Современная электронная библиотека ModernLib.Net

Боевые искусства - Путь невидимых. Подлинная история нин-дзюцу

ModernLib.Net / Спорт / Горбылев Алексей / Путь невидимых. Подлинная история нин-дзюцу - Чтение (стр. 25)
Автор: Горбылев Алексей
Жанр: Спорт
Серия: Боевые искусства

 

Загрузка...

 


      Такамацу утверждает, что все воинские искусства жителей Ига восходят к китайскому военачальнику Икаю (в другом прочтении – Иин), который был вынужден бежать из Китая и поселился в пещере на горе Такао в Ига. Произошло это где-то между 1040 и 1050 годами.
      Икай прекрасно разбирался во всех аспектах военного дела и в совершенстве владел косси-дзюцу. В горах Ига он познакомился с местными ямабуси Гамоном Доси (Фудзи-вара Тиката) и Хогэмбо Тэссином и передал им секреты косси-дзюцу и способ маскировки «летящая птица» (хитё-но какурэгата). От них-то и пошла вся традиция нин-дзюцу Ига. Так, ученик Гамона Доси, Гарю Доси передал свои знания Иге Хэйнаю Ясукиё, который стал основателем знаменитой школы нин-дзюцу Ига-рю, или Кумогакурэ-рю – «Школа маскировки в облаках» – по его боевому псевдониму, а также Хатирю нюдо и уже упоминавшемуся Идзумо-но кандзя Ёси-тэру. Хатирю нюдо обучил секретам нин-дзюцу Тодзаву Ха-куунсая (Хакууна Доси), считающегося создателем школы нин-дзюцу Хакуун-рю и первым патриархом школы косси-дзюцу Гёкко-рю, знаменитого начальника разведки Мина-мото Ёсицунэ – Исэ Сабуро Ёсимори, мага-отшельника Хо-гэна, а также КимонаХэйбэя. Кимон Хэйбэй учил нин-дзюцу Каина Доси, который, в свою очередь, стал учителем Тогакурэ Дайсукэ, основателя Тогакурэ-рю нин-дзюцу – главной школы Будзинкана. От Тодзавы Хакуунсая берет свое начало линия передачи нин-дзюцу, достигающая Сакагами Таро Кунисигэ, официального основателя школы Гёкко-рю, великого дзёнина Момоти Сандаю, Тоду Сакё Иссинсая, официального основателя Кото-рю, и даже семью Натори. Линия передачи нин-дзюцу от Тогакурэ Дайсукэ через Симу Косанту достигает семьи Тода, и лично Такамацу Тосицугу и Хацуми Масааки, а через Хату Сабуро – семей Уэно, Нарита иТоду Гохэя.
      В эту генеалогию оказались вписанными почти все знаменитые ниндзя из Ига и Кога, которые все увязаны здесь линиями передачи и наследования. Истоки нин-дзюцу уводятся к последователям сюгэндо, а Тогакурэ-рю оказывается стержневой традицией нин-дзюцу Ига и Кога. Чудесная картина, в которой каждому знаменитому ниндзя отведена особая ячейка! Правда, непонятно, почему в исторических источниках не упоминается ни Тогакурэ-рю, ни семья ниндзя Тода.
      Однако японские исследователи в большинстве своем встретили появление этой генеалогии со скепсисом. Вот что, например, написали о ней Ямада Тадаси и Вататани Киёси в «Бугэйрюхадайдзитэн»: «Такамацу Тосицугу, воспользовавшись модой на литературу по нин-дзюцу в период после Тайсё (1912.7-1926.11), составил новую генеалогию этого искусства... Эта генеалогия, основанная на данных преданий, изобилует приукрашениями; реальные личности, известные из источников, перемешаны с вымышленными или легендарными героями. Поэтому проверить ее достоверность не представляется возможным».
      В действительности никакие исторические источники не позволяют проследить передачу военного искусства, например, от Фудзивары Тикаты, выведенного в генеалогии Такамацу как Гамон Доси к Иге Хэйнаю Ясукиё, равно как и передачу секретов нин-дзюцу от мифического Тодзавы Ха-куунсая (интересно, что это имя носил и знаменитый мастер нин-дзюцу Кога-рю XVI в.) – к Момоти Сандаю. В ней начисто отрицается реальный исторический процесс постепенного и повсеместного накопления знаний в области шпионажа и разведки и реальный исторический фон, на котором это накопление и развитие происходило, например, все перипетии с семьей Хаттори, с выделением из нее Фудзибаяси и Момоти. Интересно, что ни Хаттори, ни Фудзибаяси в генеалогию не попали.
