Современная электронная библиотека ModernLib.Net

Конец феминизма. Чем женщина отличается от человека

ModernLib.Net / Научно-образовательная / Никонов Александр Петрович / Конец феминизма. Чем женщина отличается от человека - Чтение (Ознакомительный отрывок) (Весь текст)
Автор: Никонов Александр Петрович
Жанр: Научно-образовательная

 

Загрузка...

 


Александр Никонов

Конец феминизма.

Чем женщина отличается от человека

От издательства

Это одна из самых необычных книг, написанных за последнее десятилетие. Она не только о феминизме. Она, как и большинство книг Александра Никонова, – о нашей цивилизации.

Впечатляющая картина деградации западной системы образования, снижения общего интеллектуального уровня и доведенной до маразма «политкорректное™», нарисованная в первой части книги, помогает понять, на какой почве зарождаются и буйно расцветают разнообразные социально-психологические аномалии.

Далее следуют не менее сильные, порой даже ужасающие иллюстрации идеологии и практики различных направлений феминизма и, в особенности, реальных «достижений» этого движения: сегодня в США самое уязвимое и беззащитное существо – это здоровый, психически полноценный гетеросексуальный белый мужчина.

Как всегда логично и аргументированно анализируя факты, проводя убедительные исторические параллели, автор представляет свою точку зрения на проблему. Напомним, что еще в его книге «Апгрейд обезьяны. Большая история маленькой сингулярности» была главка «Звериный оскал феминизма».

Следует прислушаться к предупреждениям о серьезных угрозах, которые несет феминизм нашему обществу. В России пока еще видна только «пена на горизонте». Но эта пена – от волны цунами.

Еще не появившись на свет, книга вызвала ожесточенные споры и яростные нападки на автора. Однако многие читатели (и читательницы!) признались, что книга помогла им пересмотреть свои взгляды на жизнь вообще и на суть феминизма в частности.

Одно из главных достоинств книг А. Никонова в том, что они помогают читателю увидеть целостную картину исторических и социально-политических процессов, подняться на более высокий уровень обобщения, навести «порядок в мозгах».

Книги Александра Никонова – «витамины для ума».

...

Феминизм – главная причина самых неотложных проблем, стоящих перед западными обществами.

Карл Глассон
...

Возглавляя партии и классы,

Лидеры вовек не брали в толк,

Что идея, брошенная в массы, –

Это девка, брошенная в полк…

Игорь Губерман
...

Вы не сумели дома удержать своих жен в узде и вот теперь должны дрожать перед их толпой. Берегитесь, есть остров, имя которого я забыл, где женщины окончательно уничтожили весь мужской род.

Катон Старший

От автора

Я – враг народа.

Не всего, правда, а примерно половины. Точнее, пятидесяти трех процентов – столько в народе женщин.

О том, что я враг женского народа, я узнал совершенно случайно – наткнулся в Интернете на статью одной возмущенной феминистки. Эта дама (кандидат филологических наук, между прочим) написала большой трактат об ужасном вербальном угнетении нами, проклятыми мужчинами, их – нежных, хрупких теток. Мы угнетаем их, помимо всего прочего, еще и «посредством средств массовой информации»…

Статья называлась «Язык вражды». Ее авторша провела мониторинг российской прессы, проанализировала, какими словами пишут о женщинах грязные угнетатели, и ужаснулась, обнаружив кругом оголтелый сексизм. В этой сравнительно небольшой статье слово «Никонов» (в негативном ключе, естественно) встречается семь раз. Главный враг!

Никонов говорит с женщинами языком вражды. Разжигает… Является типичным примером… Обзывается… Надсмехается… Демонизирует женщин… Обвиняет феминизм в том, что тот «покушается на почти подсознательную протипическую систему ценностей»…

Да, вот такой я страшный! Вот такой я ужасный враг феминизма на Земле!

Впрочем, не только Никонов отличился. Вся отечественная пресса в этом смысле хороша. Вместо того чтобы вместе со всем прогрессивным человечеством семимильными шагами бежать к пропасти, наши журналисты пишут про женское движение всякие враждебные гадости!

«Женщины предстают в газетах либо как чрезвычайно жестокие преступницы или психически больные… либо как субъекты «забавных» случаев… либо как носительницы явных отклонений», – убежденно пишет авторша материала. И приводит в доказательство несколько заголовков из «желтой» прессы: «Из-за Пугачевой мужчина лишился гениталий», «69-летнюю террористку обезвредил спецназ», «Крыса разлучила женщину с унитазом», «Бабушка засыпает, только поев окурков».

Но и это еще не самое страшное, что творят журналисты с женщинами. «Есть другой распространенный прием языка вражды», – открывает читателю глаза авторша феминистического исследования. Это когда к женщинам обращаются следующим образом: «милые, дорогие наши женщины», «любимые женщины», «милые дамы». Причем, что особенно возмущает феминистку, – последнее выражение («милые дамы») употребляется «даже на женских конференциях»! Это уже вообще ни в какие ворота не лезет! Язык вражды!..

…Если вам кажется, что феминистки – безобидные смешные сумасшедшие, обратите внимание на первый эпиграф к этой книге. Эти слова – перевод с английского. А на Западе нужно набраться большого мужества, чтобы сказать или написать такое. Примерно как во времена СССР вякнуть против Советской власти. И если диссиденты в стране победившего капитализма поднимают головы, значит, честным людям молчать далее уже невозможно. Край.

Нам здесь немного проще. Мы похожими болезнями уже переболели. Теперь можно опасаться только второй волны социального гриппа, катящейся на нас с Запада. И пока не накатило, есть шанс спастись. Выработать иммунитет.

Эта книга – пилюля. Проглотите ее, чтобы не заболеть. А я, по ходу заглатывания, объясню, почему избрал для своего «лекарства» столь провокативное название. Заголовком этой книги я вовсе не хотел сказать, будто женщина не принадлежит к виду homosapiens, – это противоречило бы основам биологической науки, а науки нужно чтить не менее, чем уголовный кодекс. Я просто хочу обратить ваше просвещенное внимание на то, что практически во всех языках слово «мужчина» тождественно слову «человек». А «женщина» – не «человек». И это неспроста…

Часть 1

Великая культурная революция

…Необходимо еще лучше вооружать себя идеями Мао Цзэдуна, еще лучше усваивать и овладевать… теорией, линией, курсом и политическими установками, чтобы довести до конца Великую культурную революцию.

Нынешняя Великая культурная революция проводится лишь первый раз. В дальнейшем она обязательно будет проводиться много раз. Никто из членов партии и народа не должен думать, что после одной-двух или трех-четырех великих культурных революций все будет благополучно. Ни в коем случае нельзя утрачивать бдительность.

«Великий исторический документ». Редакционная статья журнала «Хунци» и газеты «Жэньминь жибао», 18 мая 1967 г.

Не так давно премьер-министр Норвегии Хьель Магне Бунневик подверг резкой дружеской критике шведских товарищей, плодотворно работающих на мебельном гиганте ИКЕА. В своей речи председатель Хьель Магне, в частности, сказал:

– Исключительно важно способствовать достижению равенства полов не только в мусульманских странах!

И обратил внимание присутствующих на то, что в инструкциях по сборке мебели ИКЕА присутствуют нарисованные мужчины и совершенно отсутствуют женщины.

«Нет никаких оправданий этому факту!» – добавил уважаемый Хьель Магне.

Шведские товарищи оперативно откликнулись на критику лидера соседнего государства. Они признали за собой досадную политическую ошибку и от лица корпорации заверили, что отныне изображение женщины-мастерицы займет почетное место в инструкциях по сборке икеевской мебели – в равной пропорции с изображениями мужских особей…

Это не шутка. Это бытийная правда скандинавских государств – стран победившего феминизма. Для того чтобы разобраться, отчего и как во времена глобального потепления в цивилизованном мире так крепчает маразм, давайте сделаем небольшой, но крайне занимательный экскурс в ментальное пространство Запада.

Дикий Запад

Все познается в сравнении. Поэтому лучше всего о жизни там могут судить те, кто имел возможность сравнить разные жизни. Например, бывшие эмигранты, уехавшие когда-то за океан, а потом вернувшиеся. Такие есть. И в их репатриации «виновна» как раз американская действительность, с которой они ужиться не смогли.

Александр Гордон – угрюмый, небритый телеведущий в круглых очках – очень любит рассказывать про ужасную Америку. Александр много лет назад туда эмигрировал. Эмигрировал, что называется, всерьез и надолго. Он не просто поселился там. Он изучал страну, стараясь в нее вжиться. Однако понял, что это ему не удастся: страна оказалась слишком непараллельной его натуре. Мне было интересно, почему…

Для затравки разговора я рассказал Гордону случай, приключившийся в Америке с одним из моих знакомых. Биолог Николай приехал с семьей в небольшой американский городок, снял дом. Чтобы сразу наладить отношения, пригласил соседей к себе на барбекю. Познакомились, улыбались при встрече друг другу, раскланивались. А в один прекрасный день приходит Николаю повестка в суд. Оказывается, сосед на него подал. За то, что Николай не стрижет у себя перед домом газон, чем заставляет соседа нравственно страдать от некрасивого вида. Заметьте, Николай СВОЙ газон не стриг. Тем не менее американский суд присудил ему наказание в виде штрафа. Вечером после суда сосед встретил Николая все той же белозубой американской улыбкой и легким поклоном: «Хеллоу!» После этого Николай разлюбил Америку, хотя прожил в ней не больше месяца…

– А я разлюбил Америку, потому что слишком долго жил в ней, – тянет сигареты одну за другой Гордон. – Эмигрировал я в 1989 году и прожил в Штатах семь с половиной лет. Больше не выдержал.

– Что подкосило?

– Да все! Мне не нравятся в Америке люди и отношения между ними. Мне не нравится необходимость постоянной, непрерывной, почти маниакальной заботы о завтрашнем дне. Это возведено там в религию. Если ты сегодня не позаботишься о завтрашнем дне, то завтрашний день тебя за это накажет… Там огромное количество условностей, которые придумал для себя средний класс. Обязательная смена машины со сменой работы. Хочешь или нет, но в пятницу ты должен одеться легкомысленнее, чем в обычные дни. Ты должен улыбаться в любой ситуации, вне зависимости от настроения. Их так много, этих условностей, и они такие мелкие… но когда они складываются в систему, становится очень тяжело жить.

Ко мне приехал отец, и мы с ним пошли на рыбалку, наловили рыбки. Решили воблу сделать. Рыбку посолили, повесили на балкон сушиться, закрыли марлей от мух и уехали в Канаду. А когда через неделю вернулись, квартира была опечатана и висела большая повестка. Меня вызывали в местную санэпидемстанцию за то, что я подвергаю опасности жизнь и здоровье жителей этого маленького города. Зашел в квартиру, может, думаю, канализацию прорвало? Все вроде в порядке. Вдруг звонок от хозяина квартиры, он спрашивает: «Что у тебя там за история?» – «Какая история? В чем вообще дело?» – «Мне соседка сказала, что у тебя на балконе мертвая рыба! Она подает на вас в суд».

Я, не долго думая, иду к суперинтенданту здания (что-то типа домоуправа), говорю: «Давай координаты своего адвоката и пусть эта стерва дает координаты своего адвоката. Я вас судить буду!» – «За что?» – «За нарушение первой статьи Конституции США». А первая статья гласит, что каждый человек имеет право исповедовать религию, право на свободу собраний и так далее… «Вы, – говорю, – нарушили мое религиозное право. У нас, у русских, есть обычай – в июле месяце мы вывешиваем на балконе сушеную рыбу. Рыба – это символ христианства, ты же должен знать… А вы заставили меня эту рыбу убрать. Я оскорблен в своем религиозном чувстве. Теперь только через суд». В общем, они перепугались и свой иск отозвали.

Вторая история. Это уже в другом доме было. Поставил я на балкон три картонные коробки, которые не стал выкидывать, потому что хотел сложить в них какое-то барахло и увезти. Ко мне подошел суперинтендант и сказал, чтобы я немедленно убрал коробки с балкона, потому что нарушаю устав этого дома, согласно которому ничего, кроме мебели, на балконах стоять не должно. Я взял фломастер, на большой коробке написал «стол», на маленьких – «стул». После этого он не подошел ко мне больше ни разу! Потому что коробки приобрели статус мебели…

В принципе, все эти истории можно списать просто на раздражающую разность культур, непривычность обычаев. Чужие традиции всегда кажутся глупее и (или) смешнее своих. Вот, скажем, Гордона возмутил случай с воблой. Эти дикари не вялят рыбу!.. Думаю, если бы в Москве на соседнем с гордоновским балконе приезжий гастарбайтер из Китая повесил дохлую собаку, Гордон испытал бы те же чувства, что и его американская соседка.

Вот вам реальная история – многие москвичи были дико возмущены, когда купившие в их доме квартиру кавказцы начали на какой-то там свой мусульманский праздник резать и свежевать во дворе их многоэтажки барана. Представляете – во дворе московской многоэтажки вопли барана, лужи крови, кишки, сизые сухожилия. Москвичей можно понять: дикари, понаехали тут! А у тех так принято.

Американцев раздражает манера японцев говорить намеками и экивоками. Тормознутый Восток!.. Японцев раздражает манера американцев сразу брать быка за рога и говорить напрямую о деле – они считают подобную прямоту признаком инфантилизма. Нахрапистый Запад!..

В общем, все это дело вкуса – вывешивать на балконе дохлых зверей или воздержаться. Это принимать в расчет не будем. Но есть вещи более объективные.

Тупость, например.

Легендарная американская тупость. Открываю книгу двух тамошних психотерапевтов – Г. Фенстерхэйма и Дж. Бэйер – под названием «Не говори «да», если хочешь сказать "нет"». Популярная книжка двух ученых – мужа и жены, посвященная тренингу ассертивности, то есть умению настаивать на своем. А так же умению общаться с людьми и, естественно, завоевывать друзей. Авторы описывают многочисленные случаи из своей обильной практики. Описывают американцев. И как они им помогают. Будучи сами американцами.

