием с "подставой" козла отпущения - не новость. Он использовался для освобождения "воровских" лидеров еще в 30-40-е годы. Тогда "воры" принуждали тех или иных лиц, в основном из числа молодежи, взять вину на себя, обещая в дальнейшем всяческую помощь. Еще на эту роль выбирались преступники из так называемых "грузовиков", осужденных к максимальному сроку лишения свободы. Им уже нечего было терять, да и вновь получаемое наказание, согласно нормам Уголовного кодекса, поглощалось старым, не превышая общий срок.
      Как отдельный способ ухода от уголовной ответственности следует отметить симуляцию психического или иного тяжелого заболевания, когда тот или иной лидер тоже освобождался от наказания, как невменяемый в момент совершения преступления, утратившего общественную опасность ввиду стойкости и неизлечимости хронического заболевания. Для доказательства подобных диагнозов, как правило, привлекались врачи, должностные лица медицинских учреждений. И они, как показывает криминальная практика, за подобные деяния к ответственности не привлекались.
      Реально сегодня лишь малую толику "воров в законе" можно привлечь за бандитизм. Большинство же из них осуждаются за преступления, которые являются составной частью их криминального образа жизни: за хранение и доставку наркотиков, хранение и ношение нарезного огнестрельного оружия, использование поддельных или подложных документов, фальшивых денег и т.п.
      В идеале каждый "вор в законе" желает обезопасить себя почти напрочь от различных "неожиданностей" с правоохранительными органами и властями. Для этого он предпринимает активные меры к установлению и отлаживанию коррумпированных связей с представителями исполнительной и законодательной власти. Его люди нанимают опытных адвокатов, врачей, журналистов. Он сам поддерживает приятельские и дружеские отношения с представителями культуры и искусства, с писателями и кинорежиссерами, с крупными коммерсантами, промышленниками, банкирами и т.п.
      На подобные дела особо опасные лидеры, принадлежащие к наиболее элитному слою, не жалеют ни денег, ни времени. И здесь как раз наблюдается противоречие. По "воровским" обычаям и традициям "воры" не могут писать жалобы и заявления, быть потерпевшими, свидетелями. Нарушая этот "воровской" обычай, преступный лидер подрывает свой авторитет перед "братвой", "честными арестантами" да и вообще в уголовном мире.
      Как показали события последних лет, отдельные "воры", чувствуя безысходность ситуации, создавшейся вокруг них, особенно после ареста, организуют от вышеназванного круга лиц жалобы в прокуратуру, другие правоохранительные органы. Иногда, отступая от привычных канонов, сами включаются в творческую деятельность по сочинению тех или иных оправдательных документов. Бывает используют и тот, и другой прием комбинированно.
      В 1995 году подобным образом поступили Шурка Захар и Паша Цирюль. Первый был освобожден изпод стражи, а второй, несмотря на затраченные значительные денежные средства, остался в следственном изоляторе.
      В 1993 году сотрудники РУОП при ГУВД г. Москвы взяли на квартире с поличным абхазского "вора" по кличке Хаджарат. Существует мнение, что именно его изобразил Фазиль Искандер в качестве героя своей повести "Воры в законе", по которой затем был поставлен одноименный художественный фильм со стрельбой, погонями и любовью. В реальной же жизни во время задержания у преступника изъяли ручной пулемет, три автомата "Калашникова", пистолеты, патроны и около восьми тысяч поддельных долларов. Но, как оказалось, оперативные работники напрасно радовались такой удаче, рассчитывая, что Хаджарат (Юрий Лакоба) ближайшие пять лет проведет за решеткой. Сам президент Абхазии Ардзинба ходатайствовал за национального героя. Неоднократно судимому, в том числе за убийство, Таганский народный суд г. Москвы вынес весьма "справедливый" приговор: год лишения свободы, который уже закончился к моменту его вынесения?!
      И не секрет, что оперативникам очень часто приходится смиряться с таким исходом дела. В наше время красивый, просто виртуозный маневр по уходу от ответственности - скорее закономерность, чем исключение из правил. Если "вор в законе", "положенец", "смотрящий" или другой популярный "воровской" лидер выходит на свободу до суда, в уголовном деле непременно возникают уголовно-процессуальные противоречия, которые можно разрешить либо привлечением к уголовной ответственности постороннего соучастника, либо само это дело подлежит прекращению.
      В феврале 1994 года в Москве, на квартире в состоянии наркотического опьянения был задержан дальневосточный "вор" по кличке Турбинка. При его личном обыске были обнаружены наркотики, идентичные тем, как подтвердила последующая криминалистическая экспертиза, которые употреблял задержанный. Через определенное время не без участия защитника и сообщников Турбинки свидетели неожиданно отказались давать показания. Уголовное дело, которое принималось к производству последовательно четырьмя следователями (двое из них затем уволились из органов внутренних дел, а два последних уголовное дело вести отказались), неоднократно продлялось, а затем, после освобождения "вора", было приостановлено и впоследствии прекращено.
      В феврале же 1995 года адвокатом "вора в законе" Паши Цирюля в одном из окружных судов Москвы был поставлен вопрос о его освобождении из-под стражи по состоянию здоровья. Диагноз, который был поставлен врачами одной из Московских больниц, якобы подходил для указанного уголовно-процессуального действия. Здесь было все: перелом позвоночника, острый остеохондроз и целый букет других болезней. Однако проведенная судебно-медицинская экспертиза полностью опровергла этот диагноз. По-существу, он был врачами сфальсифицирован.
      В июле 1996 года в Петербурге был арестован за тяжкое преступление знаменитый в преступном мире "вор в законе" по кличке Хасан. Как и следовало ожидать, через двадцать дней его выпустили на свободу.
      Сегодня - на наших глазах разыгрывается и множество иных комбинаций с обязательным итогом: "вор в законе" неизменно остается либо оправданным, либо преступление, в котором он изобличается, становится недоказуемо. Не случайно, что за первое полугодие 1997 года из этой категории "элитных" преступников к уголовной ответственности было привлечено только три человека.
      Как психически неполноценного неоднократно освобождали из зала суда матерого "вора в законе" по кличке Савоська, ссылаясь лишь на результаты первоначальной судебно-психиатрической экспертизы.
      В Удмуртии за хранение огнестрельного нарезного оружия был задержан особо опасный лидер по кличке Касим, а затем освобожден под залог по вполне гуманному поводу проведения медицинской операции в условиях свободы. "Вор в законе" свободой распорядился по своему и до сих пор находится в бегах.
      Популярный в уголовном мире России и странах СНГ "вор в законе" Япончик (Вячеслав Иваньков) освобождался из Тулунской тюрьмы с участием целого ряда депутатов Верховного Совета бывшего СССР, а потом и России. Не остались в стороне и фигуры местного, регионального уровня. Можно сказать об участии в его деле известных правозащитников, деятелей культуры, сотрудников правоохранительных органов и МИДа. Широкий круг защитников был организован его сообщниками, оставшимися на свободе. Здесь стоит отметить известного мецената от спорта Отари Витальевича Квантришвили.
      Для выполнения поставленной цели - освобождения из тюрьмы - доверенные лица "вора в законе" осуществили целый комплекс мероприятий с использованием необходимых связей. В 1990 году народным депутатом СССР С. Федоровым направлялись два депутатских запроса Председателю Верховного Совета России. Один был следующего содержания: "... Учитывая, что Иваньков В.К. глубоко осознал противоправность содеянного и пребывание в изоляции от общества свыше 7-8 лет не отвечает интересам перевоспитания личности, а также принимая во внимание возраст и состояние осужденного, прошу рассмотреть вопрос..."
      Свой поступок автор послания в одной из телепередач программы "Совершенно секретно" объяснил тем, что Иваньков якобы является своего рода российским Робин Гудом. Он, если и грабил, то только тех, кто сам погряз в воровстве.
      За досрочное освобождение Япончика также ходатайствовал известный правозащитник С. Ковалев. Проявил определенное усердие и народный депутат Иркутского областного Совета С. Нечаев.
      В результате 14 декабря 1990 года материалы о пересмотре уголовного дела В. Иванькова за N8-3/676 были направлены в Верховный Суд РСФСР. 21 января 1991 года заместитель председателя Верховного Суда РСФСР В. Меркушев внес протест в Президиум Московского городского суда о пересмотре спустя почти девять лет уголовного дела Иванькова в порядке надзора. 30 января 1991 года протест удовлетворен не был. 18 февраля 1991 года тот же заместитель председателя Верховного Суда России вносит протест в порядке надзора вторично, но уже в судебную коллегию по уголовным делам Верховного Суда РСФСР, которая 25 февраля 1991 года срок наказания сократила до 10 лет.
      5 ноября 1991 года один из первых организаторов российского рэкета оказывается на свободе. В отношении его лишь устанавливается административный надзор, система определенных социальных ограничений. Исполнение надзора поручается 117 отделению милиции Москвы. Однако Иваньков по выходу из тюрьмы на место жительства не прибыл. Он прописался в поселке Веселый Ростовской области. Здесь он встал под "крышу" ростовских "воров в законе" Белого и Эдика Красноводского. С их помощью через госчиновников, деятелей культуры и кинематографии в марте 1992 года он сумел под видом сотрудника киностудии "12-а" ("Мосфильм"), которой руководил Ролан Быков, выехать в ФРГ, а затем в США.
      Как уже говорилось, "воры" активно используют финансовые средства для подготовки телохранителей и боевиков, найма киллеров. Например, особо опасный лидер по кличке Мирон в 1993-1994 годах, вызвав киллеров одного региона России, платил им суточные от 100 до 200 долларов в зависимости от криминальной эффективности мероприятий по обеспечению его безопасности и борьбы с лидерами противоборствующих группировок и других конкурентов.
      Стоит сказать и о том, что современные общественно-политические и экономические условия России благоприятствуют методам безопасности, ранее никогда "ворами в законе" не применявшимися. Прежде всего это происходит за счет легальной деятельности криминально-коммерческих структур, облегчающих контакты с представителями органов власти и управления, создающих возможности для устойчивых коррумпированных связей в государственном аппарате и правоохранительных органах. Коммерческие предприятия, "стоящие" под особо опасными лидерами, нередко предлагают различные услуги администрациям следственных изоляторов, исправительных учреждений, других подразделений органов внутренних дел и правоохранительной системы.
      В 1992-1995 годах отдельные коммерсанты закупали для осужденных и заключенных предметы ширпотреба, продукты. Используя эти милосердные, на первый взгляд, предлоги, они обращались к руководству учреждений с просьбами о послаблениях режима, свиданиях с лицами, находящимися под стражей. После таких мероприятий некоторые свидетели изменяли показания, сами же обвиняемые выбирали другую линию поведения на следствии. В конечном итоге уголовное дело разваливалось и затем прекращалось, преступники оставались безнаказанными.
      По мнению практических работников органов внутренних дел, аналогичные мероприятия и действия теперь сложились в систему и осуществляются по мере необходимости. Члены группировок, как правило, ранее не судимые, легализуя "общаковые" средства, создают по поручению "воров" сыскные, охранные бюро, которые, прикрывая преступную деятельность, официально оказывают помощь гражданам, например, в розыске автомашин, охране, погашении долгов, а также в борьбе с так называемыми беспредельщиками, хулиганами и другими преступниками. На самом же деле другая часть формирования осуществляет те же угоны автомашин, шантажирует бизнесменов, совершает другие преступления. А так называемые детективы за хорошее вознаграждение "возмещают ущерб", "улаживают конфликты".
      В большинстве случаев сыскное бюро старается разрешить дело так, чтобы виновные не были привлечены к уголовной ответственности, объясняя это, как правило, довольно прозаически, что посадить человека за решетку не главное, основное - решить проблему, возместить ущерб, разрешить конфликт и т.п. Тем самым из-под удара выводятся сообщники сотрудников "воровских" сыскных бюро.
      Вместе с тем бывают случаи, когда частные сыщики иногда занимаются преступлениями, действительно совершенными, а не инсценированными, и затем "сдают" преступников органам. Это происходит, когда к ним в руки попадает член конкурирующей группировки либо преступник одиночка. Тут уж они правонарушителей не жалеют.