      Сомнительной выглядит и личность «первооснователя» Икая. По утверждению Хацуми Масааки, Икай был военачальником киданьского государства и, якобы, потерпел поражение в борьбе с китайской династией Сун и был вынужден бежать из Китая на Японские острова. Однако в любой работе по истории Китая можно прочитать, что пик набегов киданей на Китай приходится на конец X в., и что только в 1004 г. китайцам удалось заключить с врагами мир, но на очень тяжелых условиях – они обязывались ежегодно платить киданям огромную дань. Однако набеги киданей продолжались и в последующие годы, и китайцы ничего не могли с ними поделать. И лишь в 1125 г. китайцы в союзе с чжурчженями сумели разгромить киданьское государство Ляо. Таким образом предание о бегстве Икая в Японию в середине XI в. совершенно несостоятельно.
      Однако это не самый «убойный» аргумент в развенчании генеалогии Такамацу и Хацуми. В «Бугэй рюха дайдзитэн» в статье «Тогакурэ-рю» мы читаем: «Он (Такамацу Тосицугу) утверждал, что унаследовал эту генеалогию (а также такие школы „ниндзя“ как Гёкко-рю, Кото-рю, Гёкусин-рю, Син-дэн фудо-рю, Гикан-рю, Кумогакурэ-рю и Тогакурэ-рю – добавим от себя) через устную передачу (кодэн) Тоды Син-рюкэна Масамицу. Однако Тода Синрюкэн (Иссинсай) умер в возрасте 73 лет в 13-й год Мэйдзи (1879 г.). Такамацу же родился через 4 года после смерти Тоды!»
      Это одна из самых загадочных страниц истории Будзин-кана. Дело в том, что разные источники дают совершенно разные даты жизни Тоды Синрюкэна Масамицу и Такамацу Тосицугу. Например, в том же «Бугэй рюха дайдзитэн» в статье «Гёкко-рю» сообщается, что Тода Синрюкэн Масамицу умер 6 декабря 4 года Мэйдзи (1870 г.). Последователи же Будзинкана утверждают, что Тода Синрюкэн жил в 1824 – 1909 гг., а Такамацу Тосицугу – в 1887 – 1972 гг.
      К этой путанице в датах следует добавить и еще несколько любопытных деталей. В официальной генеалогии мастеров Такаги-рю, опубликованной в «Бугэй рюха дайдзитэн», значится Такамацу Ёсиёси – отец Тосицугу, который, по непонятной для автора причине, не упоминается ни в одной из работ по истории Будзинкана. По-видимому, он-то и был первым учителем сына. Любопытно, что кроме генеалогии Такаги Ёсин-рю его имя больше нигде не встречается. Возникает законный вопрос: как же могло получиться, что сын Тоды Синрюкэна не был знаком с «тайными традициями» Гёкко-рю, Кото-рю, Тогакурэ-рю и т.д., а вот внук, в обход папаши, стал их наследником?
      Кроме того, в статьях и книгах последователей Будзинкана почему-то не упоминаются и другие учителя Тосицугу, принадлежавшие к традициям Кукисин-рю и Такаги-рю: Мидзута Ёситаро Тадафуса, Цуноно Яхэйта Масаёси и другие. Кстати, все источники, не связанные с Будзинканом, называют Тоду Синркжэна инструктором по кэндо в одном из военных училищ.
      Что же представляют собой эти «школы нин-дзюцу» Тогакурэ-рю и Кумогакурэ-рю? В недавно выпущенном японской фирмой «Куест» учебном видеофильме «Нинпо тай-дзюцу школы Тогакурэ-рю» продемонстрировано несколько десятков приемов рукопашного боя, особенность которых состоит в постоянном использовании ослепляющих порошков. Показаны также приемы с использованием лазательных когтей (сюко) и сюрикэнов. В «Беседах ниндзя» Хацуми утверждает, что «Тогакурэ-рю преподает свое нинпо тай-дзюцу с некоторыми тайными видами оружия, такими как сэнбан (разновидность сюрикэна), синодакэ (дыхательная трубка) и сюко». По поводу Кумогакурэ-рю там же он говорит, что эту школу «характеризует похожая форма тай-дзюцу с использованием камаяри (разновидность копья с боковым серповидным отростком)». Кроме того, по словам Хацуми, «в Тогакурэ-рю... собрано все лучшее, что имеется в 9 рю». После разбора генеалогий школ Будзинкана это утверждение не может не вызвать недоумения, ведь по крайней мере 2 из них – Кукисин-рю и Такаги Ёсин-рю – с Тогакурэ-рю ничего общего не имеют. Фактически, под названием «нин-дзюцу» Хацуми Масааки преподает разновидность дзю-дзюцу