Вот один случай… «Однажды ко мне пришла на прием Бетти Мэдлин, прекрасно выглядевшая тридцатитрехлетняя женщина. "Я чувствую себя ничтожеством. Я несчастна. Я окончила всего лишь среднюю школу, а мой муж – профессионал. Все его друзья – тоже выпускники колледжей. Я не могу поддерживать разговор в их компании. Я вечно чувствую себя ниже их", – призналась она».

Трудный случай, что и говорить. Но наш психолог не пал духом. Не прошло и нескольких сеансов, как его осенило: «В ходе наших занятий я понял, что проблемы Бетти исходят из ее необразованности».

Вот это я называю озарением!..

Программа, предложенная специалистом для решения проблемы, выглядела так: «…чтобы стать полноценной личностью, Бетти будет: а) читать и б) развивать в себе интересы».

Для этого «Бетти поступила на курсы английского (то есть родного. – А. Н.) языка, где основной акцент делался на обогащение словарного запаса. Ее нежелание читать объяснялось главным образом непониманием ключевых слов. В заключение нашего курса я поставил перед Бетти две задачи:

– Ежедневно прочитывать две колонки статьи из газеты, выписывать непонятные слова и находить в словаре их определения. Она должна была прочесть колонку дважды, а при необходимости – трижды, чтобы правильно понять содержание.

– Записать на магнитофон собственный пересказ, смысл написанного в каждой колонке. После этого – повторить, добавив "я согласна" или "я с этим не согласна", и объяснить почему. В заключение она должна была прослушать запись своего пересказа и внимательно прислушаться к тому, как и что она говорит».

Но это еще не вся культурно-воспитательная программа. Помимо вышеописанных почти невероятных умственных усилий Бетти должна была еще во время уборки «слушать классическую музыку: одна пластинка в течение пяти дней». Тут главное, чтобы передоза не случилось.

И, в общем, все кончилось благополучно… «Наша программа себя оправдала, – пишет автор книги, – Бетти стала регулярно читать «Тайм» и «Ньюсуик». Она начала читать книги. Когда книга казалась ей слишком заумной, она откладывала ее как "пока слишком трудную" и принималась за другую. Через полгода самообразования Бетти… начала принимать участие в разговорах (с приятелями мужа. – А. Н.)».

Представляю себе их изумление: ЭТО заговорило!

Одно мне непонятно в данной истории – зачем выпускник колледжа женился на табуретке? Или они там все деревянные?

Возможно, вот из таких модернизированных психологами Бетти и вырастают фанатичные феминистки. А что, долго ли на чистый мозг простенькую программку записать – две-три брошюрки о патриархате и угнетении женщин – и все, баста, дальше сможет помочь только полное форматирование диска…

– Русским в Америке трудно, поскольку народ тамошний колоссально необразован, – продолжал свой рассказ Гордон. – Русские вынуждены общаться между собой, потому что с этими местными маугли говорить невозможно. В американской образовательной системе существует система тестов, когда на один вопрос существуют три варианта ответов, нужно лишь выбрать верный. Эта система уничтожает знания целиком! Человек уже не обращается к своим познаниям, незачем, – он либо начинает догадываться, либо где-то слышал что-то похожее и ставит галочку.

Сейчас эту систему пытаются внедрить у нас повсеместно вместо нормальных экзаменов. Я видел один из таких вопросов для наших школьников. «Водород – это: а) газ; б) твердое тело; в) жидкость». Ужас!.. Я еще помню валентность, помню, почему водород – первый в таблице Менделеева. А что будут помнить и знать наши дети, которые по тестам станут угадывать экзамены?.. Может быть, эта валентность и не нужна мне по жизни. Но системные знания формируют мышление, дают понимание, что ты не первый, что и до тебя жили, мучились, думали и умирали поколения людей, передав тебе этот факел. Человек все-таки социальное животное. Каждый из нас получает не просто опыт родителей, но и обобщенный опыт человечества. А американцы – маугли.

Я взял общеобразовательный тест для пятиклассников 1886 года и предложил его учителям американской школы 1996 года. Ни один из учителей не ответил и на половину вопросов. О чем это говорит? О том, что система среднего образования США полностью разрушена! Я проводил опрос – они не знают, сколько планет в Солнечной системе, при какой температуре замерзает и кипит вода.

– Ну, немножко некорректное сравнение с кипением воды, потому что это по Цельсию получаются круглые цифры – 0 и 100, а по Фаренгейту – там действительно хрен запомнишь: 32 и 212.

– Хорошо, но количество планет в Солнечной системе едино в любой системе! И не знают! И главное, знать не хотят! Единственный человек, который после опроса поинтересовался, а сколько же все-таки планет у нас крутится, меня так потряс, что я спросил, откуда он взялся такой любознательный. Оказалось, немец из Берлина.

Газета «Нью-Йорк Таймc» написала, как американцам предложили элементарную математическую задачу: из пункта А в пункт Б билет на поезд стоит 10 долларов. Из пункта Б в пункт С билет стоит 5 долларов. А билет из А в С стоит 13 долларов. Сколько можно сэкономить, если ехать из А в С, не заезжая в Б? 40 % опрошенных не смогли решить эту задачу!.. В Америке продаются календарики, на обратной стороне которых дана таблица, как правильно определить 20 % чаевых от любой суммы. Они не могут сами найти 20 % от суммы счета!..

– Вообще, что представляет из себя государственное образование в Америке, видно по голливудским фильмам – храбрый морской пехотинец, инструктор по рукопашному бою, не побоялся и пошел работать в среднюю школу. Где сидят обдолбанные рожавшие телки и бородатые лбы с пистолетами в карманах и, наморщив лбы, учат то, что у нас в третьем классе проходят.

– Иногда говорят: зато американцы знают хорошо свою историю. Я не поленился, сам проверил. Взял экзаменационный лист для тех, кто собирается получить гражданство США и должен поэтому знать историю, стал задавать американцам эти вопросы. Не знают! Джордж Вашингтон – да,Колумб – да, остальное – мрак неизвестности. И все это плохо. Потому что рождает некую подсознательную уверенность, что они – первые на Земле. Что они живут единственно правильной жизнью. В их жизни нет места сомнениям и рефлексии, что скверно, потому что если человек периодически не озирается, он не понимает, где находится. И если кто-то в мире живет не так, как они, нужно сделать все, чтобы это исправить.

…Помню, когда после разговора с Гордоном я пришел домой, то сразу задал своему сыну задачку про билеты из пункта А в Б и С. Сыну тогда было 7 лет. Задачку решил сразу. Только ответ дал чуть неуверенно: не мог поверить, что решение столь простое. Дальнейший наш диалог заслуживает отдельного внимания.

– Вот, сынок, а многие взрослые дяди-американцы эту задачку не решили.

В глазах отпрыска засветилось недоверие:

– А ты откуда знаешь? Действительно, в такое трудно поверить.

– Одна американская газета написала, сын. «Нью-Йорк Тайме» называется.

Мой первоклассник на некоторое время задумался, после чего риторически вопросил:

– Какие же у них школы? О школах ниже. А пока…

Мое открытие Америки

В отличие от Гордона я не жил в Америке семь с полтиной лет. Я и в «главных» штатах-то не был. Просто однажды занесла меня нелегкая журналистская судьбина на Аляску. Всего на неделю. (Правда, этого хватило, чтобы стать почетным гражданином полярного города Ном.) И вот какие впечатления и заметки остались у меня после той поездки.

…Маленькая картинка из американской действительности. Этакая шизофреническая смесь любви к законам с политкорректностью. В баре сидит компания из нескольких русских и одного американца. Русская девушка, несмотря на свои 26, выглядит очень молодо. Спиртное по американским законам можно употреблять только с 21 года. Бармен не имеет права даже пива продать человеку моложе 21 года, иначе – штрафы, отъем лицензии, а в некоторых штатах – тюрьма. Поэтому, чтобы уточнить возраст девушки, он спрашивает у нее какой-нибудь документ, который мог бы подтвердить ее «алкогольное совершеннолетие». Нормальная ситуация. До сих пор все шло логично. А дальше по нарастающей развивается американский театр абсурда.

Чтобы не смущать девушку вниманием к ее персоне, бармен спрашивает документы о возрасте у всех в компании. Даже у седого американца, которому 21 год исполнился явно до Второй мировой войны. И это обычная практика – бармены проверяют ксивы у всей компании, если в ней есть хоть один человек, в чьем совершеннолетии можно усомниться. Чтобы типа не смущать его. Чтобы типа показать: не один ты так молодо выглядишь.

Дальше – больше. Русские показывают паспорта, которые по московско-ментовской привычке у всех при себе. У седого американца никакого документа с собой не оказалось. В итоге всем русским приносят пиво, а старичку-американцу, которого даже в московское метро пустили бы без пенсионного удостоверения, пива не дают. Потому что если дать, то сразу как бы станет ясно, что бармен спрашивал паспорта у всей компании только для проформы. Это и без того всем ясно, но показывать этого нельзя. Поэтому торжествует абсурд – старый американец остается без пива. При этом все присутствующие делают вид, что все нормально…

Американцы полагают, что это вежливость. Американцы полагают, что это торжество закона. Но если это торжество закона, то что тогда идиотизм? Если это политкорректность, то что тогда издевательство над здравым смыслом и самое вопиющее ханжество?

…Они очень гордятся своим законопослушанием. Они ходят и улыбаются друг другу. На дорогах все ездят медленно, соблюдая ограничения. Прекрасно! Но как же они этого добились? А очень просто. И дело тут не в двухстах годах демократических традиций. Это в Европе, быть может, за счет традиций. А в США…

…Полицейским здесь запрещено стрелять в воздух, то есть давать предупредительный выстрел. Если уж достал из кобуры, стреляй только на поражение.

…На той же Аляске есть самые разные полиции – муниципальная, федеральная, дорожная, есть полиция, которая занимается только охраной белых медведей, есть полиция, которая охраняет лосей… Короче, много всяких. У каждой полиции – своя нашивка на рукаве. Нашивка – цветной лоскуток, красная цена ему доллар. Но если простой гражданин нацепит на рукав понта ради полицейскую нашивку – год тюрьмы. Это если он прикинется охранником лосей. А если наденет нашивку федерала – срок вырастет.

…Езда в пьяном виде – год тюрьмы.

…Убил лося не в сезон охоты (браконьерство) – пять лет тюрьмы.

…Убил лося в сезон охоты, но не того… Лосей ведь даже в сезон охоты можно убивать не всяких. У «правильного» лося спереди на рогах должно быть три каких-то там отростка. С тремя отростками убивать можно. С двумя – запрещено. Не разглядел в свой оптический прицел, ошибся в подсчетах – год тюрьмы. Без разговоров.

…В маленьком городке Ном (4000 жителей) – две тюрьмы. Для взрослых и малолетка.

– Кого и за что тут сажают в малолетку? – спросил я сопровождающего, из бывших наших.

– Ну, если дети учителей или родителей не слушаются, совсем распоясались. Родителям же детей нельзя наказывать: у детей есть права, они могут подать в суд на родителей. Поэтому родители звонят в полицию и жалуются на отбившегося от рук отпрыска.

Короче, ремнем лупить нельзя. Поэтому сажают.

…Наша эмигрантка пошла с дочерью в магазин. Там ее пятилетнее чадо увидело какую-то игрушку и потребовало ее купить. Мама отказала. Дочка по русской привычке устроила форменную истерику, разоралась. Нервная мама по той же русской привычке шлепнула дочку по попе. Вечером к маме заявились некие люди, охраняющие права детей, и заявили, что если она еще раз ударит своего ребенка, то может быть лишена родительских прав. Видно, продавщица в магазине стукнула.

…В Милуоки одного гражданина посадили на 21 год. Угадайте, за что? Он кошку убил. Кошка – это такое маленькое четырехногое животное, их много. Нет, конечно, не только за кошку! Логика судьи была гораздо глубже: преступник не просто кошку убил, он вообще человек неприятный. Подняв на бедолагу досье, судья обнаружил, что в 1973 году тот подрался, и в 1986 был с ним нехороший инцидент, и в 1982 он мужика бутылкой стукнул. Да он по жизни хулиган! А теперь вот кошку своей жены грохнул. Несчастное существо спряталось от изверга под кроватью, но это не остановило садиста. Пуля из пистолета 22 калибра оборвала жизнь домашней любимицы. Спрашивается, нужен нам такой зверь в свободной стране? Ясен перец, не нужен… Поэтому – «столыпинский вагончик по рельсам тук-тук-тук». Если бы в России кого-то приговорили к 21 году за кошку, страна бы вздрогнула. Мы говорим, что у нас очень жестокие законы. Да у нас даже при Сталине такого не бывало.

…Перед человеком отсидевшим в Америке закрываются все двери, перекрываются все возможности карьерного роста. Это происходит неофициально. Это происходит фактически. А сесть в Америке – как два пальца… Мы не удивляемся тому, что в России больше миллиона человек сидит, привыкли, что у нас едва ли не самое большое в мире число заключенных на сто тысяч населения. Делаем скидку на собственную дикость. Мол, вот в цивилизованных странах… Америка – страна цивилизованная. А сидит в ней народу больше, чем в дикой России. И в абсолютном выражении, и в относительном.

…Впрочем, россиян (из тех моих приятелей, кому я рассказывал удивительные закидоны американского правосудия) больше всего поразила не история с кошкой и дядькой, а совсем другое. В Штате Юта дают год тюрьмы за супружескую измену и полгода за добрачный секс. В штате Мэриленд – ужаснись, сексуально продвинутая Россия! – некто Стивен Шохет получил 5 лет за… оральный секс, который в этом штате запрещен. И не только в этом! Еще в 23 штатах за несанкционированный властью секс можно получить от 30 суток до пожизненного. Кафка! Оруэлл! «Если вы еще на свободе, это не ваша заслуга, а наша недоработка!»

– Дикая страна! – не сговариваясь воскликнули трое моих знакомых, когда услышали про это. Они правы: подобного нарушения прав человека нет, кажется, уже ни в одном государстве, считающем себя цивилизованным.