      Преподнося такие бюро щитом простых граждан, расписывая их в газетах и показывая по телевидению, представители "воровских" кланов завоевывают авторитет среди населения.
      Рассмотренный вид криминального промысла легализует не только финансовые ("общаковые") средства, но и огнестрельное оружие, на хранение и ношение которого "детективы" получают официальные разрешения в соответствующих государственных органах. Легально же приобретаются различные специальные технические средства, например, аппаратура прослушивания и тому подобное. Как показывает практика подразделений по борьбе с организованной преступностью, "детективные" бюро являются как бы гласными филиалами преступных структур, под прикрытием которых осуществляется, контрразведовательная деятельность против правоохранительных органов, конкурентов. Они также могут осуществлять и другие функции безопасности. Ведь одновременно это еще и вооруженный отряд, готовый выполнить любое распоряжение "вора", в том числе расправу с неугодными лицами.
      Перечисленные функции и особенности преступной деятельности "воров в законе" указывают на то, что их кланы вполне могут контролировать и даже подменять целый ряд государственных органов, поэтому их вполне обоснованно можно назвать мафиозными структурами. Влияние же таких структур на общественную жизнь становится все более очевидным.
      Основными причинами разрастания "воровского" движения, как части организованной преступности в России, по нашему мнению, являются: сращивание "воров в законе" и их сообщников с законодательной, исполнительной и судебной властью, представителями бизнеса, средств массовой информации и культуры; неспособность государства защитить от преступных посягательств граждан и общество в целом; культивирование идей рынка и частной собственности без надлежащего правового обеспечения, неоправданное затягивание принятия основополагающих законов, обеспечивающих нормальный переход к рынку, в том числе в сфере борьбы с организованной преступностью и коррупцией; лоббирование ответственными должностными лицами интересов отдельных групп в корыстных целях; обнищание и правовой нигилизм большинства населения страны.
      ЗОЛОТОЙ МАНСУР
      Усиленная дверь выглядела неприступной. За ней хозяин жилья чувствовал себя в полной безопасности. Потому открывать ее не собирался. Мой дом - моя крепость. И плевать он хотел на то, что на лестничной площадке не бандюки какие-то, а самые настоящие блюстители порядка, и не простые, а цвет столичного ГУВД - специальный отряд быстрого реагирования (СОБР).
      - Откройте, милиция! - в который уже раз повторил старший группы захвата. - Мы знаем, что вы дома. Не вынуждайте ломать дверь. У меня ордер на арест...
      - Да, видел я вас всех... - донеслось наконец-то из квартиры. - Хрен меня возьмете. Здесь два заложника. Вы дверь кончаете, а я их...
      Это драматическое событие развернулось в апреле 1995 года в центре Москвы, на Петровке, 19. Специальная группа СОБРа проводила оперативное мероприятие по задержанию особо опасного преступника, подозреваемого в ряде убийств, Сергея Мамсурова, больше известного под кличкой Мансур, "крестного отца" обширного криминалитета центральной части Москвы.
      Так его брали в последний раз. А впервые он засветился милиции из-за финансовой махинации, связанной с куплей и продажей компьютерной техники. Было это почти на заре перестройки. Тогда в оперативных разработках уголовного розыска он скорее проходил как "сын благополучных родителей", а не как "преступный авторитет".
      СЫН БЛАГОПОЛУЧНЫХ РОДИТЕЛЕЙ
      Первые стихи он написал в школе, посвятив их длинноногой однокласснице. По ней сходили с ума все парни. Сергей не был исключением. В то время он редко чем выделялся среди сверстников. Хотя нельзя сказать, что он был обычной серой личностью. Сергей обладал живым умом, любил читать книги, отдавая предпочтение стихам и философским трактатам, вместо популярной поп-музыки чаще слушал классику. Чтобы не быть тряпкой, занимался единоборствами. Это способствовало воспитанию характера, силы воли. Так считал отец, капитан первого ранга, преподаватель военной академии. Сергей ходил в секцию модной борьбы дзю-до. Даже добился определенных успехов, говорят, выполнил норму мастера спорта.
      После школы поступил в университет на престижный экономический факультет. Возможно, помогла ему в этом выборе мама. Она работала там же преподавателем. Сергей стал студентом. И надо сказать, учился неплохо. Способности и задатки для того были. Вот только не всегда они использовались во благо. Например, с математической точностью он рассчитал несколько комбинаций для преферанса. Они хорошо выручали, когда в студенческой компании засиживались за картами чуть не ночь напролет. Выигрыши случались не весть какими, велика ли стипендия, но это были живые, карманные деньги. А когда их больше, чем у тех, среди кого вращаешься, они дают определенную власть над чужими слабостями и пороками. Ими при желании и некотором умении можно было удобно манипулировать уже в своих интересах.
      Многое в жизни Сергея изменилось, когда среди его знакомых появился некто Леньчик Завадский, профессиональный игрок в карты. По одной из версий, среди студенческой молодежи "катала" подбирал себе "живца". Выискивал парня посмышленее, "обувал" его. Прием был испытанный, но в исполнении мастера срабатывал абсолютно безотказно и без ощущений какого-либо подвоха, - дать "живцу" выиграть, разжечь его азарт и алчность, а потом в один миг вернуть все и еще сделать проигравшегося партнера вечным должником. Потом Леньчик выводил "должника" под своим неусыпным контролем на рыбешку покрупнее. Она "клевала на живца" и... оставалась без чешуи, без хвоста и без головы. В таком виде только прямехонько на сковороду.
      По другой версии, оба как равноправные партнеры встретились в узком кругу под крышей Краснопресненских бань. Сергей и несколько спортсменов оказались здесь после тренировки в спортзале. Обжигающим парком сняли с тела физическую усталость. Потом для полноты ощущений решили пощекотать нервы острой, азартной игрой. Компания для этого подобралась как нельзя лучше: уже известный Ленчик; Олег Коротаев, бывший боксер с международным именем, а теперь друг и телохранитель Завадского; Федор Ишин, "вор в законе" по кличке Федя Бешеный; еще одна занимательная фигура - Амиран Квантришвили, тоже профессиональный игрок, и Сергей Мамсуров, студент.
      Можно сказать, с этой встречи образ сына благополучных родителей начинает терять свою изначальную благопристойность. Ведь не случайно говорят: с кем поведешся от того и наберешся. Сергей набрался и стал отличным картежным каталой. Университет с экономическим образованием остался в прошлом. Но знания, полученные в студенчестве, неожиданно пригодились почти по прямому предназначению с началом перестройки.
      К 1990 году тридцатилетний Сергей Мамсуров был уже директором частной фирмы "Осмос". О том, как он сколотил себе очень приличное состояние чуть не самого богатого в то время человека в Москве, тоже существует несколько версий. Вспомним две основные, которые, скорее всего, обе имели место.
      "Осмос" занимался поставками компьютерной техники. Из-за рубежа ввозили бывшие в употреблении или морально устаревшие компьютеры. Там они стоили копейки, а на нашем пустом рынке их толкали с баснословной прибылью. Она еще больше увеличивалась, если по документам все проводилось не готовыми изделиями, а комплектующими деталями. Клиентами были как отдельные физические лица, так и юридические - нараждающиеся ТОО, АО и т.д. Компьютеры продавались и государственным предприятиям. Была, например, проведена акция по их скупке у населения, у тех, кто часто бывал в загранке, и перепродаже в учреждения госсектора по завышенной цене.
      Как раз после одной из таких махинаций, видимо, обмывая щедрые чаевые хозяина, водитель Мамсурова - некто Бражников по кличке Банан в ресторане гостиницы "Украина" открыл стрельбу из автомата. Его задержали. Началось разбирательство. Из-за этой авантюрной истории, получившей огласку, засветился милиции и директор. Его предприятие и сотрудники подверглись тщательной просветке со стороны оперативников уголовного розыска и специалистов по борьбе с экономической преступностью.
      Из документов МВД: В результате проверки фирмы "Осмос" выявлены не только серьезные финансовые нарушения, но и махинации с огромными суммами денег теневиков, в том числе грузинских "воров в законе". Установлено, что Мамсуров находится в разработке КГБ. Комитетом отрабатывается его причастность к попытке контрабандного вывоза из СССР через таможенный пост Шереметьево-2 большой партии ювелирных изделий с драгоценными камнями в оправе из желтого и белого металла...
      Из воспоминаний Майсура, опубликованных в газете "Опасная ставка": ...Фирму "Осмос" мы создали еще во времена кооперативов. Занимались продажей компьютеров. Нас обвинили в том, что мы взяли в банке кредит и якобы его похитили. Схема же была проста: нам не дали его вернуть. Я год с лишним просидел в следственном изоляторе, но в конце концов был оправдан. И получилось так, что государство нанесло фирме очень немаленький ущерб. Его надо было, по идее, возместить - раз оправдали. Но никто этого делать не собирался. Но я и не горевал из-за этого. Во времена "Осмоса" я, наверное, был самым богатым человеком в Москве.
      Стоит подчеркнуть, что это было только начало 90-х, а почти безпроигрышное дело развалилось. Оно даже не дошло до суда. По какой-то причине следователь, в производстве которого находились все документы по Мамсурову, вдруг ушел в неплановый отпуск. Потом его внезапно отозвали. Дело передали другому и через какое-то время приостановили. Такая чехарда продолжалась до тех пор, пока директор "Осмоса" не оказался на свободе. Как и почему это случилось, так и остается загадкой.
      АВТОРИТЕТ
      "Мы знаем нашу силу, - сделал однажды признание Мамсуров. - Один я могу организовать 200300 "бойцов". И навести порядок. Однако доводить дело до греха не стоит..." Этим своим высказыванием Мансур как бы подчеркивал, что принадлежал к крылу преступности старой формации, которая придерживалась ориентации на традиции, культивируемые "ворами в законе". А их тактика поведения отличается от бандитской. Если последним как никому другому подходит - против лома нет приема, окоромя другого лома, а недостаток преступного опыта, ума или хитрости "отмороженные" в своих действиях компенсируют тупой силой и реками крови по поводу и без него. То "законники" берут подкупом и другими приемами, выверенными на беспроигрышность неоднократно.
      Мансур работал как "законник", тоньше и интеллектуальнее, хотя к ним никогда не принадлежал. На арестантских нарах он сидел и неоднократно. Уточним только, что это было содержание под стражей в следственных изоляторах. Осужден Мамсуров так и не был и в зоне наказание не отбывал. Но не по этой причине он не "короновался". Говорят, такая возможность ему представлялась и не раз. Не воспользовался. Предпочитал остаться в тени. О себе говорил не иначе, как о "крестном отце", мол, это моя социальная функция. "Она мне подходит, и я ей, судя по всему, - тоже".
      Но все это внешняя атрибутика, показуха. Таким Мансур хотел выглядеть в глазах окружающих. На самом же деле его спокойно можно сравнить с волком в овечьей шкуре. Осуществляя разводки конфликтующих группировок, он действовал крайне жестко. То же самое можно сказать в отношении конкурентов и должников. Ни тех, ни других он особо не жаловал.
      Из документов МВД: Как, установило следствие, Мансур и его центральная группа в составе 14-ти человек обложили "налогом" вещевой рынок, на территории спорткомплекса ЦСКА. Ежедневный преступный доход составлял более 5 миллионов рублей. Действовали рэкетиры под прикрытием охранной фирмы "Секьюрити Форд". При задержании вымогателей и обыске в офисе фирмы изъято 2 автомата, 5 пистолетов, несколько помповых ружей, бронежилеты, около 25 кг аммонала (взрывчатое вещество) и гранатомет.
      В марте 1992 года Сергей Мамсуров был арестован во второй раз. Операцию по его задержанию проводил отдел по борьбе с бандитизмом МУРа. Брали с поличным в момент передачи денег. Весь процесс был задокументирован. Имелось заявление от директора ТОО "Пирс". При таких уликах обвинение, можно сказать, разыгрывало беспроигрышную, козырную комбинацию. И что в результате?