      Впрочем, некоторыми уловками ниндзя он, по-видимому, все же владеет. Английский журналист Клиффорд Харрингтон рассказывает: «Пока мы беседовали, Хацуми Ёсиа-ки взял большую виноградину и проглотил ее. Затем продолжил разговор (к тому времени я уже забыл об этой мелочи) и вдруг раскрыл рот, глубоко засунул в него два пальца и... достал целую виноградину. Когда-то, по словам Хацуми, таким способом доставлялись секретные сообщения... Бой (показательный) завершился тем, что ниндзя стремительно бросился к стене своего двухэтажного дома, на бегу забросил на крышу прикрепленный к веревке крюк и в считанные секунды взобрался наверх. В этом ему помогли специальные петли на веревке, по которым он поднимался, как по ступеням лестницы».
      Хацуми Масааки не был единственным учеником Такамацу Тосицугу, как утверждается во многих статьях. Напротив, у Такамацу было очень много учеников. Да и сам Хацуми смог познакомиться с Тосицугу только через своего первого наставника Уэно Ки Тёсуя, личного ученика Такамацу.
      Уэно Ки Тёсуй (Ки Тэнсин) был наследником одной из ветвей школы Кукисин-рю, имевшей длиннющее официальное название Хонтай Кисин Уэно тэнсин-рю Куки синдэн дакэнтай-дзюцу – «дакэнтай-дзюцу божественной традиции семьи Куки основной школы небесного сердца семьи Уэно направления Кисин», позже замененное на более короткое Синто тэнсин-рю – «Синтоистская школа небесного сердца».
      Основу этой школы заложил Уэно Тацуэмон Тацукара, который в начале XVII в. соединил технику кэн-дзюцу Като-ри Синто-рю с болевыми приемами торидэ Итидэн-рю. Позже его потомки многое позаимствовали из арсенала школ Кукисин-рю и Такаги-рю, а также из кэн-дзюцу Ходзан-рю и коппо-дзюцу Итидзё фуни-рю. Синтез с другими школами боевого искусства продолжал и восьмой патриарх Уэно Ки Тёсуй, который к семейной традиции добавил приемы каратэ школ Сито-рю и Синдо Дзинэн-рю, китайского кэмпо и различные техники крупной школы бу-дзюцу Асаяма итидэн-рю. Таким образом Хацуми Масааки изначально изучал именно те школы боевого искусства, которые преподавал Такамацу Тосицугу, но не в чистом виде, а в сложной смеси. Интересно, что многие ученики Уэно после смерти наставника перешли под крыло основателя современной школы дзю-дзюцу Хакко-рю Окуямы Рюхо и составили костяк его ближайших соратников-наставников.
      Подведем итог нашему исследованию нин-дзюцу Буд-зинкана. На основе имеющихся данных, можно сделать вывод, что Будзинкан – это сложная синтетическая система рукопашного боя, вобравшая в себя традиции ряда древних школ бу-дзюцу и, возможно, гораздо более поздних каратэ, айкидо и даже китайского кэмпо. Нужно признать, что почти весь технический арсенал Будзинкана – вся работа с оружием и почти вся бросковая техника тай-дзюцу – почерпнут из школ Куки синдэн-рю и Такаги Ёсин-рю, которые никакого отношения к кланам ниндзя из Ига и Кога не имеют. Впрочем, возможно, что Хацуми действительно изучал некоторые боевые приемы из арсенала «воинов ночи».
      Одно можно утверждать наверняка: Хацуми Масааки нин-дзюцу как таковое не преподает. Это становится очевидным уже при рассмотрении программы обучения Будзинкана. Еще более показательно отношение японского правительства к Хацуми и его организации. Оно вполне лояльно, мол, играйте-играйте, чем бы дитя не тешилось, лишь бы не вешалось. Думается, если бы Хацуми организовал «крутую» школу для подготовки шпионов, диверсантов, террористов, киллеров эта позиция была бы совсем иной. Короче, Хацуми Масааки, хоть и мастер боевого искусства, но все же не ниндзя, как бы этого ни хотели десятки тысяч его последователей.
 