…Когда-то мне встретилась странная цифра. Оказывается, относительное число сексуальных маньяков в Америке на порядок превышает число маньяков в других странах. Случайной флуктуацией этого не объяснишь. Теперь я знаю объяснение феномена. Америка – пуританская страна. А, как известно, все подавляемое рано или поздно прорывается наружу в самом неприглядном и искаженном виде. В американских фильмах полно насилия. Головы отрываются, кровища хлещет, разлагающиеся трупы бегают. Это считается допустимым. Это дети смотрят. А вот голой сиськи по телевизору не увидишь – лучше смерть, чем любовь. Министр ихнего образования, которая словечко публично промолвила о пользе мастурбации, была вынуждена подать в отставку из-за давления ханжей. В этой ханжеской стране с детства в человеческое подсознание вкладывается: секс хуже насилия, насилие допустимее секса. Чего ж удивляться обилию маньяков, которые выплескивают свои сексуальные комплексы более «допустимым» способом.

Впрочем, не только сексуальные права человека попираются в Америке, но и права на владение личным имуществом. В Орегоне и Нью-Джерси владельцам автомобилей запрещено… самостоятельно заправлять свои автомобили. То есть ты должен подъехать на заправку и ждать, пока тебя заправит бой. Осталось только запретить гражданам самостоятельно умываться и убирать квартиру. И сажать, поймав с пылесосом.

Враг государства

Рейс «Москва – Нью-Йорк» приземлился по расписанию, люди, как водится, направились за багажом, потом на пограничный и таможенный контроль. Ни к кому из пассажиров никаких претензий у американских властей не было. Всех прилетевших, в том числе граждан России, спокойно пропустили. Только у одного человека возникли проблемы. Он был американским гражданином, подозрительно не выглядел, но именно его продержали на таможне два часа.

Что и как можно искать в течение двух часов в чемодане пассажира? О, если с умом подойти, можно, наверно, и дольше провозиться! Каждая вещь была вытащена и самым тщательным образом прощупана. Книги пролистаны постранично. После того как чемодан был опустошен, таможенник начал вскрывать его подкладку в поисках недозволенной контрабанды в двойном дне.

– Что вы ищете? Скажите, я вам дам, если у меня это есть! – предложил пассажир, начинающий уже терять терпение.

Ответом ему было молчание. Помимо прочих вещей в чемодане находился съемный жесткий диск. Офицер взял его и ушел искать компьютер, на котором можно было бы просмотреть информацию на диске – вдруг подрывная литература!

Компьютер, куда можно было бы всунуть съемный «винт», так и не нашли, поэтому диск задержали, а пассажира отпустили.

– Почему они именно на тебя напали? – спросил я его.

– Потому что на погранконтроле прочли в паспорте мое имя. Оно у них в компьютере помечено…

Знакомьтесь: Виктор Фридман, официальный враг американского государства. Когда-то родители увезли школьника старших классов Витю Фридмана из Москвы в Америку. На ПМЖ. Вите в Америке не понравилось. И, повзрослев, он вернулся жить в Россию. Так что теперь Виктор Фридман гражданин сразу двух стран – России и США.

Если бы Виктор уехал из Штатов тихо, никто бы, конечно, его к врагам Америки причислять не стал. Его бы просто не заметили. Но Виктор умудрился стать легендой среди эмигрантов еще при жизни в Америке. «Борец с режимом» создал громкий сайт в Интернете, на котором размещал неприятные вещи об Америке, написал пару книг, выставляющих Америку в некрасивом свете (ни одна из которых, естественно, не была издана). В общем, стал очень известным в кругах ФБР антиамериканистом. Отсюда – проблемы.

До последнего обыска в нью-йоркском аэропорту Виктор каждый год летал в Америку, где у него остались друзья, родители, бывшая жена. Прилетая, он продолжал вести крамольные речи, ругал Америку и хвалил Россию. Вот и договорился. Теперь ему в Америку путь закрыт. И сделано это было весьма изящно – никто по закону не может запретить американскому гражданину вернуться в США. Значит, нужно сделать так, чтобы подрывной элемент сам не захотел возвращаться.

Помните, фридмановский съемный диск к компьютеру так и остался в руках американских спецслужб… Уже вернувшись в Москву, Виктор позвонил в США, чтобы поинтересоваться, когда же, наконец, ему вышлют его собственность.

– Знаете, – ответил голос в трубке, – против вас возбуждено уголовное дело. На вашем диске мы нашли ссылки на сайты с детской порнографией. Вам необходимо прилететь в Америку для дальнейших разбирательств.

– Какой сайт? – быстро спросил Виктор, присаживаясь к компьютеру и набирая в адресной строке продиктованный адрес. – Нет такого сайта.

В трубке замялись. Но тут же нашлись:

– Конечно, нет. Мы его уже снесли! Не будем же мы терпеть детскую порнографию! В общем, если хотите получить обратно свой диск, приезжайте сюда лично.

– Для того чтобы в аэропорту на меня сразу надели наручники? – грустно улыбнулся в трубку Виктор.

В Америке под угрозой тюремных сроков запрещено хранить на своем компьютере не только детское порно, но и ссылки на сайты такого рода. Надо ли говорить, что ничего подобного на фридмановском диске до того, как он попал в руки американским властям, не было?

– Черт его знает, что они там на этот диск еще понаписали! И это значит, что дорога в Штаты мне теперь закрыта.

Так работает американский НКВД. Американскую охранку можно понять: зачем Америке человек, который ведет антиамериканскую деятельность, то есть пишет про нее неприятную правду?..

Поскольку читатель лишен удовольствия неторопливого перелистывания книги Фридмана «Социалистические Штаты Америки», я позволю себе обильное цитирование неизданной рукописи.

Фридман об образовании в США

«Печально, но факт: в США уровень образования, особенно среднего, неуклонно снижается на протяжении нескольких десятилетий. В последние годы видимость принятия различных мер достигла апогея, а американские школьники все так же год от года становятся все менее и менее образованными. В бюджет страны закладываются все новые статьи расходов на образование, а воз и ныне там. Многие выпускники средних школ не могут написать без ошибки свой домашний адрес, а чтобы умножить 4 на 2 используют калькулятор. Налицо полный кризис образования в стране. Все большее количество родителей осознают это и оставляют своих детей дома, где сами их учат по старым учебникам, потому что государственные школы не дают необходимых знаний, а частные стоят колоссальных денег.

Американская ассоциация преподавателей физики в течение 2,5 лет проводила исследование учебников, которыми сегодня пользуются 90 % школьников в средних школах США. Подводя итог исследованию, профессор физики Джон Хубиц сказал, что учебники изобиловали "неимоверным количеством ошибок, фотографиями, не относящимися к предмету, слишком сложными иллюстрациями, экспериментами, которые в принципе не могут работать, диаграммами и рисунками, представляющими невозможные ситуации". По словам исследователей, потребовалось бы более 500 печатных страниц, чтобы перечислить все ошибки, допущенные в этих учебниках. Кто бы мог подумать, что экватор, оказывается, проходит через города Тусон (штат Аризона) и Талахаси (штат Флорида), а Статуя Свободы – левша!..

Похоже, что составители учебников сегодня больше озабочены политкорректностью иллюстраций, чем содержанием материала. Если в книге присутствует рисунок, то в нем обязательно должны быть изображены представители меньшинств и непременно кто-нибудь в инвалидной коляске. (К сожалению, эта тенденция также охватила практически все детские книжки, выпущенные после 1990 года.) После ряда обвинений в том, что некоторые задания на контрольных работах "этнически небеспристрастны", тесты и экзамены были тщательно пересмотрены, чтобы ни одна задача ни в коем случае не вызывала противоречий. Кроме того, если ребенок не в состоянии справиться с заданием, то это, оказывается, травмирует его неокрепшую психику, что недопустимо! Чтобы избежать таких проблем, все задания стали… составлять в расчете на то, чтобы даже полный дебил смог их выполнить.

Личные заметки. Недавно мой брат, снимающийся в массовках на одной из местных киностудий, познакомился с американкой, на вид лет 40—45. Каждое его действие вызывало в ней удивление: «А в России такие бутерброды, как у тебя? А в России тоже читают книги? А ты пишешь на русском языке?» После его рассказа о том, что он в свое время снимался на киностудии им. Горького, последовал вопрос полный искреннего изумления: «Как, в России тоже есть киностудии???» На этом разговор был окончен. В другой раз моей жене в колледже одна американка лет 30 поведала с полными восторга глазами, что она едет учиться в Европу! После минутной паузы она забросала мою жену вопросами: «А Европа – это где вообще? Это что, страна или что? Я слышала, там Франция есть, Европа – это во Франции?»

Клянусь, я это не придумал…»

Сенатор-противогаз

Здесь мы ненадолго отвлечемся от преинтереснейшей книжки Виктора Фридмана и отправимся в теплую Калифорнию – место, где несколько лет назад начались и закончились так называемые «калифорнийские войны».

Преподаватели в штате Калифорния вдруг обнаружили, что выпускники их школ слишком плохо подготовлены, чтобы учиться в университетах. Поэтому в университетских аудиториях – практически одни китайцы. Китайцы, японцы и русские намного превосходят белых аборигенов в математике, физике, химии. Зато американцы берут верх в сопутствующих «науках» – труд, кулинария, макраме (у американцев есть такие «полезные для жизни» предметы в школах).

Глядя на сплошные желтые лица в аудиториях, университетские начальники решили было пойти по проторенной дорожке идиотизма – ввести квоты для белых американцев. Но китайская диаспора резко возмутилась, разыграв карту дискриминации. Это был умный ход. Квоты для белых введены не были. (Будьте уверены, если бы ситуация была обратной, то есть если бы белые американцы были умнее китайцев и занимали 95 % мест на факультетах естественных наук, квоты для нацменов были бы введены непременно! Впрочем, о маразмах политкорректности мы еще поговорим.)

Итак, квоты для дебилов ввести не удалось. Тогда янки создали общенациональную комиссию по образованию, чтобы определить – какой же сложности задачи должен уметь решать старшеклассник при поступлении в университет.

Комитет по математике в этой комиссии возглавил нобелевский лауреат Гленн Сиборг. Он лично составлял задачки и формулировал требования к абитуриентам. Нобелевский ум был призван поднять уровень американских детей… Вот вам одна из главных задач, которую должен, по мнению Сиборга, уметь решать выпускник американской школы: без калькулятора разделить 111 на 3. Сейчас американские выпускники этого делать не умеют. А что вы хотите, если 80 % американских учителей (!) не могут сложить одну вторую с одной третьей, ибо не имеют никакого представления о дробях.

Американская Федеральная программа обучения по физике требует, чтобы ученики знали два фазовых состояния воды – жидкость и лед. Гленн Сиборг настаивал, чтобы в программу ввели третье фазовое состояние – пар. Не слишком суровое требование, не так ли?

Что же происходит дальше? А дальше происходит то, из-за чего вся эта история и получила название «калифорнийские войны» – сенаторы и конгрессмены выразили бурный протест против такого усложнения школьной программы! Один из сенаторов с трибуны заявил:

– Я набрал в своем штате 41,3 % голосов избирателей, это означает, что народ мне доверяет. И я, как представитель народа, буду бороться только за то в системе образования, что сам понимаю. А если я чего-то не понимаю, то и детей учить этому совершенно незачем.

Другие сенаторы в своих выступлениях пробовали даже пришить калифорнийцам политику – обвиняли их в расовой нетерпимости и политических ошибках. Один из выступавших, например, заявил, что требование ввести в физическую программу сведения про пар – это… расизм, поскольку препятствует принятию в университет черных, ибо «ни один негр никогда не поймет, что такое этот водяной пар, не имеющий ни цвета, ни запаха, ни вкуса». Обалдеть, да?

Кстати говоря, этот «антирасист» почти буквально повторил слова отца-основателя Америки, творца Декларации независимости президента Томаса Джефферсона (изображен на редкой двухдолларовой банкноте). Джефферсон однажды сказал: «Ни один негр никогда не поймет ни геометрию Евклида, ни кого-либо из его современных толкователей». И он знал, о чем говорил: у самого Джефферсона были дети-негритята, прижитые от любовницы.

…Может быть, поэтому образовательные программы США столь оглуплены? С расизмом борются?..

Короче говоря, эти калифорнийские войны продолжались два года. По счастью, победил в них штат Калифорния – исключительно из-за хитрости адвоката, который нашел в истории США судебный прецедент, когда закон штата был признан приоритетным, хотя и конфликтовал с федеральным. Так что теперь калифорнийская образовательная программа лучше федеральной американской. Калифорнийские дети знают про пар.

…Один из наших математиков спросил своего коллегу-американца, как ему удалось при таком ужасном состоянии среднего образования в США стать математиком. Тот ответил, что с самого детства занимался сам, по книгам. И еще он научился двойному мышлению, то есть имел в голове «две математики» – одну настоящую, а другую для учителя. Преподавателю он отвечал, как учила партия, а в голове всегда держал верный ответ. Без двойной морали в Штатах – никуда.

Не зря Америка в таком количестве импортирует ученых, – бывает, российские ребята (биологи, физики, математики) целыми курсами туда уезжают: просто своих ученых растить у США плохо получается.

Закат Европы

– Ну, ужасающий уровень образования в Америке – давно известный факт. Это вам не прусская школа! – скажет просвещенный читатель, отдаленно знакомый с разными образовательными системами. – Вот Европа – другое дело.

Что ж, мой просвещенный читатель, перенесемся в Европу. Все для тебя!..

Легенда отечественной и мировой науки, живой классик от математики академик Владимир Арнольд однажды заметил: проблемы, стоящие перед современной системой образования, – главное, что должно сегодня беспокоить человечество. Посмотрим же, какрешает человечество свои главные вопросы…

Кстати, почему я обращаю ваше просвещенное внимание именно на мнение математика? По трем причинам.