      Просидев в следственном изоляторе чуть больше двух месяцев, Сергей Мамсуров вышел на свободу. Это ему обошлось в один миллион рублей залога. Интересная деталь: при задержании у "крестного отца" было обнаружено более трех миллионов рублей, 400 долларов и на сумму около десяти миллионов рублей изделий из золота: часы, перстни (ими был унизан чуть не каждый палец), цепи и другие украшения. Как признался сам арестованный, к благородному металлу он испытывает весьма сильное и постоянное чувство.
      Но была у Сергея и еще одна сильная привязанность, которая все больше утверждала над ним свою власть. Он пристрастился к наркотикам. Как в любом деле и здесь взял круто. Употреблял сильнодействующие вещества. Предпочитал героин или кокаин. И если блеск благородного металла пробуждал в нем азарт умного и изощренного игрока и мошенника, то под воздействием дурмана он деградировал до равнодушного, способного на все, на любую жестокость и насилие преступника. Случалось, что он совершал просто необдуманные шаги, вроде того, произошедшего на Ленинском проспекте, у бара "Какаду".
      - Ширка (наркотик) есть? - по стеклу "Жигулей" постучал покачивающийся человек.
      - Что? - не понял водитель.
      - Снежок (кокаин) есть?
      - Снежка ему не хватает... - водитель, а это был администратор бара, кивнул своим пассажирам, охранникам из "Какаду". Они вышли из машины и обступили незнакомца.
      - Во нализался, - сказал один.
      - Надо помочь протрезветь, - добавил другой.
      - Того сугроба ему должно хватить, - кивнул администратор.
      Ближний крепыш схватил покачивающегося мужика за грудки, но тут же ощутил как в живот уперся ствол.
      - Остынь, замочу! - В руке незнакомца, а им был Мансур, воронено блеснул совсем не игрушечный револьвер.
      - Ты, мужик, чо? Ошалел?
      - Где мужика увидел? - Мансур повел стволом вверх. - Знаешь кто я?
      - Извини, без очков не рассмотрел, - охранник уже пришел в себя и, применив прием, отбил руку с оружием в сторону. Грохнул выстрел. Пуля попала администратору в левое бедро. Дико взвыв, тот завалился рядом с "Жигулями". Крепыш окончательно выкрутил стрелявшему руку и отобрал револьвер.
      - Я Мансур! - взревел "крестный отец".
      Но его уже мало кто слушал. На выстрел из бара выбежало еще несколько охранников. Стрелка скрутили, надели наручники. Со всех сторон на него сыпались тычки и удары. Кто-то вызвал "скорую" и милицию. На удивление они прибыли очень оперативно. Раненого увезли в ближайшую больницу. Стрелка через несколько минут доставили в ОВД муниципального округа "Донской", где и была установлена его личность.
      Казалось, на этот раз Мансур надолго останется на арестантских нарах. Ему инкриминировалось незаконное ношение оружия и его применение. Только за это можно схлопотать немалый срок. Более того, кроме стрельбы у "Какаду" ему предъявили обвинение в убийстве Леонида Завадского и его женщины.
      ПОСЛЕДНИЙ РЫВОК
      Из информации МВД: Завадский Леонид, 1947 года рождения, уроженец Бреста. Постоянно проживает в Москве. Судим. Отбывал наказание за незаконное хранение и ношение огнестрельного оружия (14 лет). В преступной среде имеет авторитет. Близко знаком с "вором в законе" Япончиком. Специализируется на незаконных операциях с валютой и антиквариатом. Профессиональный игрок в карты, другие азартные игры. Места постоянного появления "Савой", "Черриклуб", "Метелица", "Габриэлла".
      Мамсурова и Завадского связывало многое. Не один "вертушок" (афера в картах) вместе провернули. С началом перестройки занимались коммерцией. Потом Сергей ушел в охранку, возглавил "Секыорити-Форт". Со старым компаньоном связь не терял, активно помогая в выбивании не только карточных долгов. Преуспели от такого сотрудничества оба. Мамсуров превратился в грозного Мансура. Завадский так и остался Ленчиком. Но звучало это уже более уважительно. Не бросая карт, он внедрился в большой бизнес. Говорили, что участвовал в сбыте на запад алмазов и нефти. У него была широкая сеть клиентуры в Сибири и на Урале, в Прибалтике и на Украине.
      В кругу своего уровня Завадский значился очень богатым и достаточно могущественным человеком. С выходом его в алмазно-нефтяной бизнес, по некоторым данным, через него проходили просто колоссальные суммы как в рублях, так и в валюте. По мнению специалистов с Петровки, 38, немерянные деньги и стали причиной гибели Завадского, а еще - конкуренция. Он вторгся на чужую территорию. Стал претендовать на жирный кусок соседа. Но даже у дворовой собаки нельзя за просто так отобрать кость. Она покажет зубы. А может и сразу крепко цапнуть. У Завадского противник был намного серьезнее.
      Близкие к его окружению люди считают, что первым предупреждением для Ленчика явилось убийство Амирана Квантришвили и Федора Ишина. Оба были с ним постоянно на связи, составляли одну команду. Однако это был не единственный удар врага. В НьюЙорке застрелили Олега Коротаева, телохранителя Ленчика. Друзья перевезли тело бывшего боксера через океан и похоронили на Ваганьковском кладбище.
      После понесенных потерь команду Завадского возглавил "вор в законе" Сибиряк. Но был задержан милицией и вскоре отправился в места не столь отдаленные. И цепочка случайностей или закономерностей продолжалась даже после смерти Ленчика. Два его компаньона были убиты в Венгрии.
      По всему выходило, что у объявившегося врага оказались достаточно длинные и крепкие руки. Они доставали повсюду тех, кто еще так или иначе имел отношение к богатому наследству.
      Из откровений Мансура (газета "Опасная ставка"): ...Завадский за несколько часов до гибели со своей приятельницей был у меня дома. По-моему, я не произвожу впечатление идиота, который в таких обстоятельствах пойдет на дешевое убийство. И тем людям, которые меня спросят, достаточно будет одного моего слова: не убивал. Да они и спрашивать не будут. Ведь я-из стариков. А старикам не нужна кровь. Меня подставили. Кто? Я их называю "отмороженными"...
      Из документов МВД: Установлено, что Мансур у себя на квартире вел переговоры с бывшим компаньоном по поводу крупной суммы денег. Несговорчивого собеседника подручные "воровского положенца" приковали наручниками к трубе отопительной системы. В таком положении его несколько дней пытали и жестоко избивали. 6 марта 1995 года коммерсанту удалось сбежать. Он показал, что таким образом побывали в заложниках еще два бизнесмена. Не добившись от них денег, Мансур приказал их убить. Трупы были расчленены и частями вывезены на городскую свалку, где бесследно скормлены бродячим собакам, обитающим там в большом количестве. Отсеченные кисти рук жертв Мансур самолично сжег в домашнем камине.
      Выходит, блефовал "крестный отец", когда в своем интервью газете "Опасная ставка" утверждал, что кровь ему не нужна? Возможно, на почве усиленного потребления наркотиков он стал терять человеческий образ. Последнее время Мансур часто и много пил. Говорят, мог, не вставая из-за стола, опорожнить до двух бутылок "Смирновской", а потом садился за руль и отправлялся за зельем. К чему это приводило, можно судить по известному случаю у бара "Какаду".
      Мансур был обречен и прекрасно понимал это. Отчасти поэтому незадолго до своей кончины предпринял несколько попыток исповедоваться при посредстве журналистов. Зачем это было ему нужно? Для поддержания былого имиджа или для очистки совести? Эти и многие другие вопросы так и остались без ответов. Их он унес с собой.
      Сегодня в одном можно быть уверенным на все сто процентов - даже последние шаги Мансура были строго выверены и подчинены главной идее, которой он, словно идолу, поклонялся и был предан в лучшие годы жизни - пропаганде "воровских традиций". Для этого ему, когда он сильно наследил, понадобился чистый образ "крестного отца". В газетных интервью он и получился гордым и независимым, добрым и справедливым. Борец за святую идею да и только.
      На самом же деле Сергей и его подруга Татьяна последнее время крепко сидели на игле. У Мансура стало плохо с психикой. Его преследовали кошмары и видения. Он подозревал всех в предательстве, перестал кому-либо доверять. Ход исполнения порученного задания контролировал до такой степени дотошно, что мог позвонить среди ночи. Не исключено, что под воздействием дурмана им было совершено немало глупостей. А их "воровскому положенцу" делать нельзя. Тут любая ошибка может стоить жизни.
      Последнее освобождение из под стражи обошлось Мансуру значительно дороже предыдущего. Только в качестве залога пришлось выложить 20 миллионов рублей. Конкретных улик против него не было. Ну а то, что ходил со стволом, так кто в наше время не ходит. И не его это был револьвер, а случайно найденный. Оружие он собирался сдать в милицию. Как и всегда, все обличительные обстоятельства под пристальным вниманием следствия и суда меняли свое первоначальное значение. А когда обвинительный мотив смягчался до необходимого уровня, следовало привычное - "уважаемого человека нельзя держать под стражей".
      Из стенограммы телефонного разговора "воров в законе" Шакро Старого и Япончика:
      - Ты по Мансуру "маляву "писал?
      - Я.
      - "Мокрушник" это, а не "положенец"...
      - Кто знал...
      - Всех подставляешь. Ошибся, исправляй!
      Группа захвата специального отряда быстрого реагирования у дверей мансуровской квартиры оказалась буквально сразу же после того, как вырвавшийся из его цепких лап коммерсант прибежал в милицию, благо было недалеко, и написал заявление. Опять, в который раз, у оперативников уголовного розыска была на руках козырная карта. Казалось, теперь преступнику не уйти.
      Брошеный из-за двери вызов об уничтожении заложниц послужил сигналом к штурму. После нескольких мощных ударов кувалдами вход в квартиру был открыт. Мансур встретил собровцев огнем. Он стрелял из помпового, охотничьего ружья и пистолета. В перестрелке были ранены один из нападавших и заложница. Она позже скончалась в больнице. "Крестный отец" получил несколько огнестрельных ранений. Одно из них - в висок. Разметав в стороны руки, унизанные дорогими перстнями, он лежал на полу в луже собственной крови. Так на тридцать шестом году жизни завершилась судьба Сергея Мамсурова, "воровского положенца" центра Москвы, золотого Мансура.
      ПОСЛЕСЛОВИЕ, ИЛИ НЕКОТОРЫЕ ИТОГИ БОРЬБЫ
      "Воровской" джин, выпущенный в 70-х годах, в 80-х обрел реальные черты, а в 90-х он уже стал темным, теневым властелином в России и странах СНГ. Эволюционируй вместе с обществом, современные "воры в законе" объединили в себе, казалось, несовместимое - социальные черты уголовных лидеров и деловую хватку нового класса бизнесменов. Это позволило им активно влиять и вмешиваться во все стороны жизни общества, оказывая прямое или опосредованное влияние на отдельные группы людей и население в целом. И это воздействие тем сильнее и ощутимее, чем целенаправленнее и более широко ведется пропаганда обычаев и традиций преступной среды и, в частности, так называемых "воровских" законов.
      "Воровское движение" представляет собой определенный феномен. Это довольно необычное социально-криминальное явление. Оно заключается в легальном распространении негативных обычаев, норм и образа жизни при одновременном полном запрете на них со стороны государства. По всем канонам общественного развития, казалось бы, это недопустимо, ибо противоречит общечеловеческой морали. Вместе с тем все это сегодня распространяется и культивируется самым широким образом. Здесь даже можно провести аналогию с тем, как в свое время так же агрессивно обществу навязывали социалистическую и коммунистическую идеологию.
      Что же представляет собой идеология "воровская"? По мнению одного из авторов, это упорядоченная система негативных взглядов, криминальных ценностей и ориентации, содержащих критику политики государства и культивирующих преступные обычаи и традиции. По свидетельству опытных оперативных работников из МВД, убедительно преподнесенные положения этой идеологии, оказывают довольно сильное социально-психологическое воздействие как на отдельную личность, так и на целые группы и слои населения. Пропаганда нужных постулатов при этом осуществляется исподволь, незаметно, например, через художественные произведения. Или более активно, при соответствующих общественных условиях, через средства массовой информации и так называемую массовую культуру.