И всё таки, есть ли ниндзя сегодня ?

      Думается, однозначного ответа здесь быть не может. Все зависит от того, кого считать ниндзя. Например, можно ли считать настоящим ниндзя человека, который в течение 2-3 лет занимался в каком-нибудь клубе на Западе и получил соответствующий сертификат? Ну а если человек занимался по книге какого-нибудь «западного» специалиста, который, на самом деле, имеет весьма смутное представление о нин-дзюцу и не обучался ни у одного из наставников? Вряд ли. Считать таких любителей ниндзя означало бы относиться к ним в десятки раз серьезнее, чем они того заслуживают.
      Может быть, следует считать ниндзя современных шпионов или солдат из некоторых спецподразделений? По функциям они очень близки своим средневековым сородичам.
      Зато очень и очень далеки по форме – слишком далеко шагнул технический прогресс со времени «золотого века» нин-дзюцу, да и с традиционной японской культурой и философией они, как правило, никак не связаны. К тому же, такое понимание терминов «ниндзя» и «нин-дзюцу» чересчур расширительно, и они становятся синонимами слов «шпион-диверсант» и «шпионаж».
      Все-таки нельзя отрывать нин-дзюцу от того конкретного контекста японского средневековья, в котором оно сложилось. Это означает, что классическое нин-дзюцу «золотого века» сегодня – не более чем музейный экспонат. Хотя экспонат весьма интересный, поучительный и «научительный», в том смысле, что его исследование может дать немало ценного материала. Например, до сего дня не изучены и не разгаданы многие психотехники «ночных невидимок», методы их физической подготовки, способы «оттачивания» чувств – зрения, слуха – и т. д.
      В завершение разговора хочется поделиться лишь одной мыслью: если вы когда-либо слышали от кого-то, что он – «ниндзя», можете считать его самозванцем, ибо это противоречит и духу, и традициям «ночных воинов» и реальной истории.
 

Заключение

      Вот и завершилось наше путешествие по страницам истории нин-дзюцу. Многое осталось вне поля зрения автора или просто не вошло в книгу, многое нуждается в проверке и уточнении. Фактически, эта работа лишь намечает направления дальнейших более глубоких и основательных исследований истории «ночных воинов» средневековой Японии. И автор собирается продолжить разговор о ниндзя и нин-дзюцу в ряде последующих публикаций.
      Так в настоящее время готовится к изданию второй том серии «Путь невидимых», который будет называться «Секреты ночных демонов. Подлинная техника нин-дзюцу». Он посвящен анализу философии, теории и практики нин-дзюцу периода его расцвета. В этой книге читатели смогут прочитать об основных принципах нин-дзюцу, структуре шпионских сетей, вербовке и засылке тайных агентов, кодовом языке и боевых псевдонимах ниндзя, методах шифрования информации, способах проникновения во вражеские крепости, приемах маскировки, диверсионных акциях, о работе ниндзя в качестве телохранителей, методах их подготовки и тренировки, системе выживания; познакомятся с десятками видов снаряжения и оружия «ночных воинов», с рецептами лекарств и высококалорийных пилюль, секретными методами психологической войны, с мистическими ритуалами куд-зи-ин и кудзи-кири и т.д. Кроме того, в этот том войдут переводы десятков отрывков из старинных наставлений по разведке: глава о физиогномике ниндзя из «Сёнинки», рекомендации по организации засад и полевой разведке и т.д., и глава о дошедших до наших дней трактатах по нин-дзюцу.
      Хочется подчеркнуть, что настоящая книга – плод работы не только автора, но и целого ряда его коллег по Московскому центру изучения нин-дзюцу «Синобикай».
      «Синобикай» является независимой общественной организацией, занимающейся изучением истории, традиций и техники нин-дзюцу. Центр культивирует древнюю школу боевого искусства Катори Синто-рю. Он поддерживает отношения со многими общественными и научными организациями, со школами и мастерами боевых искусств, проводит учебные семинары, готовит методические разработки, книги и видеопособия по боевым искусствам, переводит важнейшие сочинения по бу-дзюцу, издает журнал «Додзё. Воинские искусства Японии».
      Особенно автору хотелось бы поблагодарить наставника школы Катори Синто-рю Сергея Семенчука за те ценные замечания и советы, за те знания, которыми он поделился при подготовке книги к изданию, а также Алексея Астафьева, который, благодаря многолетнему опыту занятий и преподавания бу-дзюцу и незаурядному таланту художника, смог подготовить замечательные иллюстрации к книге.

  • Страницы:
    1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25