1. «Математика – царица всех наук». Это изречение наверняка висело на стене в вашем школьном кабинете математики. Или физики. Но вряд ли биологии. Ибо математика – та база, тот скелет, который делает область знания настоящей наукой. А на науке стоит вся наша цивилизация. Выбей из-под ног Человечества табурет науки, и его посиневший неприглядный труп начнет раскачиваться на вольном ветру, наводя страх на случайно залетевших сюда инопланетных пришельцев.

2. Математика, как дисциплина строгая и насквозь формальная, подчиняющаяся строгим логическим законам, определенным образом формирует мышление человека. Дисциплинирует его с самого детства. Учит думать строго.

3. Среди феминисток (и, кстати, негров) практически нет математиков. Значение и объяснение этого феномена – дальше.

А сейчас давайте посмотрим, что же у нас творится с преподаванием науки наук в Европе. Ситуация с математикой там тревожная. А во Франции так просто катастрофическая. Об этом на одном из выступлений говорил французский министр науки, образования и технологий. Он провел такой эксперимент: министр спросил школьника, сколько будет два плюс три. Ребенок не ответил.

– Во Франции катастрофа наступила чуть раньше, в других странах она еще впереди, – рубит правду-матку академик Арнольд.

– Особенно опасна тенденция изгнания всех доказательств из школьного обучения, – заметил Арнольд в одном из своих интервью. – Роль доказательств в математике подобна роли орфографии и даже каллиграфии в поэзии. Тот, кто в школе не научился искусству доказательства, не способен отличить правильное рассуждение от неправильного. Такими людьми легко манипулировать безответственным политикам. Результатом могут стать массовый психоз и социальные потрясения.

И ведь прав!

Прав в том, что тупым народом легче управлять. И в том, что во Франции образовательная катастрофа уже наступила. Вот вам живое свидетельство доктора физико-математических наук Виктора Доценко. Он преподает в Парижском университете математику, то есть знает, о чем говорит, не понаслышке. Заранее прошу прощения у читателя за длиннющую цитату, но я просто не прощу себе, если не приведу этого рассказа полностью – лично меня он потряс и немало расстроил. Итак, слово Виктору Доценко (цитирую по «НиЖ», № 12 за 2004 год):

«Историки до сих пор спорят: как же могло получиться, что такие мудрые и образованные древние египтяне столь быстро разучились строить свои замечательные пирамиды? Все произошло на протяжении буквально нескольких поколений (на рубеже IV и V династий, около XXVI века до Р. X.).

И в самом деле, это была поразительная историческая катастрофа: веками учились-учились, по крохам совершенствовали мастерство, передавали все это из поколения в поколение, накапливали знания и опыт, потом выстроили свои три Великие пирамиды (Хеопса, Хефрена и Микерина) и вдруг разом все забыли, потеряли навык, умение и мастерство, перестали понимать элементарные вещи. Что особенно удивляет – это произошло как бы само по себе, безо всяких войн и нашествий варваров. Все, что было построено после, выглядело лишь как жалкое подобие Великих пирамид и сейчас представляет собой не более чем груду развалин.

Я теперь знаю, как такое может происходить: дело в том, что уже пятый год преподаю физику и математику в Парижском университете (Университет имени Пьера и Марии Кюри, известный также под именем Paris VI, или Jussieu). Надо сказать, что Париж не последнее место на планете по уровню образования, а мой университет далеко не худший в Париже. Россия всегда несколько отстает от Запада, и, судя по тому, как энергично, а главное, во что нас реформирует родное Министерство образования, сейчас в Париже я могу наблюдать наше недалекое будущее. Сразу оговорюсь: я вовсе не претендую на роль "пророка из будущего" и поэтому буду стараться избегать обобщений. Мне все равно не по силам сравнивать средний уровень французского образования (о котором имею весьма смутное представление) со средним уровнем нынешнего российского образования (о котором тем более ничего не знаю). И, если честно, вообще не понимаю, что такое "средний уровень образования". Я буду рассказывать только о своем личном опыте – так сказать, "что вижу, то и пою".

Сначала небольшая справка. Во Франции уже давно введен и действует "Единый государственный экзамен" (ЕГЭ), только называется он у них БАК (от слова "бакалавр"), но сути это не меняет. Мотивация введения французского ВАКа была примерно та же, что и нашего ЕГЭ: чтобы поставить всех учеников в равные условия, чтобы свести на нет коррупцию на почве образования, чтобы унифицировать требования к выпускникам, ну и так далее. Короче, чтобы все было и по-честному, и по справедливости. Есть и отличие: у ВАКа имеется несколько специализаций. Он может быть научным, когда приоритет (повышенный коэффициент) имеют экзамены по математике и физике; гуманитарным, когда приоритет отдается языкам, философии; экономическим и т. д. Человек, сдавший БАК, имеет право безо всяких вступительных экзаменов записаться в любой университет своего профиля (правда, только по месту жительства – прописка у французов очень даже имеется) и учиться в нем совершенно бесплатно (если не считать "комиссионного сбора" размером в три сотни евро в начале каждого учебного года). А если студент документально докажет, что доходы его семьи ниже определенного уровня, то может получать стипендию (совершенно независимо от своей успеваемости). Ученик, сдавший БАК с отметкой выше определенного уровня (больше чем 15 из 20), имеет право записаться на подготовительное отделение в одну из так называемых Гранд Эколь (самая известная из которых – Эколь Нормаль Суперьер) – это что-то вроде элитных университетов, для поступления в которые после подготовительных курсов нужно выдержать еще и вступительные экзамены. Далее в процессе учебы как в Гранд Эколь, так и в университете, в зимнюю и в весеннюю сессии происходит отсев. Если у студента сумма баллов всех экзаменов оказывается ниже определенного уровня, его выгоняют (или, в определенных ситуациях, оставляют на второй год). Отсев идет серьезный: в моем университете в первую зимнюю сессию выгоняют около 40 процентов студентов, в следующую – еще процентов 30 и т. д. В результате к концу второго года обучения остается едва ли не четверть из тех, кто начинал учиться (фактически это растянутые на два года вступительные экзамены). Далее отсев тоже продолжается, хотя не столь интенсивно, и, наконец, венчают всю эту учебу два или три года так называемого ДЕА, которое с некоторыми поправками соответствует нашей аспирантуре и которое, как и у нас, завершается (точнее, должно завершаться) диссертацией и ученой степенью. Естественно, что до этого уровня добираются только «самые-самые»… Ну и чтобы завершить это довольно скучное вступление, немного о себе: доктор физико-математических наук, профессор, занимаюсь теоретической физикой; в университете Paris VI преподаю математику и общую физику первокурсникам… и веду семинары для аспирантов последнего года Эколь Нормаль Суперьер (т. е. именно для тех, которые не только «самые-самые», но еще и «супер» и "экстра").

Ну вот, как видите, система образования задумана как будто совсем неплохо, все устроено вполне разумно, и даже деньги на все это есть (французы, правда, все время тоже говорят, что денег на образование катастрофически не хватает, но это просто оттого, что они не знают, что значит "не хватает" на самом деле). И тем не менее могу сообщить тем, кто еще не знает, что "хотели, как лучше, а получилось, как всегда" бывает не только в России. Французское образование (и я подозреваю, что далеко не только французское) – яркий тому пример.

В силу специфики своей деятельности в своем дальнейшем повествовании я буду иногда вынужден апеллировать к экспертам в области высшей математики. Я имею в виду тех, кто знает все четыре правила арифметики, а также умеет складывать дроби и в общих чертах знаком с таблицей умножения. Части текста, для понимания которых требуются столь специфические знания, я выделю курсивом.

Так вот, в этом учебном году я обнаружил, что среди пятидесяти моих учеников-первокурсников (у меня две группы) восемь человек считают, что три шестых (3/6)равно одной трети (1/3). Подчеркну: это молодые люди, которые только что сдали «научный БАК», то есть тот, в котором приоритет отдается математике и физике. Все эксперты, которыми это рассказывал и которые не имеют опыта преподавания в парижских университетах, сразу же становятся в тупик. Пытаясь понять, как такое может быть, они совершают стандартную ошибку, свойственную всем экспертам: пытаются найти в этом логику, ищут (ошибочное) математическое рассуждение, которое может привести к подобному результату. На самом деле все намного проще: им это сообщили в школе, а они, как прилежные ученики (а в университет попадают только прилежные ученики!), запомнили. Вот и все. Я их переучил: на очередном занятии (темой которого вообще-то была производная функции) сделал небольшое отступление и сообщил, что 3/6 равно 1/2, а вовсе не 1/3, как считают некоторые из присутствующих. Реакция была такая: «Да? Хорошо…» Если бы я им сообщил, что это равно 1/10, реакция была бы точно такой же.

В предыдущие два учебных года процентов десять-пятнадцать моих студентов систематически обнаруживали другое, не менее «нестандартное» математическое знание: они полагали, что любое число в степени —1 равно нулю. Причем это была не случайная фантазия, а хорошо усвоенное знание, потому что проявлялось неоднократно (даже после моих возражений) и срабатывало в обе стороны: если обнаруживалось что-либо в степени —1, то оно тут же занулялосъ, и, наоборот, если что-либо требовалось занулить, подгонялась степень —1. Резюме то же самое: их так научили.

Вот чему несчастных французских детей никак не могут по-настоящему научить, так это обращаться с дробями. Вообще, дроби (их сложение, умножение, а особенно деление) – постоянная головная боль моих студентов. Из своего пятилетнего опыта преподавания могу сообщить, что сколько-нибудь уверенно обращаться с дробями могли не больше десятой части моих первокурсников. Надо сказать, что арифметическая операция деления – это, пожалуй, самая трудная тема современного французского среднего образования. Подумайте сами, как объяснить ребенку, что такое деление: небось, станете распределять поровну шесть яблочек среди троих мальчиков? Как бы не так. Чтобы рассказать, как учат делению во французской школе, я опять вынужден обращаться к экспертам. Пусть не все, но кое-кто из вас еще помнит правило деления в столбик. Так вот, во французской школе операция деления вводится в виде формального алгоритма деления в столбик, который позволяет из двух чисел (делимого и делителя) путем строго определенных математических манипуляций получить третье число (результат деления). Разумеется, усвоить этот ужас можно только проделав массу упражнений, и состоят эти упражнения вот в чем: несчастным ученикам предъявляются шарады в виде уже выполненного деления в столбик, в котором некоторые цифры опущены, и эти отсутствующие цифры требуется найти. Естественно, после всего этого, что бы тебе ни сказали про 3/6, согласишься на что угодно.

Кроме описанных выше, так сказать, "систематических нестандартных знаний" (которым научили в школе), имеется много просто личных, случайных фантазий. Некоторые из них очень смешные. Например, один юноша как-то предложил переносить число из знаменателя в числитель с переменой знака. Другая студентка, когда косинус угла между двумя векторами у нее получился равным 8, заключила, что сам угол равен 360 градусов умножить на восемь, ну и так далее. У меня есть целая коллекция подобных казусов, но не о них сейчас речь. В конце концов, то, что молодые люди еще способны фантазировать, – это не так уж плохо. Думать в школе их уже отучили (а тех, кого еще не отучили, в университете отучат – это уж точно), так пусть пока хоть так проявляют живость ума (пока они, живость и ум, еще есть).

Довольно долго я никак не мог понять, как с подобным уровнем знаний все эти молодые люди сумели сдать БАК, задачи в котором, как правило, составлены на вполне приличном уровне и решить которые (как мне казалось) можно лишь обладая вполне приличными знаниями. Теперь я знаю ответ на этот вопрос. Дело в том, что практически все задачи, предлагаемые на ВАКе, можно решить с помощью хорошего калькулятора – они сейчас очень умные, эти современные калькуляторы: и любое алгебраическое преобразование сделают, и производную функции найдут, и график ее нарисуют. При этом пользоваться калькулятором при сдаче ВАКа официально разрешено. А уж что-что, а быстро и в правильном порядке нажимать на кнопочки современные молодые люди учатся очень лихо. Одна беда – нет-нет да и ошибешься, в спешке не ту кнопочку нажмешь, и тогда получается конфуз. Впрочем, «конфуз» – это с моей, старомодной, точки зрения, а по их, современному, мнению – просто ошибка, ну что поделаешь, бывает. К примеру, один мой студент что-то там не так нажал, и у него получился радиус планеты Земля равным 10 миллиметрам. А, к несчастью, в школе его не научили (или он просто не запомнил), какого размера наша планета, поэтому полученные им 10 миллиметров его совершенно не смутили. И лишь когда я сказал, что его ответ неправильный, он стал искать ошибку. Точнее, он просто начал снова нажимать на кнопочки, но только теперь делал это более тщательно и в результате со второй попытки получил правильный ответ. Это был старательный студент, но ему было абсолютно "до лампочки", какой там радиус у Земли: 10 миллиметров или 6400 километров, – сколько скажут, столько и будет. Только не подумайте, что проблему можно решить запретив калькуляторы: в этом случае БАК просто никто не сдаст, дети после школы вынуждены будут вместо учебы в университетах искать работу, и одновременно без работы останется целая армия университетских профессоров – в общем, получится страшный социальный взрыв. Так что калькуляторы трогать не стоит, тем более что в большинстве случаев ученики правильно нажимают на кнопочки.

Теперь о том, как, собственно, учат математике и физике в университете. Что касается математики, то под этой вывеской в осеннем семестре изучаются три темы: тригонометрия(синусы, косинусыит. д.),производныефункцийинесколько интегралов от стандартных функций – в общем, все то, что и так нужно было знать, чтобы сдать БАК. Но в университете, как это часто бывает, учат все сначала, чтобы научить наконец «по-настоящему».