      Еще В. Шаламов - узник совести, проведший более 30 лет в застенках Гулага, отмечал: "... Художественная литература окружила мир воров романтическим ореолом, соблазнившись дешевой мишурой. Художники не сумели разглядеть подлинного отвратительного лица этого мира. Это - педагогический грех, ошибка, за которую так дорого платит наша юность..."
      В 1994 году некий Г. Петрачков опубликовал, по его словам, остросюжетную повесть "Сюрпризы для "авторитетов". В ней описывается судьба бывшего сотрудника спецподразделения КГБ, вставшего на путь наемного убийцы. В начале книги усиленно романтизируется образ киллера, расписываются его поступки, мужество, которое направлено на совершение самых тяжких преступлений - умышленных убийств. Затем рассказывается о "ворах в законе", уголовниках, жестко соблюдающих преступные обычаи и традиции и, конечно, следящих за поведением своих сообщников, а при нарушении ими тех или иных правил и традиций, учиняющих над ними расправу.
      Одновременно автор повествует о роскоши, в которой живут "воры", но при этом умалчивает, как и какой ценой она достигалась. Он умышленно упускает, что такая жизнь противоречит традициям "воровских" кланов. Кроме того, автором дается неадекватная оценка жестокости, с какой "законники" расправляются с лицами, идущими против них. Такая книга может восприниматься читателем и как рекламный проспект. Безусловно, специальная подмена ценностей играет отрицательную роль.
      Петрачков действующих лиц уголовного мира разделяет на три категории: преступников-одиночек - киллеров (по его оценке - самую лучшую категорию); "воров в законе" (он ставит их где-то рядом с киллерами, но все-таки считает преступниками) и "ментов" - продажных существ и подлых людей. Кое-где он на это намекает, а кое-где говорит прямо. Не будем подробно останавливаться на правовой безграмотности "писателя", но некоторые "передернутые" факты воспроизвести и прокомментировать стоит. Так он утверждает, что статья 77-1 Уголовного кодекса России введена в действие в 1982-1983 годах, во времена Андропова, для расправы над осужденными. Обратимся к первоисточнику и найдем статью 77-1 с названием: "Действия, дезорганизующие работу исправительнотрудовых учреждений". Теперь воспроизведем смысл этой нормы: "Лица, отбывающие наказание в виде лишения свободы, терроризирующие в местах лишения свободы осужденных, вставших на путь исправления, или совершающие нападения на администрацию, а также организующие в этих целях преступные группировки или активно участвующие в таких группировках..." Таким образом, в статье говорится о терроре, но не со стороны администрации, а со стороны отдельных осужденных, точнее, со стороны членов "воровских" и других преступных формирований, терроризирующих не только своих соседей по бараку, общежитию, но и представителей администрации. Петрачков почему-то все представляет наоборот. Далее хотелось бы заметить, что статья 77-1 УК РФ введена в действие не в 1982-1983 годах, а 25 июля 1962 года Законом РСФСР, то есть во времена Хрущева, в период так называемой хрущевской оттепели.
      Рассказывая о колонии строгого режима, так называемом "Белом лебеде", Петрачков приводит якобы убедительный пример борьбы осужденных с представителями администрации. Дословно это выглядит так: "... Доведенные до отчаяния произволом администрации кое-кто из братвы дорого продавали свою жизнь. Так заключенные Таранюк и Шафранов, вооруженные гранатами, захватили в качестве заложников начальника, зама и двух оперов и потребовали выезд за границу. При попытке их обезоружить, они подорвали себя вместе с заложниками. В результате Таранюк убит, Шафранов ранен. С другой стороны погиб прокурор и тяжело ранены двое: начальник "Белого лебедя" и его заместитель. Случилось это в апреле 1992 года". Интересно, что описан факт, действительно имевший место. Но как это сделано?
      Обратимся к статье "Диагноз: озверение" (автор В. Отяшкин) в газете "Труд" за 8 декабря 1992 года. Автор пишет по материалам расследования, проведенного Генеральной Прокуратурой России. Оказывается, утром 23 ноября руководству колонии стало известно об осужденных Таранюке и Шафранове, имеющих гранаты. Шафранов, придя в кабинет начальника помещения камерного типа исправительного учреждения Голованова и угрожая ему гранатой, потребовал ключи от камеры, где сидел сообщник. Просьба осужденного была удовлетворена. После освобождения Таранюка сообщники сумели захватить в заложники майора Мякишева. Злоумышленники выдвинули требование - не позднее чем через 15 минут предоставить автомашину для выезда из колонии. Администрация учреждения начала вести с ними переговоры. Одновременно было принято решение об освобождении заложника. После подготовки операции была предпринята попытка его освобождения. Однако она оказалось неудачной, произошла трагедия, погиб прокурор, оказались ранены майор Мякишев и Шафранов, убит Таранюк.
      Еще журналист указал на другую важную деталь. Таранюк и Шафранов были бригадирами и имели определенные материальные и другие преимущества, предоставленные администрацией, по сравнению с так называемой братвой. Следовательно, по "воровским понятиям" ни Таранюк, ни Шафранов входить в эту самую братву не могли. "Воры в законе" и их сподвижники сотрудничать с администрацией колонии по обычаям и традициям преступного мира не должны, а Таранюк и Шафранов делали это почти ежедневно. Петрачков преподносит случившееся как отчаянную борьбу якобы представителей "воровского движения" с администрацией исправительного учреждения. Где же на самом деле представители "воровского движения", где же их отчаянная борьба? Скорее всего, это бунт избалованных и зарвавшихся холуев, или "отмороженных". Заблуждение ли это автора? Все больше похоже на умышленное искажение фактов для представления масштабной борьбы с властями.
      В этой связи еще раз хотелось бы подчеркнуть, что современные "воры в законе" и их приближенные быстрее сговорятся с властью, подкупят ее, а где это не получится будут противодействовать ей скрытно, незаметно, и только в крайнем случае прибегнут к открытой борьбе.
      Можно остановиться на другой книге примерно такой же направленности. "Воровской орден. Путешествие за ужасом". Ее автор В. Еремин побуждает, как отмечено в предисловии, увидеть в самом падшем человеке потенциал для духовнбго очищения. Однако при внимательном изучении отдельных очерков видится другое. Говоря о "ворах в законе", Еремин указывает: "Испытания, которым подвергались тюремные воры (так называемая гнуловка), по международным нормам можно назвать пыточными. Тех, кто выдерживает пытки, называют обычно героями. Ну что ж, мы можем отвергать образ жизни и убеждения тюремных воров, но мы не вправе отказать им в том, что они являются героями в мире неволи. Всякий тюремный вор находится в состоянии войны с "ментами". А с другой стороны с такими же ворами. Он боец, борец - назовите, как хотите..."
      Из этой выдержки достаточно одного словосочетания "являются героями", чтобы представить убеждения автора, который "воровскую" жизнь представляет довольно однобоко, хотя, как говорят его коллеги, он имел с "законниками" встречи. Рассмотрим эту точку зрения, руководствуясь мнениями практиков с той и с другой стороны, т.е. бывших зэков и опытных оперативных работников исправительных учреждений России.
      Вот еще одно мнение Шаламова о том, как "воры в законе", "герои в мире неволи" выживали в местах лишения свободы в далекие 30-50-е годы: "... Если вор по своему "закону" и не считает за честь и доблесть писать доносы на фраера, то отнюдь не прочь в целях своей выгоды составить и дать начальству политическую характеристику на любого своего соседа. В 1938 году и позднее - до 1953 года известны буквально тысячи визитов воров к лагерному начальству с заявлениями, что они, истинные друзья народа, должны донести на "фашистов" и контрреволюционеров".
      Известный писатель-публицист Солженицын, проведший в местах лишения свободы не один год, отмечает: "Скажем и слово в защиту блатных. У них-то есть "своеобразный кодекс" и своеобразные понятия о чести. Но не в том, что они патриоты, как хотелось бы нашим администраторам и литераторам, а в том, что они последовательные материалисты и пираты... Это племя, пришедшее на землю - жить! А так как времени на тюрьму у них приходится почти столько же, сколько и на волю, то они и в тюрьме хотят срывать цветы жизни, и какое им дело - для чего тюрьма задумана и как страдают другие тут рядом".
      Факты, которые приводят два человека, прошедшие через все круги ада тюрем и лагерей, разоблачают писателей, которые либо не понимают затрагиваемых ими проблем, либо искажают действительность специально.
      В настоящее время в зоне мало что изменилось во взаимоотношениях начальник - охранник - зэк. Можно подчеркнуть, что "воры" стали наглее. Маскируясь под правозащитников, блюстителей прав и свобод заключенных, они умело удовлетворяют свои эгоистические интересы. В 1992 году "вор в законе" по кличке Боец, пользуясь доверием администрации Тулунской тюрьмы, беспрепятственно ходил по ее корпусам и между "делом" склонял к половой близости женщин-контролеров. В 1994 году во Владимирской тюрьме "вор в законе" по кличке Цицка находился на улучшенных, более мягких условиях режима содержания, чем другие осужденные. Каких-либо заслуг перед администрацией учреждения, народом и Родиной у него не было. Преступную деятельность он продолжал при любых условиях.
      Из докладной записки начальника оперчасти ИТУ:
      В колонии отбывал наказание ранее неоднократно судимый К. Последний его приговор - за хищение в особо крупных размерах, где он проходил организатором. Находясь в ИТК, К. зарекомендовал себя так, что был назначен на должность мастера цеха N5. Войдя в доверие к своему непосредственному начальнику, К. использовал его в своих личных интересах. Отдельным, отрицательно настроенным осужденным, входившим в воровские группировки, он незаконно закрывал наряды за невыполненную работу. Одновременно зарплата не начислялась тем, кто хорошо работал. С недовольными таким его поведением осужденными К. жестоко расправлялся, организовывая их избиения...
      Подобных случаев поведения ставленников "воров в законе" более чем достаточно. Не заметить их просто невозможно. И здесь позиция отдельных авторов, выдающих преступников за героев и стойких людей, может трактоваться только однозначно. Нельзя не принимать во внимание горе и страдания жертв "воровских" авторитетов. Не случайно в настоящее время слова "мент", "козел" и другие, взятые из воровского жаргона, получили широкое распространение и не только в разговорной речи, но и на страницах книг, газет, журналов.
      Как наше государство противостоит натиску преступности? Складывается такое впечатление, что оно к этой проблеме равнодушно. Ему нет дела до интересов и чаяний рядового гражданина. Отчасти этим, например, объясняется чуть не всеобщее стремление к вооруженности. Не надеясь на доброго дядю в лице государства, которое нам гарантировало права и свободы лишь на бумаге, каждый в отдельности стремится защитить себя сам.
      Что следует сделать государству для предотвращения этого криминального нашествия? Для ответа на этот вопрос можно обратиться и к чужому опыту.
      Япония, 1992 год. Рост влияния преступных организаций на политическую жизнь страны потребовал более решительных действий со стороны государства. И они незамедлительно были предприняты. Уже в марте 1992 года был принят Закон о борьбе против незаконных действий членов преступных организаций (Ботайхо). В законе впервые в японской юридической практике вводились понятия "преступная организация", "член преступной организации". Высший нормативный акт государства содержит перечень признаков, дающих основание для вынесения определения организации как преступной, в нем также разъясняется процедура такого определения. Признание какойлибо организации преступной влечет за собой принятие в отношении нее не только административных, но и политических мер. Полиция в соответствии с законом проводит мероприятия по ограничению деятельности преступной организации, активно противодействует применению насилия в отношении граждан и попыткам вымогательства. Закон разрешает блокировать любую сделку преступной организации по приобретению недвижимости, контролировать ее финансовую деятельность, "замораживать" банковские вклады, а также запрещать выдачу кредитов и другие аналогичные меры. Что в итоге? Не прошло и пяти лет, как нависшая над страной страшная тень мафии заметно пошла на убыль.