Что касается тригонометрии, то ее изучение сводится к заучиванию таблицы значений синуса, косинуса и тангенса для стандартных углов 0,30, 45, 60и 90 градусов, а также несколъкихстандартныхсоотношений между этими функциями. Старательные студенты, которых в действительности не так уж мало, все это знают и так. Однако вот ведь какая закавыка, я каждый год упорно задаю своим ученикам один и тот же вопрос: кто может объяснить, почему синус 30 градусов равен 1/2?Я преподаю уже пять лет, и каждый год у меня около пятидесяти учеников; так вот, из двухсот пятидесяти моих учеников за все время на этот вопрос мне не ответил ни один человек. Более того, по их мнению, сам вопрос лишен смысла: то, чему равны все эти синусы и косинусы (так же, впрочем, как и все остальные знания, которыми их пичкали в школе, а теперь продолжают пичкать в университете), – это просто некая данность, которую нужно запомнить. И вот каждый год я, как последний зануда, пытаюсь их в этом разубеждать, пытаюсь рассказывать что откуда берется, какое отношение все это имеет к миру, в котором мы живем, тужусь изо всех сил рассказывать так, чтобы было интересно, а они смотрят на меня, как на придурка, и терпеливо ждут, когда же я наконец угомонюсь и сообщу им, что, собственно, нужно заучить на память. Своим большим успехом я считаю, если к концу семестра один или два человека из группы раз-другой зададут мне вопрос «почему?». Но достичь этого мне удается не каждый год…

Теперь производная функции. Милые эксперты, не пугайтесь: никакой теоремы Коши, никакого 'пусть задано эпсилон больше нуля…" тут не будет. Когда я только начинал работать в университете, некоторое время ходил на занятия моих коллег – других преподавателей, чтобы понять что к чему. И таким образом я обнаружил, что на самом деле все намного-намного проще, чем нас когда-то учили. Спешу поделиться своим открытием: производная функции – это штрих, который ставится справа вверху от обозначения функции. Ей-богу, я не шучу – прямо так вот и учат. Нет, разумеется, это далеко не все: требуется заучить свод правил, что произойдет, если штрих поставить у произведения функций и т. п.; выучить табличку, в которой изображено, что этот самый штрих производит со стандартными элементарными функциями, а также запомнить, что если результат этих магических операций оказался положительным, значит, функция растет, а если отрицательным – убывает. Только и делов. С интегрированием точно такая же история: интеграл – это такая вот вертикальная карлючка, которая ставится перед функцией, затем даются правила обращения с этой самой карлючкой и отдельное сообщение: результат интегрирования – это площадь под кривой (и на кой им нужна эта площадь?..)

С преподаванием физики дела обстоят похоже, только рассказывать про это скучно – здесь не так много смешного. Потому очень кратко (просто для полноты картины): курс физики в первом семестре в Университете имени Пьера и Марии Кюри начинается почему-то с линейной оптики (при этом параллельно на лабораторных занятиях студенты зачем-то изучают осциллограф), затем два занятия подряд они зубрят наизусть огромную таблицу с размерностями физических величин (то есть как выражается в килограммах, секундах и метрах, скажем, гравитационная постоянная и т. п.; замечу попутно – при этом они понятия не имеют, что такое гравитационная постоянная), затем – механика (столкновения шариков, равновесие сил и т. п.), и наконец, венчает осенний семестр почему-то гидродинамика. Почему именно такая выборка – понятия не имею, возможно, это то немногое, что знает главный координатор (и лектор) нашей секции. Почему именно в таком порядке? Да, собственно, какая разница, в каком порядке все это зубрить…

Бедные Мария и Пьер Кюри… Они на том свете небось места себе не находят от стыда.

Попробую предложить отдаленную аналогию всей этой ахинеи для гуманитариев. Представьте себе, что программа университетского курса под названием "Русская литература" состоит из следующих разделов: 1. Творчество А. П. Чехова; 2. Лингвистический анализ произведений русских и советских писателей XIX и XX веков; 3. "Слово о полку Игореве"; 4. Творчество А. Платонова. И на этом все…

Что же касается аспирантов Эколь Нормаль Суперьер (то есть тех, которые "супер-самые-самые"), то здесь ситуация совершенно иная. Эти ребята прошли такой суровый отбор, что ни вольных фантазеров, ни тем более разгильдяев здесь уже не встретишь. Более того, и с дробями у них все в порядке, и алгебру они знают прекрасно, и еще много-много всего, что им полагается знать к этому возрасту. Они очень целеустремленные, работоспособные и исполнительные, и с диссертациями у них, я уверен, будет все в полном порядке. Одна беда – думать они не умеют совершенно. Исполнить указанные, четко сформулированные преподавателем манипуляции – пожалуйста, что-нибудь выучить, запомнить – сколько угодно. А вот думать – никак. Эта функция организма у них, увы, атрофирована полностью. Ну а кроме того, теоретическую физику они, конечно, не знают совершенно. То есть они, конечно, знают массу всевозможных вещей, но это какая-то пестрая, совершенно хаотичная мозаика из массы всевозможных маленьких «знаний», которые они с успехом могут использовать, только если вопросы им приготовлены в соответствии с заранее оговоренными правилами, совместимыми с этой мозаикой.

Например, если такому аспиранту задается некий вопрос, то ответом на него должно быть либо "знание А", либо "знание В", либо «знание С», потому что, если это не А, не В и не С, он впадет в ступор, который называется «так не бывает». Хотя, конечно, и у аспирантов Эколь Нормаль Суперьер бывают довольно смешные дыры в знаниях – но тут несчастные детишки совершенно не виноваты – это преподаватели у них были такие. Например, из года в год я обнаруживаю, что никто из моих слушателей (аспирантов последнего года Эколь Нормаль Суперьер!) не способен взять Гауссов интеграл и вообще не имеет представления о том, что это такое. Ну, это как если бы человек писал диссертацию, скажем, о месте природы в поэзии позднего Пушкина и при этом не имел представления о том, что такое синонимы. Из этих аспирантов получатся прекрасные исполнители, как те «роботы-исполнители» из давнего фильма «Москва – Кассиопея»… И поэтому мне больше нравится преподавать первокурсникам университета: там все-таки еще есть хоть небольшая надежда кого-то чему-то научить…

Мне их так жалко, этих детишек! Вы только представьте: из года в год с раннего детства зубрить, зубрить и зубрить весь этот бред… Но ведь понятно, что вызубрить все невозможно. Даже у самых прилежных учеников хоть в чем-то, но будут пробелы. На практике это иногда выглядит дико (по крайней мере, для меня). Представьте себе: прилежный студент, умеет находить производные, умеет интегрировать (то есть он вызубрил все правила про «штрих» и "вертикальную карлючку"), но вот дроби складывать не умеет. Или, допустим, складывать умеет, а вычитать – никак, ну не выучил вовремя! Он может знать всю таблицу умножения, но вот чему равно 6 умножить на 7 – нет (проболел в тот день, когда учитель в школе это сообщал). Теперь вы, надеюсь, поняли, что на самом деле 3/6 может равняться не только 1/3, а вообще чему угодно. Если хотите, это можно назвать "пятым правилом арифметики": сколько скажут, столько и будет!

Мне неизвестно, сколько времени здесь продолжается весь этот образовательный «апокалипсис», может, лет десять, может, чуть меньше, но то, что в школы уже пришли преподаватели "нового поколения" – выпускники таких вот университетов – это точно, я вижу по своим ученикам.

Что же касается моих коллег – нынешней университетской профессуры… Нет, с арифметикой у них все в порядке, и вообще, в каком-то смысле все они довольно грамотные люди – стареющее, вымирающее поколение. Но, с другой стороны, когда происходит такой всеобщий бардак в образовании, вольно или невольно, но тупеют все – не только ученики, но и преподаватели, видимо, это какой-то неизбежный закон природы. Разврат развращает…

В этом учебном году на семестровой контрольной одной из задач была такая (я думаю, наши восьми-, а может, и семиклассники ее бы оценили): «Воздушный шар летит в одном направлении со скоростью 20 км/час в течение 1 часа и 45минут. Затем направление движения меняется на заданныйугол (60°), и воздушный шар летит еще 1 час и 45минут с той же скоростью. Найти расстояние от точки старта до точки приземления». Перед контрольной на протяжении двух недель среди преподавателей университета шла бурная дискуссия – не слишком ли сложна эта задача для наших студентов. В конце концов решили рискнуть выставить ее на контрольную, но с условием, что те, кто ее решит, получат дополнительно несколько премиальных очков. Затем в помощь преподавателям, которые будут проверять студенческие работы, автор этой задачи дал ее решение. Решение занимало половину страницы и было неправильным. Когда я это заметил и поднял было визг, коллеги тут же успокоили меня очень простым аргументом: «Чего ты нервничаешь? Все равно эту задачу никто не решит…» И они оказались правы. Из полутора сотен студентов, писавших контрольную, ее решили только два человека (и это были китайцы). Из моих пятидесяти учеников примерно половина даже не попыталась ее решать, а у тех, кто сделал такую попытку, спектр полученных ответов простирался от 104 метров до 108 500 километров. Отдавая работу той студентке, которая умудрилась получить расстояние в 108 500 километров, я попытался было воззвать к ее здравому смыслу: дескать, ведь это два с половиной раза облететь вокруг земного шара!

Но она мне с достоинством ответила: "Да, я уже знаю – это неправильное решение". Такие вот дела…

Читатель, небось, уже измучился в ожидании ответа на давно созревший вопрос: "Как же такое может быть?!" Ведь Франция – высокоразвитая, культурная страна, в которой полным-полно умных, образованных людей. Это один из главных мировых лидеров и в теоретической физике, и в математике, и в высоких технологиях, страна, где по российским понятиям "все хорошо". И, в конце концов, куда подевалась выдающаяся французская математическая школа «Бурбаки»? И вообще, при чем тут "Единый государственный экзамен"?

Про «Бурбаки» ответить проще всего. Эта школа никуда не делась, она продолжает функционировать, но при этом стала похожей на "черную дыру": людей (и талантливых людей!) она продолжает в себя «всасывать», но что там у нее делается внутри, те, кто находится снаружи, уже не знают. Это стало чем-то вроде "игры в бисер" Германа Гессе. Хотя мощная математическая традиция «Бурбаки» во французском обществе, конечно же, осталась. Именно поэтому несчастных детишек здесь так мучают шарадами про деление в столбик. Или, к примеру, когда нужно было решить уравнение 5х 3 = 0, один мой студент исписал целую страницу рассуждениями про структуру и счетностъ множества решений такого типауравнений, но самоуравнение решить так и не смог. Хорошо известно, что получается, если из учения, веры или науки уходит дух, а остается один формальный ритуал: маразм.

Что же касается "как же такое может быть?!", то, как видите, может, очень даже может! Правда, я подозреваю, только до поры до времени. Во-первых, нужно иметь в виду, что вся эта катастрофа в образовании началась не так уж давно, и когда говорят про умных и образованных людей, то это в действительности очень тонкий слой общества (на котором на самом деле все и держится), состоящий из пожилых, стареющих (и вымирающих) «динозавров». И подпитки в этот слой сейчас просто не происходит (точнее, она происходит за счет китайцев и прочих там русских). Во-вторых, существует и совершенно другая точка зрения на происходящее. Этот крайне циничный взгляд на современное общество как-то растолковал мне один мой коллега по университету (огромный патриот Франции, по происхождению поляк, несколько лет проучившийся в Москве, прекрасно говорящий по-русски, большой знаток русской литературы). Он очень умный человек, тоже преподает и прекрасно видит, что происходит, но при этом считает, что никакой катастрофы нет, а наоборот, все правильно, все развивается как надо. Дело в том, что современному развитому обществу нужны только хорошие исполнители. Творческие, думающие люди, конечно, тоже требуются, но буквально единицы. Поэтому вся система образования должна быть настроена на отбор, выращивание и дрессировку именно хороших исполнителей, а учить думать молодых людей совершенно не нужно: в современном обществе это только повредит их будущей профессиональной деятельности, какой бы она ни была. Что же касается творческих личностей, то о них особенно беспокоиться не следует: тот, кто действительно талантлив, так или иначе все равно пробьется. В этом смысле, по большому счету, совершенно не важно, каким предметам мы их тут, в университете, учим (по крайней мере, на первых курсах). Вместо физики с математикой вполне можно было бы заставлять зубрить, например, латынь (вот только специалистов таких сейчас не сыщешь). Все равно в будущей профессиональной деятельности никакое понимание физики с математикой им не понадобится. На уровне школы и университета важно просто производить отбор и дрессировку самых послушных, трудолюбивых и исполнительных, вот и все. А для тех, кто вылетает из этой системы, для тех, кто идет в «отходы», существуют метлы для подметания улиц, кассовые аппараты в супермаркетах, заводские конвейеры и т. д. Вы вон в Советском Союзе в свое время напроизводили миллионы образованных, «думающих» инженеров – и что? По части своих прямых профессиональных обязанностей они, как правило, ни черта делать не умели, а предпочитали размышлять о судьбах мира, о смысле жизни, о Достоевском… Причем, согласитесь, сами эти, так сказать, "думающие, образованные инженеры" сплошь и рядом чувствовали себя несчастными людьми: невоплощенные мечты о великих свершениях, нереализованные таланты, мировая скорбь и тому подобное. А тут жизненные претензии и запросы, как личные, так и профессиональные, четко алгоритмизированы, и все счастливы и довольны…

Я думаю, мысль понятна, и дальше можно не распространяться. Обо всем этом уже писано-переписано в бесчисленных утопиях и антиутопиях. Мне лично подобная точка зрения на развитое современное общество крайне несимпатична, но это отнюдь не значит, что она ошибочна. Мне кажется, что в подобной системе никакие таланты никуда не пробьются (просто потому, что их некому будет учить), и тогда люди, точнее «роботы-исполнители», очень быстро разучатся строить "Великие пирамиды". Но, может, я и ошибаюсь…

Теперь, надеюсь, понятно, при чем тут "Единый государственный экзамен"? Когда люди, вместо того чтобы думать самим и учить думать своих детей, пытаются в конечном итоге все на свете сводить к алгоритмам и тупым тестам, наступает всеобщее отупение. Впрочем, что тут первично, а что вторично, не знаю: вполне возможно, что все эти БАКи, ЕГЭ и прочие тесты не более чем следствие (а вовсе не причина) всеобщего, скажем так, "радикального упрощения мышления" в развитом обществе. В моей молодости экзамены в стиле ЕГЭ проводились только на военной кафедре, что как раз было вполне оправданно и понятно: "приказ начальника – закон для подчиненного", и все тут, а думать при этом было противопоказано. Теперь подобный стиль обучения, похоже, становится всеобщим. По мне так уж лучше пусть будет коррупция, чем кристально честное общество исполнительных роботов-идиотов…»

Неестественный отбор

До России, слава богу, культурная революция с Запада пока что не докатилась. По себе сужу. Несмотря на то что школу я закончил почти четверть века назад, на решение задачи про воздушный шар у меня ушло минут десять. В отличие от хваленых французских бакалавров. И это, между прочим, еще не самое интересное, что я вам могу о себе доложить! Лет десять тому назад приключился со мной преудивительнейший случай. Сидел я как-то поздним вечером на кухне, уставший, и вдруг вспомнил анекдот свой молодости. Звучит он так:

«Первая степень деградации инженера после окончания вуза – инженер забывает таблицу интегралов… Вторая степень деградации инженера – инженер забывает таблицу умножения… Третья степень деградации инженера – инженер надевает на лацкан "поплавок"».

… Поплавок, как вы знаете, – ромбовидный значок о высшем образовании, уж не знаю, дают нынешним студентам такие или нет…

Вспомнился мне этот анекдот вот по какой причине: я вдруг подумал, что со времен окончания вуза прошло уже, блин, десять с лишним лет – и какая же у меня теперь стадия деградации? Значок я еще не ношу. Но это можно списать на полное отсутствие у меня пиджаков – некуда нацепить. Таблицу умножения, кажется, еще помню, хотя на многих строчках уже запинаюсь. А вот, скажем, площадь круга…

И тут – о, ужас! – я вдруг понял, что не могу точно вспомнить площадь круга – то ли «пи эр квадрат», то ли «два пи эр квадрат». Это был явный заскок. Из тех, что случаются с каждым человеком, когда он внезапно забывает какое-то знакомое слово – смотрит на предмет и не может вспомнить, как эта штука называется. Фамилия, бывает, чья-нибудь иногда так выскакивает из головы. Кажется, еще минуту назад помнил, а тут вдруг – бац, ступор какой-то, вылетело слово. И чем сильнее хочешь вспомнить, тем больше клинч. В таких ситуациях нужно просто успокоиться и подумать о чем-то другом, и тогда через пару минут сбой программы рассосется, и нужное слово к тебе вернется само.

Я это знаю и знал. Но в тот раз изрядно перепугался: неужто я совсем стал дурак – забыл площадь круга? Неужели пора искать в кладовке ромбовидный значок с перекрещенными молотками? Я лихорадочно схватил ручку, кусок бумаги и решил просто-напросто вывести площадь круга, раз я ее так позорно забыл. Нарисовал круг, в нем – элементарный треугольник с высотой в радиус и основанием в «дельта икс». Взял интеграл по замкнутому контуру. И получил площадь круга – «пи эр квадрат». Без всякой двойки впереди. И тут же вспомнил, что двойка – у длины окружности.

Горд собой был до чрезвычайности. Напился чаю с лимоном… А ведь я мехматов не кончал. Самый обычный Институт стали и сплавов. Умели раньше делать специалистов!

Но – шутки в сторону. Когда я впервые ознакомился с рассказом математика Доценко о французском образовании, то всерьез задумался о судьбе нашей цивилизации. Ведь то, что сейчас происходит, – действительно катастрофа. Еще одно-два поколения таких ученых и – полный закат цивилизации. Здравствуй, варварство!

Абсолютно солидарен с Доценко в его оценках и академик Арнольд. Он, кстати, работал не только в Париже, но и в университетах и колледжах Нью-Йорка, Оксфорда и Кембриджа, Пизы и Болоньи, Бонна и Беркли, Стэнфорда и Бостона, Гонконга и Киото, Мадрида и Торонто, Марселя и Страсбурга, Утрехта и Рио-де-Жанейро, Конакри и Стокгольма. Имеет возможность сравнивать. Везде – кошмар.

– Во Франции я читаю студентам такие же лекции, как и в Москве. Принимаю там экзамены. И вот во время письменного экзамена парижский студент спрашивает меня: «Профессор, я нахожусь в затруднении: скажите, четыре седьмых меньше или больше единицы?» Это студент четвертого курса, математик! Он провел сложные вычисления, решил дифференциальное уравнение и получил верную цифру – четыре седьмых. Но дальнейшие его расчеты шли двумя путями – в зависимости от того, больше или меньше единицы оказывается полученный результат. Все, чему я его учил – а это дифференциальные уравнения, интегралы и так далее – он понял, но я его не учил дробям, и дробей он не знает…

На вопрос, почему же так происходит, обращенный к представителям западной элиты, наш неутомимый академик получил следующий ответ: «Американские коллеги объяснили, что низкийуровенъ общей культуры и школьного образования в их стране – сознательное достижение ради экономических целей. Дело в том, что, начитавшись книг, образованный человек становится худшим покупателем: он меньше покупает и стиральных машин, и автомобилей, начинает предпочитать им Моцарта или Ван Гога, Шекспира или теоремы. От этого страдает экономика общества потребления и, прежде всего, доходы хозяев жизни – вот они и стремятся не допустить культурности и образованности (которые, вдобавок, мешают им манипулировать населением как лишенным интеллекта стадом)».

Возможно, насчет Моцарта и теорем академик и перегнул палку, но то, что структура мироощущения у быдла и человека разумного разная, то, что образование влияет на ценностные категории, – в этом у меня сомнений нет. Владимира Игоревича здорово пугает, что аналогичная ситуация грозит и России в результате проводимых у нас реформ образования, введения ЕГЭ и дальнейшего облегчения (отупления) школьной программы.

– Если так, у нас не только атомоходы будут тонуть, – полагает он, имея в виду печально известную подлодку «Курск».

А я вам больше скажу: хрен с ними, с атомоходами, у нас тут вся цивилизация под угрозой – из-за разрыва между тем интеллектуальным уровнем, которого требуют новейшие технологии, и тем уровнем, который обеспечивается средней школой. Разрыв растет. И это означает, что интеллектуальная прослойка общества тончает и лишается опоры в виде базиса среднешкольных знаний.

Сейчас процесс принимает необратимый характер, раскручивается положительная обратная связь по принципу «чем хуже, тем больше»: происходит «отбор по тупости» – уже второе поколение тупых профессоров преподает студентам и занимается отбором преподавателей на кафедры университетов – отбирают таких же, как сами.

Вот как описывает процесс этого отбора в одной из своих книг всякого навидавшийся Арнольд:

«Рискуя быть понятым одними только математиками, я приведу… примеры ответов лучших кандидатов на профессорскую должность математика в университете в Париже весной 2002 года (на каждое место претендовало 200 человек).

Кандидат преподавал линейную алгебру в разных университетах уже несколько лет, защитил диссертацию и опубликовал с десяток статей в лучших математических журналах Франции.

Отбор включает собеседование, где кандидату предлагаются всегда элементарные, но важные вопросы (уровня вопроса «назовите столицу Швеции», если бы предметом была география).

Итак, я спросил: "Какова сигнатура квадратичной формы ху?"

Кандидат потребовал положенные ему на раздумье 15 минут, после чего сказал: "В моем компьютере в Тулузе у меня есть рутина (программа), которая за час-другой могла бы узнать, сколько будет плюсов и сколько минусов в нормальной форме. Разность этих двух чисел и будет сигнатурой – но ведь вы даете только 15 минут, да без компьютера, так что ответить я не могу, эта форма ху уж слишком сложна".

Для неспециалистов поясню: если бы речь шла о зоологии, то этот ответ был бы аналогичен такому: «Линней перечислил всех животных, но является ли береза млекопитающей или нет, без книги ответить не могу».

Следующий кандидат оказался специалистом по "системам эллиптических уравнений в частных производных" (полтора десятка лет после защиты диссертации и более двадцати опубликованных работ).

Этого я спросил: "Чему равен лапласиан от функции 1/xв трехмерном евклидовом пространстве?"

Ответ (через обычные 15 минут) был для меня поразительным: "Если бы x стояло в числителе, а не в знаменателе, и производная требовалась бы первая, а не вторая, то я бы за полчаса сумел посчитать ее, а так – вопрос слишком труден".

Поясню, что вопрос был из теории эллиптических уравнений типа вопроса "кто автор "Гамлета"?" на экзамене по английской литературе. Пытаясь помочь, я задал ряд наводящих вопросов (аналогичных вопросам об Отелло и об Офелии): "Знаете ли Вы, в чем состоит закон Всемирного тяготения? Закон Кулона? Как они связаны с лапласианом? Какое у уравнения Лапласа фундаментальное решение?"

Но ничего не помогало: ни Макбет, ни Король Лир не были известны кандидату, если бы шла речь о литературе.

Наконец председатель экзаменационной комиссии объяснил мне, в чем дело: «Ведь кандидат занимался не одним эллиптическим уравнением, а их системами, а ты спрашиваешь его об уравнении Лапласа, которое всего одно, – ясно, что он никогда с ним не сталкивался!»

В литературной аналогии это «оправдание» соответствовало бы фразе: «Кандидат изучал английских поэтов, откуда же ему знать Шекспира, ведь он – драматург!»

Третий кандидат (а опрашивались десятки!) занимался "голоморфными дифференциальными формами", и его я спросил: "Какова риманова поверхность тангенса?" (спрашивать об арктангенсе я побоялся).

Ответ: "Римановой метрикой называется квадратичная форма от дифференциалов координат, но какая форма связана с функцией «тангенс», мне совершенно не ясно".

Поясню опять образцом аналогичного ответа, заменив на этот раз математику историей (к которой более склонны митрофаны). Здесь вопрос был бы: «Кто такой Юлий Цезарь?», а ответ: «Цезарями называли властителей Византии, но Юлия я среди них не знаю».

Наконец, появился вероятностник-кандидат, интересно рассказывавший о своей диссертации. Он доказал в ней, что утверждение «справедливы вместе А и В» неверно (сами утверждения А и В формулируются длинно, так что здесь я их не воспроизвожу).

Вопрос: "А все же, как обстоит дело с утверждением А самим по себе, без В: верно оно или нет?"

Ответ: «Ведь я же сказал, что утверждение Аи В неверно. Это означает, что А тоже неверно». То есть: «Раз неверно, что „Петя с Мишей заболели холерой“, то Петяхолерой не заболел».

Здесь мое недоумение опять рассеял председатель комиссии: он объяснил, что кандидат – не вероятностник, как я думал, а статистик (в биографии, называемой CV, стоит не «proba», a "stat").

"У вероятностников, – объяснил мне наш опытный председатель, – логика нормальная, такая же, как у математиков, аристотелевская. У статистиков же она совершенно другая: недаром же говорят "есть ложь, наглая ложь и статистика". Все их рассуждения бездоказательны, все их заключенияошибочны. Нозато они всегда очень нужны и полезны, эти заключения. Этого статистика нам обязательно надо принять!"

Специалиста по голоморфным формам тоже одобрили. Довод был еще проще: "Курс голоморфных функций нам читал (в элитарной Высшей Нормальной Школе) знаменитый профессор Анри Картан, и там римановых поверхностей не было!" – сказал мне председатель. И добавил: "Если я и выучился римановым поверхностям, то только двадцать лет спустя, когда они мне понадобились для работы (в финансовой математике). Так что незнакомство с ними – отнюдь не недостаток кандидата!"

В Московском университете такой невежда не смог бы окончить третий курс механико-математического факультета… Замечу, что все перечисленные выше невежды получили (у всех, кроме меня) самые хорошие оценки. Напротив, был почти единодушно отвергнут единственный, на мой взгляд, достойный кандидат. Он открыл (при помощи «базисов Грёбнера» и компьютерной алгебры) несколько десятков новых, вполне интегрируемых систем гамильтоновых уравнений математической физики (получив заодно, но не включив в список новых, и знаменитые уравнения Кортевега де Фриза, Сайн-Гордон и тому подобное).

В качестве своего проекта на будущее кандидат предложил также новый компьютерный метод моделирования лечения диабета. На мой вопрос об оценке его метода врачами он ответил совершенно разумно: "Метод сейчас проходит апробацию в таких-то центрах и больницах, и через полгода они дадут свои заключения, сравнив результаты с другими методами и с контрольными группами больных, а пока эта экспертиза не проведена и есть только лишь предварительные оценки, правда, хорошие".

Отвергли его с таким объяснением: «На каждой странице его диссертации упомянуты либо группы Ли, либо алгебры Ли, а у нас этого никто не понимает, так что он нашему коллективу совершенно не подойдет». Правда, так можно было бы отвергнуть и меня, и всех моих учеников, но некоторые коллеги думают, что причина отклонения была иной: в отличие от всех предыдущих кандидатов, этот не был французом.

Вся описанная картина наводит на грустные мысли о будущем французской науки, в частности математики…»

Грустные мысли академика вполне обоснованны. Посмотрите, как руководит наукой новое поколение ученых-зубрил, на какие исследования они выделяют деньги (тот же источник):

«Национальный Комитет Франции по Науке склонялся ктому, чтобы новые научные исследования вовсе не финансировать, а потратить предоставляемые Парламентом для развития науки деньги на закупку уже готовых американских рецептов. Я резко выступил против этой самоубийственной политики и добился все же хотя бы некоторого субсидирования новых исследований. Трудность вызвал, однако, дележ денег. Недостойными субсидирования были последовательно признаны голосованием (в течение пятичасового заседания) медицина, атомная энергетика, химия полимеров, вирусология, генетика, экология, охрана окружающей среды, захоронение радиоактивных отходов и многое другое. В конце концов, все же выбрали три «науки», якобы заслуживающие финансирования… Вот эти три «науки»: 1) СПИД; 2) психоанализ; 3) сложная отрасль фармацевтической химии, научное название которой я воспроизвести не в силах, но которая занимается разработкой психотропных препаратов, подобныхлакримогенному газу, превращающих восставшую толпу в послушное стадо.