      Исходя из указанного, воспроизведена часть из документа, который поступил в МВД России из высших полицейских органов Японии в порядке обмена информацией, можно сделать вывод, что государство не должно выступать нейтральным арбитром, оно обязано, защищая интересы своих граждан, бескомпромиссно бороться с организованным преступностью.
      Еще одна задача "воровской" идеологии - компрометация правоохранительных органов, а следовательно, подрыв государственных устоев. Чем и как это достигается? Один из "плацдармов" такого наступления - вульгарная часть эстрады, фильмы и спектакли низкого уровня. Вслушайтесь в смысл слов отдельных песен. "... Нинка, как картинка, с фраером гребет, дай-ка, Федя, финку, я пойду вперед, поинтересуюсь, кто это за кент, Сема, это мент, я знаю...", - поет Михаил Шуфутинский. "... Пытал меня мусор, крыса позорная: "Рассказывай, сука, с кем в деле была", - а я отвечала гордо и смело: "Это душевная тайна моя...", - с надрывом вторит Любовь Успенская. "...Через день на Молдованке, в семь пятнадцать после пьянки, тетю Розу взяли мусора. Тетя Роза им сказала: "Ждите шторм на десять баллов, вы, в натуре, суки, фраера...", - не отстает Вика Цыганова. А вот новый активный песенный сторонник преступного мира - Михаил Круг в одном из своих шлягеров поет: "... Еду, еду, я в Америку приеду, всех ментов там замочу, постреляю и свинчу. Еду, еду, я ж в Америку приеду, уж пограблю вдоволь я, это руссо мафия..."
      Сотрудников правоохранительных органов, работавших и работающих против организованной преступности, это нисколько не удивляет. Любому "законнику", "положенцу", "смотрящему", другим членам преступных кланов ничего не стоит заплатить некоторым исполнителям, издателям, редакторам телепрограмм, режиссерам кино и т.д., чтобы они оправдывали и прославляли "воров в законе" и других матерых преступников. А иные из них и сами, без оплаты, подвержены влиянию уголовной романтики. По имеющейся информации, эстрадный певец и композитор Ефрем Амирамов поддерживает коммерческое сотрудничество с "вором в законе" Хасаном и почти все деньги, поступающие к нему за концерты, передает в "воровской общак". В свою очередь преступные лидеры всячески поддерживают этого певца и не только материально. Амирамовым сочинено несколько песен, прославляющих преступный мир и "воров в законе".
      Известно и другое. Например, гостями фестиваля "Кинотавр" нередко бывают "воры в законе" и авторитеты. Подоплека таких приглашений объясняется просто. Подобная компания совершенно не шокирует наших кинозвезд, режиссеров. Один известный певец прямо заявил, что от "воров" он "просто тащится". И правда, отчего бы мастерам киноэкрана не познакомиться с героями будущих фильмов? Впрочем, и в уже вышедших кинолентах мы успели насмотреться на героев-преступников, которые прямо-таки выдавливают слезу у зрителя: и детство у них было голодное, и родители мерзавцы, и пули они всаживают только в отпетых негодяев.
      Один из подобных фильмов - "Тюремный романс" кинорежиссера Евгения Татарского - вышел на экраны в 1993 году. Герой фильма, откровенный садист, член "воровского" клана, оказывается в трактовке создателя киноленты высоконравственной личностью. И уже неважно, что, совершая побег из следственного изолятора, он убивает нескольких сотрудников МВД.
      Глубокому проникновению "воровских" обычаев и традиций в сферу обыденных отношений способствуют многие современные российские условия. Характерная их черта, когда одна, относительно небольшая часть населения, ведет шикарный образ жизни, используя деньги, которых не хватает на выплаты заработной платы и пенсий, а другая безуспешно ищет эти деньги, идя на забастовки и предпринимая иные формы протеста. Не отсюда ли в обществе растет недоверие, усиливается напряженность, назревает своеобразный революционный протест? Люди становятся восприимчивее к различного рода авантюрным теориям, нигилистическим идеям. По данным статистики ГУВД Московской области:
      Около 60 процентов молодежи приобщилось к наркотикам из любопытства. Примерно треть изза свойств характера: слабоволие, неумение устоять в жизни, перенести выпавшие трудности (издевательства в классе, потеря лидерства, измена в любви и пр.).
      Всем этим ребятам и девчонкам наиболее простой выход виделся в дурмане. "Всего один укол - и ты король Вселенной, - как сказала одна фантастическая натура. - Все легко. Тебе хорошо. Ты - на вершине, на пути к своему счастью ".
      Процессы усиления организованной преступности все более перемещаются сегодня в политику, особенно в ту ее область, где принимаются важные для бизнеса решения. Это красноречиво подтверждают убийства наших народных избранников, депутатов. То, что эти жертвы были связаны с преступным миром Москвы или других регионов России и зарубежных стран, - факт неоспоримый даже их партнерами и родственниками.
      26 апреля 1994 года в 20 часов у дома 49 по Юбилейному проспекту в городе Химки Московской области был убит депутат Государственной Думы Айздердзис Андрей Дайнисович. До декабря 1993 года он являлся председателем правления коммерческого банка "МДК-Банк". При обследовании подвального помещения дома было обнаружено орудие преступления - пятизарядное ружье "Мауепк", модель 1988 года, двенадцатого калибра, N \У06168 О помпового действия. В ходе оперативно-розыскных мероприятий установлено, что орудие преступления изготовлено в Мексике и в начале 1994 года продано турецкой фирме из Стамбула, где и было куплено российским гражданином Щ. В последующем ружье было ввезено контрабандным путем в Россию и неоднократно перепродавалось.
      Из документов МВД: Проверка владельцев ружья позволила установить последнего его обладателя М. - боевика устойчивой преступной группы, занимавшейся вымогательством. Тщательная разработка членов организованной преступной группы позволила установить круг лиц, участвовавших в подготовке и совершении преступления. Было арестовано восемь подозреваемых: Д. Катерный, 1972 г.р., С. Кудряшов, 1970 г.р., Д. Ракчеев, 1971 г.р., А. Клепиков, 1962 г.р., С. Сучков, 1970 г.р., А. Щепкин, 1966 г.р., И. Лужин, 1966 г.р., А. Руденко, 1965 г.р. Объявлены в Федеральный розыск пять человек: Д. Михненко, 1967 г.р., А. Малашенко, 1967 г.р., А. Егорцев, 1972 г.р., С. Третьяк, 1969 г.р., А. Шубин, 1971 г.р.
      Все перечисленные лица работали в охране коммерческого банка, возглавлявшегося Айздердзисом. Основным мотивом убийства явилась месть потерпевшему за предполагаемую причастность к привлечению к уголовной ответственности бывшего лидера организованной преступной группы Романова и финансирование им убийства еще одного лидера этой же группы Бурлаченко...
      Вспомним, как с открытым письмом к Президенту Российской Федерации Ельцину обращались 38 представителей российских банков в связи с похищением в декабре 1994 года председателя правления банка "Прогресс-2000" в Ростове-на-Дону Эдуарда Уяса, поскольку расследование этого преступления, по их мнению, не дало практически никаких результатов. Банкиры считали, что только позитивные последствия борьбы с "криминальным беспределом" могут укрепить их уверенность в необратимости реформ.
      Логика развития криминальных событий в России в последнее время указывает на то, что со стороны государства не принимаются всесторонние, жесткие и адекватные меры нейтрализации всех проявлений организованной преступности, в том числе и "воровского" движения. Борьба с организованной преступностью предполагает осуществление комплекса криминологических, оперативно-розыскных, уголовноправовых, процессуальных, финансово-экономических, международных и некоторых других мер, основанных на общем анализе криминогенной ситуации и ее прогнозе.
      В 1987-1988 годах высшие партийные и государственные органы бывшего Советского Союза после се15 В. Разянкин, А. Тарабрин рии громких уголовных дел и скандальных сообщений в средствах массовой информации о метастазах организованной преступности и фактах коррупции среди государственных чиновников приняли решение о создании в системе МВД СССР подразделений по борьбе с организованной преступностью. Принятое решение не было результатом широкого криминологического исследования. Просто общественности "бросили очередную кость", чтобы ее успокоить и создать впечатление о наступлении на организованную преступность. Не случайно для образования подразделений по борьбе с организованной преступностью какие-либо материальные и денежные ресурсы из государственного бюджета выделены не были, все делалось в основном за счет и так скудных средств МВД, УВД. Созданные так называемые Шестые подразделения в МВД СССР, в аппаратах большинства союзных и автономных республик, краев и областей были малочисленны и не представляли какой-либо серьезной силы для преступных организаций и сообществ. Даже сами сотрудники этих подразделений называли их "ублюдочными". Более того, в некоторых республиках, краях и областях они структурно входили в аппараты уголовного розыска.
      Шестые управления и отделы в основном занимались вылавливанием рэкетирских группировок, раскрытием отдельных тяжких преступлений. Акции против преступных организаций носили, как правило, эпизодический характер. Скрытая часть криминального айсберга организованной преступности была высвечена, но оперативные работники выхватывали в основном только некоторые ее части. Результатом были отдельные уголовные дела, да и те не всегда разрешались согласно закону, как на следствии, так и в судах.
      Объективно освещая историю борьбы с организованной преступностью, следует отметить, что партийно-хозяйственная номенклатура просто не хотела радикальных мер. В 70-80-х годах в России и других республиках бывшего СССР в обществе сформировался элитарный слой неприкасаемых. В него входили партийно-хозяйственные работники и ответственные должностные лица государственного аппарата. Их сращивание с дельцами теневой экономики, главарями преступных группировок и организаций позволяло последним избегать уголовной ответственности, увеличивать и расширять масштабы преступной деятельности, вовлекая в криминальный оборот большие группы населения. Образовавшийся социально-негативный конгломерат давал возможность и тем, и другим получать сверхдоходы, интегрируя организованную преступность в государственный аппарат, экономику и финансы. Не случайно как в центре, так и в регионах руководители партийно-советских органов не признавали существования даже отдельных проявлений организованной преступности, а по любым фактам огласки учиняли расправы в отношении сотрудников МВД, прокуратуры, суда, журналистов и ученых-юристов.
      Даже Указ Президента СССР от 4 февраля 1991 года "О мерах по усилению борьбы с наиболее опасными преступлениями и их организованными формами" носил в основном декларативный характер, хотя им и образовывалась система по борьбе с организованной преступностью, руководящим органом которой являлось Главное Шестое управление по борьбе с организованной преступностью МВД СССР, созданное на базе Шестого управления МВД СССР. В Указе отсутствовали комплексные государственные меры в масштабе всей страны. Система органов МВД СССР по борьбе с организованной преступностью создавалась вновь за счет внутренних резервов в ущерб некоторым оперативным службам МВД.
      Тем не менее проведенные абы как организационно-практические мероприятия позволили оперативным работникам все-таки вклиниться в организованную преступность, однако ощутимых результатов в масштабе государства достигнуто не было. Практически ни один крупный мафиози не осуждался к длительному сроку лишения свободы в те годы. По материалам подразделений по борьбе с организованной преступностью, в основном судебному преследованию подвергалась "пехота" - рядовые исполнители и иногда средний уровень. Криминальный бизнес и финансово-экономические теневые структуры системой оперативного проникновения охвачены не были и поэтому продолжали жировать на дефиците промышленных и продовольственных товаров, недостатках в производстве, снабжении и других трудностях государства.
      Последовавший затем распад СССР парализовал и ту мало-мальски созданную систему органов МВД СССР по борьбе с организованной преступностью, а открытость границ позволяла участникам преступных группировок и организаций беспрепятственно передвигаться, перемещать материальные ценности, наркотики и оружие. В некоторых странах СНГ, в основном в республиках Закавказья и Средней Азии, система подразделений по борьбе с организованной преступностью была ликвидирована полностью. Но "воровские" и другие мафиозные кланы не остановились на этом. В Армении участковые инспектора объявлялись врагами народа, а в Азербайджане службу БХСС признали ненужной.
      В России Шестые подразделения были несколько усилены и преобразованы в Оперативно-розыскные бюро. Но принимаемые меры были неадекватными, и влияние организованной преступности на общество, экономику и политику продолжало расти. По существу, в России в 1991-1992 годах происходила эскалация мафиозных кланов да и организованной преступности вообще.