Так что теперь Франция спасена!»

Любимого читателя, наверное, уже достала эта Франция и всякие непонятные математики. Сочувствую. Возвращаемся обратно в Америку, там очень весело…

Враг государства-2

Пару-тройку лет назад судьба меня свела с одним интересным дядечкой. Наверное, специалисты в области психических патологий заинтересовались бы этим человеком: есть поводы – чрезмерная болтливость (просто неостановимый поток сознания), вязкое мышление, правдоискательство, занудство…

Не будем, однако, ставить диагнозы. Наше дело – посмотреть на историю жизни и борьбы этого правдоискателя. Итак, Юрий Милославский против Соединенных Штатов Америки…

Когда-то Юрий Павлович окончил Саратовский университет, где хорошо выучился на физика. Его специальность – звуковая аппаратура и звуковоспроизведение. На этой ниве Милославский достиг немалых высот. Многие знают, например, что звук древней ламповой аппаратуры чище и качественнее, чем звук аппаратуры более прогрессивной, транзисторной. Поэтому редкие фирмы, выпускающие аппаратуру сверхвысокого класса, делают ее именно на лампах. (Кстати, лампы закупают в России, со списанных МИГ-25, поскольку радиоламповая школа России по праву считается лучшей в мире.) Так вот, феномен транзисторного звука известен давно, но теоретического объяснения до сих пор не получил. То есть гипотезы существуют разные, но общепризнанной теорией ни одна из них пока не стала. Автором наиболее правдоподобной гипотезы, грозящей перерасти в теорию, является наш саратовский знакомец Милославский.

Мировой известности в узких кругах наш герой добился довольно быстро, научные статьи молодого советского (тогда еще) специалиста с удовольствием печатали зарубежные специализированные журналы, бесконечно радуя автора и вселяя в его душу оптимизм. А через какое-то время Милославский уехал на Запад не только душой, но и телом, поскольку Саратов конца 1980-х представлялся ему градом обреченным – мрачным, серым, заставленным сплошными военными заводами.

В США молодой ученый с прежним пылом занялся наукой. А поскольку по натуре он разоблачитель, то весь свой пыл обратил на одну завиральную идею, блуждающую в научных кругах США. Очень возмущала Милославского теория переходных интермодуляционных искажений, которые возникают якобы из-за общей обратной связи в усилителе:

– Это же смешно! Глупейшая теория! Я решил ее «уволить». Глупые теории нужно периодически «увольнять» из науки. Это я и принялся делать… Американская наука, кстати говоря, во многом мифологична. Там масса шарлатанов, которые кормятся, задуривая мозги спонсорам. Особенно это характерно для нефундаментальной науки. Хотя и в фундаментальной бывают аховые случаи. Достаточно вспомнить скандальную историю с «колд фьюжн» – холодным ядерным синтезом. Американцы якобы его открыли, раструбили на весь мир. А потом мыльный пузырь лопнул. Позорище… Или вспомним, как американские ученые нагло присвоили себе открытие вируса СПИДа, который впервые выделили французы и послали в США для перепроверки. Тоже был мировой скандал, Рейгану пришлось вмешиваться… Я лично знаю одну профессоршу, которая всерьез носилась с идеей, что цифровая запись звука, пришедшая на смену аналоговой, очень плохо влияет на мозги! Лекции читала, ездила… Поразительный бред!

При всем при этом американцы – страшные снобы. Я бы даже сказал – шовинисты. По приезде в Штаты я вступил в Акустикл Инжиниринг Сосайети – научное общество ученых-электроакустиков. И довольно скоро столкнулся с тем, что в статьях, которые я готовил для их научного журнала, мне запретили ссылаться на работы неамериканцев!

Прямо так и было сказано прямым текстом: «Ты теперь живешь здесь и должен ссылаться только на американских авторов».

– У них сейчас период борьбы с космополитизмом, надо полагать. И с преклонением перед Востоком…

– Это особенно ярко проявляется в патентном деле. В Америке я был знаком с одним патентным лоером (адвокатом), который был последним аспирантом у Эйнштейна. В его офисе до сих пор работает много русских… Заходит к ним в офис американец и со свойственной американцам наивностью просит выдать ему патент – на какое-то там изобретение в области энергетики, связанное с тепловыми электростанциями. Его спрашивают: а ты делал проверку на патентную чистоту – патентный поиск? Да, отвечает, делал – на английском и даже на японском. «А на русском делал?» – «Ой, да чего на русском делать! Откуда там…» У американцев к России вообще такое плебейское высокомерие.

Тогда наши русские в патентном офисе начинают за американца делать патентный поиск на русском языке. И выясняется, что в Советской России об этом писали еще в тридцатые годы!.. Никакой патент американец не получил. Но это исключение, очень часто американские патентные бюро просто не проводят патентный поиск на русском языке. И если бы сейчас в России нашлась мощная команда, которая прошерстила бы американские патенты, то обнаружилось бы, что огромная их доля просто недействительна! На этом, кстати, можно было бы неплохо заработать… Я, например, лично знаю одного профессора из «Белл Системе», который запатентовал в Америке гнездовую обратную связь. Да у нас в учебнике Сытина об этом написано давным-давно!

Или вот вам пример американского провинциализма. Идет в Коламбиа-юниверсити небольшой симпозиум. Довольный американец рассказывает, что он открыл в математике такие-то и такие-то интересные вещи. Встает один русский математик и говорит: «Позвольте, да это же давно сделал Гильфант – знаменитый русский математик! И сделал на более высоком уровне!..» Дремучесть американцев просто бесподобна!..

В общем, я начал конфликтовать с теми устоявшимися научными взглядами, которые существовали в Америке в моей области знания. И тогда на меня спустили всех собак… Ведь наука в Америке – это бизнес. А если вы начинаете конфликтовать с крупным бизнесом, к делу тут же подключается ФБР, потому что большой бизнес – это налоги, на которые существует правительство и то же ФБР… И мешать бизнесу в США – наживать геморрой на собственную задницу. Например, врачи, которые имеют лицензию, но не лечат лекарствами, произведенными фармацевтическими корпорациями Америки, теряют лицензии и садятся в тюрьму. Таких случаев полно.

Вот пример. Некий Чарлз Пиксли прослышал про вещество «714Х» – это гомеопатическая камфора, которая вроде бы улучшает состояние больных раком. В США это вещество не продается, но продается в Канаде. Чарлз и его жена стали принимать и пропагандировать «714Х». В 1995 году про это прознало FDA – Федеральное управление по контролю пищевых продуктов и лекарственных препаратов. Пиксли получил 19 лет тюрьмы.

Или случай со Станиславом Бурзынским, врачом польского происхождения. Он приехал в «свободную страну» с 20 долларами в кармане. Быстро поднялся, стал одним из руководителей Медицинского колледжа в Хьюстоне. Бурзынский открыл собственный метод лечения. За 18 лет он вылечил 2800 больных. А в 1985 году и на него поступил донос. Агенты FDA конфисковали у доктора все медицинские документы, а самому Бурзынскому вскоре было предъявлено обвинение в мошенничестве по 75 (!) разным статьям. Сотни пациентов организовали пикет перед залом суда с плакатами «Свободу доктору!» и «Мы умираем без него!».

Другой доктор – Брюс Халстед – был лишен медицинской лицензии, обвинен по 28 статьям и приговорен к тюремному заключению. За что? Он прописывал пациентам натуральные средства от рака вместо химических таблеток фармацевтических компаний. Причем Халстед – не просто доктор, это известный ученый, у него множество книг и сотни статей по медицине. Позже Халстед написал: «Я глубоко убежден в том, что американская система здравоохранения находится на пути к катастрофе, как экономической, так и терапевтической… В нашей стране сформировалась опасная терапевтическая система ценностей, согласно которой пациенту лучше умереть в соответствии с ортодоксальными представлениями, нежели выжить благодаря неортодоксальным методам лечения».

А причина только в том, что все эти врачи задели интересы фармацевтической мафии. Лекарства в Америке, как известно, стоят дорого, в тысячи раз выше себестоимости. Это выгодно и корпорациям, и правительству, потому что чем больше цена, тем больше собранные налоги. Поэтому как только вы начинаете лечить травами какими-нибудь, включается государственная машина подавления, приходят и арестовывают профессоров…

– Я недавно читал интервью Олега Девитьярова – бывшего одесского врача, который сейчас работает врачом в Америке. Он очень хвалил американскую медицину, очень ругал нищенский «совок», но меня поразила одна его фраза: «Если в Америке больной принесет в госпиталь свои лекарства, его просто арестуют».

– А вот вам совершенно потрясающая история миссис Дике. У нее был диагноз «неизлечимый рак брюшной полости». Пациентке было проведено 9 курсов химиотерапии и 90 сеансов радиотерапии. Ничто не помогло. Врачи обещали ей месяц жизни. Она даже не могла встать с постели. Муж готовился к похоронам, когда узнал о некоей смеси японских трав, из которой заваривают целебный чай. Эта смесь трав помогла многим больным раком. Дике стала пить этот чай, через 9 дней смогла встать с кровати, еще через несколько дней начала сама ходить в магазин, делать уборку в доме. Короче, дело пошло на поправку. И черт дернул ее мужа ляпнуть друзьям про этот замечательный чай! Тут же кто-то донес, что госпожа Дике занимается самолечением, а ее муж имеет наглость рассказывать людям про такой чудесный чай. Немедленно генеральный прокурор Лос-Анджелесского округа подписал ордер на обыск, в доме Диксов были изъяты все запасы этих трав. Муж умолял не забирать весь чай, потому что без него жена умрет. Но забрали все. Через несколько дней после суда над мужем миссис Дике умерла.

Не так давно в американской тюрьме за собственное изобретение сидел один чех – Петр Таборски… Один университет вел какие-то там исследования по очистке воды. Ничего не вышло, исследования были закрыты. А Таборски работал в этом университете простым лаборантом за 8 долларов в час. Он не оставил идею и стал работать над ней самостоятельно. И решил проблему! Его открытие сулило миллионы. Таборски спросил руководство, какая его доля. Ему ответили, что никакая, потому что открытие принадлежит университету, ибо сделано Таборски в рабочее время. Тогда Петр забрал свои тетради с записями и ушел. Руководство университета сообщило в полицию и обвинило Таборски в краже… собственных тетрадей. Короче говоря, в результате чех получил приговор – несколько лет тюрьмы, а после освобождения – нахождение под надзором полиции в течение 15 лет! Кстати, в тюрьме он сидел в кандалах: очень опасный изобретатель!

– Странно, как вы уцелели в этой ужасной Америке с вашим правдоискательским характером.

– Я приехал в Америку, как этот чех, – с чистой душой. Хотел воплотить в жизнь свои идеи в области оптимизированных звуковых усилителей и предусилителей. Поэтому и повел борьбу с лженаучными теориями, которые царили в американском акустическом обществе. Дело в том, что западные специалисты, в отличие от наших, очень узкие специалисты. В этом их слабость. Они не знают фундаментальных работ, не знают смежных областей, в том числе в области психоакустики. Поэтому русским там лафа, наши ученые очень хорошо образованы. Но!..

Но если вы начинаете разоблачать либо американские незаконные патенты, либо их очередные безграмотные теории, вам тут же вешают ярлык траблмейкера (делатель проблем), и вы становитесь абсолютно не своим человеком. Вас перестают публиковать и вообще вышибают из профессионального сообщества. Потому что своим правдоискательством вы мешаете людям жить. Ибо вы некорректны.

Они же все там трясутся за свои места. Потому что чувствуют свою несостоятельность… Мой знакомый русский профессор – я не буду называть его фамилию, он занимался в России оборонными технологиями, изучал распространение звука под водой и бежал в Америку в начале 1980-х прямо с корабля, из какой-то экспедиции, а в России по его поводу даже вынесен приговор… так вот, даже он, любитель Америки, говорит, что русский дипломник на голову выше американского профессора. Почему так получается? Система образования порочна.

Вот у нас на российских физфаках самый сложный из обязательных предметов – математическая физика. Когда я учился, все 350 человек ходили на этот предмет, учили, сдавали экзамены, мучились. Но учились… В Америке на математическую физику записалось только три человека – американец, китаец и русский – мой сын. Американца после первой лекции как ветром сдуло, и экзамены сдавали китаец и русский.

– Что значит «записались»?

– А там свободное посещение, масса предметов не являются обязательными. Дикость какая-то. Как можно студенту дать самому выбирать себе предметы, если он пока не является специалистом и не знает, что ему нужно, а что нет.

Доходит до курьезов. Недавно у моих приятелей-физиков дочка поступила в университет. И выбрала себе для посещения два главных предмета – африканские танцы и африканская вышивка. А между прочим, оплата за обучение в этом университете – 40 000 долларов в год. Родители в ужасе. За что они платят такие деньги?

Поэтому когда я нахожу в работах американцев чудовищные ошибки, я уже не удивляюсь. Неопределенные интегралы они вычисляют численным методом! Синус нуля у них равен единице!.. Я обо всем этом говорил на международном конгрессе. Потом ко мне этот разбитый мною профессор подходил и удивлялся: «Ты же не математик, а физик, как ты умудрился взять интеграл?» Я говорю: «Да вот так, изловчился».

В общем, после того как я публично «уволил» две шарлатанские теории, на которых кормились профессора Электроакустического общества, мне в Америке объявили войну…

Началось с того, что я написал и отослал очередную разгромную статью в журнал. По уставу общества они должны были мою статью опубликовать. Они не опубликовали. Мне пришлось громить их в других изданиях. И тогда эти «профессора» стукнули в ФБР, что я хочу лишить Америку господства в области электроакустики. Политику стали шить.

И пошло по нарастающей. Иду я себе на открытую научную конференцию, которая должна была состояться на седьмом этаже одного здания… А они наняли отставного полицейского – детину двухметрового роста, который в вестибюле на первом этаже бросился на меня и стал трясти за грудки. Рассчитывал, что спровоцирует меня на драку. Не спровоцировал, конечно, я всегда хорошо контролирую себя. Кончилось тем, что они вызвали полицию, которая меня арестовала и заключила на 3 часа в тюрьму.