      Указ Президента Российской Федерации от 8 октября 1992 года "О мерах по защите прав граждан, охране правопорядка и усилению борьбы с организованной преступностью" и последовавшие за ним организационно-практические меры позволили несколько охладить пыл и умерить аппетиты главарей и активных участников преступных формирований. Впервые на цели борьбы с организованной преступностью были выделены значительные государственные средства. Возрастала штатная численность органов внутренних дел более чем на 20 тысяч единиц, что предопределило создание трехзвенной системы подразделений МВД РФ по борьбе с организованной преступностью. В центре и на местах образовывались: Главное управление по борьбе с организованной преступностью, Региональные управления по организованной преступности в 12 экономических регионах. Управления, Отделы по организованной преступности при МВД, УВД.
      Намечались и другие меры организационно-практического характера, направленные на всестороннюю правоприменительную работу против организованной преступности. Предусматривалось увеличение штатов судей на 7 790 единиц для рассмотрения уголовных дел о преступлениях, связанных с организованной преступностью и коррупцией. Выделялись средства для усиления органов Министерства финансов РФ, которые осуществляли бы ревизии и проверки хозяйствующих субъектов по заданиям Главного управления по борьбе с организованной преступностью и его подразделений на местах.
      Примерно в течение полугода после принятия всех этих мер подразделения МВД РФ были укомплектованы на 70-80 процентов и развернули более широкую работу против преступных организаций и сообществ. Аналогичные подразделения были образованы в ФСБ РФ, хотя они имели более специфическую направленность, учитывая контрразведовательный характер работы.
      Проводя бескомпромиссную работу, подразделения МВД РФ по организованной преступности внесли большой вклад в работу против главарей преступных группировок. Сотрудники ГУОП-РУОП-ООП стали пользоваться непререкаемым авторитетом среди населения. Указ Президента России от 14 июня 1994 года N1226 "О неотложных мерах по защите населения от бандитизма и иных проявлений организованной преступности" позволил усилить оперативно-розыскную и уголовно-процессуальную работу по сбору доказательств против главарей преступных организаций.
      Однако намеченные меры по наиболее важным направлениям борьбы выполнены не были. Многие оперативные работники системы ГУОП МВД РФ, как бывшие, так и настоящие, считают это саботажем со стороны коррумпированных чиновников по заданию мафиозных кланов.
      О коррумпированности государственного аппарата можно судить по динамике выявленного взяточничества среди государственных чиновников за последние пять лет. Эксперты по данной проблеме утверждают, что взяточничество является основной движущей силой коррупции. В 1992 и 1993 годах количество выявленных преступлений этого вида превышало показатели предшествующих лет более чем на 30 процентов. На первое января 1995 года их число, по сравнению с 1991 годом, возросло почти в два раза, хотя подобные преступления являются одними из самых трудно доказуемых.
      Министерством юстиции России в судах так и не были образованы специальные судебные присутствия по рассмотрению уголовных дел о преступлениях, совершенных представителями организованной преступности. А ведь на эти цели выделялись достаточные материальные средства. Не решился вопрос и об использовании Министерством финансов 3500 штатных единиц, выделенных для создания ревизионных органов Минфина по проведению ревизий и проверок хозяйствующих субъектов в соответствии с заданиями Главного управления по организованной преступности и его подразделений на местах. Не была образована соответствующая служба по борьбе с организованной преступностью и в Генеральной Прокуратуре России. Часть следственного аппарата МВД РФ, сохраняя процессуальную самостоятельность, была нацелена на расследование уголовных дел, возбужденных против лиц, входящих в преступные группировки, и находилась при РУОП-УОП, подчиняясь при этом, как требует уголовно-процессуальный кодекс, своим руководителям.
      Тем не менее осуществление принятого решения на практике дало возможность улучшить взаимодействие следователей и оперативных работников системы ГУОП МВД РФ. Это не замедлило сказаться на качестве расследования уголовных дел. Однако спустя примерно год некоторые крупные чиновники из Генеральной Прокуратуры и Следственного комитета МВД России начали настаивать на откомандировании следователей непосредственно в следственные управления и отделы МВД, УВД под предлогом оказываемого на них влияния руководителями РУОП и УОП.
      Несмотря на то что на уровне городских и районных органов внутренних дел принцип прямого взаимодействия следствия и дознания существовал не один десяток лет и продолжает действовать и поныне, положительный опыт должной оценки не получил, с предложением об откомандировании следователей руководство МВД согласилось. Следственный аппарат вновь стал работать б изоляции от подразделений МВД по борьбе с организованной преступностью. Естественно, это отрицательным образом сказалось на выявлении, сборе и закреплении доказательств по уголовным делам против организованных преступных групп и организаций, что давало возможность главарям и активным участникам криминальных формирований избегать ответственности и подставлять под уголовноправовой прессинг "шестерок".
      Государством и далее принимались определенные законодательные меры, направленные на улучшение деятельности правоохранительных органов в борьбе с организованной преступностью. В середине 1995 года вступил в действие Федеральный Закон "О защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов". Усиление защиты должностных лиц, соприкасающихся непосредственно с преступным миром, было давно назревшим шагом в условиях усилизавшейся эскалации насилия в стране. Но радоваться было рано. Закон приняли, а денежных и других материальных средств для его реализации не предусмотрели. Вот и "завис" законодательный акт, вроде бы нужно его исполнять, а не на что.
      Во второй половине 1995 года вступил в силу Федеральный Закон "Об оперативно-розыскной деятельности", переработанный и дополненный более современными методами и средствами. Анализ этого законодательного акта показывает, что он в определенной степени учитывает современные реалии борьбы с преступностью, в том числе и организованной. Достаточно сказать, что в статье 6 Закона зафиксированы такие мероприятия, как оперативное внедрение и оперативный эксперимент.
      Однако в Законе отсутствует среди разрешенных оперативно-розыскных мероприятий как раз наиболее эффективное - прослушивания "иных переговоров". В предыдущем же аналогичном законе это мероприятие было обозначено следующим образом: "прослушивание телефонных и иных переговоров", и оно могло применяться при раскрытии тяжких преступлений, разоблачении опасных преступников. Под "иными переговорами" понимаются переговоры как в служебных, жилых, развлекательных помещениях, салонах автомашин, так и на открытой территории. Почему же законодатели убрали из Закона это одно из самых распространенных и наиболее эффективных оперативно-розыскных мероприятий? Оно применяется во всем мире, даже в некоторых самых экзотических странах, где, как говорится, "люди только что слезли с деревьев". Кому это выгодно? Ответ может быть только один: это выгодно главарям и активным участникам преступных формирований, их пособникам коррумпированным чиновникам, судьям и депутатам.
      Таким образом, половинчатое решение проблем борьбы с организованной преступностью, а с другой стороны, цепочка законодательных "случайностей", "непродуманных" мер, говорит о все усиливающемся противодействии правоохранительным и другим государственным органам. Несмотря на определенные изъяны в деятельности подразделений по борьбе с организованной преступностью, во многих регионах страны только они противостоят этому негативному общественному явлению и социальному злу, причем не только бандитским, криминально-коммерческим проявлениям, но и коррупционным, в том числе и в правоохранительных органах. Вот почему этих подразделений опасаются не только главари и активные участники организованной преступности, но и коррумпированные должностные лица, в том числе и из органов внутренних дел.
      Начиная с конца 1994 года на ГУОП МВД и его подразделения на местах обрушилось массированное давление. С чего начали коррумпированные чиновники? Они обвинили сотрудников этих подразделений в бездеятельности!
      Из документов МВД за 1994 год: Как в центре, так и в регионах сотрудниками подразделений по борьбе с организованной преступностью в России разоблачено 5809 криминальных структур, которым процессуально доказано свыше 19 тысяч преступлений, изъято около 14 тысяч нарезного огнестрельного оружия, денег и ценностей на сумму более 171,4 миллиарда рублей, иностранной валюты в долларах США на сумму 31,6 миллионов, почти 4 тонны наркотических веществ. По оконченным производством уголовным делам, по которым оказывалась повседневная помощь сотрудниками подразделений по борьбе с организованной преступностью, раскрыто 253 умышленных убийства, 116 фактов бандитизма, 1436 вымогательств, 1407 хищений в крупных и особо крупных размерах, выявлено 1123 коррумпированных преступных группировки, пресечено 63 факта похищений людей.
      Почему нами воспроизведены в качестве примера результаты работы за 1994 год? В 1990-1992 годах мафия и коррумпированные чиновники не верили в возрождение системы ГУОП-РУОП-УОП в условиях разгула организованной преступности и до 1995 года не придавали им какого-либо значения. Сотрудники этих подразделений только два года - 1993-1994 - работали в относительно спокойной обстановке. При этом имеется в виду нормальный социально-психологический климат в системе органов внутренних дел и в первую очередь отношение вышестоящего руководства МВД и глав субъектов федерации к системе подразделений по борьбе с организованной преступностью в целом. Перечисленные показатели большим достижением назвать нельзя, но это были все же результаты, учитывая относительную "молодость" новой службы и ее малочисленность по сравнению с другими оперативными аппаратами МВД РФ.
      Сигнал о переходе в наступление против подразделений системы ГУОП был подан на итоговом совещании органов внутренних дел России за 1994 год. В докладе министра прозвучала крайне отрицательная оценка работы оперативно-розыскного Бюро ГУВД на транспорте МВД России. Получалось, что они в течение года не возбудили и не направили ни одного материала для возбуждения уголовных дел по преступлениям, совершенным криминальными формированиями, хотя таких уголовных дел было несколько сотен. Как оказалось впоследствии, один из сотрудников штаба МВД, готовивший материалы для доклада, "нечаянно ошибся" и пропустил цифры, оценивающие работу оперативно-розыскного Бюро. Но сигнал к наступлению был дан (ату, ату!..), и оно началось.
      Практически во всех МВД и УВД субъектов федерации руководители этих ведомств пытались подчинить себе региональные и просто управления по борьбе с организованной преступностью. Там, где это не получалось, ставились всевозможные препятствия осуществлению нормальной оперативно-служебной деятельности. В некоторых краях и областях предлагалось даже ликвидировать эти подразделения. В отдельных случаях против сотрудников РУОП, УОП развязывалась травля, как это было, например, в Саратовской области, когда в 1995 году там было арестовано 18 сотрудников РУОП. Потом под стражей остались только двое. В их действиях, как констатировали следователи прокуратуры, отсутствовал состав преступления. Начальник Саратовского РУОП Еремкин В.И., не выдержав издевательств, покончил жизнь самоубийством. Во время похорон на его родине в Казани православный священник сначала отказался хоронить его по христианским обычаям, но затем, прочитав его посмертное письмо, согласился осуществить службу, сказав при этом, что он убиенный.
      Осенью 1995 года руководством МВД России рассматривалось несколько вариантов ликвидации системы ГУОП, под предлогом ее реформирования.
      Из документов МВД (один из вариантов этих реформ):
      Осуществить: выведение экономических подразделений ГУОП, РУОП, УОП в систему Главного управления по экономическим преступлениям МВД РФ; передачу аналитических подразделений в Главный информационный центр МВД РФ и его подразделения на местах; ликвидацию подразделений по борьбе с лидерами преступной среды, передав штаты упраздненных подразделений отделам по борьбе с вооруженной организованной преступностью и бандитизмом.
      Такие предложения разрабатывались "крупными специалистами" по борьбе с организованной преступностью по заданию одного из первых заместителей министра внутренних дел России. Причем ни в одну из таких комиссий не включались представители ГУОП МВД РФ. Только после коллегии МВД РФ по организационно-штатным и кадровым вопросам, которая проходила в конце октября 1995 года, такие подходы были сломлены. Однако сторонники ликвидации системы ГУОП МВД РФ-частично все-таки одержали победу. В конце первого полугодия 1996 года руководством МВД России было принято решение о выделении некоторых составов преступлений, за раскрытие которых несут ответственность Региональные и просто управления по борьбе с организованной преступностью.