– Это не тюрьма, друг мой. Это обезьянник…

– Возможно. Продержали в камере с какими-то наркоманами… Мне предъявили обвинение в незаконном пересечении границы частной территории и вручили повестку в суд. Чудовищный абсурд, потому что дело происходило, как я уже сказал, в вестибюле общественного здания. Надо сказать, тогда я еще верил во все эти декларируемые американские свободы и так называемую справедливость. Глаза у меня открывались постепенно.

Забегая вперед, скажу, что возбуждение уголовного дела против неугодных людей в Америке – это стандартный прием. На пустом месте фабрикуют дело. Потом люди отмываются, нанимают лоеров, платят им по 200—500 долларов в час, часто выигрывают дело, но… остаются без денег. А иногда и без дома, и без машины – с голой правдой в кармане. Все нажитое уходит на адвокатов.

Итак, я нанял лоера за 200 долларов в час. Приходим с ним в суд – нет документов. «Пошли искать, – говорит мне как дурачку мой лоер. – Наверное, они случайно попали в другой офис». И вальяжно идет, не торопится. А время тикает. 15 минут – 50 долларов. Пришли, искали-искали – нет документов. Вернулись. «Наверное, плохо искали, – снова говорит мне лоер. – Пойдем еще поищем». Снова идем, неспешно так. А я же не могу ему сказать: «Шевели ногами быстрее, скотина!..» Приходим, лоер с кем-то там шепчется непонятно о чем… И еще я заметил странное пересечение взглядов моего лоера и лоера противоположной стороны. Тогда не придал этому значения…

Наконец, нашли документы. Приходим на суд. Смотрю, подбегает какой-то клерк, и мой лоер тоже что-то ему шепчет. После этого мы сидим, а нас все не вызывают и не вызывают. Потом уже я узнал, что между судейскими и лоером бывает такой сговор: лоер платит какие-то небольшие деньги клерку и тот обещает вызвать его подзащитного последним. Лоеру это выгодно: восемь часов просидел – 1600 долларов в кармане.

Иногда лоеры затягивают процесс до тех пор, пока у клиента все деньги не кончатся. После чего вас просто бросают. Эти адвокаты платят судьям, клеркам, сговариваются с лоерами противоположной стороны и тянут, тянут, тянут… Есть такой анекдот в Америке. Молодой лоер хвастается старому: «Я только что выиграл такое дело!» – «Ну и дурак! На этом деле ты мог бы всю жизнь кормиться!»

Короче говоря, после трех затяжек и переносов дела, после того как я отдал этому лоеру несколько тысяч долларов, я понял, что все, баста. И сделал то, чего никогда не сделает ни один американец ввиду полнейшей своей инфантильности – уволил лоера, взял книгу законов и стал читать. Решил вести дело сам.

И добился того, что судья решила, что все, что со мной произошло, было незаконно. Но при этом никакого определения она не написала, ничего мне на руки не выдала, а все бумаги этого дела подшила в папку, и больше я их не видел. Это был уже какой-то театр абсурда. По закону человеку обязаны выдать все его бумаги. Но, видно, за время судебного рассмотрения в моем деле накопилось столько передергиваний, вранья и противоречий, что его мне не выдали и не выдают до сих пор.

И тогда я набрался злости и решил добиться справедливости. Нашел в библиотеке федерального суда Манхэттена книгу одного профессора «Как самому подать в федеральный суд». Изучил ее… Забегая вперед, скажу, что теперь эта книга – секретный документ, ее никому не выдают.

– То есть как?

– Ну, я потом попробовал ее взять еще раз, но не нашел в каталоге, изъяли. Спросил знакомую девочку из библиотеки, в чем дело, она подтвердила, что книга изъята из свободной выдачи. Дело в том, что американские суды очень не любят дел «pro се», то есть поданных гражданами без помощи адвокатов. Потому как вся судебная система Америки построена на том, чтобы дать заработать адвокатам.

А уже через институт лоеров идут взятки судьям, клеркам и так далее. Судьи страшно не любят, когда человек ведет дело «pro се». Даже несмотря на то, что таких дел в Америке ультраничтожное количество… И еще один важный момент, почему судьи ненавидят дела «pro се». Человек, который ведет дело самостоятельно, неуправляем. А любой лоер очень даже управляем – через коллегию адвокатов, например. Если в федеральном деле, связанном с госбезопасностью, прокурорам справиться с лоером не удается, его просто убирают из дела через коллегию адвокатов за какую-нибудь мифическую «неэтичность».

…Короче говоря, я пишу в федеральный суд – подаю иск на Нью-Йорк и на Электроакустическое общество по поводу нарушения моих гражданских прав, фабрикации обвинений, незаконного ареста. В результате после длительных проволочек мне прислали формальную отписку, а иск к рассмотрению не приняли. Такое ощущение, что даже моих бумаг не читали… Ах, так?

Тогда я написал генеральному прокурору жалобу на судью. По местным меркам это наглость! Ни один лоер, хотя закону это не противоречит, против судьи никогда не пойдет. Если он начнет писать кляузы на судью, больше ему не дадут выиграть ни одного дела.

Кстати, нужно заметить, что американские лоеры очень неохотно берутся за политические дела – в которых замешаны ФБР, государственная безопасность… Когда я еще искал себе адвоката и ходил по лоерам, мне один честно сказал: вот если бы у тебя по чьей-то вине был сломан палец, я с точностью до нескольких сотен долларов могу сказать, сколько ты получишь, а тут просто не дадут выиграть…

Нет, какое-то правосудие в Америке, конечно, возможно, если это громкие дела, получившие огласку. А в обычной практике судьи хамят, опаздывают на заседания, воруют документы из дела. Воровство судьями документов вообще стандарт судейского поведения в США. Рассчитано все на то, что вот судья какой-то документ украл, а ты потом годами, десятилетиями добивайся справедливости. Как-то мне попались в газете слова певицы Аиды Ведищевой, я их даже записал: «Когда я разводилась со своим американским мужем, на моей стороне была правда, а на его стороне были деньги. У меня было 25 юристов, которые раздели меня до нитки. Я проиграла. Я не судилась за деньги. Я только хотела узнать, на каком этапе можно добиться правды в США, все ли здесь значат деньги. И после того как у меня прямо в зале суда пропали документы, я многое поняла».

Многие процессы в Америке идут десятками лет. Например, процесс об авторстве интегральной схемы шел 40 лет и только недавно кончился. Поколения лоеров на нем жили!.. Дело родственников убитого Мартина Лютера Кинга против правительства идет почти с тех пор, как убили Кинга, а это произошло в 1960-х годах. И только сейчас правительство признало – да, возможно, был сговор. Еще через 40 лет, глядишь, выплатят родственникам компенсацию…

Вести такие процессы могут только миллионеры, как вы понимаете. Потому что их ведение стоит десятки миллионов долларов. Обычные люди предпочитают махнуть рукой и не добиваться правды. На которую просто нет денег.

В России законы и вся процессуальная система, между прочим, на порядки лучше. Даже в тоталитарном СССР я выиграл более 10 исков против Минсвязи, хотя к судье приходили «мальчики», как она говорила, из КГБ. Мне грозили психушкой, как водится. Но я суды все-таки выигрывал, потому что был прав! И «мальчики» ничего не смогли сделать…

Ладно, вернемся к моему делу. Сейчас я подал иск в Верховный суд Америки. Это, чтобы вы знали, очень не просто. Вот видите у меня брошюра толстенькая? Это мой иск в Верховный суд. Иск в Верховный суд подается в 40 экземплярах и строго по определенным требованиям – ширина полей, величина отступов и так далее. Если ты в ширине полей ошибся – иск не считается поданным. Цена такой книжки, если бы я делал ее с помощью адвоката, 50 000 долларов.

Я как-то прикинул – вся моя многолетняя судебная переписка обычному американцу, нанявшему лоеров, стоила бы 6 миллионов долларов. А скорее всего, все обошлось бы дороже, потому что американские лоеры, как правило, нарочно запутывают дело, а за страницу текста иска иногда берут по 500 долларов. Сейчас американские суды даже ввели какие-то ограничения на подаваемые судебные документы – не больше стольких-то страниц – поскольку судьи просто тонут в этой лоерской галиматье, ведь лоерам нужен максимальный объем написанных страниц, чтобы побольше состричь с клиента…

В общем, моя борьба с Америкой не закончена. А сдаваться я не собираюсь.

Вот такой вот он, этот Милославский, – человек обиженный. То ли сумасшедший, то ли святой…

Пена на горизонте

Выше я писал, что, по счастью, цунами всеобщей дебилизации образования еще не докатилось до России. Но пенные гребни уже видны на горизонте. Всего десять минут пошатавшись по сетевым форумам лучших московских вузов, я уже нашел две тревожные студенческие реплики.

Реплика первая:

«На экзамене по атомной физике (физфак, 3-й курс!) не все могут объяснить, из чего состоит атом водорода. И некоторыми «господами» с форума этот вопрос, видимо, считается предъявлением завышенных требований…»

Реплика вторая:

«Пара вводных слов. У нас в Бауманском есть такая штука – "рубежный контроль". В середине семестра студенты в форме мини-экзамена сдают то, что у них за полсеместра было на лекциях-семинарах, преподавателям лабораторных… Я провел «соцопрос» в немалом числе групп на тему "сколько электронов, протонов и нейтронов в альфа-, бета– и гамма-частице, атоме водорода и атоме гелия". Увы, листик со статистикой у меня куда-то заховался, точные цифры не приведу, но… если верить студентам МГТУ, нейтрон в атоме водорода есть в 80—90 % случаев. А рекорд по количеству е p n принадлежит гамма-частице – там типа всего по 6!!! Встречалось, впрочем, мнение, что всего лишь по 4. Атом гелия у них содержит два протона (и все)… Ну и так далее. А вы говорите, уровень…»

Хорошо, что я недолго просидел в Интернете, иначе совсем расстроился бы. Да и как не расстроиться, если у нас в стране намечается реформа образования – по западному образцу. Чтоб было «как в цивилизованном мире». Тестовые системы сдачи экзаменов (то есть вместо сути вопроса будут спрашивать второстепенные и формальные вещи). Облегчение программы…

Я вам скажу, что это за «облегчение». Несколько годков тому назад Минобраз России выпустил аж в двух томах свой проект Стандартов общего образования. Немало, видно, люди потрудились. Самое примечательное в этом двухтомнике – список тем, знания которых требовать с учеников будет уже не нужно.

Чтобы не иссушать книгу, и без того перегруженную цитатами, я вкратце перечислю лишь некоторые вещи, которых не будет знать поколение наших детей и внуков.

В Обществоведении и Истории не будут затрагиваться при обучении следующие темы:

инфляция;

прибыль;

валюта;

ценные бумаги;

многопартийность;

гарантии прав и свобод;

правоохранительные органы;

деньги и другие ценные бумаги;

формы государственно-территориального устройства Российской Федерации;

Ермак и присоединение Сибири;

внешняя политика России (XVII, XVIII, XIX и XX веков);

Конфуций и Будда;

Цицерон и Цезарь;

Жанна д'Арк и Робин Гуд;

физические и юридические лица;

правовой статус человека в демократическом правовом государстве;

разделение властей;

судебная система;

самодержавие, православие и народность (теория Уварова);

народы России;

христианский и исламский мир;

Людовик XIV;

Лютер;

Бисмарк;

Государственная Дума;

безработица;

суверенитет;

фондовый рынок (биржа);

доходы государства.

В Физике, Биологии, Химии, Географии не будут изучаться следующие темы:

строение атомов;

понятие дальнодействия;

устройство глаза человека;

соотношение неопределенностей квантовой механики;

фундаментальные взаимодействия;

звездное небо;

Солнце как одна из звезд;

клеточное строение организмов;

рефлексы;

генетика;

происхождение жизни на Земле;

эволюция живого мира;

теории Коперника, Галилея и Джордано Бруно;

теории Менделеева, Ломоносова, Бутлерова;

заслуги Пастера и Коха;

натрий, кальций, углерод и азот (их роль в обмене веществ);

нефть;

полимеры.

Из Математики образовательная цензура планирует изъять:

необходимость и достаточность;

синусы углов в 30°, 45°, 60°;

построение биссектрисы угла; деление отрезка на равные части; измерение величины угла; понятие длины отрезка; площадь сектора;

простейшие тригонометрические неравенства; равенства многочленов и их корни; превращение простых дробей в десятичные (здравствуй, Америка!).

Как приятно сознавать, что Россия идет в русле общецивилизационных тенденций!

Какое счастье настанет, когда наши дети будут учить таблицу умножения аж до 5 класса, как в Канаде!

Кстати, Геометрию наше славное Министерство образования вообще хотело упразднить. Всю. Зато этим славным министерством планируется ввести Закон Божий (здравствуй, Средневековье!).

Мотивируя кастрацию учебных курсов, министр образования России сказал, что лично он понятия не имеет о кровеносной системе ланцетника (зоология), а до министра дослужился, – значит, и школьникам знать этого не обязательно. Вам это не напоминает того самого прибабахнутого американского сенатора?..

В общем-то, ситуация настолько вопиющая, что остается только иронизировать. Как это сделал Михаил Задорнов в одной из московских газет. Задорнов – человек, близко связанный с Прибалтикой, и потому имеет возможность сравнивать две образовательные системы – нашу, пока еще советскую, и прибалтийскую, постсоветскую:

«После развала Советского Союза стало ясно, что советская система образования во многом была лучше западной. И если порой она уступала в профессиональной подготовке, то с точки зрения общего образования была гораздо широкомасштабней… Лично я полжизни комплексовал из-за того, что считал себя недообразованным, а теперь люди, получившие образование по западной системе, воспринимают меня чуть ли не как ходячую энциклопедию!..

Конец бесплатного ознакомительного фрагмента.

  • Страницы:
    1, 2, 3, 4