      Не будем отрицать, что сотрудники подразделений по борьбе с организованной преступностью должны участвовать в раскрытии различных преступлений, связанных с организованной преступностью. Но по действующему законодательству, да и вообще традиционно, ответственность за раскрытие конкретных преступлений лежит на аппаратах уголовного розыска. Сотрудники системы ГУОП обязаны выявлять организованные криминальные структуры и изобличать их членов в совершении преступлений, а сотрудники уголовного розыска выявлять преступления, по которым затем обязаны найти преступника, его совершившего. Поэтому выполнение несвойственных функций сотрудниками РУОП-УОП - это увод их от выполнения основных обязанностей, которыми в первую очередь является борьба с лидерами и активными участниками организованной преступности.
      Кроме того, управления по борьбе с организованной преступностью полностью передали в подчинение руководителям органов внутренних дел субъектов федерации, начальникам ГУВД, УВД. Были ликвидированы подразделения по борьбе с организованной преступностью в системе Главного управления исполнения наказаний, Восьмого Главного управления (по охране особо важных государственных объектов) МВД РФ.
      В настоящее время эта тенденция имеет свое продолжение. Вынашиваются планы упразднения Региональных управлений по борьбе с организованной преступностью под предлогом ликвидации параллелизма в работе. Государственный подход к кропотливой работе против организованной преступности предполагает принятие соответствующих законов, проекты которых уже три года путешествуют по высшим государственным инстанциям. В проектах Закона о борьбе с организованной преступностью и Закона о борьбе с коррупцией предусматривается комплекс мер против организованной преступности и ее пособников.
      По мнению авторитетных специалистов-практиков, наиболее значимым звеном данных проектов являются административно-исполнительные нормы, законодательно закрепляющие систему подразделений по борьбе с организованной преступностью в правоохранительных ведомствах. В них обосновываются новые практические подходы, как это сделано в странах, имеющих достаточный опыт подобной деятельности. Прошли несколько международных экспертиз и получили одобрение экспертов как законы, отвечающие требованиям конвенций ООН по правам человека и другим проблемам защиты личности.
      Успех реформ в России сегодня действительно напрямую зависит от результатов борьбы с преступностью, от того, сохранит ли она возможность для продолжения своего наступления, и тогда государство станет полностью подконтрольной марионеткой, или же борьба станет, наконец, результативной не просто на бумаге, а на деле. Пока же число опасных преступлений растет, а "воры в законе" и другие главари организованной преступности становятся "респектабельными господами". Правда, они плохо вписываются в интерьер цивилизованного мира, но только не у нас в стране, а за ее пределами. В США арестован и осужден Япончик. В Италии задержан Самосвал (Есин) и ему предъявлено серьезное обвинение. Кто-то будет следующим.
      О них и других столпах российской преступности более подробно мы еще расскажем в "Цветной масти-2". Карты раскинуты. С отдельными тузами крапленой колоды читатель уже познакомился. Но они - еще далеко не все козыри задуманного авторами пасьянса...
      ПРИЛОЖЕНИЯ
      Приложение 1
      "Воры в законе" по основным регионам России
      В целом в России насчитывается сегодня свыше 1500 "воров в законе". А на начало 90-х годов их было всего около 300 человек. В настоящее время наблюдается постоянный рост числа "воров в законе".
      Сообщество "воров в законе" многонационально: 33% - это русские, 32% - грузины, 8% - армяне, 5% азербайджанцы, 22% - курды, менгрелы, абхазы, узбеки, казахи, украинцы и некоторые другие национальности.
      Ниже приводятся примерные данные распределения по регионам только наиболее известных "воров в законе".
      Москва и Московская область... 107
      Центральный регион... 56
      Восточная Сибирь... 17
      Западная Сибирь... 24
      Северо-Западный регион... 17
      Поволжье... 14
      Волго-Вятский регион... 7
      Урал... 41
      Северный Кавказ... 36
      Дальний Восток... 17
      ГУОП МВД России располагает оперативной информацией в отношении преступного сообщества, возглавляемого "ворами в законе": Мамедовым М. Д., Цинцадзе А. Г., Зыковым Н. С., Мамедовым К. Д., Усояном А. Р., из которой усматривается, что указанные лица оказывают существенное влияние на криминогенную обстановку в некоторых регионах России с центрами: г. г. Москва, С. - Петербург, Н. Тагил, Екатеринбург, Сургут, Тюмень, Челябинск, Краснодар, Сочи, Ростов; активно вмешивается в процесс распределения стратегических сырьевых ресурсов (нефти, газа, продовольствия) между предприятиями различных форм собственности, занимается финансово-банковскими мошенничествами. Используя свои коррумпированные связи в правоохранительных и административных органах, оказывают противодействие в проведении следствия в отношении их и своих связей. Указанные лица организуют криминальные разбирательства на "сходках" и встречах, принимают меры к уничтожению конкурентов: в г. Сургуте в 1994 году был убит преступный лидер Баранов и трое его телохранителей; в 1994 году в г. Москве был убит "вор в законе "по кличке "Квежо ". В апреле 1995 года задерживался "вор в законе" Зыков, у которого были изъяты огнестрельное оружие и наркотики. В мае 1995 года планировалась вооруженная "разборка" с дагестанской преступной группировкой в г. Москве. В ходе мероприятий по предотвращению вооруженного столкновения были задержаны 22 боевика, изъяты три пистолета, в т.ч. пистолетпулемет "Стечкина". 27 мая 1995 года в г. Сочи пресечена международная "воровская сходка" с участием более 60 "воров в законе" и 300 активных участников ОПГ России, стран СНГ и дальнего зарубежья. 14 июля 1995 года Мамедов М.Д. задержан по Указу Президента N122б от 14.06.94 г. по подозрению в организации убийства зам. генерального директора международного таможенного терминала Денисова. Убит в январе 1996 года в Москве.
      Приложение 2
      Из воровской почты
      МАЛЯВА С ПРОСЬБОЙ О РЕКОМЕНДАЦИИ ДЛЯ КОРОНАЦИИ
      Жизнь Ворам!
      Час добрый Реваз, Гено - родные здравствуйте! От Эдика Вам большой Братский привет, от всех нас - Ваших соратников. От Босоты и Бродяг с хаты Хасану самые светлые пожелания. Как Ваше драгоценное здоровье? Дай Бог, чтобы было все хорошо на долгие годы.
      Воры - Родные, вот решил обратиться к Вам с малявой и с первых ее строк поставить Вас в курс о своем стремлении быть Вам Братом и равным в Воровской Семье, деля все невзгоды и лишения Воровской доли на равных плечом к плечу с Вами, все свои дела и помыслы, равно как и оставшуюся жизнь положить на Алтарь Воровского! Воры: Реваз, Гено, о своем стремлении быть Вором хотел сообщить Вам намного раньше этой малявы. Но до обстоятельного разговора на эту тему с Вашим Братом Сашей "Севером" как оно доподлинно делается я не знал. После разговора с Сашей до моего освобождения время еще терпело и была надежда на встречу и живой разговор с Вами. Хотелось, чтобы Вы увидели все по моим поступкам о моем соответствии Воровскому и у Вас было бы мнение на этот счет еще до официальной малявы. Но узнав о своем неожиданном выезде с Острога почти на месяц раньше того срока, чем считал, я пишу эту маляву.
      Воры: Реваз, Гено, на протяжении всей моей крытой Вы могли видеть мои поступки. Я со своей стороны, не имея возможности встретиться с Вами, пытался больше общаться с Вами на бумаге. Прошу Вас указать на мои оплошности (если таковые имеются) и написать Вас свое мнение о моем соответствии Воровскому, чтобы я в будущем мог благополучно решить свой вопрос. Воры, я прекрасно понимаю в какое время стремлюсь к Имени, также осознаю все трудности, с какими придется столкнуться на свободе в делах на благо Воровского. Но в своих убеждениях и стремлении тверд и знаю, что это моя жизнь, которой жил, живу и буду жить до конца своих дней!
      Воры, сам я с Тверской области. Первый раз сел 10 октября 83 года за "разгон" на 6 лет. Под следствием был на Тверском централе. 26 февраля 84 года поднялся на малолетку под Ярославлем. Оттуда 5 июля 84 года ушел на взрослую в Тверь - "Сотку". В августе 88 с "Сотки" вывозили на Усольское управление. На пересылке сидел там на Белом Лебеде. При моей бытности на Белом Лебеде в Буре был Вор Коля "Якутенок". В октябре 88 года пришел возвратом в "Сотку". На мою бытность там ход был Воровской. 10 октября 89 года по концу срока освобождался с "Сотки". Через 5 дней снова сел этим сроком по 212 ч. 3 на 5 лет. Под следствием был на Тверском централе. 5 февраля 91 года пришел на Тверскую 9-ую "Монино". Был Воровской ход. В сентябре 91 года к зоне подъезжал Вор Витя "Калина", а с октября по декабрь в зону заезжал Вор Султан Чечен - Царство им небесное и пусть земля им будет мягче пуха! После выезда Султана с зоны оставался в ответе за Общее положение. 26 мая 92 года в связи с убийством в зоне "коменданта промзоны", который при помощи мусоров хотел навернуть в зоне блядско-мусорской ход, с "Монино" меня вывезли. По этому делу ничего не доказали. Труп остался висеть. В июле 92 года меня завезли на Тверскую 10-ую "Васильевский Мох". За 9 месяцев жизни там с Бродягами зоны наладили Воровской ход и 23 марта 93 года с "В-Мха" меня осудили в крытую на 1,5 года, то есть почти до конца срока и через Тверскую и Горьковскую пересылки 22 апреля 93 года пришел во Владимирский Острог. Для меня было большой честью, что в отсутствии Воров здесь на 3-м корпусе Вы и Ваш Брат Сережа "Боец" доверяли мне отвечать за Общее положение, о чем и писали сюда в своих малявах Вору Саше "Северу". Не сомневаюсь, что оправдал бы это Ваше доверие и с честью вынес этот груз.
      Воры, с нетерпением буду ждать Вашего ответа на эту маляву.
      На этом ограничусь, пожелав Вам всего самого доброго, светлого и чистого, а самое главное - удачи, здоровья крепкого и Свободы скорой!
      Обнимаю с искренней теплотой и уважением. 4.08.20.00. К Вам - Олег "Мирон".
      ПРОГОН-УКАЗ РАЗОБРАТЬСЯ С САМОЗВАНЦЕМ
      Час добрый! Привет Бродягам и Мужикам Иркутского централа!
      С пожеланиями добра и здоровья - Воры Владимирского Острога.
      Бродяги и Мужики, данным прогоном хотим внести ясность. А именно: у вас в тюрьме находится некий Андрюша Мураш, который прикрывается Нашим Святым Именем - Вора! Так вот, мы всем конкретно говорим, что он никто и звать его никак. А после того как этот земагор коснулся Чести Вора, его имя может быть только - негодяй! Каждый порядочный арестант должен поступить в соответствии. Также безнаказанно не должны остаться его пристебаи в соответствии с деяниями каждого в отдельности, как пособникам всему блядскому исходящему от него. А также вы должны быть в курсе, что по осени 1993 г. в Москве была большая Сходка Воров относительно этого Махо, где было вынесено однозначное решение, что Махо - блядина. А посему также при встрече с Махо, каждый уважаемый человек должен поступить с ним в соответствии вынесенного решения.
      Во Владимирском Остроге на данный день нас шесть Воров: это я - Сережа "Боец", Реваз "Цика", Саша "Север", Эдик "Тбилисский", Гено "Батумский", Саша "Огонек". От всей души желаем всем дружности, понимания и уважения, конечно, достижения всех благородных целей и Свободы.
      Воры Владимирского Острога.
      МАЛЯВА-ИНСТРУКТАЖ МОЛОДЕЖИ
      Приветствуем всех честных арестантов!
      Здоровья, удачи и мира, Вам! Благополучия Общему дому!
      Возникла необходимость обратиться к Вам и внести ясность в укладе и традициях. Бродяги, в централах зачастую начинаются нарушения и неправильность в поступках, что неприемлемо среди людей. Этими неправильными поступками губится истинно Воровской уклад нашей жизни. Призываем Вас к здравому разуму и благорозумию, правильному пониманию тех традиций, которые приемлемы Ворам и всему Воровскому Миру. Масса Воров и достойных арестантов отдали жизни и здоровье во благо Братства, чтобы были вера и добро друг к другу как близких по духу. Отдадим должное внимание и почести за их приверженность истинному пути, которым они шли к цели и Братству:
      1. Будьте справедливы друг к другу и благожелательны.
      2. Не ведите разборов, выслушав только одну сторону. Решение выносите лишь выслушав обе стороны.
      3. Не ведите разборов под каким-либо набором, только в здравом уме.
      4. Не позволяйте до выяснения поднять руку или нож. Кто поднимет строгий спрос.
      5. Не наказывайте членом (хуем), такого наказания среди людей нет.
      6. Не гоните из хат несознательно оступившихся. Этим только способствуете мусорам.
      7. Не вступайте в порожняковые конфликты с мусорами. Старайтесь приблизить их и использовать в своих целях на благо Общества.
      8. В первый раз попавшим объясните уклад и правильный образ жизни "Дома Нашего".
      9. Не спрашивайте за свободные дела за исключением мусорских.
      10. Не спрашивайте строго с малолеток ибо они до определенного возраста ведут малосознательный образ жизни.
      11. Уделяйте внимание транзитом: кто, куда и откуда едет, кто, где из людей сидит? Транзит это наша дорога в обществе и общении.
      12. Если есть неясность в вопросах, то не решайте их наспех, а обращайтесь к Ворам или достойным внимания для решения вопроса арестантам. За неправильное решение подответный каждый.
      По возможности эту ксиву размножьте и ознакомьте всех, кому не чуждо Воровское.
      Удачи Вам в делах правых.
      Воры: Слава "Устим" и Вася "Седой".
      Написано на Нижегородском централе 26.03.94 г.
      Приложение 3
      О значении некоторых татуировок в "воровском" мире
      (Из дневниковых записок "вора в законе" по кличке Бриллиант)
      1. Вожди: Маркс, Ленин, Сталин или Ленин и Сталин.
      2. Орел со змеей или голой женщиной в когтях.
      3. Крест с короной и вензелями.
      Перечисленные татуировки наносили в основном члены "воровских" группировок, а последнюю только "воры в законе".
      Перстни на пальцах обозначают очередную судимость.
      Точки на костяшках кистей, колючая проволока - обозначение об отбытом сроке наказания в местах лишения свободы.
      В блатном мире каждое вытатуированное слово также имеет свой смысл и расшифровывается по разному, например, такое слово, как "зло":
      * знай, люби одну;
      * заветы любимого отца;
      * за все легавым отомщу.
      "туз": тюрьма учит законам; тюрьма у нас забава.
      "волк": волю очень любит колонист.
      "слон": с малых лет одни несчастья; смерть легавым, они не спасутся.
      Браслеты на руках и ногах говорят о каторжной жизни, о вечном влачении кандалов. Так же об этом говорит решетка с узником или голубем и колючей проволокой.
      Бой с барсом говорит о силе духа, об отваге, стойкости.
      Роза означает любвеобилие к женщине, ко всему прекрасному. Роза, пронзенная ножом, это разочарование о ней или же завет отомстить той, которая убила лучшие чувства.
      Карточные масти бубны, крести, черви, пики означают особую статью вора, скорее всего мастерство игры в различные карточные игры.
      Четыре туза веером кололи себе только магираны.
      Магиран - это слово многое означало в преступном мире. Такого человека знал весь блатной мир - это маститый, матерый, непогрешимый, в рамках блатного закона, вор. Жестокий, беспощадный в отношении себя и других человек. Способный за малейшую провинность, не моргнув глазом, зарезать любого человека или вынести смертный приговор.
      Это король массы "воров". Без его одобрения не решался ни один вопрос, касающийся общего дела. Такие люди наносили себе татуировки в виде соборов с куполами различной величины, которые обозначали судимости того или иного рода за дела крупного или более-менее масштабного преступления, например ограбление банка. Такие люди никогда не судились за убийство, которое совершали, за них брали на себя ответственность менее авторитетные преступники или просто фраера, желающие одеть корону "вора". Взяв на себя такое дело, тот уже шел по преступному миру "вором".
      Свастика или же повязка со свастикой означали вызов власти, социализму, почти то же самое, что и раб КПСС на лбу или на различных местах тела, но она означает и протест, возмущение и не примирение к своей участи, дальнейшую борьбу со всей общественностью и т.д. В воровском мире это презиралось и считалось, что такие наколки может нанести только малодушный, ничтожный человечишко. И вор не мог, не имел право наносить себе наколки, не имеющие смысла, о его причастности к другой лиге. Такие осужденные наносили себе татуировки в виде пистолетов, ножей, протыкающих горло и кричащие о бакланском происхождении.
      Если что-либо у кого-то из воров промелькало, то тот получал общее презрение и изгонялся из семьи.
      Погоны. Был такой известный в преступном мире вор Семафор Витя, по пьяному делу, с дуру давший нанести себе наколки - погоны на плечах, что означает военный, а это слово испокон веков считалось очень нехорошим, с такой наколкой может быть и педераст, и лохмач, и мятежник. Одним словом, негодяй. Очнувшись от пьяного угара, он понял, что совершил роковую глупость, и хотел уничтожить следы своего промаха, но сарафанное радио уже вещало о его поступке везде и всюду. И не стало вора Семафора.
      Колят погоны разного типа, но они не признаются в этом мире в лучшем виде. У многих погоны полковника, и, как заведено с прошлого, таких называют или шнырем, или подметалой. Не знаю откуда это пошло и с чего, но слово полковник по Сибири, а оттуда пошло дальше, означает уборщик.
      Нож в горле с каплей крови говорит о духоте в жизни. Но таковые тоже не одобряются и к ним относятся с пренебрежением, как я уже оговорился, издалека идет, что такие наколки наносили себе малодушные люди.
      Необходимо отметить, что в настоящее время наколки наносятся многими и без разбору, не понимая их значения, лишь бы изрисоваться, а потом, где-либо в камерной системе, сожалеют об этом. Ибо спрос есть спрос, особенно сейчас пресекаются вошедшие в моду изображения на ягодицах кошки с мышкой, кочегара с лопатой, глаз и тому подобное.
      Приложение 4
      Отдельные слова и выражения блатного жаргона - "фени":
      Агранавт - больной, искусственно поддерживающий болезнь.
      Абрам - собирательное прозвище еврея.
      Арестант - уголовник, принадлежащий к "воровской" касте.
      Атас - предупреждение об опасности.
      Балан - бревно.
      Бадья - кастрюля.
      Баландер - повар.
      Баланда - пища.
      Балобас - сало.
      Бан - вокзал.
      Баян - карты.
      Балда греет - солнце греет.
      Беспредельщик - уголовник, склонный к садизму, не признающий "воровских" обычаев и традиций.
      Бикса - женщина.
      Блаткомитет - совещание, сходка блатных.
      Бродяга - уголовник, принадлежащий - к "воровской" касте.
      Быковатый - недоразвитый, тупой.
      Босота, босяки - уголовники, поддерживающие "воровские" обычаи и традиции.
      Весло - ложка.
      "Володя" - активная лесбиянка.
      "Воровское" слово - по преданию, настоящий вор всегда держит слово. По "воровским" понятиям "вор" должен держать слово только перед блатным миром, равными ему уголовниками.
      Вышак - смертная казнь.
      Далъняк - туалет.
      Дать наколку - дать информацию о возможностях совершения преступления.
      Двинул - не отдал.
      Дура, волына - огнестрельное оружие.
      Жаба душит - человек, который злится, но ничего не может сделать.
      Жмура - блядь.
      Жучка - воровка-малолетка.
      Жучок - вор-малолетка.
      Завалить - убить.
      За базаром следи - контролируй свой разговор.
      Заготовки поломать - отбить руки.
      Задок - старая судимость.
      Закрой поддувало - закрой рот.
      Змей - опасный, коварный человек.
      Капать - идти.
      Кнокать - подогревать, что-то давать.
      Колеса со скрипом - новая обувь.
      Кочегар - активный педераст.
      Крыса - уголовник, ворующий у своих.
      Коблиха - женщина, сексуальный партнер девушки или женщины.
      Красноперый - милицейский работник.
      Кича - штрафной изолятор.
      Кикоз - плохо.
      Козел - активист, гласный помощник администрации мест лишения свободы.
      Колотушки, святцы - карты.
      Крапнул - взял лишнего с общего котла.
      Ксива - "воровское" послание.
      Кум - оперработник мест лишения свободы.
      Ласты убери - ноги убери.
      Лепень - костюм.
      Лепила - врач.
      Лопатник - кошелек.
      Мастырщик - осужденный, способный симулировать болезнь или нанести себе телесное повреждение, дающее право помещения в лечебное учреждение.
      Майдан - пассажирский поезд.
      Малява - записка, письмо в местах лишения свободы.
      Марочка - платок.
      Маслята - патроны.
      Метла подвешена (о человеке) - может хорошо говорить.
      Мокрощелка - женщина.
      Набой - то же, что и наколка.
      Наседка - негласный помощник оперативного работника.
      Не буксуй - не уходи от разговора.
      Ништяк - нормально, хорошо.
      Обезьянка - зеркало.
      Оттянуть - отсидеть срок.
      Сыграть на рояле - сделать отпечатки пальцев.
      Пассажир - лицо, случайно попавшее в места лишения свободы.
      Петух - пассивный педераст или осужденный, скомпрометированный - по законам и обычаям преступного мира, с использованием секса.
      Перелом - посылка, передача.
      Порвать парус - совершить половой акт через анальное отверстие.
      Помазуха - масло, маргарин.
      Посыпуха - сахар.
      Пика, щвайка - нож.
      Прилично прикинутый - одетый по моде..
      Привяжи метлу - придержи язык.
      Прокоцал - просмотрел.
      Пупкарь - милиционер.
      Раскладушка - женщина, обслуживающая уголовников сексуално.
      Резина, сарай - автобус.
      Самовар - кружка, в которой варят чай.
      Сдает - рассказывает.
      Свистеть - врать.
      Посадить на бубуку - изнасиловать.
      Сидеть на клистире - работать на милицию.
      Темнить - врать, прикидываться.
      Тискать - рассказывать нечто фантастическое, фантазировать.
      Тихарь - доносчик или мелкий вор, прикидывающийся ни к чему не причастным.
      Травка - марихуана, маковая соломка.
      Трамвай - коллективное изнасилование.
      Труболет - человек без определенного места жительства, бродяга.
      Трюм - помещение камерного типа.
      Угол - чемодан.
      Фары - глаза.
      Фенькин номер - бесполезное ухищрение.
      Фикса - зубная коронка.
      Фраер - лицо, не принадлежащее к "воровскому" миру.
      Фраер козырной - уголовник, признающий "воровские" обычаи и традиции и оказывающий помощь "ворам в законе".
      Фуфан - бушлат.
      Фуфлыжник - не выплативший своевременно долг.
      Цветная масть - элитарный слой преступников.
      Чалдон - сибиряк.
      Чернушник - изготовитель нелегальных изделий.
      Честняга - честный вор, "вор в законе".
      Честняшка, честнячка - блатная девушка или женщина.
      Черт, чертило - то же, что и фраер, но более презрительное.
      Чифир - крепко заваренный чай.
      Чмур - чекнутый, смурняк.
      Чума - неуравновешенный человек, готовый к совершению неожиданных поступков.
      Шалман - притон.
      Шерсть - "воры в законе" и другие блатные.
      Ширмач, или щипач - карманный вор.
      Шишкомот - авторитет, признаваемый блатными.
      Шнифт, шнифтишко - окно.
      Шнырь - дневальный.
      Шмалять - стрелять.
      Шмель - кошелек.
      Шмон - обыск.
      Шкары - брюки.
      Штемп - осужденный или другое лицо, не принадлежащее к "воровскому" миру.
      Юрцы - нары.

  • Страницы:
    1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18